Қандастар Ассамблея

Бакира Баяхунова

01.03.2014 5440
Исследование вопросов возникновения и развития диаспор, проживающих на территории республики несомненно представляет научный и общественно-политический интерес. 
 
(к 80-летнему юбилею композитора)
 
Изучение самобытной музыкальной культуры различных диаспор, развивающихся в условиях различных территориальных ареалов, отражение специфики общности и особенностей жизнедеятельности, преемственности традиций, приоритетов в духовной сфере, выявление взаимосвязей и взаимовлияний  с художественными традициями местной культуры стало возможным благодаря проектируемой программе Первого Президента Республики Казахстан Н.А.Назарбаева, связанной с жизнью и деятельностью Ассамблеи народа Казахстана. Стратегия будущего молодого, независимого Государства опирается на значимые и верные постулаты – мир, дружба и созидание. В этом смысле исследование  в широком историко-культурном и социальном аспектах богатейшего и многообразного комплекса музыкального искусства народов, проживающих на территории Казахстана является сегодня одной из наиболее актуальных проблем в области гуманитарных наук. На современном этапе диаспоры являются объектом изучения многочисленных наук – истории, политологии, этнологии, социологии, экономики, культурологии и мн.др. «Ведь без знания основных этапов формирования диаспор, без учета исторического контекста, без учета связей диспор с историей как исторической родины, так и принявшей их страны - без всего этого анализ современного состояния диаспор будет поверхностным, а прогнозы их дальнейшего разития будут недостаточно обоснованными» [1].
В программе важнейшим структурирующим и организующим стержнем предстает созданная по инициативе первого Президента Республики Ассамблея народа Казахстана и планомерная государственная политика, в которой декларируется идея политкорректности, толерантности, единства, дружбы, взаимного согласия и уважения каждого народа, населяющего нашу землю. «Обеспечение межэтнического согласия и толерантности, безопасности, стабильности, поддержание сотрудничества, дружбы и единства всех казахстанцев, независимо от их социального положения и этнического происхождения стало возможным благодаря той мудрой политике, которая проводится Президентом страны Н.А.Назарбаевым»  [2, с.175].
Как известно, являясь духовным и организующим центром, Ассамблея играет ключевую роль и имеет несомненно решающее значение для функционирования искусства национальных диаспор. Данная организация стала важным элементом политической системы Казахстана, скрепившим интересы всех этносов, обеспечившим неукоснительное соблюдение прав и свобод всех граждан независимо от их национальной принадлежности. Исследование направляющей деятельности этой организации внесет значительную роль в понимание функционального назначения национальных культурных центров в развитии музыкального искусства и композиторских школ, включающих представителей различных национальностей. Изучение культуры диаспор предполагает постановку и решение наиболее актуальных и острых вопросов современного искусства Казахстана – национального и инонационального, диалога культуры метрополии и диаспоры, наследия и новаций, взаимодействия художественных культур Запада и Востока. Прежде всего эти процессы способствуют формированию глубоких познаний о генезисе полиэтничности, т.е. многонациональности казахской земли.
         Исследование вопросов возникновения и развития диаспор, проживающих на территории республики несомненно представляет научный и общественно-политический интерес. 
Полноценное изучение культуры дунганского народа до сих пор не предпринималось в отечественной музыковедческой науке, за исключением отдельных статей и очерков, дающих не столь полное представление о ней, в то время как их численность только в Казахстане составляет приблизительно 70 000 человек. 
В научно-исследовательском проекте «Музыкальное искусство народов Казахстана», выполняемом в 2012-2014 гг. в Институте литературы и искусства им.М.О.Ауэзова МОН РК по данному этносу рассмотрен широкий круг значительных вопросов – описание истории, быта, особенности трудовой деятельности, специфика семейного устройства, сохранение и утрата взаимоотношений между представителями разных поколений, сложившихся на вековых традициях, а также проблемы морали, нравов, поверий и воспитание терпимости к представителям разных народов и религиозных убеждений. Значительный интерес представляют материалы, привезенные из поездок по Кордайскому району Жамбылской области, в частности из села Сортобе и Масанчи, где проживает самая большая численность дунган Центральной Азии.
В процессе изучения дунганской музыкальной культуры нами были выявлены особенности традиционной музыки представленного народа, записаны и расшифрованы древнейшие образцы фольклора из уст старейших сказителей (фыфоди), песни разных лет дунганского народа в исполнении этно-фольклорной группы «Тэпин». Вместе с тем мы ознакомились с творчеством ярких представителей дунганской диаспоры, проживающей не только на территории Казахстана выделяются имена известных деятелей и ученых различных профессий. Это историки, композиторы, музыковеды, певцы, философы, поэты и писатели.  Среди них - М.Я.Сушанло , И.И.Юсупов , М.Х.Имазов , Б.Я.Баяхунов , К.З. Машанло , Р.Х.Янчинова , З.Мейзер, С.И.Янлосы , А.А.Джон , и мн.др. 
Исследуя интересный музыкальный пласт - традиционную культуру дунган нельзя не отметить профессиональное искусство представленного народа. В настоящем году казахстанская общественность отметит 80-летие первого дунганского композитора, педагога, известного общественного деятеля Баяхунова Бакира Яхияновича. 
Представляя собой глубоко интеллектуальную и высокоорганизованную личность он органично воплотил в себе взаимодействие различных культур. Творческая активность этого композитора и сегодня поражает устойчивостью и многогранностью. 
           Как истинно дунганский композитор Бакир Яхиянович неустанно интересуется историей и культурой своего народа. Достоверные источники свидетельствуют о том, что его предки являлись переселенцами из Китая, его  отца направил на учебу сам легендарный Масанчи. Из далекого детства ему известны сказания, поговорки, сказки, легенды, многочисленные обычаи, обряды, нравоучительные изречения из повседневной жизни. Его семья жила в интернациональной среде. Дядя был сверстником Кунаева, мама знала с детских лет Куляш Байсеитову и Анварбека Умбетбаева. В гостепиимном доме Баяхуновых, уроженцев Верного, всегда звучала самая разнообразная речь и музыка казахского, татарского и русского народов. 
С детства он сам играл на различных музыкальных инструментах  и очень активно участвовал в художественной самодеятельности, пел в хоре, выступал как солист и даже пытался что-то сочинять. Самостоятельно осваивал нотную грамоту. 
Еще очень молодым, будучи студентом Ленинградского Горного института  в научном зале библиотеки имени Салтыкова-Щедрина он отыскал редкие материалы, касающиеся истории его народа. По свидетельству самого композитора это были публикации Русского географического общества, в том числе и записки Шокана Уалиханова о дунганах. Объем информации поражал масштабностью, усвоить все было невозможно. Но даже та толика сведений о своем народе вскоре пригодилось будущему композитору Б.Баяхунову. 
Большую роль в национальном становлении композитора, особенно на его первоначальном этапе, сыграла дунганская интеллигенция – известный поэт Я.Шиваза, языковед А.Калимов, народные музыканты, певцы и, конечно, дунгановеды. В композиторском творчестве он во многом опирался на дунганский фольклор, но интрепретировал его по разному. Например, в своем фортепианном концерте он использовал одну из песен, взяв ее в качестве лейтмотива, во второй фортепианной сонате, дунганской по своему характеру, воплотил три жизненных ипостаси народа: религию, историю и фольклор. 
В сентябре 1954 года Б.Баяхунова представили самому Е.Брусиловскому, который увлекся мыслью воспитать композитора, представляющего дунганскую диаспору в Казахстане. Благодаря его содействию в консерваторию его взяли без предварительных ступеней образования - музыкальной школы и училища. Отдав молодого дунганина в руки своего ученика Лауреата Госпремии КазССР, основоположника профессиональной уйгурской музыки Куддуса Кужамьярова, он тем самым в значительной степени поспособствовал получению Б.Баяхуновым неоценимого опыта от знатока вообще и в восточной музыки в частности. 
В стенах Алматинской консерватории заведующий фольклорным кабинетом, известный фольклорист Борис Григорьевич Ерзакович рекомендовал молодому студенту поиск материалов, в частности записи дунганских песен в научном отделе Академии наук. Необходимые ему песни он нашел в архиве Александра Викторовича Затаевича. 12 дунганских песен послужили основным стимулом к сочинительству. На их основе он написал свою первую пьесу, явивишейся непосредственным прикосновением к народному мелосу дунган. Время учебы сопровождалось длительными поездками по Казахстану и Киргизии, где компактно проживает подавляющая часть дунган. В фольклорных экспедициях записывая сообщителей он интепретировал материал в своих многочисленных произведениях. Плодотворным итогом активных поисков и записей стала симфоническая поэма «Мынчжанюй». Создана она была по совету всемирно известного китаеведа, доктора музыковедения Бориса Львовича Рифтина. «Тогда еще дорога в Китай была закрыта для всех, и он, исследуя дунганский фольклор, ездил с экспедицией по дунганским селам. И вот однажды, разбираясь в содержании песен и работая над классификацией их жанров, он подкинул мне свою небольшую, но весьма емкую на эту тему статью и дал тем самым конструктивную основу. Я до сих пор как реликвию храню ее распечатку, потому что для меня это был ключ к будущему творчеству. Этапный, что называется, момент. Все, что исподволь накапливалось до сих пор, обрело вдруг четкость, ясность, и как бы само собой пришло понимание природы и всех тонкостей дунганского стиля, его связи с историей и культурой Китая. Исследованные мной, но жившие пока разрозненно темы и мелодии легли на подсказанный Рифтиным же сюжет любимой дунганами и китайцами легенды о трагической любви. Я увлекся им, и в результате появилась долгожданная «Мынчжанюй», которой завершилась моя учеба в консерватории» [3]. 
Написанное в годы студенчества это произведение получило высокую оценку профессионалов. Некоторые отзывы в прессе свидетельствует об этом. «...Удачны  многие  страницы  симфонической  поэмы «Мынчжанюй»  и  особенно  концерта  для  скрипки  с  оркестром. Самобытность  музыкального языка, искренность  эмоционального высказывания, ясность   формы – таковы  сильные  стороны  этой  музыки….» [4, с.35].
Не ограниваясь одной традицией, в век глобализации, высоких технологий и интеграции, оставаясь при национальном самоопределении, считая себя дунганином он вбирает в себя все новаторское и позитивное. 
На формирование его музыкально-эстетических воззрений огромное влияние оказало его общение с выдающимся представителем русской музыкальной традиции Ю.А.Фортунатовым. Известный музыковед, педагог, композитор, активный пропагандист современной музыки тесно поддерживал творческие связи с нашей республикой. Его частые приезды, сопровождающиеся проведением семинаров и консультаций привнесли в казахскую композиторскую школу много новых идей. Особая любовь и искреннее восторжение восточной культурой были связаны с периодом жизни в Узбекистане. 
В 1960 он окончил Алма-Атинскую консерваторию по классу композиции у профессора К.Х. Кужамьярова. В 1960-63 годы в Московской консерватории будучи на стажировке он постигал основы композиции  в  классе   профессора М.И.Чулаки, по полифонии  у профессора С.С.Скребкова  и  В.В.Протопопова. Здесь, в очередной раз в его музыкальной судьбе принял участие выдающийся профессор-музыковед С.С.Скребков. Сам композитор делиться своими впечатлениями о нем: «Именно он говорил о пентатонике - звуковой системе, которая свойственна музыке ряда стран Востока, в том числе дунганам и китайцам. Лад этот, считал Сергей Сергеевич, обладает большими возможностями, и мнение его было для меня принципиально важным, потому что многие тогдашние теоретики усматривали в нем черты архаики» [3]. 
С 1963 преподавал на кафедре теории музыки Алма-Атинской консерватории, с 1969 - на кафедре композиции (1983-доцент, 1991-профессор). 
  На протяжении плодотворной деятельности Б.Баяхунов свои многочисленные опусы посвятил дунганской тематике. Поэма «Памяти Масанчи», Сюита на дунганские темы, «Дунганские эскизы», Поэма «Скрипка Си Синхая» для скрипки, для голоса и фортепиано - вокальные циклы на слова Я. Шиваза (1957), «Дунганский марш», «Две дунганские песни» для симфонического оркестра, Первая и вторая симфонии, Концерт для фортепиано с оркестром, вокальный цикл «Песни о старом Китае», Вторая соната для фортепиано, поэма для скрипки соло «Любимый Маву»   и музыка к мультфильму «Мудрость бедной девушки». Представленные произведения Б.Баяхунова характеризуют почвенность музыкального материала (фольклорного), отточенность техники, самобытность мышления. Вместе с тем их выделяет ярко национальный колорит, богатая, колоритная, наполненная самобытными восточными интонациями музыкальная канва, с применением элементов современной техники, укладывающихся в каноны классических жанров. «Вообще лучшими своими дунганскими сочинениями я считаю Вторую симфонию, Концерт для фортепиано с оркестром, вокальный цикл «Песни о старом Китае», Вторую сонату для фортепиано, поэму для скрипки «Любимый Маву» и музыку к мультфильму «Мудрость бедной девушки» [6].
В его творчестве, отмеченном яркими национальными чертами, нашлось место и казахскому кюйю, уйгурскому мукаму, индийской  раге, барочной полифонии. Опыт работы в ориентальной музыке подытожен в Пятой симфонии “Аура Востока”(2000), дунганская тема отражена в Первой и Второй симфонии (1980, 1984). К миру казахской архаики обращена Четвёртая симфония (1992), её центральная часть рисует образ Коркыта. Декабрьские события 1986 г. в Алма-Ате побудили композитора к созданию Третьей симфонии (1989), в которой через образы музыкального фольклора автор выразил своё видение произошедшего. Шестая  симфония  «Экологическая» отражает  философскую  проблематику  окружающей  среды. Б.Баяхунов создал ряд значительных сочинений в различных жанрах, отдавая предпочтение камерной и симфонической музыке. Перу композитора принадлежат обработки китайской музыки, в т.ч. редакция и оркестровка симфонической поэмы “Амангельды” выдающегося китайского композитора Си  Синхая. Сам композитор по этому поводу высказывает следующие мысли: «В моем творчестве происходит самое тесное взаимопроникновение различных ветвей, направлений и культур. Ведь многие культуры возникли на пересечении разных влияний. И их, этих влияний много - корейское, китайское, японское. В индийской музыке присутствуют арабские мотивы, в казахской - так называемые туркменские кюи. Мне в кобызовой музыке слышатся древнетюркские корни. Я уж не говорю о такой апробированной связке, как Запад - Восток, или об обращении к не освоенным еще нами культурам Африки или Америки. Еще в одном из ранних своих произведений, которое писал в Москве, я почувствовал, что можно если не синтезировать, то органично сочетать признаки этих самых отдельных культур. Мне понравилось, и я взял такой момент на заметку, сделал его приемом» [3]. 
Композиторский стиль мастера двуязычен, в нем две ветви - дунганская и казахская. Казахской тематике он посвятил многие годы творческой жизни. Она увлекла его богатейшим материалом. Впервые к казахскому фольклору он обратился в 1965 году, написав симфоническое произведение «Кюй» с солирующей домброй. На премьере в качестве солистки выступала тогда выдающаяся домбристка Бахыт Карабалина. Позднее были написаны пьесы для камерного оркестра - «Айтыс», «На джайляу», «Байга». Много занимался он кобызовой музыкой и даже расшифровал пару кюев. «Очень древняя и магическая по своему назначению, она довольно сложна и не вписывается в европейские штампы. Зато фольклорно-песенная музыка, которую я также изучал, в каноны эти укладывается, потому что она во многом близка как русской, так и европейской. Оно и понятно - ведь на протяжении долгого времени шло тесное взаимовлияние культур, и в Увертюре на темы Даулеткерея с его знаменитым кюем «Кос-алка» я попытался это отобразить» [3]. К интерпретациям казахской народной музыки следует отнести также пьесы «Камбар-батыр» (обработка кюя Ыхласа), «Ыскырма» (обработка еще одного кюя Даулеткерея), Концерт для домбры-примы с оркестром. 
Яркое, выразительное творение «Кюй», написанный в 1965 году оставляет заметный след и отличается изобразительность и красочными гармониями. Известный композитор Г.Жубанова высказывает следующие мысли по поводу представленного шедевра:«Наконец, следующий  шаг – кюи  для  симфонического  оркестра. Особенно  замечателен  в  этой  области  опус  Б.Баяхунова. Первое, что  приковывает  внимание, это  глубокая  сосредоточенность  мысли. Не  цепь  событий, не  внешние  контрасты  интересуют  автора, а богатый  внутренний  мир  человека. Музыка, лишенная  нарочитой  броскости, поражает  в  тоже  время  разнообразием  выразительных  средств – от  поэтичнейшего  solo домбры  до  ярких  tutti. Особенно  хочется  отметить  яркий  гармонический  язык  пьесы. Не  буду  перечислять  разнообразные  оркестровые  находки  этого  произведения.  А  в  целом в  нем  выдержан   всё  тот  же  основной  для  кюев  творческий  принцип:  ничто  не  повторяется   буквально, всё  движется, всё  изменяется, всё  служит  внутреннему  развитию  образа» [5, с.34]. 
За последние годы были написаны следующие произведения в самых различных жанрах и напрвлениях. Оперы «На  сайте  Mail.Ru» (2008),  балет «Сны   Коркыта» (2010), для оркестра - симфонии №5 (2000), №6 (2007); Увертюра на тему Даулеткерея (2003); 
“5 послесловий” для струнного квартета (2003), Соната “Казахская бахиана” (2002) и многие другие.
Для классических струнных инструментов на рубеже ХХ-ХХI веков композитором были созданы произведения, среди которых особую известность приобрели такие как: «На струнах кобыза» для альта соло (1994), «Три портрета» для виолончели соло (2001) (вторая редакция 2007, в переложении для альта 2012), «Осенняя песня фламинго» для альта соло (1995), поэма «Скрипка Си Синхая» для скрипки соло (2005), Пятая симфония «Аура Востока» с солирующим альтом (2000) .
Среди перечисленных произведения оосбо следует отметить пятую симфонию композитора «Аура Востока», где ярко проявляется работа Б.Баяхунова в ориенталистском направлении. Вообще как отмечает сам композитор ему легко, свободно, с наслаждением работается в Азиатском стиле. В данном произведении солирующий альт со своим спутником фаготом олицетворяет образ восточного поэта. Понятие «Аура  Востока» идет не только от поэзии Востока, но связано также с восточным колоритом, специфическим пониманием лада, ритма и звуковысотности, с характером инструментализма, значительной  ролью импровизационности и медитативности. В симфонии нет любовной лирики, что не вяжется, на первый взгляд, с восточной поэзией. Доминируют свойственные поэзии Хайяма размышления о бренности человеческого бытия. Каденция альта соло в разработке написана в соответствии с концертными традициями и технически достаточно сложна «… воплощает не только ход напряженной мысли, но и массу ее оттенков. Тембр альта специфичен – низкий, гнусавый и напоминает индийскую ситару» [7, с.391].
Таким образом, Бакир Баяхунов в композиторском мире представляет дунганскую диаспору Центральной Азии, являясь первым профессиональным дунганским композитором. Изучение творческой деятельности вышепредставленного мастера как ярчайшего представителя музыкального искусства перечисленной диаспоры позволяет представить дунганскую музыкальную культуру в качестве неотъемлемой части отечественного искусства ХХ-ХХI веков во всей его полноте, сложности, динамизме и многообразии. 
Вместе с тем одной из не менее важных сторон также является историко-социальная основа этнокультурного многообразия музыкального искусства Казахстана. В этой сфере выделены такие важнейшие проблемы, как выявление специфики национального мировоззрения и мировосприятия исследуемого народа на пути его постижения общечеловеческих, гуманистических идей и постулатов. В этой связи творчество современного композитора дунганской национальной диаспоры изучается в контексте становления и развития музыкального искусства Казахстана. 
Введение в научный оборот совершенно нового материала, связанного с творчеством мастеров культуры дунганской диаспоры, богатейший опыт дунган Казахстана будет использован для научного обоснования сохранения и развития традиций национальной культуры. 
 
Список использованной литературы:
1. Джашанло Р.Е. Очерки истории дунган. Алматы: ТОО «Издательство Lem», 2011. – 308 с.
2. «Менің Отаным – Қазақстан» «Казахстан – моя Родина». /Қазақстан халқы Ассамблеясы Төрағасының орынбасары Е.Л.Тоғжанов және Ю.Е.Тимощенко жалпы редакциясы бойынша. Астана, 2011. - 176 стр.
3. Варшавская Л. «Бакир Баяхунов: Я модель взаимодействия культур» (интервью с первым дунганским композитором Казахстана). Известия Казахстана», 11 декабря 2006 года.
4. Тифтикиди Н.Ф. «Устремлённый  вперед». Советская   музыка №5,1962. 
5. Жубанова Г.А. В ответе перед народом. Советская   музыка №11, 1967.  
6. Интервью кандидата искусствоведения, доцента Мусагуловой Г.Ж. с Народным артистом СССР, композитором Б.Баяхуновым от 06.06.2012 года.  
7. Сайгафарова Л. Пятая симфония Б.Баяхунова. К вопросу программности и композиции. //Родному вузу наш талант (выпускники-композиторы): Сборник статей посвящается 60-летию Казахской национальной консерватории им. Курмангазы. – Алматы, 2005. – 496 с.
 
Мусагулова Гульмира Жаксыбековна 
Кандидат искусствоведения, доцент
заведующая отделом
 музыкального искусства
Института литературы и 
искусства им.М.О.Ауэзова МОН РК
Член союза композиторов Казахстана