Шанс на новую жизнь

Как в Нур-Султане помогают жертвам бытового насилия

По данным, которые приводит ООН, каждая третья женщина в мире, хотя бы раз в жизни подвергалась тому или иному виду насилия. В Казахстане ежегодно от бытового изуверства погибают сотни женщин, и эта тенденция показывает рост год от года в среднем на 3-4%. Так как домашнее насилие является скрытым явлением, и лишь малая часть женщин заявляют о том, что стали жертвами супруга-тирана, несложно предположить, что таких фактов на самом деле гораздо больше.

Бытовое насилие имеет несколько основных форм: физическое воздействие, сексуальное, психологическое и экономическое (финансовое). Любая из этих форм одинаково тяжело проживается жертвой и в каждом случае женщине и ее детям жизненно необходима квалифицированная помощь. Чтобы оказать поддержку таким пострадавшим существуют так называемые кризисные центры, как частные, так государственные. В столице Казахстана помощью жертвам бытового насилия занимаются три организации, одна из них – государственная - КГУ «Кризисный центр «Үміт» акимата города Нур-Султан. О работе этого учреждения и пойдет речь в нашем репортаже.  

Не просто получатели

Всех, кто сюда поступает официально называют получателями услуг, хотя под этим сухим понятием скрыты личные трагедии, отчаяние и нестихающая душевная боль отдельной женщины. Истории каждой обратившейся сюда за помощью конечно разные, но слушая их находишь много общего. Часто из дома выгоняет муж, либо женщина с детьми вынуждена уйти сама, не находя сил терпеть физические или моральные издевательства. Кто-то подвергался систематическим избиениям со стороны супруга или сожителя, кто-то не выдерживает психологического давления (ревность, угрозы, финансовая зависимость).  

Айгуль 39 лет

Айгуль (имя изменено – прим.авт) в центре находится уже третий месяц. Сюда, как и многие женщины она пришла с детьми, у нее их трое, младшему нет и еще и полутра лет. Вообще Айгуль единственная из обитательниц центра кто решился на интервью. В отличии от других, ее история не такая трагичная, но от этого не менее сложная. Из дома ее выгнал муж, причина банальная - ревность, которая переросла в паранойю, разрушившую отношения и семью. 

«Он страшно ревнивый, у него больная ревность которая основана на его догадках, без всяких фактов и подтверждений. Он решил, что я ему не нужна, что не верна ему и его дети ему тоже не нужны. Если мягко сказать, меня попросили покинуть квартиру. И мне было некуда идти, у меня здесь нет родственников…», -  рассказывает женщина.

На фото: Айгуль во время интервью.

В первые годы брака все было нормально, муж зарабатывал, на семью хватало, - отмечает Айгуль. Но с каждым годом ревность проявлялась все сильнее и сильнее пока не стала невыносимой. Сперва муж заставил ее бросить работу, так как ревновал даже к коллегам. Далее начались повсеместные запреты, а скандалы стали обыденностью.

«Конечно он меня не бил, но это было эмоциональное насилие. А для меня эмоциональное воздействие равносильно физическому насилию. Дома я находилась 24 часа в сутки в тяжелейшем стрессе. Даже ночью я не могла заснуть. Он раньше выпивал, но перед появлением сына, я поставила ему условия чтобы он бросил пить, и он бросил, все вроде шло нормально. Но в какой-то момент все сломалось в физическом и психологическом плане. Я никогда не думала, что могу сюда попасть, что со мной произойдет что-то подобное. У меня есть средне-специальное образование, я бухгалтер. Но когда вышла замуж, муж поставил условия чтобы я ушла с работы, и я села дома, чтобы не было конфликтных ситуаций с ним. Да, он сам обеспечивал семью, у нас была своя квартира. Хотя дома я была для него просто нянькой…», - вспоминает Айгуль. 

Последний скандал, который и стал последней каплей в чаше терпения Айгуль произошёл на глазах у четырехлетней дочери, которая тогда испытала сильнейший стресс. Теперь при виде отца девочка начинает плакать.

На фото: золотое кольцо подаренное Айгуль матерью. 

«Она плачет и когда видит деда, так как помнит, как он пришел с бабушкой кричать на меня, помнит, как они отбирали документы и выгоняли меня из дома. Его родители приняли кончено его сторону, они сказали: «прежде чем рожать нужно было думать». Хотя до этого с его родителями у меня были нормальные отношения».

Когда силы и терпение были на исходе Айгуль позвонила на номер «102», рассказала о ситуации инспектору полиции, который на основании ее личного заявления, определил женщину в кризисный центр.  Сейчас идут разбирательства по алиментам, муж отказывается от выплат ссылаясь на то что у него попросту нет денег.

При центре действует детская комната – аналог мини детского сада. Айгуль планирует водить детей туда и хочет начать работать. Она уже ищет работу с подходящей оплатой, которой бы хватило на аренду жилья, продукты, и на будущий детский сад.

«Здесь как-то психологически восстанавливаешься, и главное пытаешься адаптироваться к произошедшему, хочешь осознать ситуацию, в которой ты находишься и понять, как было раньше уже никогда не будет. И муж, и его родители о детях не думают… С ним я уже не сойдусь, если человек однажды так себя повел, значит это может повториться. Сейчас он хочет просто отомстить мне… Поэтому я должна быть сильной, мне нельзя отчаиваться, так как я не могу подвести детей их уже подвел отец», - заключает женщина.   

Как проходит реабилитация

Справка: В центре предоставляют 8 видов услуг: социально-бытовые, социально-медицинские услуги, социально-психологические услуги, социально-экономические услуги, социально-правовые, социально-культурные, социально-трудовые, социально-педагогические. В Кризисный центр принимаются женщины в возрасте от 18 до 58 лет.

Сейчас в центре на реабилитации находятся 12 матерей и 30 детей, а сначала года в этих стенах уже прошли восстановление 50 матерей с детьми, общее количество более 140 человек.  Из года в год тенденция жертв бытового насилия обратившихся в кризисный центр показывает стабильный рост, цифры получаются следующие:

В 2013 года – 9 человек: 2 женщины 7 детей;

В 2014 году – 100 человек: 32 женщины 68 детей;

В 2015 году – 124 человека: 43 женщины 81 ребёнок;

В 2016 году – 226 человек: 82 женщины 144 ребенка;

В 2017 году – 315 человек: 110 женщин, 205 детей.

В 2018 году – 238 человек: 79 женщин, 1 юноша, 158 детей,

За первое полугодие 2019-го - более 140 человек из них 50 женщин.

«Это не говорит о том, что фактов насилия стало больше, просто женщины перестали терпеть, начали обращаться за помощью, начали искать выходы, стали узнавать о таких учреждениях как наше, - отмечает Светлана Жолдасова, специалист по социальной работе. - Наш центр рассчитан на 50 койко-мест, но зимой у нас пик и количество получателей услуг доходит до 70 человек».

Светлана здесь работает два с половиной года. Именно социальные работники первыми встречает обратившихся сюда за помощью. В основном женщины поступают поздно ночью или под утро, ведь обычно скандалы происходят в это время. В первую очередь соцработник проводит беседу с пострадавшей, дает ей выговориться. Далее следует непосредственно сам процесс оформления в центр и составляется индивидуальный план работы по каждой из поступивших.

На фото: Светлана Жолдасова. 

«Есть женщины, которые поступают без документов, у кого-то их сжег муж, разорвал или спрятал. Мы помогаем восстановить документы. Есть женщины пришедшие без вещей, приходят в том в чем ее выгнали из дома, мы помогаем и с одеждой. В своей работе мы делаем акцент на восстановление женщины как личности, ведь они попадают сюда морально раздавленными, в отчаянии», - рассказывает Светлана.

Каждый квартал здесь проводится социальный опрос, который показывает, что 100% жертв бытового насилия после реабилитации чувствуют себя намного лучше.  Помощь оказывают не только матерям, но и их детям, с ними отдельно работают детские психологи. Ведь дети становятся невольными свидетелями и жертвами скандалов и побоев. 

«У нас был случай, с матерью поступил четырехлетний ребенок, который до сих пор не мог говорить. Дело в том, что дома у отца на веду всегда висел ремень и по малейшим проступкам он бил ребенка, в результате тот получил психологическую травму и не начал говорить вовремя. Но попав к нам, через полгода работы с психологами, он заговорил. И это было для всех нас большим достижением и радостью. Дети как губки, все впитывают что происходит дома. Научные исследования давно показали, что все мужчины-агрессоры сами в детстве были жертвами. Поэтому этот замкнутый круг нужно разрывать, и мы всегда объясняем женщинам что нельзя воспитывать новое поколение семейных агрессоров, - нельзя терпеть насилие», - подчеркивает Светлана.  

За время работы в практике Светланы самый тяжелый случай произошел с женщиной, которая попадала в центр два раза. В качестве исключения, на реабилитацию ей дали самый большой срок 1 год, а не 6 месяцев как положено. После первой реабилитации она восстановилась, устроилась на работу дизайнером мебели, так как имела высшее образование, сняла комнату в общежитии.  Но муж начал ее преследовать. Через отдел образования он нашел данные школы, где учатся дети, выследил супругу и избил.

«Так она повторно попала к нам, и снова прошла реабилитацию 6 месяцев. Но когда оставалось четыре дня до выписки, муж снова избил ее около работы, в результате чего она потеряла сознание, очнулась уже в травматологии. Ее дети поменяли уже несколько школ, но по закону родители имеют равные права и в отделе образования не могут не сообщить о месте учебы детей. Сейчас она снова у нас, проходит восстановление. В общем она три месяца была на лечении, ей сделали две операции, бил он ее по лицу... Этот мужчина врывался и в центр, скандалил, сломал дверь, подрался с нашим юристом. Это был самый тяжелый случай в моей практике... В итоге на него было возбуждено уголовное дело сразу двум статьям. Сейчас ждем суда», - рассказывает Светлана.

Официально пара уже в разводе полтора года. Сейчас этот мужчина не работает, получает лишь пособия по инвалидности, поэтому алименты не выплачивает. А семья очень нуждаются в деньгах, ведь содержать пятерых несовершеннолетних детей одной матери не под силу.

Всех мужчин, которое преследуют своих жен называют «сталкерами» (от англ. stalking,- преследование). Светлана Жолдасова отмечает, что в Европе давно существует практика, когда всеми фактами бытового насилия сразу занимается прокуратура. А принцип мер, которые применяют к мужьям-тиранам следующий: в первую очередь полиция выдворяет агрессора (а у нас женщина вынуждена уходить из дома с детьми) и ему запрещают приближаться к семье. В суде перед агрессором ставят условия: либо он выплачивает большой штраф, либо отправляется на лечение в коррекционный центр для мужчин. При этом в подобных центрах в лечении используется научный подход, и мужчины действительно исправляются. Но в Казахстане пока таких исследований не проводят.

На фото: комната трудотерапии. 

В центре для жертв домашнего насилия стараются создать самые комфортные условия. Здесь есть несколько видов комнат маленькие – для матерей с одним или двумя детьми, большие – для многодетных. Работает столовая, есть сауна с бассейном, сенсорная комната для релаксации, кабинет трудотерапии, библиотека, игровая комната для детей, которая заменяет детский сад.

«Но к сожалению, получателям услуг центра, - многодетным матерям временно прекращают выплаты адресной социальной помощи, так как здесь они находятся на полном гособеспечении. Но ведь им все равно нужны средства на специфические лекарства (например, антибиотики, препараты от астмы, или для сердца)», - отмечает Светлана Жолдасова.

Часто в общественных местах, на вокзале и в торговых центрах, сотрудники кризисного центра проводят специальные акции для женщин, где раздаются буклеты с информацией и контактными данными учреждения.

На фото: столовая центра.

«К нам попадают женщины, не только недавно вышедшие замуж, часто обращаются и те, кто в браке более 10 - 12 лет. К тому же свыше 60% обратившихся находятся в гражданском браке, поэтому оформить на мужчину алименты бывает очень сложно. Также домашним тираном не всегда выступает супруг, это может быть отчим, брат, сын или кто-то еще из родственников», - говорит соцработник. 

На фото: игровая комната.

«Мне нравится эта работа, нравится видеть результат, когда женщины выписываются они всегда благодарны за помощь. И когда слышишь от них что они личностно выросли находясь здесь, радуешься, что твоя работа принесла пользу. На самом деле это тяжелый труд…Когда я только сюда устроилась, плакала вместе с этими женщинами, когда смотрела на них слушала их истории. Знаете, ведь с нами тоже работают психологи, чтобы не произошло эмоционального выгорания на работе», - рассказывает Светлана.

Психологическая помощь

В центре работает как взрослый, так и детский психолог. Консультации с жертвами начинают проводить с первых дней их поступления в центр. В задачи психологов входит с первой встречи определить эмоциональное состояние человека, выявить его страхи, зажимы, чтобы в последующем начать с ними работать.  

На фото: Каламкас Керимбаева. 

«На первой консультации мы не даем советы, не предлагаем пути выхода из ситуации. Как правило многие женщины закрываются в себе и во время первой беседы говорят очень мало либо вовсе молчат. И лишь на третей или четвертой консультации они начинают раскрываться. Следующий этап – проведение различных тренингов, тестов, для определения эмоционального состояния. Женщины приходят с разными проблемами, некоторые находятся в депрессии, в подавленном состоянии, у многих занижена самооценка», - рассказывает взрослый психолог Каламкас Керимбаева.

В последующем, чтобы поднять самооценку женщин, психологи предлагают им знаться новым делом, например, записаться на курсы и самое главное начать ухаживать за собой, пойти в салон красоты. Ведь дома мужья им это запрещали, некоторых даже в магазин не выпускали. В среднем через две недели такая работа приносит свои плоды: у женщин появляется вера, они становятся смелее, начинают искать работу.

«Один из тестов, который мы проводим в первую очередь предполагает нарисовать себя, в результате мы получаем психологический портрет женщины», - говорит психолог. 

На фото: рисунки женщин поступивших в центр. 

Так выглядит рисунок пострадавшей, которую муж избивал практически каждый день. Глядя на этого человечка остается только догадываться что было на душе у пострадавшей в тот момент. Однако даже такие психологические портреты по истечении шестимесячной реабилитации меняются на более позитивные.  

Адрес кризисного центра, по понятным причинам нельзя найти на карте, вся контактная информация размещена на сайте учреждения. Номера телефонов, которые здесь указаны доступны круглосуточно.

Автор фото: Чингиз Майсеит

#многодетные семьи #жертвы насилия #социальная реабилитация #Нур-Султан #помощь #Кризисный центр

Похожие материалы