Кандастар Ассамблея

«Подневольное имущество»: как регулировать права животных?

О необходимости гуманного обращения с питомцами

У кочевников существовало поверье, что родоначальника тюрков вскормила волчица. На флаге Казахстана изображен парящий орел, на гербе – мифические пегасы, а в сказках и легендах есть священные лебеди, неприкосновенные ласточки, даже в эпосах лучшие друзья батыров – их верные скакуны и собаки. Фольклор диктует уважение к животным, ведь для вольных племен они были неотделимы от природы, в диких степях которой они рождались и умирали. Современность, увы, оказалась в подвешенном состоянии – уже не номады, но еще не в списке развитых государств, ведь трепетное или даже ответственное обращение к животным потерялось где-то по пути. Такую тему подняли спикеры октябрьского собрания на обсуждении первого официального законопроекта по зоозащите совместно с Минэкологии. По словам общественных деятелей, казахстанские законы о природе до сих пор были «антропоцентричны», то есть, в первую очередь рассматривались интересы людей (термин используется в контексте, прим.авт.) – зоомир проходил как «имущество». Ситуацию, к большой радости неравнодушных граждан, пытаются изменить и на государственном уровне. Пока – насколько могут, опираясь на международный опыт. В материале el.kz обзор основных проблем по ответственному обращению с животными.

Защита животных в мире

По словам Марии Байдельдиновой, профессора Школы права университета КИМЭП, защита животных в мире рассматривается на нескольких уровнях: различные регулирования включены в конституции, национальные и наднациональные законы (эти делятся на региональные и международные нормы). Мария приводит в пример несколько стран, среди которых:

  • Швейцария. Союз кантонов (Швейцарская конфедерация, прим.авт.) издает предписания об охране животных (Ст. 80, содержание животных, уход за ними, опыты, употребление, ввоз животных и животной продукции, торговлю ими, умерщвление животных);

  • Германия. Немецкая Конституция в Статье 20а содержит следующее: «Государство защищает, сознавая ответственность поколениями, естественные основы жизни человека и животных в рамках конституционного строя посредством законодательства через осуществление исполнительной и судебной власти в соответствии с законом и правом»;

  • Индия. Конституция, Ст. 51А: среди основных обязанностей каждого гражданина страны прописаны «g) защита и улучшение естественной природной среды, включая леса, озера, реки и живую природу, и сострадание к живым существам»;

  • Австралия ­– федеральное государство, все субъекты которого имеют свое законодательство о защите животных;

  • Италия. В стране предусмотрены штрафы за выброс животного, организацию боев и использование собак с кошками для производства мяса и шкур, а также эвтаназия здоровых социализированных питомцев запрещена с 1992 года.

К международным нормам относятся:

  • Рекомендации от Всемирной организации по охране здоровья животных (фр. OIE Organisation Mondiale de la Santé Animale, англ. World Organisation for Animal Health)

  • Universal Declaration of Animal Welfare (UDAW)

  • Universal Convention on Animal Health and Protection

Пример наднациональных законов по защите животных:

Европейские конвенции (далее ЕК) открыты для ратификации для всех государств (ратификация – придание юридической силы документу, договору и пр., прим.авт.), среди них ЕК о защите животных, содержащихся для сельскохозяйственных целей от 1976 года, ЕК о защите животных, предназначенных для убоя от 1979 года, ЕК о защите животных по международной перевозке от 2003 года, ЕК о защите домашних животных (питомцев) от 1987 года и ЕК о защите позвоночных животных, используемых в экспериментальных и иных научных целях (1986).

Международный пример более чем наглядный: единый закон, который был бы принят сразу и без поправок, увы, по зоозащите пока не существует. Причиной может служить все от постепенной гуманизации, экологических изменений, перестройки режима, вплоть до экономических составляющих.

Как показывает информационное поле последних лет, в Казахстане более всего страдали подневольные и отловленные животные.

К первой категории относятся звери из зоопарков, контактных зоопарков, цирков и дельфинариев. Также были неоднократные правонарушения с содержанием хищников частными лицами, при этом, по словам зоозащитников «Доброго города» Алматы и Нур-Султана, совершенно не ясно, к примеру, как львы попадают к обычным гражданам. По этим причинам в законе обязательно присутствие статьи о требованиях при обращении с животными при их использовании в культурно-зрелищных, развлекательных, демонстрационных и служебных целях (ужесточение ответственности, штрафы, список запрещенных к содержанию в частной собственности животных, запрет на разного рода передвижных и постоянных зверинцев, на фотосессии с «экзотикой» и другое). Карагандинская зоозащитница Инна Радченко выдвигает и другое уточнение, которое должно быть либо в основном законе, либо в подзаконных актах: разработка или ратификация в Казахстане ГОСТов и нормативных документов «по строительству зданий и сооружений для зооколлекций и животных, содержащихся в условиях неволи». Это связано с плачевным состоянием многих исторических зоопарков, вольеров при нацпарках и других.

По второй категории общественники предлагают дальнейшее продвижение программ гуманного регулирования численности бездомных животных путем «отлова», так как это базовый способ стабилизации популяций. Однако последующее обязательное усыпление в течение нескольких дней и неправильные действия при вылавливании животных на улицах непрофессиональными работниками вовсе не соответствуют международным стандартам. Многие страны, например, Турция, Великобритания, США, Египет, Индонезия и пр. практикуют метод ОСВ: отлов – стерилизация – выпуск. Таким образом, чипированные и вакцинированные едиными нормами животные на территории всего государства не исчезают как вид, не размножаются до катастрофического уровня, не разносят инфекций. Стоит отметить, что коты и собаки являются универсальными «избавителями» городов от грызунов и других вредителей.

Юлия Коваленко, руководитель первого казахстанского общественного фонда по зоозащите, поднимает другую проблему: жестокое обращение. По данным, которые она приводит, за пять лет (с 2015 по 2020 г.г.) около 1% таких уголовных дел дошли до суда (лишь 7 из 632). При этом самыми распространенными основаниями для их прекращения служили «отсутствие состава уголовного правонарушения» и «истечение сроков давности привлечения к уголовной ответственности». Зоозащитники низкую регистрацию преступлений и редкое доведение исков до суда связывают с несколькими факторами: следствие и дознание в должной мере не воспринимают животное как объект уголовно-правовой охраны (по Гражданскому Кодексу, как мы уже говорили ранее, животные расцениваются больше как имущество); отсутствие методических рекомендаций по расследованию Статьи 316 Уголовного Кодекса РК «О жестоком обращении с животными»; пострадавшие «не доходят» до полиции.

Исходя из многолетней практики неравнодушных общественников, зоозащитников, государственных служащих, можно сделать вывод, что законы в Казахстане относительно сельских животных прописаны хорошо, однако нет регулирования касательно домашних животных. Для начала, по словам Инны Радченко, нет даже списка, кого же приписывать к питомцам, сейчас ими могут оказаться хоть кошки, хоть условно одомашненные крокодилы. Во-вторых, нет единого реестра регистрируемых животных, к тому же у многих нет представления об обязательных учете и вакцинации своих подопечных. Третья проблема касается несоблюдения правового режима касательно безнадзорных животных: нехватка приютов или должного оборудования в них, сроки содержания в отловах разнятся, негуманная принудительная эвтаназия и прочее. Также отсутствуют понимание и мотивация в стерилизации или кастрации животных, не относящихся к племенному разведению: как со стороны государства, так и со стороны обывателя. И самое главное, на момент написания статьи, отсутствует унификация терминологии в законах и подзаконных актах, вследствие чего возникает тотальная путаница и непрозрачность для людей без юридического образования. Законы, в первую очередь, должны быть написаны для людей и работать на людей.

Стоит отметить, что у упомянутых выше кочевников были своеобразные «тыйым» (запрет, с каз.яз), которые касались как быта, так и окружающего мира: нельзя срывать зелень, нельзя загрязнять воду, нельзя бить животных. Такие приемы не были принуждением, а впитывались с самой колыбели. Пожалуй, любой «правильный» закон или метод кнута не сработают, если не воспитывать детей и самих себя. Культура человеческого поведения – единственная гарантия, что система будет функционировать.