Правила музыки Жамили Серкебаевой

Любое искусство должно быть красивым, даже если оно о грустном

Жамиля Серкебаева – знаменитая скрипачка, яркая звезда казахстанского классического и эстрадного музыкального олимпа, Заслуженный деятель Казахстана, лауреат международного фестиваля в Монте-Карло с дипломом «Первая скрипка», член джазовой ассоциации в Нью-Йорке. Признанный мастер классической, этнической, народной музыки, а также рок-музыки, кантри, поп-музыки, джаза, джаз-рока и по сей день не теряет энтузиазма, завоевывая своей виртуозной игрой на скрипке слушателей как внутри страны, так и зарубежных музыкантов и новоявленных фанатов. 

 •    Я экспериментирую на инструменте, который мы привыкли видеть таким классическим, раздвигаю эти рамки. Некий такой экспериментатор, новатор. Мне это нравится, мне всегда хотелось придумывать новое звучание. Но в любом случае классическое образование – это основная база. Поэтому тем, кто хочет играть в таком стиле, конечно же, никак не пройти мимо классики. Ведь сначала нужно познать основные каноны, грамоту, на которых строится вообще понятие музыки веками.

   •    Когда меня приглашают на светские мероприятия, я всегда говорю: «Позовите меня сыграть, а не просто потусоваться. Моя сила - в скрипке». Когда я беру в руки инструмент, я становлюсь волчицей - не похожей ни на одну из приглашенных женщин.

•    Я стараюсь говорить европейским языком о казахской музыке, она тогда становится понятной для всех. 

•    Мои бабушка и дедушка очень просвещенные, интеллигентные люди, которые жили очень скромно. Прадедушка был лихим казаком, и однажды сел на коня и уехал в неизвестном направлении. Аташка был писателем-просветителем, переводчиком, педагогом. Он перевел произведение «Белый пароход» Чингиза Айтматова и «Ташкент – город хлебный» на казахский язык. Тесно общался с Мухтаром Ауэзовым, Сакеном Сейфуллиным. Играл на домбре, а ажека играла на мандолине, любила петь и была преподавателем русского языка. Такая музыкальная творческая семья оставила отпечаток в моей жизни, в моей судьбе и до сих пор я несу традиции моей семьи.

•    Критика всегда была. У нас любят сравнивать с другими музыкантами, с Ванессой Мэй или еще с кем-то. Сейчас уже не сравнивают, любому, кто мне это говорит, я отвечаю: «Ванесса Мэй не играет казахские кюи». В этом мы и отличаемся. Стиль может и похож, но важно индивидуальность свою найти. Я ищу ее в казахских песнях, кюях наших акынов. Мелодия казахская очень продуманная и правильная в построении, если смотреть через призму классики. Поэтому с таким материалом приятно работать. 

•    Гены имеют место, я от этого не отказываюсь. Все это шло от моего ата, Бекмухамеда Серкебаева, который был писателем и просветителем. Что лично сделала я? Прежде всего – это труд и терпение. Честно могу признаться, что изначально меня заставляли заниматься на скрипке. Но где-то в районе 8-9 класса я стала заниматься сама. Все равно наступает какой-то переломный период, когда ты начинаешь осознавать, что, кроме этого, ничего не можешь делать – это самое любимое. Этот счастливый момент у всех по-разному появляется. И я всем детям, которые учатся, советую заниматься – чем больше часов, тем лучше.

•    Мы все живем, любим, развиваемся, но думаем о деньгах. Давайте говорить откровенно, мы думаем, как нам заработать, как прожить, прокормить семью, поставить своих детей на ноги. Все это связано с материальностью. В этом плане мы одинаковы, ведь кушать хочется всем, и простому человеку, и народному артисту. Но когда меня объявляют, и я переступаю порог сцены, то перестаю думать. И это происходит само собой. Когда вы сейчас со мной разговариваете, вы ведь думаете не о деньгах, а о том, чтобы получился хороший материал по своей сути и глубине. Потом вы выключите диктофон и начнете думать. То же самое на сцене – ты не думаешь ни о чем, только о музыке, завороженный этим состоянием. 

•    В жизни есть элементы историй, которые мы видим в кино, музыке, театре. Этих историй много, они практически похожи друг на друга: там есть измены, ревность, страсть, холод – абсолютно все! Искусство должно нести, прежде всего, возвышенное и красивое. И даже если показывать какой-то негатив, а извините, «Титаник» - это большая трагедия, которая произошла в реальности, но как она красиво отснята, как живописна. Да, это драма, но она так изображена, что некоторые даже не задумываются, что смотрят на то, как там гибнут люди. Я веду к тому, что любое искусство должно быть красивым, даже если оно о грустном. Вот тогда у людей будет стимул жить.

•    Учитывая, что у меня нет директора - я занимаюсь сама раскруткой своего творчества, проектов, и порой даже нет времени заняться этим вплотную. Но я не жалуюсь. Всегда говорю спасибо Богу, что он мне дает жить и быть достаточно сильной, помогать своей семье, радоваться Солнцу и каждому дню, который наступает в моей жизни.
 


toibiznes.kz

Похожие материалы

Партнёры