Кандастар Ассамблея

Дармарка: неоформат «из рук в руки»

Как экоактивисты дарят ненужным вещам новую жизнь

Время чтения: 5 минут

Полный неожиданностей 2020, закрытый на карантин, можно назвать годом челленджей и интернет-трендов. Например, во время локдауна китайская видеоплатформа TikTok стала частью жизни миллионов людей, особенно миллениалов и зумеров. Удивительно, среди прочих рекреационных тем «в рекомендациях» прочно укрепилась экология: вовлеченная аудитория снимает ролики начиная с сортировки отходов, переработки и проблем потребления, до глобального потепления и климатических изменений.

Эта тенденция вполне логична, так как производство текстиля по объемам наносимого вреда окружающей среде скорыми темпами догоняет нефтяную отрасль. К проблемному экоследу от «быстрой моды» относятся производство сырья, окрас тканей, распад синтетических частей на микропластик, неразлагаемость и многое другое, не говоря уже о гонке за дешевой рабочей силой в странах третьего мира. За примером далеко идти не надо: на производство 1 килограмма хлопка тратится 20 тысяч литров воды, и перед глазами возникает высушенное Аральское море. В погоне за красотой и иллюзией достатка люди слишком много покупают, слишком много выбрасывают, все делают с лишком. Что делать в такой ситуации? Как это можно изменить? На это ответили организаторы казахстанского социально-благотворительного проекта «Дармарка» Камила Акимбекова и Амина Мирзатбаева.

«Дармарка – социально-инициативный проект, схожие по идее мероприятия есть и в Штатах, и в Европе. Там их часто называют free-market: люди приносят вещи, которые им уже не нужны, обмениваются и дарят им вторую жизнь. Вместо покупки нового предмета берут уже произведённую вещь, тем самым уменьшается производство и перепроизводство», - говорит Камила, которая успела побыть организатором двенадцати Дармарок в Алматы.

Стоит отметить, такого рода «базары нового типажа» не оплачиваются, это скорее место встречи эконеравнодушных граждан. При этом история вирусного движения необычная: в Казахстане и во многих странах фримаркеты носят просветительский характер, а в Соединенных Штатах в 2004 году первопроходцами Really Really Free Market были анархисты, кто противопоставлял такой способ обмена вещами «типичному капитализму». Как бы это ни началось, продолжение вышло действительно вдохновляющим, сейчас это больше своп-вечеринки, без которых не обходятся крупные города. В английском языке swap означает «поменять, заменить», в русском же стал нарицательным для мероприятий по поиску вещей с целью сэкономить, «навинтажиться», позаботиться об окружающей среде и провести время за изучением чего-то нового. Свопы часто проводят в кафе, в барах, могут совмещать с концертами, диджей-сетами, фан-встречами и т.д.

«На Дармарке мы стараемся проводить параллельные мастер-классы, лекции по экопросвещению, продуктовые экоярмарки, знакомить посетителей с экотоварами. До пандемии алматинские фримаркеты проводились ежемесячно, сейчас временно заморозили в целях безопасности», - рассказывает Камила.

По словам Камилы, она домохозяйка, которая начала ходить на субботники, встречи волонтеров, интересовалась раздельным сбором отходов, пока ее вовлеченность не переросла в локальное экодвижение.

«Нас посещали разное количество людей, все зависело от мест проведения, которые, увы, не были постоянными. Хотелось бы получить поддержку от города или меценатов, чтобы у Дармарки было своё помещение, и она функционировала на регулярной основе. В принципе, наш проект становится узнаваемым. Мы получаем очень много благодарных отзывов и понимаем, насколько город нуждается в таких маркетах. Пока существует печальная тенденция, над которой мы работаем: некоторые не до конца понимают идею мероприятия и приносят вещи плохого качества, хотят взять побольше хороших вещей вне зависимости от собственной нужды. Но я думаю, со временем все образуется, это с непривычки», - рассказывает Камила, ментор алматинской Дармарки.

Такого рода любителей наживы организаторы пытаются приструнить экспериментальным правилом: ограничение на количество вещей. Однако недобросовестных посетителей не так много, по мнению организаторов, жесткого регламента не будет, так как свопы – для души. Стоит отметить, фримаркеты не только про одежду. Жители, по словам Камилы, приносят и предметы интерьера, бытовую технику, обувь, аксессуары, книги, некоторые виды игрушек, посуду, сувениры и даже спортинвентарь.

«Идея таких сходок очень напоминает почти забытые блошиные рынки в современной и красивой упаковке, однако на «настоящих блошках» есть продавцы, чего нет в Дармарках. Это их заработок, поэтому вещи там часто более интересные, стоящие. У нас же сильна социальная направленность и основная цель – экопросвещение. Дать людям понять, что вещи – всего лишь вещи, нет необходимости их собирать, мы про осознанное потребление. В какой-то степени за минимализм, пытаемся привлечь внимание к вещизму, перепроизводству», - подытожила Камила.

В Нур-Султане первую и пока единственную Дармарку провела Амина Мирзатбаева. Причина заморозки проекта та же – коронавирус.

«Сейчас разрешается приглашать небольшое количество людей, но мы не можем контролировать численность желающих, поэтому сознательно отказываемся от оффлайн-формата. Пытаемся в онлайне проводить, но это не то. В первый раз мы долго искали помещение, многие отнеслись с недоверием, в итоге одно кафе предложило на безвозмездной основе свое пространство, дало стойки для вешалок. Мы сами нашли таблички с указателями, подготовили помещение. Главное, о чем просили людей: чтобы даже бывшая в употреблении вещь не была плохого качества. Попадалась дырявая, излишне поношенная одежда, мы отдали их своим партнерам – приюту для животных, которые используют лоскуты для утепления вольеров. Предметы же хорошего качества мы отдали в социальный магазин, где их можно приобрести, кажется, за символическую плату за вход», - дополняет информацию по Дармаркам Амина из Нур-Султана.

Самыми необычными предметами тринадцати встреч девушки называют саукеле, 15 килограмм CD-дисков, ящик магнитов на холодильник, мешок с забытыми костями и редкое издание Конституции РК (которое впоследствии нашло своего хозяина, пишущего диссертацию).

Камила и Амина не единственные, кто занимается маркетами с экообменом – похожие движения находят отклик и в регионах. Экоактивистки убеждены, что формат Дармарок принесут максимальную пользу людям, которые только начинают свой путь к экологичной жизни, приучают к меньшему потребительству.

В последние десять лет прогрессивные страны охватило массовое «расхламление», особенно по методу Конмари. Его автор изложила идеи по наведению порядка в доме в своей книге, так мир узнал японскую писательницу Мари Кондо. Она помогла людям избавиться от ненужных вещей в доме и улучшить быт (например, если ты этим не пользуешься длительное время, если таких вещей еще несколько, если хранишь как память, если жалко и др.) Однако большинство ее последователей придерживаются философии «не нужно – выкинь», что нелогично и крайне неэкологично. Что для одного предмет не первой необходимости, у другого может прослужить годы. В частности, спросом всегда пользуются детские вещи, коляски, ходунки, учебники, книги и много чего другого, рассказывает директор фонда «Каркын» и социального магазина Маржан Конысбаева.

«Наш общественный фонд был создан в феврале 2019 года неравнодушными активистами. Лично я его возглавила в этом августе, став полноправным учредителем, до этого с супругом работали волонтерами. Было сложно тратить все выходные только на развозку, поэтому в прошлом году было решено открыть пространство в центре города, куда могли бы приходить и те, кто отдает, и те, кто забирает»

По словам Маржан, в отличие от фримаркетов, куда приходят все желающие, они нацелены на социально уязвимую категорию людей: многодетных, семей без кормильца, людей с инвалидностью, пенсионеров и других. В соцмагазине все товары бесплатные, однако существуют ограничения: нужен удостоверяющий документ и на одного человека полагается только три предмета в месяц. Сейчас фонд спонсируется государством, вход бесплатный. Раньше плата за вход составляла 1000 тенге, чтобы отбить часть аренды. Директор фонда Маржан говорит, что у них временный договор и скоро придется искать спонсоров. Также она надеется, что формат обмена вещами и благотворительных магазинов подхватят во всех регионах Казахстана.