Мурат Кабылбаев: Приемные семьи легче создавать в селах

О многодетности и детских домах

Мурат Кабылбаев, отец 13 детей, общественный деятель, человек, история которого вдохновляет и вселяет надежду не только во взрослых, но и в детей, которые остались без родительской ласки и любви. В интервью порталу El.kz Мурат Кабылбаев поделился мнением о том, насколько важно помогать многодетным семьям и почему в современном мире не должно быть детских домов.

- Мурат, в первую очередь хотелось бы узнать, как у вас дела, и что нового?

- Также живем, также работаем. Единственное, после проекта «100 новых лиц Казахстана» о нас больше узнали, ко мне больше стали обращаться за консультациями. Если раньше обращались только с вопросами по усыновлению, воспитанию приемных детей, то сейчас бывает, люди просто хотят поговорить, выговориться. Так как ходить к психологу у нас особо не принято, поэтому звонят мне, просят совета, делятся проблемами.

Самому младшему в нашей семье, он наш биологический ребенок ему 8 лет, а самая старшая у нас Адель ей 18 лет, она учится в Педагогическом колледже по специальности «Қазақ тілі мен әдебиеті». У нас с ней юридические отношения уже закончились, но несмотря на это, она остается нашей дочерью мы являемся для нее семьей, она приезжает на выходные и на праздники. Мальчики наши все в основном занимаются спортом, очень любят футбол, целыми днями на футбольном поле, также занимаются домашними делами. К тому же у нас есть семейный ансамбль «Жігер» и буквально недавно мы участвовали с несколькими номерами на смотре художественной самодеятельности, получили грамоты и дипломы. Вообще у нас дети очень активные, они участвуют во всех конкурсах, выигрывают призовые места, в общем, у них такая насыщенная жизнь.  

- Вы уже не просто многодетный отец, а эксперт в вопросах касающихся многодетности, воспитания детей, так как на своем опыте все это испытали и сами преодолевали трудности на этом пути. В связи с этим вопрос: как сегодня живется многодетным семьям, и с какими проблемами они сталкиваются чаще всего?

- Нужно смотреть правде в глаза и признать, что социальная работа в этом вопросе у нас прихрамывает. И я даже удивлён, почему такие важные и актуальные проблемы у нас остались на втором месте и почему должны происходить трагические случаи, чтобы на это обратили внимание. Я езжу очень часто по регионам и вижу, как непросто живется многодетным семьям и им реально приходится выживать. Если на селе их выручает скот, огород, то в условиях города им жить совсем тяжело, и даже представить сложно. Даже если смотреть на приемные семьи, которые ко мне обращаются из городов, с вопросом: «Мы хотим создать большую семью, как и вы». Я им всегда отвечаю, во-первых, мы не пример для подражания, так как 13 детей для одной семьи это слишком много. Ведь мы брали детей не сразу, а поэтапно и нам не было так сложно. Во-вторых, в городе содержать такую семью очень тяжело. Наша семья справляется, потому что мы имеем свое хозяйство, коровы, овцы, птица, свой огород, и мы сами себя стараемся обеспечивать домашними продуктами. То есть это большая экономия. И вообще большие приемные семьи лучше и удобнее создавать в сельской местности. И даже в плане воспитания детей в селе легче, потому что город полон разных соблазнов, а молодежь как мы знаем, очень легко поддается разным  отрицательным явлениям. А на селе воспитание дает свои плоды и через труд.

Мурат Кабылбаев с семьей.

Конечно, перед нами тоже стоял вопрос по переезду в город, так как в плане работы мне удобнее жить в городе либо в Кокшетау или Астане. И мы обдумывали этот вопрос в течение года и все-таки, ради детей решили остаться в селе. Все же в духовном плане детей легче удерживать на селе. Мы должны понимать, что это приемные дети и у всех разный опыт жизни в биологических семьях, в интернатных учреждениях, поэтому здесь нужно более внимательно подходить к воспитанию детей и на селе этот процесс проходит более спокойно. И некоторые мои дети даже боятся города. Боятся в том плане, когда они жили с биологическими родителями, они находились в постоянной нужде, скитались по улицам, подвалам, и у них город ассоциируется только с отрицательными эмоциями. Один сын категорически не хочет даже ехать в город учиться, я ему говорю, что учиться все ровно надо после окончания школы, а если не захочешь жить в  городе будешь с нами в деревне.

- Для многих многодетных семей переезд в город, это возможность найти работу. Так как в сельской местности с трудоустройством, понятное дело, у многих большие проблемы, и как в этой ситуации поступать этим людям?

- Мне часто задают вопрос, почему на селе нет работы, почему все едут в город? Некоторым не нравится мой ответ, кто-то даже обижается. Но нужно смотреть правде в глаза и понять как обстоят дела. Существуют разные программы, даже если ты живешь на селе, там у всех есть возможность держать скот. Многие говорят, что денег нет. Но сейчас столько разных программ поддерживающих сельчан, например, та же  «Дорожная карта занятости 2020», программы микрокредитования, существуют фонды поддержки сельского хозяйства. Я тоже через все это проходил и знаю людей, которые воспользовались этими программами и с их помощью они смогли подняться. Я не знаю, возможно, люди просо не хотят возиться со скотом. Я также видел, как люди брали эти займы и использовали их не по назначению, потом не могли вернуть их государству, но если правильно к этому подойти, правильно направить эти средства, всегда можно прийти к желаемому результату. Поэтому для меня ехать в города и выживать там, это не выход из положения, но при этом я очень хорошо понимаю многодетные семьи, которые вынуждены так поступать, и преклоняюсь перед ними.

Сегодня, в современном мире, когда все так стремительно меняется, в том числе и потребности, многодетной семье нужно в два раза больше чем когда-либо оказывать поддержку и внимание. И речь идет не только о жилье, а о пособиях, различных выплатах, то есть в большой семье мать должна чувствовать поддержку государства. Ведь благополучие наших детей сегодня, это благополучие нашего государства завтра. И каким мы хотим видеть наше государства, зависит от нас от политики и отношения к многодетным семьям к неблагополучным семьям, к матерям-одиночкам, которые воспитывают даже двоих детей, к выпускникам детских домов, это самая уязвимая часть населения.

- Какой бы вы совет дали семьям, которые сейчас находятся на перепутье, выбирая между большим городом и деревней?

- Где-то искать счастье я не советую и никогда не советовал. Какой тут совет дашь? По возможности на местах обращаться к местным исполнительным органам, искать пути выхода через социальные программы, проекты, фонды финансовой поддержки и т.д. Конечно, мы надеемся на положительные изменения в стране, что будут решаться социальные вопросы, что будет прорабатываться закон, обещают муниципальное жилье и т.д, будем ждать, будем смотреть.

- Мурат, как у нас обстоит дело с детскими домами? Их количество в республике по-прежнему сокращается?

- На сегодняшний день взят курс на то, чтобы в Казахстане не было детских домов, они закрываются и все радуются, но стоит ли радоваться, когда у нас нет альтернативной формы устройства. У нас принят закон о приемной семье и есть такие формы устройства, как опека, патронат, усыновление и приемная семья, по сути, они друг друга дублируют они дублируют опеку. Разница только в выплатах, приемная семья, например, получает какую-то зарплату от 35 до 55 тысяч. Поэтому к закрытию детских домов нужно подходить качественно, если мы сегодня их закроем, то через 10-15 лет мы придем к тому, что государство будет вынуждено открывать их заново. Многие предлагают сделать как на Западе и внедрить «фостерные семьи» (патронажное воспитание), но такие семьи тоже не идеальная форма. Но ничего нам выдумывать не нужно в Казахстане уже есть прекрасный опыт создания детских домов семейного типа. Просто раньше, когда у нас открывались такие детские дома, дети в них воспитывались до 18 лет, потом выпускались, и это была грубая ошибка. Ведь ребенок когда оказывается трудной жизненной ситуации, если у него неблагополучная семья и он получил психологическую травму, он должен попадать в детский дом семейного типа, где работают профессиональные родители, а не в те учреждения, где живут по 200 детей.  Для ребенка биологические родители, какими бы они ни были, они всегда самые лучшие, самые любимые и он легче переживает разлуку с ними в условиях такой семьи. И дальше, когда ребенок находится в этом семейном детском доме, с ним уже работают специальные службы: у нас есть органы опеки, психологи, социальные работники и т.д. И итоговая цель такой работы вернуть ребенка в биологическую семью, если это оказывается невозможным, то только тогда ребенок должен идти на усыновление, опеку или патронат. Если в стране будут создаваться такие профессиональные дома семейного типа, то крупно-укомплектованные интернатные учреждения сами себя изживут. А большие детские дома, в которых содержатся от 70 до 200 детей, они вообще не должны существовать, в 21 веке, это ненормальное явление.  Представьте, дети попадают туда в разном возрасте, у них разный опыт жизни в биологических семьях, есть дети наркоманов, алкоголиков, бродяг и т.д. к тому же у всех детей разный темперамент и туда же попадают дети, из благополучных семей, у которых погибли родители, и их всех смешивают в одном учреждении и откуда там не будет насилия? А воспитатели не могут за всеми уследить, у них просто нет такой возможности. Но самое сложное, то, как показал мой опыт, а мы уже воспитываем приемных детей 7 лет, для того чтобы выправить ребенка, для того чтобы изменить его внутренний мир, чтобы показать ему настоящую жизнь, нужно минимум от 3 до 6 лет. Это индивидуальная работа с каждым ребенком в условиях семьи, а в детском доме такой возможности нет. И дочь прошлым летом на одном мероприятии просто плакала, она в нашей семье уже шестой год, и она тогда сказала: «Я только сейчас поняла, для чего нужна семья. Мне страшно подумать, кем бы я стала… Вы знаете, кем я была, я была - воровкой…». То есть ребенок во всем признался, и сегодня она совсем другой человек, она отличница, активистка, она наслаждается жизнью. И сын недавно тоже шел со школы и рассказывал, как он счастлив, что идет домой, что он идет к папе с мамой. То есть я хочу сказать, что эти дети только-только начинают все это понимать и только начинают «просыпаться».  

Да, из года в год идет положительная тенденция количество сирот сокращается. Их сегодня в республике больше 5 тысяч. Почему идет такое сильное сокращение? Во-первых, наше население в этом отношении стало более грамотным, и стали больше брать на усыновление, опеку или патронат. Также информационная работа ведется, активно работают общественные организации, например наш «ОФ Дом милосердия» это проект «Казахстан без сирот», «ОФ АНА ҮЙІ». Но сокращение идет не только поэтому, но еще и по тому, что стали меньше изымать детей из неблагополучных семей. Это говорит о том, что мы должны создавать центры поддержки таких семей.  И если сейчас мы не начнем на них обращать внимание, опять же мы придем к тому, что через несколько лет эти дети пополнят детские дома. То есть столько детей у нас живет в асоциальных условиях, потом они вырастут и создадут свои семьи, а это чревато серьезными последствиями. И для открытия таких центров поддержки у нас есть все необходимое кроме одного, правильной скоординированной работы государственных ведомств: органы опеки, центры занятости, участковые, психологи, социальные работники, общественные организации. Было несколько случаев, когда мы работали с неблагополучной семьей и эти службы работали разобщенно, не согласовывая свои действия.  

- Вы сказали, что детей стали усыновлять чаще. А изменились ли требования к потенциальным приемным родителям? Эта процедура стала легче, как я понимаю.

- Сегодня взять ребенка из учреждения стало легче, эта процедура у нас настолько упрощена, что упрощать ее уже некуда. И когда говорят, что это якобы сложно, что есть бюрократизм, это не так. Когда 7 лет назад я брал первых детей, я был удивлен, насколько это все быстро и просто. Если говорить о документах, которые сегодня нужно предоставить потенциальным родителям, то это: копии удостоверения личности, справка о здоровье, справка о несудимости, акт обследования жилищных условий, это делают органы опеки, справка с места работы, могут запросить характеристику от участкового. Насчет жилищных условий, дом или квартира не обязательно должны быть в собственности, это может быть и арендованное жилье. Приходят специалисты органов опеки, осматривают жилищные условия, будущую комнату ребенка, по положению на одного члена семьи должно приходиться не менее 15 квадратных метров жилплощади.

Я признаюсь, что первые год-два после того как сам создал приемную семью, я всем людям советовал брать детей из детских домов, всем говорил, что детей нужно спасать, агитировал, уговаривал сделать такое добро. И все тогда на меня смотрели как на ненормального. Но по прошествии времени, я уже подхожу к этом вопросу осторожно, потому что вижу, что у всех людей разные психологические возможности, вот эта планка психологическая через которую многие родители перепрыгнуть не могут. Я вижу, что они не справляются, когда я увидел, что семьи начали возвращать детей назад в детские дома, я понял насколько это большая ответственность взваливается на мои плечи, потому что нет ничего ужаснее, когда ребенок переживает вторичное сиротство. И прежде чем привести человека к тому чтобы он смог взять детей, я его потихоньку готовлю и советую пройти школу приемных родителей в ОФ АНА ҮЙІ, подключая других приемных родителей с опытом, так чтобы человек уже приблизительно знал с чем он может столкнуться. Очень многие родители говорят, что хотят сделать добро, начинаются «розовые» иллюзии, а на самом деле реальность - другая.  И самое худшее, когда семья закрывается в своей проблеме, сама пытается ее решить и возвращает ребенка. Я был свидетелем, когда одну девочку вернули в детский дом в третий раз. И когда приёмные родители через несколько месяцев говорят, что у них все хорошо с ребенком и адаптация прошла успешно, я им не верю, ведь чтобы помочь ребенку, повторюсь, нужны годы.  Это я как практик говорю, потому что у меня в семье дети из разных детских домов, с разным жизненным опытом, последние дети из алматинского детского дома были взяты, это еще и другой менталитет.

- Как проходит подготовка будущих усыновителей? Вы проводите обучение или просто консультации?

- Это не обучение. Я еще не пришел к тому, чтобы открывать школу, потому что это невозможно, так как я живу в Акмолинской области, а обращаются ко мне со всех регионов и не только из Казахстана, но и из России, Кыргызстана. Чаще я общаюсь с людьми онлайн, но бывают и такие случаи, что родители приезжают ко мне на пару дней, чтобы увидеть все наглядно. Вообще у меня была идея открыть онлайн школу приемных родителей, но пока я над этим работаю.

- Мы уже начали говорить о планах, поэтому какие задачи сейчас ставите перед собой?

- Основная сфера моей деятельность, я сейчас работаю в «ОФ Дом милосердия», директором которого является Аружан Саин, я работаю в проекте «Казахстан без сирот» и по работе консультирую родителей. Также пишу рассказы, но это реальные истории людей, но не все из этого я публикую в социальных сетях. Основная часть этих рассказов просто хранится у меня.

Обложка книги Мурата Кабылбаева.

В планах сделать переиздание книги  «Покажи мне небо», так как в 2015 году, когда она увидела свет, ее просто смели с полок книжных магазинов и сейчас ее у меня просят. Поэтому будет переиздание, обновлённое и дополненное. Если смотреть первый вариант книги, я сам буквально недавно вновь ее перечитал, там у меня взгляд с одной стороны, а по прошествии лет, я на некоторые вопросы смотрю уже по-другому, так как стал опытнее. Также мы постоянно работаем с детьми, один сын у нас пишет монологи в стихах, он очень любит поэзию и может в 4 часа утра встать и что-то сочинять, что меня удивляет.

Мурат, спасибо вам большое за беседу!

Фото взяты с личной страницы Facebook Марата Кабылбаева.

#усыновление #многодетные семьи #семейная политика #детские дома

Комментарий

comments powered by HyperComments

Похожие материалы

Партнёры