Благодарность за жизнь

Истории семей, депортированных в Казахстан

1 марта в Казахстане отмечают День Благодарности - дата, которая была учреждена Президентом страны Нурсултаном Назарбаевым в 2016 году. Этот праздник - символ милосердия, дружбы народа и гостеприимства, день, который напоминает о том, как сотни тысяч человек - представителей разных культур и национальностей обрели свою вторую родину в казахской степи. В 30-40-е годы принудительному переселению с обжитых земель на территорию Казахстана подверглись десятки народов, населявших Советский Союз, от Кавказа до Дальнего Востока.

Депортация - это трагедия отдельного народа, семьи и личная рана каждого, кто ее пережил. В День благодарности портал El.kz рассказывает о двух семьях, в жизнь которых вмешалась суровая и бескомпромиссная история.

Семья Долгиевых.

Жительница Астаны Роза Гушковна Долгиева родилась в 1928 году 25 декабря в Грозненской области в селе Долаково Ачикулакского района, тогда еще в Чечено-Ингушской АССР. В родном селе она прожила до 1944 года, то есть до начала депортации чеченцев и ингушей.

О дне депортации.

«В 1944 году 23 февраля нас выслали с родины. Рано утром пришли военные, зашли в дом - разбудили, сказали, что нас высылают, отца тогда они сразу забрали. В нашей семье было пятеро детей, я тогда осталась дома как старшая, так как самый старший брат на фронте был. Нам дали всего 30 минут на сборы, а за это время разве что-то соберешь, ведь мои братишки были совсем маленькие. Но мы собрались еле-еле. Потом всех жителей поселка собрали в одном месте, там были и старики, и дети, и больные люди, кто-то плакал, кто-то сознание терял. А мужчин отдельно собрали, на расстоянии от нас держали. Потом подогнали большие грузовики, нас загрузили и отвезли на станцию Беслан. Там нас уже ждал состав с грузовыми вагонами, в которых телят возили, так и нас в них погрузили, как скот», - вспоминает Роза Долгиева.

На фото: Роза Долгиева.

Тот период Роза Долгиева помнит в деталях и рассказывает по порядку. О том, как в вагонах не было света, тепла и еды, о том, как переночевали на станции в этих же вагонах.

«Лишь 24 февраля утром, когда военные на десять минут открыли дверь вагонов и выпустили нас перед долгой дорогой, потом снова погрузли, состав отправился. Представьте, весь поселок поместился в один состав, он был очень длинный. В дороге дети плачут, просят есть, а еды нету. У нас ведь времени даже не было на то, чтобы еду собрать.  Едем, не знаем куда и зачем. Везли нас за линию фронта, тогда уже фронт отходил на Запад, война отходила, советская армия освобождала город за городом, село за селом. Везли нас до Казахстана долго. Один раз в день кормили, военные заносили еду по списку, давали просто паек, чтобы мы не умерли с голоду. Но люди все равно умирали, в первую очередь больные, старики и маленькие дети. Каждое утро открывали вагон и забирали умерших, куда их уносили, мы не знали. Так мы приехали в Северный Казахстан».

В Казахстане.

Начиная с Петропавловска, от состава стали оцеплять по одному вагону, рассказывает Роза Долгиева. В каждом вагоне было по несколько семей. Далее оцепляли в Макинке, Шортандах и так далее.

«Наш вагон оцепили на станции Тонкерис (станция в Шортандинском районе Акмолинской области). Рядом со станцией были два колхоза, русский и казахский, мы попали в казахский. Со станции в колхоз нас везли на быках, запряженных в сани, для нас детей это было удивительно видеть. Привезли в колхоз, а там жизнь была еще хуже, чем наша. Потому что мужчин совсем не осталось, все на фронте были, остались лишь женщины, дети и старики, и вся тяжелая работа была на их плечах. Но там еще жили немцы, которых привезли в 1941 году - их положение было еще хуже, чем наше, это были советские немцы, которые никакого отношения не имели к тем немцам, которые напали на Советский Союз. Нас расселили по хибаркам, если она была более-менее, то сразу по три семьи в один дом селили.

Нас поселили к женщине. Ее муж был на фронте. Она очень бедно жила, все ее хозяйство - это одна корова, которая стояла у нее в сенях. Так мы вместе и жили, но жили хорошо. К нам местные жители казахи относились очень хорошо, хотя у них самих ничего не было. Я видела, как они горсть пшеницы жарили и пили ее с кипятком, но даже этим они делились с нами, жалели нас, опекали, как могли. Поэтому жили мы дружно.

Потом нам дали работу, ведь нас сюда везли, чтобы мы работали. У нас там, на Кавказе, уже была весна, а здесь в марте месяце пурга метет. Тогда зимы суровые были, не такие, как сейчас, буран дул сильный. А по этому бурану нужно было идти в колхозные конюшни кормить и поить скот. Тогда в колхозах был один девиз для всех: «Все для фронта, все для победы!». Не было слов "это мое, это твое", вот так люди выдержали в тылу, все делали для фронта. А на войне воевали красивые молодые парни, и не дай Бог вам такое увидеть, что видели мы, даже во сне не видеть.

На первом фото: слева Роза Долгиева с сестрой Мареттой. На втором фото: Мама Фатима Долгиева.

Как приехали в поселок, много людей умерло. У меня два брата умерли, сестра, племянники, позднее - отец. Те, кто жив остался, потом уехали на родину и там устроили свою жизнь. Когда нас высылали, ни один ребенок ничего не просил, когда есть нечего было, они просто смотрели в глаза своим родителям и все понимали. У них был одна молчаливая мечта: как бы поесть хоть немного, но они не просили».   

О работе в колхозе.

«Первое время я работала в колхозе. Мой отец был хорошим огородником, садоводом. Ему дали большой огород, чтобы он им руководил. Мы и все местные, в том числе и депортированные немцы, работали на этом огороде. Пока не было огорода, мы работали в поле, заготавливали сено на зиму. На этом огороде мы разные овощи выращивали, огурцы, помидоры, капусту, картошку, все это было для фронта.

О семье.

«Со своим будущим супругом Мусулханом Акимовым я встретилась в 1945 году, война еще не закончилась. Он с фронта вернулся тяжело раненый, у него были осколки в ноге и руке. Поэтому на фронте он уже не был нужен. Его сестра была моей подругой, наверное, это судьба так распорядилась и свела нас вместе. Но мы с ним жили хорошо (просит дочь подать фотографии детей). У нас семеро детей родилось, но Мусулхан умер очень рано, в 1961 году, ему и сорока лет не было. Так в 34 года я стала вдовой.

Четыре сына было у меня и три дочери. Бог мне дал еще испытания, один за другим умерли три сына, в 1997-м, 2002-м и 2012 году. Сыновья болели, один на Семипалатинском полигоне работал - у него был рак легких, там все атомщики были больные».

На фото: Роза Долгиева с детьми.

Обо мне мало вообще знали, хотя я труженик тыла, ветеран труда. Когда война началась, мне 13 лет было и с этого времени я начала работать.  Но документов, подтверждающих это - нет, тогда никто не давал эти бумажки, поэтому я не числюсь нигде, но пенсию получаю, которую заработала. Жаль, что на День Победы меня не поздравляет никто из властей, мне было бы приятно получить хоть открытку с поздравлениями».

В советское время Розе Долгиевой получить образование не удалось, всю свою жизнь она посвятила семье. Сейчас у нее очень большая и дружная семья: 22 внука и 35 правнуков.

О Дне благодарности.  

«Очень важно сейчас проводить такой праздник, как День благодарности. Это нужно для того, чтобы молодое поколение знало и помнило, как их предки выдержали такие трудности и дали им жизнь. Я всегда прошу Бога, чтобы ничего подобного никогда не повторилось, это очень страшно, оторваться от родного места, где твои предки жили веками, твои деды и прадеды, и где ты родился».

О том, что давало силы жить.

«В тот момент, когда перед отправкой наш вагон открыли на время, мой отец успел выступить перед всеми жителями, а он умел говорить, он был очень грамотным и уважаемым человеком в селе. Он выступил перед народом и сказал такие слова, которые вселили в нас надежду. «Мы – горцы! И мы никогда не должны падать духом! Придет время, разберутся и поймут, и народ вернется на свою Родину к своим корням!». И с этой надеждой мы ехали и выжили, никто духом не пал, эти слова мы передавали друг другу, как молитву.

На фото: старший брат гвардии сержант Хаджи-Мурат Долгиев слева, и отец Гушк Долгиев.

Мои родственники, кто выжил, все вернулись на историческую родину, на Кавказ. Мой брат вернулся туда после войны. А я осталась, вышла замуж, это уже родина моих детей».

Семья Кугай.

Кугай Борис Иванович родился 16 января 1923 года. Ким Тамара Анатольевна родилась 12 февраля 1934 года. Их предки были депортированы в Казахстан с Дальнего Востока. Историю своего дедушки и бабушки рассказывает внук Евгений Кугай.

Из рассказов прабабушки.

«Так как я отношусь к молодому поколению, мне 37 лет, и, возможно, каких-то исторических тонкостей не знаю. Я общался с прабабушкой, но о депортации она рассказывала мало и коротко», - говорит Евгений.

«Она рассказывала, как их перевозили в грузовых вагонах, в которых возили скот, причем загоняли людей так, что они стояли в вагоне очень тесно. И во время пути, на каждой станции из вагонов военные вытаскивали тела умерших. Они не знали, куда их везут и когда привезут, не знали, когда их накормят.

На фото: Евгений Кугай.

Их довезли до Казахстана и высадили в голой степи в Акмолинской области. Для них это был шок, они ведь все были с Дальнего Востока, с Хабаровского, Приморского краев, где другой климат, другая природа. Шел дождь, был сильный ветер, у них не было возможности куда-нибудь спрятаться от этого холода. И как рассказывала прабабушка, они начали копать ямы, чтобы укрыться хотя бы от ветра. И тогда на помощь пришли местные жители, они начали забирать переселенцев к себе. Они увидели грязных, измученных, голодных, испуганных людей, лежащих в ямах и проявили понимание, сочувствие. При этом общение между ними проходило на невербальном уровне, то есть на жестах, так как говорили на разных языках.

Местные поселили депортированных у себя дома, отогрели, накормили, далее начали помогать друг другу. После переселенцы начали строить дома рядом, становились соседями и стали вести общее хозяйство.

Это невероятно, я думаю, что в мире нигде подобного не было, чтобы было такое масштабное переселение, и чтобы другой народ так тепло принял переселенцев. Приняли настолько тепло, что в корейских семьях принято передавать из поколения в поколение эти воспоминания, с осознанием того, что было бы, если нас тогда не приютили. Но и для Казахстана это переселение дало положительный эффект, потому что появился новый человеческий ресурс, и произошло взаимовлияние культур. А влияние культур — это вообще уникальное явление, свойственное для Казахстана.

О дедушке.

Борис Иванович Кугай был гвардии младший сержант, связист военно-воздушной десантной дивизии, участник боев за Берлин.  

«Мой дед - один из немногих корейцев-ветеранов в Астане. Ведь тогда корейцев не брали на войну, так как советская власть считала их неблагонадежными, и якобы имевшими связь с японцами. Но дед попал на фронт, для этого он даже фамилию менял, чтобы не узнали, что он кореец.  Он хотел на войну, хотел за Родину воевать, в общем как и все мужчины того времени», - отмечает Евгений Кугай.

На фото: гвардии младший сержант Борис Кугай с сослуживцами.

Предки деда были депортированы с Хабаровского края, родители бабушки тоже были переселены с тех краев. Познакомились и создали семью они уже в Казахстане. Дедушка приехал сюда к родственникам. Так они и познакомились.

Мой отец родился в Целинограде, я родился здесь, мои дети родились здесь. Я очень горжусь своим дедом, он не только фронтовик, а герой войны.

Иногда мы, сидя за столом с семьей, говорим о том, что наши предки пережили такие трудности депортации, но теперь мы живем здесь, в Казахстане, и эта страна дала нам больше, чем та родина. И отсюда, по-моему, ни один кореец не уехал в Северную Корею, а мы ведь все северные корейцы, и никто не хочет возвращаться.

Когда у меня иностранцы из Южной Кореи спрашивают, почему вы не хотите вернуться на историческую родину, я им говорю, что мне тяжело воспринимать мононациональное государство. Я привык к тому, что в Казахстане вижу людей разных национальностей, разной внешности, культуры и традиций. Если я захочу, я поем настоящий бешбармак, или настоящий русский борщ, или корейскую кухню. Я могу поговорить с любым человеком, потому что здесь нет языкового барьера».

О подвиге деда.

«Я всегда спрашивал у деда: «Откуда медаль «За отвагу» и Орден Красной Звезды?» Он всегда коротко отвечал: «Я связь через мост переправил, который был под обстрелом немцев» и больше ничего не говорил. И потом уже на одном российском сайте о ветеранах войны я нашел фамилию деда и письмо, которое он мне никогда не показывал.

На фото: письмо-рапорт о героическом поступке Бориса Кугая.

В письме его командир подробно описал героический поступок деда. Это был 1945 год, под конец войны, когда никто уже не хотел рисковать своей жизнью. А немцы тогда отчаянно отстреливались. Дед говорил, что это был приказ и он его просто выполнял».

На фото: Борис Кугай.

Жизнь после войны.

«Дедушка с бабушкой всегда считали, что здесь их дом, все его здесь знают и все уважают. К тому же бабушка вообще родилась уже в Казахстане. Дед любил охоту, он был директором спортивного общества «Кайрат», где был воспитан легендарный тяжелоатлет Анатолий Храпатый, олимпийский чемпион.

После войны дед окончил институт связи, потом получил диплом по специальности «Физическое воспитание» и дальше работал только в спортивной сфере. Бабушка работала здесь педиатром в «Детской поликлинике №5», она всю жизнь проработала заместителем главного врача, много детей спасла, если нужно было, выезжала на вызов поздно ночью, и люди всегда ей были благодарны.

На фото: Тамара Анатольевна Кугай (Ким).

Она была врачом-новатором в вопросах реабилитации пациентов. Для того, чтобы внедрить здесь детскую реабилитацию, сперва ей не давали этого сделать, она поехала в Москву на съезд и предложила эту идею там, и ее поддержали, когда она приехала в Целиноград, ей уже разрешили реализовать эти планы. Она была очень упорная», - вспоминает Евгений.  

О Дне благодарности.

«Часто говорят, что корейцы очень трудолюбивый народ, и это связано с тем. что он испытал. Когда корейцы сюда приехали, они должны были показать себя, принести какую-то пользу, я думаю, это внутреннее состояние благодарности. Ведь тебе когда-то сделали такое большое добро, и ты должен ответить тем же. У меня точно такая же позиция.

На фото: Евгений Кугай с семьей.

Поэтому День благодарности в Казахстане, я считаю, крайне важный праздник. Нам есть за что благодарить, и это особенно важно для подрастающего поколения, потому что молодёжь может забыть. Поэтому нужно это помнить и детям передавать, и своим детям я всегда об этом напоминаю, ведь порой достаточно одного слова. Потому что мы это узнали из уст наших предков. И этот праздник каждый год напоминает о тех событиях. Не обязательно праздник должен быть громким, но он должен быть семейным», - говорит Евгений Кугай.

Автор фото: Чингиз Майсеит. Также использованы фото из личного архива Евгения Кугая.

#День благодарности #1 марта #депортация

Комментарий

comments powered by HyperComments

Похожие материалы

Партнёры