"48 процентов беременности наступило": репродуктолог об эффективности госпрограммы «Аңсаған сәби»

Фото: strategy2050.kz 29.07.2022 572

В Казахстане более 300 тысяч бесплодных пар, из которых 30% нуждаются в применение вспомогательных репродуктивных технологий. С 2010 года в рамках гарантированного объема бесплатной медпомощи государство ежегодно выделяло порядка тысячи квот на проведение процедуры ЭКО. По пришествии 10 лет родилось более 25 тысяч детей. В 2021 году по поручению Президента РК Касым-Жомарта Токаева была запущена программа «Аңсаған сәби», которая позволила увеличить количество квот до 7 тысяч. О программе и эффективности ее реализации автор El.kz поговорил с казахстанским репродуктологом, руководителем столичной ЭКО-клиники Рамилем Мустафиным. 


В рамках государственной программы «Аңсаған сәби», которая реализуется второй год, было выделено 7 тыс квот, что превышает количество 2020 года в семь раз. При запуске процесс выдачи квот был довольно замедленный.  С чем это было связано и удалось ли это быстро решить?

- В первый год выделенные из госбюджета 7 тысяч квот были реализованы. Просто в начале были некоторые моменты. Из-за того, что введение программы было для всех неожиданно, спонтанно, возникли трудности с своевременностью постановки. Так как для получения процедуры ЭКО в рамках ОСМС, нужно чтобы пациентка находилась на учете по бесплодию. После чего она должна зарегистрироваться как бесплодная пара: с супругом пройти полностью обследование и комиссию департамента здравоохранения в своем регионе. Да, в начале на этапе обследования немного затянулось, на этапе подготовки. Процесс отбора сейчас его более-менее оптимизировали, пациентам уже легче. Они могут за один-два цикла полностью пройти обследование.

Обследование начинается с 1-3 дня цикла и один цикл идет на обследование, второй цикл, при необходимости, на коррекцию, и уже на третий цикл можно начать программу.

- Стало ли больше нуждающихся в ЭКО-процедуре пар за последние полтора года?

Показаний стало больше. Раньше в рамках квоты было два показания – мужской и трубный фактор. Сейчас включены неуточненные, эндокринные, иммунологические факторы, бесплодие и другое, которые раньше отсутствовали в программе ОСМС. Показания для процедуры ЭКО расширились, поэтому и пациентов стало гораздо больше, и можно вовремя оказать им помощь необходимую. Чем раньше они обратятся, тем больше вероятность получения желаемой беременности. Возраст является одним из основополагающих факторов. У молодых девочек при малом вириальном резерве шансы получить нормальную беременность гораздо выше, чем у более возрастных женщин с шикарным вириальным резервом. От генетики никуда не денешься: много сопутствующих заболеваний и проблем.

- Какие процедуры включены в ЭКО?

- ЭКО состоит из нескольких этапов: процедура стимуляции, пункции оплодотворения, культивирование и перенос. ЭКО-процедура заканчивается именно переносом, дальше уже вынашивание и рождение ведется другими медорганизациями. В рамках программы мы проводим именно процесс получения беременности.

- В каких случаях парам необходимо проводить ЭКО?

- Есть показатели абсолютные: когда у женщины нет труб, когда у мужчин плохая сперма, которая не позволяет нормально оплодотворить яйцеклетку, и с такой спермой беременность практически нереальна, при наличии каких-либо комбинированных факторов.

Год регулярной половой жизни без предохранения уже показатель для проведения процедуры ЭКО. Если даже пациентка проводила лечение и больше года-полтора не получается забеременеть при помощи использования стандартных классических методов. Это уже показания для проведения процедуры ЭКО, хотя по всем параметрам она здоровая. А также наличие иммунологических факторов, кист, образований, после их коррекции. Кроме того, если у пациента имеется в анамнезе аномальные беременности, то есть замершие, выкидыши, внематочные, тоже желательно. В этом случае мы можем провести какие-то дополнительные процедуры перед ЭКО – подготовку матки, эмбриона, для того, чтобы провести более качественный и перспективный перенос.

- Кто может получить квоту по программе «Аңсаған сәби»?

- Самой молодой нашей пациентке 22 года, возрастной 43 года. В начале года было ограничение по возрасту, но с июня его убрали. Главное, провести процедуру при хорошем овариальном резерве. До 50 лет можно, конечно, но с донорским материалом. Сейчас ввели возможность оказания услуги в рамках ОСМС с использованием донорского материала. Если использовать клетки молодого донора, сперму супруга, а пациентка вынашивает, ограничений на проведение процедуры нет. Но в этом случае уже нужно учитывать другие факторы: если она забеременеет в 50, в 51 год родит, то при совершеннолетии ребенка ей будет под 70, а у нас в стране, к сожалению, прожиточный минимум ниже. Это уже социальная проблема, и семья не сможет поднять ребенка. Поэтому это делается, но крайне не рекомендуется. К тому же, есть риск и для вынашивания, и для жизни и здоровья ребенка и женщины. Для нас, медиков, более важна жизнь пациентки, не ребенка. Потому что ребенок неизвестно родится или нет, а вот живому человеку, которому мы проводим манипуляцию, мы можем оказать не совсем хорошую услугу – ухудшить состояния его здоровья, и создать опасность для ее жизни. Естественно, чем старше пациентка, тем больше появляется противопоказаний для проведения процедур по вынашиванию беременности.

- Увеличился ли перечень ограничений для получения квоты по программе «Аңсаған сәби»?

- Напротив. Разрешили использовать донорский материал, дополнительные процедуры, а также позволили проводить определение генетического скрининга. Только государство за это не платит. Если пациентка хочет, она может провести генетическое исследование по со-оплате. В случае, если у пары в анамнезе имеется рождение детей с хромосомными аномалиями или у родственников, или у нее самой, то естественно, чтобы избежать рисков рождения детей с этими хромосомными аномалиями, она может пройти процедуру генетического скрининга эмбрионов до переноса. Раньше, если у пациента выявлены в анамнезе хромосомные аномалии, то были абсолютные противопоказания к проведению ЭКО. В казахстанских клиниках скрининга разная – от 300 тыс тенге и выше.

Кроме того, сейчас очень много пациентов с мужским бесплодием. Теперь есть возможность проведения ЭКО с использованием донорской спермы. При наличии со-оплаты за донорский материал, мы можем провести процедуру ЭКО, процедуру TESE. Ранее подобное провести в рамках квоты было нельзя.

Разрешили также использование суррогатного материнства, по закону это разрешено, а по проведению их как-то в нашей базе, по медицинским документам пока не от регламентировано. Мы пока не можем использовать до конца данный механизм. Желающих пациентов привлечь суррогатную мать много. К примеру, у пациентки были предыдущие роды, которые проходили с осложнениями, пришлось удалить матку. Яичники остались, а матки нет, ей хочется детей. Молодая девушка, 28-30 лет, она согласна оплатить ношение суррогатной матери. Это очень дорогая услуга, но хотя бы на чем-нибудь сэкономить она обращается за квотой, но пока механизм не налажен. В документах одна пациентки, а та, что вынашивала другая. И по документам пока не понятно, как эту процедуру отразить в базе.

- Вы говорите много таких пациентов, о каком количестве женщин идет речь?

- На текущий момент, из-за того, что у нас имеется запоздалая обращаемость пациентов, практически 15-20 процентов всех пациентов нуждаются в том или ином вспомогательном процедурах, донорских материалах. Конечно, в случаях суррогатного материнства меньше – 5-7 процентов.

Есть много нюансов, которые можно сразу учесть. И условия проведения ЭКО в рамках ОСМС постоянно модифицируется, коррелируется. Программа беременности не одномоментная. Это не операция, сделал – ушел – забыл. Это процесс многоступенчатый.

- Что с собой подразумевает донорство, включенное в программу?

- У нас есть разного вида донорства: анонимное, когда используется замороженные, и не анонимное, когда идет свежее донорство. Когда мы идем на анонимное, у нас есть замороженные яйцоклетки, естественно, что они уже прошли стимуляцию, на них препараты были уже потрачены. В программе ОСМС нам выделяют деньги на стимуляцию, а мы их не используем, получается неправомерное использование бюджетных средств. Когда используем не анонимного донора, беря замороженные (анонимные) мы получается по документам как –будто стимулируем яйцеклетки другого человека, которого нет в базе. Здесь есть скрытые нюансы. В случае с суррогатным материнство тоже самое. Там к одной карте будут привязаны один-три человека. И по базе отразить это становится очень тяжело.

Мы сейчас работаем с донорами только в том случае, когда у них есть свой овариальный резерв, хоть минимально. Мы стимулируем и пациентку, плюс еще она покупает донорские яицеклетки. Только в этом случае мы можем работать с программой. Работаем таким образом для того, чтобы не было неправомерного использования государственных денег. Мы должны реализовать их в единую сумму – потратить деньги на стимуляцию.

- Сколько стоит одна яйцеклетка?

- В казахстанских клиниках по-разному – 90,100, 115 тысяч тенге за одну. Покупают 2-3 яйцеклетки, сколько может приобрести пациентка. Цены естественно будут расти в будущем. Не так активно, но учитываю текущую геополитическую ситуацию, естественно, поставки товаров, медикаментов, изделий медицинского назначения, которое используется в процедуре ЭКО стало уже немного затруднительным, а также цены за трансфер повышаются. Следовательно, цена будет повышаться. По сравнению с 2019 годом, стоимость процедуры ЭКО поднялась на 25-30 процентов.

- Есть ли возможность в случае отрицательного результата, провести процедуру ВРТ повторно?

- Если пациентке провели программу ЭКО, и получился хороший результат, мы получаем ни один-два эмбриона, а плюс запас – замороженные эмбрионы. Мы можем их использовать, - это будет на платной основе. Но это программа гораздо дешевле, чем стандарт процедуры ЭКО. Если же у них не получилось, но у них сохраняется овариальный резерв и запаса эмбрионов нет, то они могут претендовать на одну программу эмбрионов в течении одного календарного года. Единственное, что они будут идти уже не в первой очереди, а во второй или в резерве – в случае, если у кого-то не получится.

- У вас сейчас есть таковые пациенты?

- Да. К сожалению, люди поздно обращаются. Очень много пациентов со сниженным овариальным резервом, с тяжелыми заболеваниями. Сейчас начинается поддержка донорских программ, в случаях, когда мало овариального резерва, и они не могут получить программу повторно.

- Сколько процедур ВРТ проведено за первый год программы в вашем центре?

- На наш центр было выделено 717 программ. Мы работаем на рынке уже давно – более 10 лет, поэтому нам больше доверия. В этом году нам выделено 818. Раньше считали по полгода, то сейчас нет. Транш выделили на весь год. Мы уже походу дела планируем в течении года. Это легче и лучше: много пациентов, им дали в начале года квоту, успели – не успели, у кого-то моменты по физиологии, здоровью, в семье проблемы, какие-то социальные, эмоциональные, нет настроя, не готовы. Чтобы они не были ограничены рамками, 1-3 месяца оттянуть свою программу, когда им выделили квоту, чтобы они подготовиться к данной процедуре.


- С какими результатами по рождаемости вы вышли за полтора года программы?

- Есть показатели по количеству рожденных детей Take-home baby. Дать их я вам к сожалению, не могу. Процедура ЭКО состоит не только из программы ЭКО, еще, у нас есть понятие «перенос» - отдельное, по показаниям мы делаем отсроченный перенос, через месяц, два. Те, пациенты, которые показана программа в октябре-ноябре, - у них перенос был в декабре-январе, а роды будут только в сентябре-октябре. То есть, к концу этого года мы сможем сказать каковы показатели Take-home baby. Результаты рождаемости по программе, мы сможем определить только в конце этого года. Да, процент достаточно хороший, около 46-48 процентов беременности наступило. Первичные показатели Take-home baby – 38-40 процентов. Это хорошие показатели.

- Возникают ли трудности у пациентов, проходящих предварительное обследование в регионах?

- В центрах планирования семьи в регионах отработана все хорошо. Но, допустим, в областной центр съезжаются со всех населенных пунктов. Не всегда достаточно мощностей, чтобы провести своевременное и полноценное обследование: анализы, в том числе на гормоны, УЗИ и другие. К примеру, центр находится в Семее, а есть села, которые находятся в 400-500 км от него, пока человек приехал, сдал анализы, уехал обратно домой, все это занимает время. Анализы пришли хорошие или нехорошие, он приедет через неделю, только узнает, надо еще что-то делать, корректировать, пока она с этой логистикой туда-сюда мотается, время будет упущено. Если можно было это на местах все ускорить, чтобы за один день все пройти, было бы замечательно. Если бы можно было это как-то в центре решить, или чтобы пациентам обеспечили проезд, или решить выездные моменты с проведением забора, то это бы ускорило процесс проведения обследования и выдачу квот по соответствующим показаниям. Также в районах нехватка медицинских кадров. Несколько этапов пройдет, пока найдут, определят, все это затягивается и вместо того, чтобы сделать это за один цикл, приходится им порой до четырех месяцев обследоваться.

- Как пандемия отразилась на программе?

- Я езжу два раза в год по регионам. Учитывая и пандемию, и сомнение пациентов, так как повысился риск всевозможных осложнений на этом фоне. Беременности бывают замершие, выкидыши, они стали гораздо чаще. Ну, и тяжелее стала логистика для пациентов: ездить между регионами. Они вероятно ждут то время, когда будет легче в экономическом плане. Не все готовы сорваться и поехать на обследование, им тоже нужно учитывать цикл и другие моменты, а они не готовы ни физически, ни морально, ни материально. Затраты здесь большие. Запад едет практически через всю страну, чтобы провести процедуру ЭКО. И накладно для них, и билеты не всегда есть. При задержке, вдруг не попадешь в дни цикла. Очень много пациентов, которые материально не могут себе позволить частые переезды. Хотя государство позволяет вернуть часть денег на проезд. Но это небольшая часть. Им приходится два-три раза ездить, проживание в другом городе не оплачивается. Вот такие нюансы есть.

- Что вы предпринимаете в этих случаях?

- Мы выезжаем в регионы за свой счет, и проводим отбор. Второе – мы идем на уступки, даем им препараты на руки, чтобы они могли уехать домой и принимать их там. Сейчас мы контактируем с близлежащими гостиницами и хостелами, чтобы для наших пациентов они делали скидки. К каждому пациенту у нас идет индивидуальный подход, мы стараемся минимизировать все эти негативные нюансы – психологические и материальные, и чтобы от нас пациенты ушли удовлетворенные.

- Благодарю вас за беседу!

Новости в Telegram

Лента новостей