Полеты во сне и наяву

Военный летчик Алдияр Курманов: о жизни в профессии

Многотонная крылатая машина за считанные секунды взмывает в высь, звук реактивных двигателей разрезает небо и кажется, что он исходит отовсюду. Для обычного человека взлет военного истребителя - зрелище поистине завораживающее и даже пугающее. Для профессионалов, которые за штурвалом, это будни любимой профессии. Молодой летчик Алдияр Курманов рассказал корреспонденту El.kz, каким должен быть настоящий покоритель неба.

- Алдияр, какой самолет вы пилотируете?

- Наш самолет СУ-30СМ, сверхманевренный многоцелевой истребитель. В Казахстане это самая продвинутая машина в этом классе. Этот самолет не доверяют каждому летчику, к нему допускаются пилоты с большим багажом знаний, особенно теоретических. Также на этом самолете перегрузки сильнее, чем на других истребителях, поэтому здоровье должно быть на высочайшем уровне. Еще это очень умный самолет, он реально помогает мне в полете. Здесь созданы все условия для хорошего пилотирования, в том числе это касается комфорта. Внутри есть бортпоек для пилота, вода, и даже туалет. Только микроволновки не хватает (смеется).

В этом году Алдияр впервые принял участие в показательных полетах на выставке KADEX 2018, которая проходила в Астане. В программе были фигуры высшего пилотажа.

- Какие фигуры вы выполняли?

- От нашей авиационной базы участвовало три самолета. Мы выполняли парные полеты, роспуск, сложный пилотаж на малой высоте, петлю Нестерова. Потом был одиночный пилотаж, выполняли сверхманёвренные фигуры: «колокол», «кленовый лист». В общем организация выставки была на хорошем уровне, все это было видно по эмоциям зрителей.

- Самая сложная фигура высшего пилотажа?

- Одна из самых сложных фигур высшего пилотажа - «колокол». При его выполнении летчик должен постоянно контролировать направление самолёта. Нужно очень хорошо чувствовать самолет, быстро анализировать все системы, скорость, высоту, угол тангажа и т.д. «Колокол», это когда самолет поднимается в небо и останавливается. А именно, сперва идет набор высоты с большим углом, затем в верхней точке скорость снижается до нуля, после самолет падает вниз в этом же положении. И это ощущение продолжительное, похоже на падение во сне, как в детстве. В этот момент летчик не должен паниковать и действовать хладнокровно.

- А летчики испытывают страх?

- Страха нет, есть небольшое волнение перед каждым полетом. Причем это бывает даже у самых опытных летчиков. В авиационной психологии такое волнение считается нормой.

- Почему выбрали именно военную авиацию?

- Летать на истребителе была мечта, наверное, каждого ребенка, и я не исключение. Даже сейчас во взрослом возрасте я до сих пор восхищаюсь авиационной техникой. Для меня полеты - это то, чем я живу, чем дышу. Да, можно сказать, что я дышу небом. Думаю, летчик – это одна из самых интересных профессий, и самая достойная работа для мужчины.

- А что именно вас притягивает в работе?

- Меня захватывает больше всего, когда ты выполняешь полет, в составе пары или в составе звена. Также, когда ты применяешь боевое оружие на учениях, это стрельба по целям, когда твои снаряды попадают точно, все это приносит удовольствие, и ты понимаешь, что все твои труды, обучение, тренировки были не напрасны. Я раскрою небольшой секрет: после трудных затяжных полетов или перелетов, после того, как уже приземлился, бывает, открываешь кабину и вдыхаешь свежий воздух, он кажется в разы свежее, чем обычно. В этот момент дышишь и радуешься, что ты на земле, и у тебя удался полет. Это в буднях летчика один из самых счастливых моментов.

- Есть ли у летчиков особенные приметы или традиции?

 - Самое основное, перед полетом нельзя фотографироваться и снимать себя на видео. А вообще у нас есть целый свод негласных правил, которые нужно соблюдать. При обучении пилотированию наши инструкторы говорили, что самолет нужно чувствовать, это не просто машина, говорят, что у него есть душа. Самолет он живой, и к нему нужно относиться уважительно. Лично у меня есть своя традиция, которую я не нарушаю никогда, я устанавливаю контакт с самолетом.  Перед каждым полетом я подхожу к его носовой части и нежно поглаживая, разговариваю с ним, приветствую его, делюсь своими планами на полет. Может, это звучит сентиментально, или странно, но это так. Как раньше наши джигиты перед боем или перед байгой общались со своим конем, так и я общаюсь с самолетом.

- Что испытывает человек во время сложного пилотирования?

- Скорости при пилотаже варьируются от нуля до 900 км/час. Перегрузки на организм доходят до 9 единиц, это уже критическая цифра, при норме 6 единиц. Я бы сравнил это с тем, когда рыцари кольчугу надевали, вот так и мы, наверное, но только наша кольчуга в несколько раз тяжелее. Вы поднимаете руку, а у вас на ней будто слой металла, в пять и более сантиметров. А ведь в этих условиях нужно работать, в общем, колоссальная сила нужна, чтобы выполнить одну фигуру, даже не очень сложную.

- Какой отбор проходят будущие летчики?

- Чтобы выдерживать все нагрузки, нужно быть подготовленным, поэтому очень строгий медицинский отбор был при поступлении в школу пилотирования. В первую очередь проверяются здоровье, физическая подготовка: выносливость, возможности вестибулярного аппарата. Например, есть такой метод проверки: на специальном стуле человека минуту крутят в одну сторону и минуту в другую, после этого он должен встать и пройти по ровной линии, не падая и не шатаясь. Также нас тестируют в барокамере, где имитируются условия полета.

- Алдияр, где вы проходили обучение?

- В 2009 году окончил школу в Астане, сам родился в городе Есиль Акмолинской области. Поэтому для меня вдвойне приятно прилететь из Талдыкоргана, где я сейчас живу, и где находится наша авиабаза, и полетать над родной землей, над столицей. После школы я поступил в Военный институт Сил воздушной обороны имени дважды Героя Советского Союза Талгата Бегельдинова, в городе Актобе. Обучение длилось четыре года. Путь к небу начался с учебного авиационного центра в Балхаше, на 2 курсе это была наша первая стажировка, именно там все азы летной подготовки я и получил. На 3 курсе мы летали на учебных самолетах L39 чешского производства. В общем мой опыт пилотирования сейчас составляет 7 лет, налетал 450 часов, из них 180 часов на самолете СУ-30СМ.

- Как ваша семья относится к работе?

- Семья очень чутко относится к моей профессии. Супруга и родители сильно переживают за меня. Когда нахожусь в командировке, звонят, пишут каждый день, спрашивают, как здоровье, как прошли полеты. Плюс работа сама много времени забирает. Бывает, прихожу, семья уже спит, ухожу на работу, она еще спит. Но они всё понимают, конечно, и поддерживают меня в  период, когда очень большая нагрузка. У нас сын еще маленький - Тимур, ему 11 месяцев. Я стараюсь быть хорошим примером для него и по возможности уделяю больше времени ему.

 - Какие качества присущи хорошему летчику?

- Летный состав - это такая каста профессионалов, которые не считают себя выше других, это скромные люди. Первое и самое важное качество, которое необходимо летчику, - это самообладание. Все эмоции, как говорится, он должен сдерживать. Бывает много внешних факторов, влияющих на полет, и морально неустойчивого человека они могут вывести из-под контроля. Второе, это быть примером, так как на летчиков часто смотрят как на особенных людей, поэтому нужно соответствовать этому представлению. А еще летчик должен быть отличным семьянином.

- Алдияр, спасибо за беседу!

#KADEX #моя профессия

Комментарий

comments powered by HyperComments

Похожие материалы

Партнёры