Лента новостей

История реформ или реформа истории. Как Токаев реформировал историческую науку

История реформ или реформа истории. Как Токаев реформировал историческую науку
Фото: ©El.kz/Ербол БЕКБОЛАТ/Midjourney 20.05.2024 16:06 1748

Отношение к изучению и популяризации национальной истории Казахстана в последнее время существенно изменилось. Конечно, ближайшее будущее, когда события наших дней станут достоянием истории, покажет, насколько это хорошо получилось, но уже сегодня можно сделать определенные выводы. И с некоторыми из них ИА El.kz с вами поделится.

Самотек Истории

Когда говорят о общегосударственных программах, связанных с национальной историей, многим на ум сразу приходит большой проект «Рухани Жангыру». Кто-то может вспомнить программу «Культурное наследие», начатую в конце нулевых, а поколение немного постарше напомнит о том, что 1997-ом был объявлен Годом национальной истории. Никак нельзя отрицать того, что абсолютно ничего не делалось по этим и другим (а их было немало) проектам. Более того, по отдельным направлениям по изучению историографии, этнологии и археологии было сделано немало. Проводились большие комплексные экспедиции, открылось несколько значимых музеев, наши ученые получили доступ к некотором зарубежным (в России, Китае и Европе) архивам, открылись ранее неизвестные страницы истории Второй мировой войны и участия в ней казахстанцев.

Однако следует признать, большого доверия действия Астаны не вызвали. Это во многом зависело от тотального недоверия, сложившегося у народа к власти. Да и само общество особо вникать в те или иные вещи не торопилось. Дошло до явно неприятных вещей – та же программа «Рухани Жангыру» стало предметом иронии и превратилась в некий долгоиграющие мем. Хотя в рамках нее было сделано очень много. Конечно, при этом немало средств ушло в никуда (ну, или материализовалась в виде особняков в Восточной Европе или ОАЭ).

Кроме этого, точечные и малопонятные широкому кругу проблемы возникали и в самом ученом мире. Они сводились в нескольким основным аспектам. Во-первых, это финансирование. Кроме совсем небольших зарплат, существовала труднопреодолимая система получения государственных (республиканских и местных) грантов на различные проекты и исследования. Конкурсы зачастую были малоприкрытого коррупционного характера, что в итоге выливалось в некачественный и никому неинтересный контент. Стоящие проекты были исключением, что доказывается тем, что среднестатистический казахстанец вряд ли сможет навскидку вспомнить что-то серьезное.

Положа руку на сердце, сами ученые тоже зачастую писали свои труды, которые могли бы быть интересными только их коллегам и узкому кругу граждан, интересующихся той или иной темой. Историки, которые могли писать интересные для широкого круга вещи, были штучными экземплярами, да и, признаться, развелось немало «самоучек», которые не просто отошли от фундаментальной науки, но и даже никогда не были рядом с ней. В итоге, история, как наука, была предоставлена сама себе, а ее популяризация выживала только за счет энтузиастов, в том числе, из числа гражданских активистов.

От общего к частному

Поэтому, чтобы исправить ситуацию, нужен был комплексный подход. Мы не можем точно сказать, эту идею кто-то подсказал Токаеву или же он сам пришел к ней, но зная его, как настоящего государственника, можно прийти к выводу, что в целом в разработке реформ в этом направлении он имел непосредственное, а точнее – окончательное участие. Заметим, что особое внимание Касым-Жомарт Кемелевич стал уделять науке еще в первый свой президентский срок. Да, тогда больший упор делался на экономику и социальный сектор, но говоря о тех или иных направлениях, президент отмечал те или иные исторические факты в качестве аргументов. Это не только показатель эрудированности, но и умение использовать знание истории в прикладном характере – будь это наши древние корни или становление Казахского ханства, эпоха колониализма или Голодомор, наследие Семипалатинского полигона или что-то еще.

Но были и конкретные направления. Одним из наиболее важным из них было глубокая перезагрузка самой научной сферы (касательно не только истории или других гуманитарных наук, но все всего остального). Например, была преобразована система получения грантов от государства на различные исследовательские проекты, а заодно улучшен механизм защиты научных степеней. Большой вклад внес закон о статусе педагога, который был принят при первом сроке Токаева. Если коротко и не утруждая читателя лишними подробностями, то у ученых и у преподавательского состава появились хорошие стимулы для работы.

Да, обычный казахстанец этого может не замечать, но те, кто хоть как-то интересуется новинками исторических исследований, может сказать, что полки магазинов и онлайн-библиотеки существенно пополнились за последние три-четыре года. Мы не станем приводить примеры, в том числе, чтобы по ошибке кого-нибудь не забыть, но отметим два момента. Во-первых, увеличилось качество трудов, и они стали выходить на тему, на которые ранее было наложено негласное табу (скажем, период колонизации, времена Голодомора и так далее), а во-вторых, появились довольно серьезные труды зарубежных историков, которые стали переводиться на казахский язык (кстати, качество перевода тоже на высоком уровне, что раньше было редким явлением). Параллельно уменьшилось количество низкопробных, а порой и вредных с точки зрения классической науки исторических произведений – ну, тех самых, которые создаются по формуле: «Сначала придумывается громкий и хайповый вывод, а потом под него собираются и натягиваются «доказательства».

Если говорить о фундаментальных трудах, то мы с нетерпением ждем выхода 7-томника по Истории Казахстана. Над ним сейчас трудятся порядка 250 ученых, в том числе и 60 – из зарубежных стран. Нечто подобное пробовали издать отдельные деятели и небольшие творческие коллективы, но они, честно говоря, подходили к делу совершенно с других позиций, которые бы ничего хорошего бы не дали для науки и общества. В лучшем случае, мы бы увидели очередную потенциальную макулатуру. И это в лучшем случае. Худший вариант – это когда натянутые выводы и непрофессиональные суждения, изложенные в вышедшем «труде», станут основной для того, чтобы повести познания об прошлом нашего народа не туда. А ведь на это могут опираться зарубежные исследователи (и политики), а также наше подрастающее поколение.

Для современников и потомков

Кстати, еще в начале 2021 года президент Токаев озаботился тем, как и на основе чего преподают историю для детей. «На сегодня в школах используются учебники по истории нашей страны и мира, где можно увидеть множество разночтений. Я сам читал некоторые учебники, удивляюсь их низкому качеству. Исторические события и факты должны доводиться до учащихся без искажений», – сказал он тогда на расширенном заседании правительства.

В общем, как отмечалось выше, глава государства показал, что озабочен темой национальной истории. Об этом поднималась речь и на заседаниях Нацсовета общественного доверия. И эта же тема уже в новом дыхании и на новом, более весомом уровне была поднята на Национальном курултае. Напомним, первое его заседание прошло в сакральном Улытау. И один только этот факт показал, что Акорда подчеркнул то, что давно следовало сделать – показала возможность четкого и гармонично соединить интересы политики, общества и истории. Наверное, не надо объяснять, почему.

И традиции, заложенные в Улатау в июне 2022-го продолжились и на других курултаях – в священном Туркестане и великом Атырау. На них поднимались разные темы, как социального, так и экономического характера. Нередко давались прямые и косвенные намеки на дела политического и геополитического характера. Но всегда красной нитью говорилось о роли национальной истории, заострялись вопросы проблематики этого направления, слались открытые месседжи тем, кто сомневается в глубоких корнях нашей государственности.

Примеров этому мы тоже не будем приводить, но отметим, что Токаев четко дал понять «кое-кому», что наш суверенитет незыблем, и он начинается не с 1991 года, как утверждали кое-какие президенты, и даже не с образования Казахского ханства, а намного раньше. И это уж точно не хайп и не «переписанная история». Дело в том, что «биография» нашего государства, скажем так, взаимоперетекающая. В ней в разной мере есть частички (своеобразный «исторический ДНК») от Улуса Жошы и Золотой орды, Дешт-и-Кыпшака и Тюркского каганата, империи гуннов и сако-скифского «союзного государства». И когда об этом с трибуны Курултая заявляет сам нынешний президент этого государства-потомка, то это должно закрепляться в умах некоторых сомневающихся наблюдателей и агрессивно настроенных имперцев.

Впрочем, мы все-таки приведем одну цитату Касым-Жомарта Токаева из его выступления на заседании XXXIIІ сессии Ассамблеи народа Казахстана. Она как раз адресована некоторым из них, а также тем, кто целенаправленно вносит раскол в наше общество, подбрасывая фейки и не очень умело манипулируя историческими фактами.

«Мы должны ставить непреодолимый заслон любым действиям, разделяющим наше общество. Как я уже ранее говорил, противники казахской государственности не сидят без дела, в поисках популярности пытаются навязать в соцсетях свою деструктивную повестку, распространяя ложную информацию», – заявил Касым-Жомарт Кемелевич, напомнив, что «в судьбоносные моменты истории наш народ всегда проявлял невероятную стойкость и солидарность», неизменно следовал высоким идеалам гуманизма и сострадания.

По словам президента, история проверяет нас снова. Да, он имел в виду события последних недель и месяцев, связанные с беспрецедентными паводками и тем, что кое-кто хочет получить на этом свои дивиденды. Однако это относится и к нашей сегодняшней теме – ведь сейчас мы тоже находимся в процессе создания Истории. Поэтому важно, изначально писать ее правильно и без ошибок – чтобы будущим поколениям не приходилось обманываться или переписывать ее. В этом плане важны и другие слова главы государства: «Рано или поздно все, что так или иначе мешает нашему прогрессу, будет смыто потоком истории и уйдет в небытие… Путь к прогрессу всегда извилист и тернист. Но вслед за неудачами и бедами обязательно придут успехи и благополучные дни».

Что мы хотели этим сказать? Все на самом деле просто. Совсем не обязательно быть ученым, чтобы понимать и чувствовать Историю, которая, как говорил классик, находится на стыке всех наук. Да и не может тот же президент все знать. Но надеемся это не покажется излишней лестью, если мы скажем, что Токаев все это прекрасно понимает и планомерно претворяет в жизнь.

Поделитесь:
Telegram
Подпишитесь на наш Telegram-канал и узнавайте новости первыми!