Кандастар Ассамблея

«В нашем доме не было главного – любви». История казахстанки, пережившей не только насилие

19.08.2021 9345

История 24-летней Зульфии (имя изменено) – готовая основа для сценария драматического фильма. С самого рождения ей пришлось проходить сквозь несчастья, которых могло не быть, если бы не укоренившиеся в обществе предрассудки и терпимость к насилию, так повлиявшие на ее судьбу. Мы публикуем рассказ Зульфии в нескольких частях. В них и страдания, и принятие одиночества, и бесконечная борьба. Зульфия не сдается. И верит, что все наладится.

Часть первая. Нежеланная

Я была нежеланным ребенком. Моя мама этническая казашка родила меня вне брака, когда ее семья жила в одном из поселков Узбекистана. Отца своего я не знаю. Мама умерла, когда мне было семь лет, меня воспитывали ее родители. С детства я любила шить; начала зарабатывать с двенадцати лет - шила платья, получала заказы на одежду, текстиль, шторы, декоративные подушки. Я умела делать всё по дому, этому меня учили. Когда мне исполнилось шестнадцать, я поступила в колледж в райцентре, чтобы выучиться на швею.

Однажды, возвращаясь после учёбы, я встретилась с подругой. Она позвала меня к себе в гости, и я поехала. Подруга была замужем, жила с родителями мужа. Это была достаточно благополучная казахская семья. Отец семейства занимал ответственные посты, женщины в семье не работали. Тогда в их дом приехал деверь моей подруги, он учился и работал в Казахстане. Мы посидели у них дома, попили чай. Дорогу домой я не знала и город тоже. Он предложил провести меня домой, и я согласилась. Я была застенчивой и скромной девушкой, не могла открыто общаться, так как с детства у меня не было доверия к мужчинам. Когда мы с ним разговаривали, то мне абсолютно не было интересно кто он, что из себя представляет. Не думаю, что и у него был ко мне интерес. Когда прокручиваю в памяти, понимаю, что наша история с самого начала не была романтичной. На тот момент ему просто нужно было жениться, неважно на ком. Видимо, когда я поехала к ним домой, его отец меня увидел и сказал жениться. Для них важно было продолжение рода.

Через некоторое время он позвонил мне, попросил показать дом одного человека из моего аула. Я согласилась. Он приехал днём. Я показала ему дом, а он проехал мимо и повез меня к себе домой. Расстояние между нашими посёлками - полчаса езды. Я не сопротивлялась. Если честно, я даже не знала, можно ли сопротивляться. Мне казалось, что так происходит со всеми, так должно было случиться.

Мне было всего шестнадцать, ему – двадцать девять. Для его семьи мой возраст не был препятствием. Будучи шестнадцатилетней, я умела всё делать по дому: и готовила, и стирала, и убирала. Увы, не смогла окончить колледж. По нашим обычаям и традициям, если тебя украли, то ты не должна возвращаешься домой, остаёшься в доме будущего мужа. Я не была расстроена, когда меня украли, я приняла это как должное; понимала, что всё равно, как всем девочкам, мне придётся выйти замуж. У меня не было представления, что может быть по-другому. Рано или поздно меня бы украл не он, так кто-нибудь другой, кем будет этот человек, – вопрос всегда второстепенный.

Естественно, по законам страны несовершеннолетним нельзя выходить замуж, но тем не менее, это происходит. Так я стала замужней женщиной. Мой свёкор был богатым и властным человеком. О нашем с мужем союзе знали только близкие родственники. Мы поженились 22 декабря, а 1 января он уехал. За эти 9 дней я даже не успела узнать его. Встретились мы с ним почти через 9 месяцев в Астане, где он работал: абсолютно незнакомые люди, живущие в одной комнате. Я родила первенца.

Мне всегда не хватало семьи, опоры. В детстве я хотела, чтобы у меня был папа, брат, защитник. Психологи говорят, что девушки, которые выросли без отца, выбирают мужей постарше. Хотя я и не выбирала мужа, все равно надеялась построить с ним счастливую семью. На самом деле, если бы мы жили по отдельности, то можно сказать, что он хороший человек, а когда мы стали семьёй, все стало не так, как я мечтала. Я не знаю, почему в нашем обществе по-другому относятся к женщинам. Не все, конечно, есть примеры уважительного отношения мужчин, но их мало. В семье моего мужа было принято, что женщина не должна быть образованной. Она всегда на втором месте, должна рожать, ухаживать за мужем, убирать, готовить, гладить, ухаживать за детьми. С детства мне не нравилось так жить. Я знала, что это всё не моё, чувствовала себя как будто не в своей тарелке. Я не видела смысл такого существования. Мне хотелось всё изменить. С детства я мечтала о свободе и думала, что в браке ее можно обрести. Но оказалось, как говорят у казахов: «Жаңбырдан қашып, қарға түтілді».

Мой муж работал инженером. Хорошо выпивал. Поднимать на меня руку считал нормой. Мы жили с ним во времянке. Муж откладывал на учёбу, помогал родным, работал, учился, а мне не говорил. Он закончил учёбу в 2015 или 2016 году. У нас тогда уже был ребёнок. В то время он хорошо зарабатывал, но мне никогда не давал наличные даже на автобус. Я просто не могла выйти из дому, а о том, чтобы погулять с ребёнком и речи не было. Иногда я смотрю на женщин, которые сами себя обеспечивают. Они говорят, что хотели бы иметь мужа, который бы помогал хотя бы продуктами. Тогда мне кажется, что мой муж был именно таким, он приносил хорошие продукты, ни в чём себе не отказывал. С детства он ни в чём не нуждался, вырос так, потому что его папа всегда работал на хороших должностях. Да и мои дети ни в чём не нуждались, их одевали, кормили. Но в нашем доме не было главного – любви.

Мы часто ссорились. Я думала, что я младше него, и он будет меня баловать. Но всего этого не было, это только в сказках так. Я мечтала о другой жизни, но попала в совершенно иную реальность. Терпела, потому что некому было заступиться за меня, да и не заступились бы. Не принято. Нас учат: молчи, терпи. Всегда наши женщины молчат и терпят. Совсем неважно, что она терпит, как терпит, это лично её проблемы. Никто не будет тебя опекать.

Я сопротивлялась его избиениям, а потом, от бессилия просто перестала это делать. Тогда он начал избивать меня за то, что я игнорирую. Оказывается, мне нужно было страдать. Мы совсем не понимали друг друга. Я не понимала, что ему нужно, а он не пытался понять меня. Я просила его пойти к психологу, чтобы разобраться, чего ему не хватает. Он говорил: «Заткнись женщина, не обязательно тебе это всё знать!»

Мне было некуда деться, я боялась уйти от него, думала, что что-то может случиться с ребёнком. Мне не на кого было опереться. Попробовала развестись, месяц пожить у бабушки. Если честно это было хуже, чем жить с мужем. В 2015 году мои бабушка с дедушкой переехали в Костанай. Я пробыла у них месяц и поняла, что возвратившуюся в дом дочь никогда не одобрят. Мне не с кем было поделиться, некому было рассказать о своих страданиях. У меня не было никаких вариантов. Бабушка с дедушкой может и понимали меня, но хотели, как лучше, наверное. Наши традиции говорят о том, что важно сохранять семью несмотря ни на что. Незаконнорожденная, да еще и разведенная женщина в доме, как говорится, глаза мозолит. Я видела, что ребёнку там плохо, он угасает на моих глазах, поэтому вернулась обратно к мужу.

Муж всегда давил на меня психологически, говорил, что я никчёмная, никому не нужная, что я ничего не стою, просто пустое место... Его отец относился к матери точно так же. Муж был копией своего отца. Удивительно, как менялся он в общении с другими людьми. Это был совершенно противоположный человек – воспитанный, учтивый, добрый. Иногда я вспоминаю нашу жизнь, становится так странно, мы никогда не разговаривали с ним по душам. Бывало, что он насиловал меня. У многих женщин в семье так, но в открытую они об этом не говорят. Я просто была рабыней, которая всё делает по велению хозяина. У нас родился второй сын.

Муж любил чистоту и порядок, дома всегда было чисто, хотя там, где есть дети, иногда случаются маленькие ЧП. Но я изо всех сил старалась ему угодить, и даже детям запрещала разбрасывать игрушки, чтобы дома не было ссор. Муж любил тишину, я старалась, чтобы дети не плакали, когда он был дома, готовила ему манты хотя на часах было три часа ночи, - как могла пыталась угодить, чтобы не было скандалов

Но как показало время, все эти страдания были совершенно незначительными, ведь судьба готовила мне еще более суровое испытание.

Часть 2 "Все, я ушел!"

Часть 3. Разведенная женщина

 

Иллюстративное фото с сайта lightfieldstudios.net

 


Похожие материалы