Битва с радиацией

Воспоминания ликвидаторов аварии на Чернобыльской АЭС

Более 33-х лет прошло с того момента, как в украинском городе Чернобыль произошел взрыв на четвертом энергоблоке атомной электростанции. В то время никто не знал, с какой страшной катастрофой столкнулось СССР. Из-за разрушения в окружающую среду было выброшено огромное облако радиоактивных веществ, ставшее причиной тысячи человеческих жертв. Для ликвидации трагедии из стран Советского Союза было направлено свыше 600 тысяч человек, 31 700 из которых были казахстанцы.

Забыть нельзя

Ночью 26 апреля 1986 года в городе Чернобыль прогремел мощнейший взрыв – произошла авария на атомной электростанции. Впоследствии эта трагедия, войдет в список самых жутких техногенных катастроф 20 века. Детонация была такой мощи, что крышу ректора АЭС, весом в около 2-х тысяч тонн вырвало, подняло в воздух и отбросило в сторону. Гигантский поток радиоактивного пара, в состав которого вошли металлы урана и графита, распространился на километр вокруг ядерной установки. Из образовавшейся пробоины поднялось огромное огненное пламя с плавящимися радиоактивными частицами.

Самыми первыми прибыли на место катастрофы пожарные. Им пришлось бороться с огнем без необходимого защитного снаряжения. Никто не знал масштабы, а уж тем более последствий этого трагического дня. Огнеборцы пытались потушить это необычное пламя тоннами воды, но все было тщетно. Все пожарные получили смертельные дозы радиации. Двое из них скончались этой в эту же ночь, другие 28 героев боролись за жизнь еще несколько месяцев, но также не справились с дозой полученной радиации. Это были первые жертвы Чернобыльской трагедии.

Помимо пожарных, ценой своей жизни, пытались справиться с аварией специалисты в области атомной физики, врачи, пытающиеся помочь облученным, шахтеры, военный персонал, и молодые рядовые солдаты. В последствии все эти люди будут нести гордое звание "ликвидаторы" последствий трагедии.

Не зная с чем конкретно столкнулись, многие работали без специальных защитных костюмов. Эта послужило причиной того, что большинство борцов со страшной трагедией получили огромные дозы радиации, для многих она стала смертельной. У других же появились лучевые ожоги и лучевые болезни.

Все местные жители небольшого городка Припять были эвакуированы всего за несколько часов утром 27 апреля.

Фото: pixabay.com. 

На четвертый день страшного события, для тушения пылающего реактора были присланы военные на 80 вертолетах. Усложняло попытки подобраться к устройству, то, что даже на двухсотметровой высоте, воздух над реактором был раскален почти до 180 градусов. Радиация также зашкаливала, данные счетчиков Гейгера-Мюллера, в народе называющиеся дозиметрами, превышали полторы тысячи рентген. Меньше часа пребывания человека в таком месте могло бы закончится летальным исходом. Но и летчики, управляющие летательными аппаратами, а также солдаты, которые без специальной защиты сбрасывали в пылающую бездну мешки с песком, вес которых был 80 килограммов, бесстрашно шли на этот подвиг. Специалисты надеялись справиться с пожаром, заполнив пылающий реактор сотнями килограммов мокрого песка, свинца и борной кислоты, которая могла бы нейтрализовать радиацию.

Как отмечают очевидцы, обстановка была на уровне ядерной войны. Но ни боевые машины, не сами военные не обладали необходимой защитой, не было специальных посадочных площадок для вертолетов, не хватало приспособлений для сброса песка.  На летчиков была вся надежда. Ликвидация страшнейшей в СССР аварии напрямую зависела от военно-воздушных сил, ведь без устранения возгорания в реакторе и его блокировки, невозможно было переходить к работам на земле. В дальнейшем пилотов, которые приняли участие в ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС назовут «ангелами Чернобыля».

Добровольцы, спасшие миллионы жизней

После того, как пожар все же удалось подавить, было сделано еще одно страшное заключение. Активная зона аварийного реактора продолжала плавиться. В его ядре находилось около 185 тонн ядерного горючего топлива, а реакция продолжала расти.

Под тоннами этой расплавленной лавы был резервуар, наполненный двадцатью миллионами литров воды. Жидкость использовалась на атомной станции как теплоноситель. Отделяло ядро плавящегося реактора от воды, только мощная плита из бетона. Плавившаяся активная зона медленно уничтожала эту плиту, спускаясь к воде в тлеющем потоке расплавленного радиоактивного металла. В случае, если расплавленное ядро соприкоснулось бы с водой был бы взрыв, еще больше первого, что вызвало бы заражение половины Европы за счет распространившегося радиоактивного пара.

Специалисты в кратчайшие сроки разработали план по предотвращению возможных трагедий. Было принято решение, направить трех аквалангистов через затопленные камеры взорвавшегося реактора. Предполагалось, когда люди дойдут до теплоносителя, то отыщут два запорных клапана, откроют их, для того, чтобы выпустить воду, тем самым исключат попадания в нее активной зоны реактора.

Всем было совершенно понятно, что тот, кто попадет в это радиоактивное место, возможно, подписывает себе смертный приговор. Вызвались трое добровольцев. Работник Чернобыльской атомной электростанции Алексей Ананенко. В связи со своей производственной деятельностью он знал, где находятся клапаны для отвода воды. Имена двух других героев — Валерий Беспалов и Борис Баранов. Им удалось предотвратить возможную трагедию.

Также в ходе взрыва на ядерном реакторе четвертого энергоблока Чернобыльской атомной электростанции возникли опасения, что лава, образованная из расплавленного металла, могла вырваться через защитную оболочку и заразить грунтовые воды. В связи с этим в Чернобыль были призваны 400 шахтеров, задачей которых было рыть тоннель под энергоблоком. После того, как пламя все же удалось потушить, было принято решение соорудить над четвертым энергоблоком специальный саркофаг. Строили его в рекордно короткие сроки – 206 дней. Специальное укрытие состояло из 400 тысяч метров кубических бетонной смеси и семи тысяч тонн металлоконструкций.

Фото: pixabay.com.

30 ноября 1986 года строительство изоляционного сооружения было закончено, а спустя 14 дней, передовые газеты всего Советского Союза опубликовали Извещение ЦК КПСС и Совета министров, в котором говорилось о том, что был принят в эксплуатацию комплекс защитных сооружений четвертого энергоблока ЧАЭС. Дата публикации этого сообщения - 14 декабря стала Днем чествования участников ликвидации последствий аварии в Чернобыле.

Всех волновала судьба, тех, кто так спешно покинул свой дом, не думая, что не вернется туда никогда.  Для них, в каждой сберкассе Советского Союза был открыт «счёт 904», для сбора средств. Меньше чем за год он пополнился до 520 миллионов рублей. Пожертвователями были как обычные граждане, так и отечественные звезды. Так Алла Пугачёва, дала два благотворительных концерта.

Даже спустя 33 года после трагедии территория в тридцать километров вокруг Чернобыльской атомной станции является зоной отчуждения. Города и села, на этой территории стали призраками. А люди до сих пор с опаской относятся к ядерной энергетике.

Кто если не мы?

Несмотря на то, что после трагедии прошло столько лет, последствия этой катастрофы до сих пор отдаются эхом в судьбах людей, а территория, раскинувшаяся на 30 километров от Чернобыля не пригодна для жизни.  Одним из тех, кто столкнулся с последствиями трагедии стал житель Экибастуза Каиржан Жумагельдинович Жакупов.

Вряд ли кто-нибудь из советских людей думал, что им придется столкнуться с невидимым врагом в виде радиации. Не думал об этом и наш герой.

Родился Каиржан Жумагельдинович в Щербактинском районе Павлодарской области 21 октября 1961 года. В семье кроме него было еще шестеро детей. Глава семьи работал в милиции и был примером подражания для своих сыновей. Каиржан Жакупов, с четвертого класса мечтал пойти по стопам отца и связать свою жизнь с работой в внутренних органах. После школы в 1982 году пошел в армию, направили на Север, в Архангельскую область. После прихода из армии отдохнув несколько дней, пошел устраиваться в милицию в Краснокутске, Актыгайского района. Устроился сначала рядовым патрульно-постовой службы, где проработал более трех лет.

- В то время в школу милиции просто так попасть было сложно, кандидатов выбирали всем отделом, проводили коллективные собрания. Мне повезло, и в 1985 году, по комсомольской путевке я отправился на обучение в Брянскую средне-специальную школу милиции.  Этот город находился на границе Украины и Беларуси. Был курсантом. Весть о трагедии, произошедшей на Чернобыльской АЭС мы узнали именно в школе. Тогда информации было слишком мало, никто не предполагал о масштабах трагедии. А 1 января 1987 года в школу пришел приказ, - вспоминает участник ликвидации аварии.

На следующий день после Нового года всех солдат, среди которых был и Жакупов построили на плацу и объявили приказ Министра внутренних дел, в котором говорилось о том, что необходимо направить курсантов школы на охрану общественного порядка в зону отчуждения Чернобыльской АЭС.

- Все знали, что это опасно, но чувство патриотизма было очень высоко. Никто не отказался, никто не струсил. Главным страхом, который был среди нас, молодых парней – это возможное бесплодие. Не хотели оставаться без потомства. Хотя. наперед могу сказать, что бог миловал, и дети и внуки есть, - говорит Жакупов.

3 января курсанты прибыли в Гомельскую область Хойникского района, в деревню Бабчино. Это была зона отчуждения за колючей проволокой - огромная деревня. Тут же заповедник, лесхоз – очень красивые места. Вот там и несли службу молодые курсанты, которая заключалась в том, чтобы охранять общественный порядок.

- Близким своим я сначала не говорил о том, что нас направили в зону отчуждения. Старался мать не пугать, так как новость о трагедии всколыхнула весь Советский Союз потом все же написал брату, о том, что попал в Чернобыль. Все были в шоке, - говорит Каиржан Жумагельдинович.

Напомним, что в первые дни трагедии было эвакуированы местные жители, проживающие в 10-километровой зоне, но этого было недостаточно, так как радиация распространилась на большее расстояние, в связи с этим, эвакуировали людей и из других сел расположенных в районе 30-километровой зоны. Не о чем не подозревавшему народу было строго запрещено брать с собой вещи из гардероба, кухонную утварь, детские игрушки, домашних животных. Многие покидали свои дома в домашней одежде. Для того, чтобы не было паники, местным жителям говорили, что эвакуированные в течении двух-трех дней смогут вернуться.

- Наша задача заключалась в том, чтобы никого не допускать на территорию, огороженную колючей проволокой. Ни в зону отчуждения и из зоны отчуждения никого не выпускать. Как известно, эвакуация произошла стихийно. Людям не объясняли, когда они смогут вернуться, говорили, что через несколько дней они смогут обратно зайти в свои дома. Жители оставили все свои ценные вещи. Выходили в одежде, которая была на них, брали документы. Масштаб аварии никому не был известен. Даже мы, курсанты, приехавшие на этот объект через полгода после трагедии, не владели информацией. Скрывались и причины произошедшей трагедии. Деревня была богатая, местные жители, можно сказать, были людьми зажиточными. Этим многие хотели воспользоваться, задача отряда была в том, чтобы охранять дома от мародеров. Патрулировали по селам. Ходили по два человека. Освещения нет, волки воют - конечно было страшно от такой гробовой тишины, -  вспоминает Каиржан Жумагельдинович.

Хотя, по словам очевидца, когда отряд приехал в зону отчуждения, многие деревни были разграблены, в основном воровали технику, опустошали склады, и вывозили награбленное на чистую зону. Самое страшное было то, что в домах, далеко о места трагедии мог появиться облученные вещи, купленный по дешевке. Именно для того, чтобы не допускать подобного и были контрольно-пропускные пункты, где дежурил и регулировал проезд движение экибастузец.

Жили курсанты в трехэтажной школе, переоборудованной в казарму, установили кровати, была столовая, душевые и бани.

- Люди приходили на КПП, чтобы проводить в последний путь своих близких, со слезами просили пропустить в родную деревню - похоронить. Я тогда запомнил фразы местных жителей, о том, что в годы войны сельчан не могли выгнать из родных деревень даже фашисты, они продолжали жить в своих домах, партизанили. А техногенная обстановка выселила их из собственных селений. Правда администрация разрешала им проходить на территорию, но строго в сопровождении наших солдат. Были люди, которые не уходили из своих домов даже под страхом смерти. Их называли самоселами. Жили они охотой и рыбалкой. До сих пор они живут, судя по телевизионным новостям, - говорит Жакупов.

Чтобы иммунитет солдат был высоким, кормили курсантов хорошо.

- Питание у нас было отменное! Завозили и фрукты, овощи и сметану. Все было. Местные продукты запрещались. Хотя и леса были богатые всякими ягодами, и звери были и дичь. Но все было радиационным. Одно время даже был приказ отстреливать бродячих животных. Собаки, где-то заблудшая коза - все они были зараженными. Дозиметры конечно были, но нам простым курсантам не говорили какая доза. Все зависело и от движения ветра: если с Припяти дует, то фон конечно был выше, ведь с ветром и радиационная пыль поднималась. Были у нас ребята-охотники, по своей привычке пристрелят зайца, но сдерживаются не берут его, понимая, что нельзя. Мы знали о последствиях, и не делали глупостей, - вспоминает ликвидатор.

На патруль выходили в специальной одежде – она была серого цвета и больше напоминала робу. Неделю поносил - и сжигали.

Лишних вопросов не задавали. Но случаев чтобы кто-то отказался от службы не было. Несмотря на то, что Жакупову на тот момент было всего 26 лет, он считался возрастным курсантом, были парни горазда младше - по 19-20 лет.

По возращении из Украины, он продолжили обучение. После окончания вернулся на работу в органы, но уже офицером. Перешел в уголовный розыск поселка Шидерты. Женился.  Потом работал начальником уголовного розыска. В 1997 году он вернулся в Экибастуз. С 2004 году находится на заслуженной пенсии. Сейчас у Каиржана Жумагельдиновича двое детей трое внуков.

Дети знают о том, где пришлось побывать их отцу. Напоминанием о тех событиях служит и дембельский альбом Жакупова. Кроме фото из Брянской школы милиции, в альбом вошли и фото из зоны отчуждения. 

- Фотографировать запрещалось, но мы на свой страх и риск все же снимали на пленку, проявляли уже потом, когда находились в чистой зоне. К сожалению, некоторые пленки засветились, но помять все же осталась, - говорит ликвидатор-чернобылец.  

Через два года будет 35-летие со дня той трагедии. Экибастузец надеется найти своих однополчан, с которыми он учился и патрулировал улицы селений-призраков.

С теми, с кем поддерживает связь, Жакупов планирует встретиться в Брянске. «Может и в Гомель поедем», - говорит ликвидатор. Конечно, очень сложно собрать людей учитывая, что учились военные из 15 республик. Выпускники брянской средне-специальной школы милиции 1987 года выпуска, участвовавшие в ликвидации – отзовитесь!

Все были при деле

Более полумиллиона советских людей прибыли со всех стран, входящих в СССР, для того чтобы свести к минимуму последствия Чернобыльской катастрофы, всколыхнувшей весь мир.  

- В зоне отчуждения много было и военных и партизан. Вторые работали в основном в самой Припяти. Это были бывшие военнослужащие из химических войск, которых призвали из резерва. Например, наш председатель Экибастузского Общественного объединения "Союз-Чернобыль" директор ЕкинЭУ Кабдылхамит Насырович Каржасов, из таких военных. Все ликвидаторы были заняты своим делом. Кто-то из них занимался дезинфекцией. Представьте себе землю, на которую попала радиация, вырезали кусками по полметра глубиной, вывозили. Проверяли зараженные участки дозиметрами. Крыши и стены домов мыли специальными растворами, - вспоминает Каиржан Жумагельдинович.

Основателю «Союза чернобыльцев» в Экибастузе Виктору Владимировичу Саженову, пришлось побывать в самом сердце атомной электростанции - непосредственно на третьем блоке. Там в качестве сварщика он срезал зараженную вентиляцию и восстанавливал новую. В зоне отчуждения он пробыл три месяца.

- Мы проходили службу в вооружённых силах. А тут нам сообщают о том, что необходимо выезжать на место трагедии. Когда приехали, жили сначала в палатках, затем в казарме. Конечно, условия были полевые. Все ведь произошло стихийно, - вспоминает Виктор Саженов.

На вопрос, почему сейчас он не руководит общественной организацией Виктор Владимирович, отвечает, что даже после того, как два года назад он отказался от должности председателя, это не мешает с таким же вниманием относиться к Союзу Чернобыльцев.

По словам ликвидаторов аварии на Чернобыльской АЭС, никто не заставлял людей ехать на место трагедии, так же как в Афганистан. Многие сами просились.

- В нашем союзе чернобыльцев были девчата, которые работали в отделе рабочего снабжения поварами, так они добровольно просились. Возможно, свою роль сыграло и то, кто ехал в зону отчуждения, выдавали квартиры и хорошо платили. Есть в обществе женщина, которая училась тогда в Карагандинском государственном университете. Но, несмотря на свой юный возраст, она также решила поехать добровольно со строительным отрядом восстанавливать жилье для переселенцев. Кто если не мы?

Среди жителей Экибастуза, входящих в сообщество ликвидаторов - Даулет Кужатович Сыздыков, Всего, за несколько недель до демобилизации, 26 апреля 1986 года, он, как и другие его сослуживцы, были направлены эвакуировать жителей Припяти. Своими глазами он видел, как цветущий город, возле которого эксплуатировалась одна из самых мощнейших в СССР атомных электростанций, в один миг обратился в брошенный пункт, единственными посетителями которого были единичные одичавшие домашние животные. Так же, как и Жакупову, ему приходилось бороться с воровством в домах.

По словам членов Союза Чернобыльцев, совсем недавно переехал из Экибастуза еще один герой - Александр Николаевич Титанаков.  186 дней он был в зоне отчуждения и занимался дезактивацией городов селений, находящихся на зараженной территории. Ему приходилось закапывать радиоактивную технику. За время работ он  посещал деревни, которые даже не были отмечены на картах. 

Союз-Чернобыль - сплетает судьбы

На территории всех стран СНГ существует общественная организация «Союз чернобыльцев», безусловно, есть она и во всех городах Республики Казахстан. В Экибастузе, как уже говорилось выше, возглавляет ее Кабдылхамит Насырович Каржасов, который по совместительству является и директором городского колледжа инновационного Евразийского университета. Состоит на учете в организации 54 ликвидатора аварии ЧАЭС.

- В нашем союзе, мы стараемся решать проблемы, с которыми сталкиваются экибастузцы, которым пришлось устранять последствия трагедии. Например, помогаем восстановить потерянные документы, подтверждающие статус ликвидатора аварии на Чернобыльской АЭС. Также у нас есть свой фонд. Ежемесячно проводится денежный сбор. Средства идут для малообеспеченных людей, входящих в наш союз, на лечение заболевших чернобыльцев, - говорит Жакупов. 

По словам экибастузца, радиация влияет на всех по-разному. Последствия могут быть и в виде раковых заболеваний, сердечно-сосудистых и многих других. Время пребывания в зоне катастрофы отразилось на всех. Нет совершенно здорового человека. Все с теми или иными заболеваниями, все состоят на учете. Из 54 человек, входящих в экибастузский союз, около 30 являются инвалидами 2 и 3 группы.

- Каждый год нас направляют в госпиталь для участников Великой отечественной войны и лиц приравненных к ним, это в Алматы и в Нур-Султане. Двухнедельный курс проходим. Если бы вы видели амбулаторную книгу чернобыльца, то знали, что они достигают нескольких томов. Заболевания не приходят по одному, это целые «букеты». 32 тысячи человек из Казахстана участвовало в ликвидации аварии из них в республике осталось 5-6 тысяч. Конечно часть это и те, кто переехал в другую страну, но много и тех, кто умер, -  говорит ликвидатор.

Кстати, на 30-летие со дня аварии на ЧАЭС, члены «Союз Чернобыльцев» своими силами собрали средства и установили памятник в городском парке «Шахтер». До этого, к сожалению такого постамента не было, а почтить память погибших в трагедии  в возложить цветы ликвидаторам хотелось.

Проводят чернобыльцы и работу со школьниками и студентами. Происходит это чаще всего весной, в дни годовщины трагедии.  Цель подобных мероприятий, конечно же рассказать о том страшном происшествии от первоисточника.

- Многие дети не знают, то такое Чернобыль. Не понимают, что такое радиация, почему люди гибли из-за нее. Детям сложно понять, почему без войны умерло столько человек, там же не стреляют? Вот представьте себе войну в Афганистане, скажем, вы врага видите и можете от него скрыться, спрятаться, уклониться.  А тут лежишь - враг с тобой, ешь - враг с тобой. Ходишь, дышишь и везде враг. И ты знаешь, что постепенно он тебя убивает. А мы шли на это. Часто задаваемые вопросы у детей это: «А что вы там делали?». «От кого охраняли, если людей не было?». Для детей не понятно, что бывали мародеры, которые могли пойти ради наживы на все. Для них не понятно слово «радиация». Вот объясняем, что это атом, излучающий определенные лучи, - говорит Жакупов.

Несмотря на то, что он лично столкнулся с последствиями трагедии, ликивидатор не выступает против ядерной энергетики.

- Атомная энергия – это истая энергия, в отличие от ГРЭС работающей на угле, но ее последствия аварии опаснее по масштабам. Так что есть свои плюсы и свои минусы. Но сейчас в Казахстане переходят к зеленой энергетике, думаю, это самый наилучший вариант, - считает он.  

Фото из личного архива К. Жакупова, "СОЮЗ "ЧЕРНОБЫЛЬ" г. Экибастуз.

#Экибастуз #Чернобыльская АЭС #ликвидаторы #Союз-Чернобыль

Похожие материалы