Кандастар Ассамблея

Азиз Заиров: Я никогда не мечтал стать режиссёром

11.05.2021 975
"Так вот я метался-мотался до тридцати лет. Побывал даже на самом дне, приходилось бомжевать"

Азиз Заиров хотел стать чемпионом мира по боксу и побить на ринге самого Мухаммеда Али. Но у судьбы были совсем другие планы. Известный режиссер рассказывает о своей жизни без купюр.


 Маленький принц

Я никогда не мечтал стать режиссёром. Я воспитывался в советском   детдоме с двух лет. Там нужно было уметь постоять за себя, физическая сила и умение драться – вот что было главным. Поэтому была мечта стать чемпионом мира по боксу, сразиться с Мухаммедом Али. Но у меня обнаружился порок сердца, заниматься боксом запретили. В то время повсюду витала воровская романтика. И у меня появилась новая мечта - стать вором в законе. Так я хотел навести в мире порядок; разговаривал на воровском жаргоне и любил блатные песни - это была моя субкультура. Но в какой-то момент пришло разочарование, и я увлекся книгами. У нас в детдоме были огромные спальни на 30 человек, как казарма. Вечерами я рассказывал пацанам о прочитанном, если что-то забывал, то придумывал сам.

Всякое было в жизни. И скитаться пришлось, и жить на улице, на чердаках и в подвалах. Меня спасали книги. В буквальном смысле тоже. Я всегда носил их с собой. В одной из драк "стенка на стенку" меня ударили ножом в живот. Лезвие проткнуло обложку «Маленького принца». Книга была у меня на поясе под рубашкой.

Я не был образцовым учеником, прогуливал занятия, каждый день дрался, бил заучек и отбирал у них деньги, попадал в милицию. Однажды, во время драки, мне в ногу воткнули ржавую арматуру. В детдомовском медпункте рану просто замазали зелёнкой. Нога болела невыносимо. Но взрослые мои жалобы не воспринимали всерьез, считали, что я симулянт. Чтобы привлечь внимание врача, я в ранке оторвал корочку и положил туда грязь и снег. Нога воспалилась к вечеру, поднялась температура. Только после этого меня положили в изолятор. Утром, когда детдомовцы строем, все в одинаковых одеждах, прическах и с одинаковыми портфелями шли в школу мимо изолятора, я, высунувшись в окошко, с улыбкой провожал ребят.

Когда мне исполнилось 15 лет я поступил учиться в строительное училище по специальности «столяр, строительный – паркетчик». Тогда мне было всё равно, где и на кого учиться, хотелось уйти из ненавистного мне детского дома. После училища я пошел работать в столярный цех. Я обожал пилораму, фрезерный станок, рейсмус, фуганок и по запаху и текстуре деревяшки мог определить породу дерева. Но здоровье стало ухудшаться. Какое-то время я боролся с болезнью, к тому времени у меня ещё начались проблемы с лёгкими и в добавок я сильно застудил уши. На одно ухо сделали операцию, слух снизился на 40 процентов. Работать в цеху врачи запретили. В Институте имени Сызганова мне сделали операцию на ноги. Но после операции болезнь стала прогрессировать и периодически случались приступы и воспаления.

Так вот я метался-мотался до тридцати лет. Побывал даже на самом дне, приходилось бомжевать. Была озлобленность и разочарование во всём.

Музыка и кино

Один человек был моим соседом по общаге. Я сидел на улице с магнитофоном в руках и слушал блатные песни. Он сел рядом и говорит: «Ты чего чушь какую-то слушаешь? Давай я тебе поставлю настоящую музыку». Он привёл меня в свою комнату, и я чуть не упал от восхищения. Вся комната у него была заставлена полками с книгами, кассетами, бобинами и виниловыми пластинками. Он включил Pink Floyd, потом звучали Deep Purple, Led Zeppelin, Queen … и я понял, что такое настоящая музыка.

В 1985-м пацан, с которым мы учились в одной группе в училище – Рашид Нагуманов, родственники которого жили в Питере, однажды привез магнитофонную кассету и рассказал, что в музыкальных кругах появился странный кореец; поёт необычно. Это был ранний акустический концерт Виктора Цоя. С тех пор с песнями Виктора Цоя я никогда не расстаюсь, они помогают мне в самые трудные моменты жизни.

Так вышло, что к 30 годам я уже был уставшим от жизни человеком с серьезными проблемами со здоровьем. В добавок к этому ещё и бухал, курил безбожно. Мне оставалось или падать до конца или попробовать подняться. Я выбрал второе и поступил в Жургеновку, чтобы стать режиссером документального кино. Моими мастерами были Ася Сулеева и ныне покойный Серик Райбаев. Благополучно защитил диплом. Но из-за того, что постоянно болел, ходить не мог, передвигался то на инвалидной коляске, то на костылях, по профессии работать не мог. Да и кино казахстанское тогда было в упадочном состоянии. Так я попал в АРДИ - Ассоциацию родителей детей- инвалидов. Мама моего одногруппника, дочь казахского писателя Тахави Ахтанова, Асия Ахтанова основала Центр творческой реабилитации детей и молодёжи. Меня пригласили работать координатором творческих мастерских. Через какое-то время мы выиграли грант у финской компании "Абелис" и открыли видеостудию молодых людей с особыми потребностями. Тогда я уже знал, что буду снимать социальное кино. Мой друг, тоже бывший студент Жургеневки Мухамед Мамырбеков поддержал меня. Чтобы ребят с особыми потребностями воодушевить и помочь им поверить в свои силы, мы с Мухамедом написали сценарий и своими силами, за свои деньги, сняли короткометражный художественный фильм " Зимние бабочки". В 2011 году, в рамках благотворительного проекта " Кино против боли “, наш фильм взял Гран-при в номинации "Лучший режиссёрский дебют". Награду вручал Ален Делон.


Все последующие проекты мы сделали в творческом тандеме с Мухамедом Мамырбековым. Сейчас мы работаем над третьей, заключительной частью социальной кинотрилогии "Безграничные возможности” - “ Мама, я живая!". Первую часть – социальную драму " Быть или не быть?" – мы сняли на деньги спонсора. Команда работала на голом энтузиазме – очень нравился сценарий и сама тема фильма. Вторая часть - социальная драма " Девушка и море", снята на средства госбюджета на видеостудии "Новый мир" АРДИ по заказу Министерства культуры и спорта РК при поддержке АО "Казахфильм". Обе картины - участники и призеры различных международных кинофестивалей.

Фильм " Мама, я живая!" – это история о том, как единственный ребенок в семье – девочка-подросток, заболевает раком. Этот фильм - своего рода гимн всем матерям. В нашем фильме рак - это не только болезнь, но и метафора всех невыносимых, крайне тяжёлых проблем, которые обычно сваливаются на плечи матерей и которые им предстоит преодолевать.

Спорт и благотворительность

Пару лет назад я увлёкся стритворкаутом, неплохие для начинающего результаты были, но обострение болезни помешало. Подлечусь, продолжу! К своему дню рождения, в августе, хочу отжаться на одной руке 100 раз. Однажды у меня был такой флешмоб. Я вел одновременно два сбора на Фейсбуке для лечения детей. Сборы шли медленно. Я супругу Натали попросил, чтобы она сняла видео, как я отжимаюсь на одной руке. Я тогда 85 раз отжался. Это видео выложил на своей страничке и написал текст, мол я-такой-то из Казахстана, мне 52 года, я имею инвалидность 2 группы, но я всегда за активный образ жизни, за спорт и силу духа. Я бросил вызов всем мужчинам мира, чтобы желающие присоединились и попробовали отжаться на одной руке, сколько получится. Сколько не хватит до моих 85 раз участник эту сумму перечисляет на оба реквизита поровну. Допустим кто-то отжался 60 раз. До 85 не хватает 25 раз. 25 тысяч тенге участник делит на два реквизита по сбору средств. Удивительно, но так удалось собрать более 800 тысяч тенге.

Важные люди

Благодарю Всевышнего и людей, которых он посылал на моем жизненном пути - директора Общественного Фонда "ДОМ" Аружан Саин, моего друга и коллегу Мухамеда Мамырбекова, мою супругу Натали и дочку Айлин. Всех невозможно перечислить. Мне повезло, хороших людей в моей жизни было и есть много. Благодарю их всех. Виктора Цоя хотел бы особо поблагодарить. Его песни помогали мне в самые тяжёлые периоды. Возвращали к жизни.


В чем сила

Не думаю, что во мне есть что-то необычное.... Стержень крепкий, жажда жизни - может быть... С детства у меня был девиз: «Главное в этой жизни не оборзеть и не скурвиться, оставаться человеком». Этому я следую всю жизнь... Духовное важнее материального – это я знаю точно.

Мне нравится встречаться с молодёжью, но не так, как сейчас модно: типа вот, я коуч крутой, я научу вас жить, избавлю от депрессии и научу зарабатывать миллиарды. Лучше всего - искренняя беседа, чтобы я мог поделиться жизненным опытом и на примере своей жизни помочь подросткам, молодежи поверить в свои возможности и найти что-то, ради чего стоило бы жить и творить. Взамен я тоже могу чему-то научиться у молодых.

Мечты

В раннем детстве я мечтал съесть много мороженого сразу. Когда мы покидали детский дом, нам, каждому, выдали по 10 рублей. Для меня это было целое состояние. Я весело катался на общественном транспорте от конечной до конечной и каждый раз покупал мороженное. Не помню сколько я его съел, но очень много. Я был счастлив - мечта сбылась. А вот мечты стать вором в законе и чемпионом мира по боксу не сбылись, и это, наверное, к счастью.

После того, как мы с командой снимем фильм " Мама, я живая!", планируем написать сценарий и подать заявку на питчинг с проектом фильма про детдом. Рабочее название картины - " Исходная позиция или исповедь беспечного детдомовца". Наверное, это будет кинодилогия. В первом фильме расскажем о жизни главного героя в детдоме, во втором – о его жизни после детдома.

 

Дина Ораз

 

Похожие материалы