Что нам стоит дом построить?

26.09.2017

Тема строительства жилья является в Казахстане одной из самых обсуждаемых. При этом, как правило, хорошими словами застройщиков поминают весьма и весьма нечасто. Сдача в эксплуатцацию многих строящихся объектов может тянуться годами, а иногда и не завершается вовсе, вызывая справедливый гнев дольщиков.

Более того, вместе со сроками сдачи нового жилого объекта, растут и цена на квартиры в нем. Однако, на наше счастье, подобным образом себя ведут не все казахстанские строительные компании, а некоторые даже стараются перенимать лучший иностранный опыт и прогрессировать в этом направлении. Одним из наиболее зарекомендовавших себя в любом бизнесе подходов является японская философия «Кайдзен». В рамках казахстанско-японского сотрудничества JICA (Японское агенство международного сотрудничества) помогает сразу нескольким отечественным строительным компаниям освоить философию «Кайдзен» которая заключается в непрерывном двиижении к совершенству и помогает значительно улучшить результаты производительности труда, а следовательно – и экономические показатели.

О том, что за достижение такого результата в столице нашей страны взялись всерьез и надолго, говорит тот факт, что строящийся в данный момент объект ЖК «Коркем Tower» посетила целая  делегация депутатов верхней палаты Парламента Японии. Гости из страны Восходящего солнца приехали для того, чтобы лично убедиться в том, что стройка соответствует принципам «Кайдзен» и требованиям безопасности и качества. Председатель Союза строителей РК Талгат Ергалиев рассказал корреспонденту El.kz о впечатлениях иностранных гостей от визита в столицу Казахстана, а также поделился своим видением отечественного строительного рынка на ближайшие годы.

- Талгат Файзуллиевич, расскажите подробно о применении «Кайдзен» в казахстанском строительстве – когда конкретно начало применяться, сколько компаний задействовано.

- Вообще, Казахстанско-Японский центр зашел на рынок Казахстана, по словам их представителей, в 1993 году. Они охватывают не только строительную отрасль, но ряд других сфер человеческой деятельности, можно сказать – все. На данный момент программой в Казахстане охвачены еще и производство мороженого, мебели, и прочие. Они обучают многих государственных чиновников, менеджеров, отправляя их в Японию. Из выделяемых Японским правительством для реализации программы средств, они отправляют деньги на поддержку малого и среднего бизнеса. Как представители строительной отрасли, мы познакомились с этой программой в 2009 году. В этой сфере они пока реализовали немного проектов. Одним из первопроходцев в Астане стала строительная компания «Стройкласс», которая начала и продолжает претворять этот проект в жизнь. В области строительства Казахстанско-японский центр сегодня проводят внедрение философии «Кайдзен» в трех столичных компаниях – ТОО «Стройкласс», ТОО «Ария Жана Астана», ТОО «Банур НС». Мы поддерживаем новые подходы подобного формата, потому что они помогают менять мышление людей к более прогрессивному. Они очень эффективно помогают в вопросах экономии средств, повышения производительности труда.

- Как японские парламентарии оценили увиденное на строительном объекте в Астане?

- Парламентарии, в целом, отозвались об увиденном хорошо, дали визитные карточки и пригласили к себе в гости. Но все в нашем мире носит относительный характер. Если сравнивать с японскими строителями – нам еще многому нужно учиться, это факт. Я помню, как иностранные гости спросили нас: чем отличается офисный работник строительной организации от линейного строителя, работающего на участке? У нас, конечно же, внешний вид этих сотрудников отличается разительно. Японцы указали нам на отличие между ними в своей стране, и нам стало за это стыдно: в Японии каска строителя, работающего на участке, оснащена специальной тесемкой. И у него на шее из-за солнца остается след от этой тесемки. По этому признаку они и отличают, где работает сотрудник – на линии или в офисе. У нас фактически нигде не носят необходимые по технике безопасности защитные шлемы с тесемкой. Только из одного этого момента, можно сделать вывод, что японцы относятся к технике безопасности гораздо жестче и строже. Она вообще в целом является для них важнейшим фактором, как и должно быть на самом деле. Я уже и ранее говорил, что понятия «разнорабочий» у японцев нет.

Они сами все убирают и занимаются подготовкой, порядком экономя на этом время. Кроме того, хотел бы подчеркнуть еще одно характерное для них качество – они четко умеют планировать заранее. Пока нет конкретного и детального плана – они не приступают к работе. Возвращаясь к визиту японских парламентариев, они в целом отметили хорошую подготовку и качество строительства. Ведь мы, как Союз строителей имеем представление, что из себя должна представлять строительная площадка. Следует отметить, что у японцев отсутствует строительная площадка, как таковая. У них стены самого объекта строительства служат ограждением, потому что у них очень мало земли. А стройматериалы они завозят прямо внутрь здания, на цокольный этаж! Они вынуждены экономить на пространстве, поэтому чтобы все это делать правильно, они поминутно расписывают обеспечение стройматериалами. Мы можем разложить все материалы на площадке объекта с запасом на неделю, а они этого себе позволить не могут. Если машина с материалом должна  приехать в 11, она приедет в 11 и ни минутой позже.  

- Намерены ли вы воспользоваться приглашением и поехать в Страну восходящего солнца за опытом?

- Конечно! Я готов собрать менеджеров строительных компаний и поехать туда, чтобы они сами увидели эффективность от грамотного подхода к делу, и привезли что-то полезное для своих коллег. Подчеркну – наши строители не хуже, но полезный опыт никогда не помешает. В некоторых компаниях во время сдачи объекта и его отделки происходит полнейший бардак – кучи мусора и отходов. В Японии такого нету точно. А в некоторых казахстанских стройкомпаниях такого уже нет, в частности в тех, которые уже работают с японцами.

- В некоторых национальных компаниях также пытались внедрить систему «кайдзен» в рамках различных трансформационных программ, но столкнулись с отчаянным нежеланием воспринимать все новое со стороны рядовых сотрудников и руководителей среднего звена. Как восприняли строители новые требования?

- Вы попали в точку. Сегодня любая позитивная трансформация зависит в первую очередь от руководителей и от команды. Они должны этим проникнуться и действительно захотеть улучшить качество своей работы. Это не зависит от того, рядовой это работник или среднего звена. Это зависит от руководителя и его заместителей, если они будут «гореть» этим делом и захотят внедрить его головой и душой, тогда все получится. Я в этом лично убедился, это мой опыт и я могу объяснить это любому человеку. В том, что новым веяниям могут сопротивляться, нет ничего удивительного. Поставьте себя на их место: вы работали всю свою жизнь так, как работаете сейчас, а здесь нужно научиться все воспринимать с нуля. Здесь можно также провести аналогию со спортсменами – всю жизнь вы тренировали одну группу мышц, а сейчас вам нужно развивать совершенно другую. В этом случае организм будет отчаянно сопротивляться, потому что у него совсем иная мышечная память. Но все это – небольшие препятствия для большого результата.  

- Любое мероприятие оценивается по уровню эффективности. Есть ли уже сейчас какой-то эффект от «кайдзен» и в чем он проявляется?

- В первую очередь, «Кайдзен» - это образ жизнь и мышления. Поэтому, просто внедрить его за один раз невозможно. Для того, чтобы все было хорошо и красиво, нужно заранее планировать наперед. У японцев есть такое понятие, как «дандори», что в переводе означает подготовку. Больше времени нужно уделять именно детальному планированию. Допустим, мы заливаем бетон – к этому, казалось бы, немудренному процессу нужно тщательно подготовиться.  Электроэнергия есть, но вдруг она прекратится? Вдруг выйдут из строя наконечники электродвигателей? Нужно заранее это продумать и иметь про запас. Если говорить об экономическом эффекте, то он, конечно, же, присутствует. Если вы все успеваете сделать в срок и без брака – тем самым вы снижаете себестоимость, по крайней мере, не даете ей подняться выше. Что неизбежно происходит при затягивании сроков. Сегодня любой проект должен длиться не дольше полутора лет. Любое строительство, которое длится свыше полутора лет, оно само себя «съедает» и неизбежно ведет к удорожанию. При правильном планировании и финансировании, полтора года – вполне реальный срок для любого строительного проекта. Без лишних расходов и нервотрепки.

- Вы говорили, что планомерное использование «кайдзен» приведет к экономическим выгодам. В чем они проявляются, и когда это можно будет ощутить на деле? Повлияет ли это в итоге на будущую стоимость «Кайдзен»?

- Главную основу последующих экономических выгод, как я уже говорил, составляет грамотная подготовка и детальное планирование. Многие проекты сегодня не соответствуют тем требованиям, которые мы хотим. Мы – строители – должны прорабатывать те услуги, которые сегодня не учтены, и подсказывать тем же проектировщикам, чтобы они детально отработали все это. Далее – детальная подготовка сметы, все должно быть учтено в современных ценах. Заранее должны быть заключены договора с поставщиками, со всеми подрядчиками. Предварительно нужно подготовить земельные участки и запланировать проведение сессий. Отсутствие брака, ожидания и простоев – все это вкупе помогает сохранить себестоимость на том же уровне. Ни один проект, который продвигается с задержкой, затем не укладывается в изначальную себестоимость и дорожает. Наверняка, вы могли заметить, что с ростом строящегося здания, стоимость на жилье в нем растет. Конечно, отчасти это происходит по причине удорожания материалов. Но еще и из-за того, что с затягиванием сроков растут и другие, неучтенные изначально расходы. Хочу подчеркнуть, такое происходит не только у нас, но и по всему миру в целом. Только японцы, наверное, являются исключением в этом плане. Поэтому, можем смело утверждать, что философия «Кайдзен» позволяет нам уложиться в сроки и сэкономить очень много денег. Когда мы все просчитали, оказалось, что если все делать правильно, эффект от этого будет колоссальный. Только на этапе каменной кладки продуктивность труда повышается в два раза! А в целом, подобный подход к делу позволяет экономить до 30% времени, и соответственно, средств. Если применять его повсеместно, то для государства этот станет мощной экономией и позволить серьезно повысить нашу конкурентоспособность перед нашими соседями. 

- Если судить по нескольким компаниям, то плюсов от «Кайдзен» немало. Будут ли и когда другие стройкомпании переходить на новый механизм работы?

- Во-первых, я считаю, что Комитет по делам строительства и жилищно-коммунального хозяйства должен это дело запланировать и осуществлять рассылку компаниям. Мы, в свою очередь, также оповещаем, но дело здесь в том, что руководство каждой строительной компании имеет на это свою точку зрения. Тем более, что любое обучение стоит денег, поэтому кто-то считает, что справится и без этого со своими задачами. Кто побывал на множестве семинаров, но работал с неэффективными консультантами, а посему пребывает в уверенности, что это не стоит затрачиваемых усилий и средств. Поэтому, есть большая доля вероятности, что с первого раза эффективность «Кайдзен» поймут не все. Но нужно продолжать работать в этом направлении, как правило, на третий-четвертый раз люди начинают прислушиваться и как-то реагировать, обращая внимание на такие вызовы. Я думаю, с каждым годом количество компаний, участвующих в подобных программах, будет только увеличиваться. Главное сейчас – чтобы японская сторона не свернула эту программу.    

- Предлагаю немного отойти от тематики «Кайдзен» и поговорить о ситуации со строительством в Казахстане в целом. Можете дать свой прогноз по ценам на жилье, в свете закончившейся Выставки «ЭКСПО»?

- Конечно, давать прогнозы – дело неблагодарное. Начну с того, что рыночным строительным компаниям бороться с государственными в этом секторе очень тяжело. Понятное дело, что государственные строительные компании более серьезно обеспечены средствами, нежели частные, они получают лучшие земельные участки, имеют возможность продавать жилье после завершения строительства и варьировать ценами. Никакой частный застройщик попросту не может конкурировать с ними. Поэтому, мы говорим о том, что какой-либо прогноз в этой связи давать сложно. Если мы хотим, чтобы рыночные механизмы работали эффективнее, то нужно предоставить эту сферу частным компаниям без участия государственного сектора. В свою очередь, государственные компании должны участвовать только там, где частным не под силу освоить деятельность, или же там, где особые важные участки и есть прерогатива государства. Нужно, первым делом, четко понимать – работаем мы в условиях рыночной экономики или централизованной экономики? Тогда будет результат, и можно будет что-либо прогнозировать. Цены скачут то вверх – то вниз. Все же, могу сказать, если смотреть по последним трендам, что к осени цены, как правило, идут в рост. Приблизительно в январе цены замирают, а весной снова начинают расти, фиксируясь вновь летом. То есть, амплитуда роста цен на жилье где-то носит цикличный характер. Нужно учитывать  тот факт, что весной цены всегда растут на строительные материалы и электроэнергию, и летом также происходит ажиотаж вокруг цен на стройматериалы. Кроме того, никто еще не отменял инфляцию. Если растут цены на продукты питания и коммунальные расходы, как могут становиться ниже цены на жилье? Мы живем не на Луне и не на Марсе, поэтому любые факторы напрямую влияют на себестоимость строительство, и соответственно, на цены квартир. Все это взаимосвязано между собой. При росте прожиточного минимума населения, не за горами и рост цен на жилье.

- Вы говорили, что в Казахстане будет расти спрос именно на маленькие квартиры, площадью 24-28 квадратных метров. В чем причина такого прогноза? Можно ли предположить, что всегда стремящееся к большим площадям население нашей страны, вдруг захочет приобретать квартиры со столь мелкой квадратурой?

- С тем, что наши с вами соотечественники всегда хотели приобретать большое и просторное жилье, я соглашусь. Другой вопрос – кто может себе это позволить. Ведь большинство тех людей, которые этого хотели, и у кого была подобная возможность,  уже давно приобрели большие площади, и теперь в них не сильно нуждаются. Поэтому, сейчас тренд пойдет на уменьшение площади.  Любители дорогих проектов уже пресытились, теперь, те люди, у которых действительно очень много денег, хотят жить в так называемых «клубных», закрытых домах. Такие дома состоят из небольшого количества квартир (шесть-восемь), они огорожены от посторонних глаз, и располагают на своей территории всеми удобствами – просторным паркингом, дополнительным помещением для приема гостей, бассейном, спортзалом, фитнесс-клубом, сауной и так далее. К этому наши люди также придут. Кто вкусил прелести комфорта определенного уровня, непременно захочет чего-то большего. 

Остались те, кто не может позволить себе собственное жилье, но очень в нем нуждается. Им бы получить хоть какой -то благоустроенный уголок. Они могут приобретать те квартиры, которые имеются на казахстанском рынке жилья по причине высоких цен. По Казахстану более двух с половиной миллионов жителей хотят всего-навсего собственное жилье. И поскольку, большинство из них очень ограничено в средствах, они не будут сильно присматриваться к площади или к другим параметрам квартиры. Основным же параметром для них станет возможности приобрести собственное отдельное жилье по приемлемой цене. Когда есть спрос – обязательно появляется предложение, таковы законы любого рынка. А так как спрос у нас сегодня приобретает такие формы, которые я описал выше, соответственно, можно прогнозировать, что именно маленькие квартиры по приемлемой цене станут наиболее популярными среди нашего населения. Вот и все. Как правило, у большинства простых казахстанцев имеется возможность приобрести жилье по цене не более четырех-пяти миллионов тенге. Что можно купить за такую сумму? Небольшие квартиры площадью в двадцать четыре-двадцать шесть квадратных метра. Поэтому, квартиры с такой небольшой площадью станут востребованы. Это начинают понимать как сами люди, так и чиновники. Потому что, повторюсь, те люди, у которых есть средства, уже давно приобрели то, что им необходимо, и уже в жилье не нуждаются. 

- Приезжающий в Астану иностранец может сделать вывод, что строительство в нашей стране идет полным ходом. Однако, в основном, это можно сказать об Астане, Алматы, некоторых городах на западе страны. Можно ли ожидать большего количества строящихся объектов в других регионах и в каком обозримом будущем?

- Также с вами соглашусь – вся казахстанская молодежь желает жить именно в Астане и в Алматы. Поэтому, два наших крупнейших мегаполиса всегда будут пользоваться большим спросом. К примеру, Кокшетау – замечательный и чистый город, но в нем отсутствует крупное промышленное производство. Чтобы люди оставались, наверное, нужно их привлекать чем-то другим. К примеру, развивать сельское хозяйство. Хотя, спрос имеется, и в регионах люди также нуждаются в жилье. Местные исполнительные органы при помощи различных программ развивают свои жилые массивы, но, конечно, таких же объемов строительства ожидать в регионах сложно. Выход один – нужно переходить к частным участкам или строить более дешевое жилье. Причем, снижать цены нужно в сравнении со столичными на порядок, и при этом важно не потерять качества строительства. По поводу спроса, хочу подчеркнуть, что большого спроса на жилье ожидать не нужно, потому что нас всего восемнадцать миллионов. То есть, здесь также играет свою роль и демографический момент. 

- Немало строящихся ЖК в столице не были достроены, и дольщики попали в патовую ситуацию. Принимает ли Союз строителей участие в решении таких ситуаций? Какие меры предпринимаются против недобросовестных застройщиков?

- Думаю, рынок знает, что по любой строительной компании, по любому застройщику мы можем дать экспертную оценку. Мы мониторим казахстанский строительный рынок, давая свою оценку каждой компании. Люди к нам обращаются, и мы даем обращающимся к нам людям четкие рекомендации – к примеру, с этой компанией мы рекомендуем сотрудничать, а вот с той – сотрудничество носит сомнительный характер. В случаях, когда мы не уверены в той или иной компании, мы говорим как есть – если хотите с ними сотрудничать, вы берете ответственность на себя. Нашим гражданам гораздо проще обращаться в общественные объединения, но местная исполнительная власть эту функцию больше берет на себя, и поэтому по недостроенным объектам дольщики с большей частотой обращаются к ним. Если нас приглашают к конкретному вопросы, мы конечно же, сразу отзываемся на  это, присутствуем при решении вопроса и озвучиваем свое мнение. Если не приглашают – сами себя мы никому не приглашаем. Считаю, мы можем быть очень полезными именно в такого характера вопросах. Более того, не только можем, но и будем полезными, поскольку мы действительно знаем строительный рынок, что называется – с изнанки. И это мы озвучивали уже не один раз. Нередко, компаниям без необходимого опыта оформляют разрешительные на строительство документы. А некоторые компании с большим опытом в данной сфере иногда не могут получить это право. Мы стараемся помочь таким компаниям, спрашивая, почему они не могут участвовать? Ведь, это же компании, в активе которых уже имеется несколько успешно построенных домов или целых жилых комплексов. Таким компаниям нужно оказывать помощь и давать «зеленый свет» на строительство, а не препятствовать в этом. Иногда, мы находим понимание, иногда – нет. Ведь, ситуации бывают разные. Как и в любой другой сфере, при строительстве всегда все ровно не бывает, где получается, а где-то – не очень. 

- Есть ли еще какие-то зарубежные технологии в строительстве, которыми Союз намерен нас удивить в ближайшем будущем? Помимо «Кайдзена»?

- Существует множество самых различных программ, также есть и новые консультанты, рекомендующие то или иное направление. В частности, есть новые программы по проектированию, в области строительства. Эти программы направлены в основном на снижение влияния человеческого фактора. В любом случае, эти программы можно приобрести и использовать также на повышение эффективности. Но, «Кайдзен» - это не просто какая-то однодневная программа. Ее суть заключается, как я уже говорил, в целостном изменении мышления работников и переходе к более эффективному подходу к делу. Соответственно, философия «Кайдзен» формирует у каждого сотрудника в первую очередь чувство ответственности за осуществляемое им дело. Если говорить откровенно, сегодня некоторые люди не в состоянии взять ответственность за себя, не то, что за целое дело. А на строителе лежит ответственность как за себя, так и за окружающих его людей. А если он ее берет, он невольно влияет на то, чтобы и окружающие становились более ответственными, и также выполняли правильно всю работу. Поэтому, пока мы не изменим что-то именно в своей голове, никакие программы не дадут того эффект, которого мы все ждем. Человек должен, в первую очередь, спрашивать себя о том, что он должен сделать и что от него зависит? Конечно, обвинить других в чем-либо всегда проще, чем себя. Но толку от этого будет мало.

- Спасибо за беседу!  

Автор статьи - Арыстан Алангожин
Для копирования и публикации материалов необходимо письменное либо устное разрешение редакции или автора. Гиперссылка на портал El.kz обязательна. Все права защищены Законом РК «Об авторском праве и смежных правах».

Читайте также