Кандастар Ассамблея

«Тоска по Родине»: Люди, проживающие за рубежом, усиленно учат казахский язык

22.01.2022 455
Истории наших соотечественников

Нурлан Джанкобаев из Торонто и Нурзия Раимкулова из Хельсинки изучают казахский язык в рамках бесплатного онлайн-курса, разработанного Национальным центром "Тіл Қазына" и Фондом "Отандастар". Несмотря на то, что в странах их проживания достаточно знать местный и английский языки, они усиленно учат родной. По словам наших соотечественников, это не связано с какой-либо жесткой необходимостью, а скорее вызвано огромным желанием прикоснуться к родному и близкому сердцу – Родине.

Зачем я буду учить французский и немецкий, когда в казахском языке сейчас так много интересного…

Нурлан Джанкобаев, Канада


В 2008 году я потерял работу в Казахстане, был кризис, мне предложили поработать в Канаде по контракту. Приехал в Монреаль, провинция Квебек. Сейчас я работаю в строительной организации инженером по планированию.

Детство мое прошло в Алматы. В 80-х годах на миллионный город была одна казахская школа. В ауле родственников особо не было, поэтому мое формирование, как и многих других сверстников, проходило в русскоязычной городской среде. Так мы утратили что-то важное. У моих родителей, бабушки и дедушки - смешанный брак. Мама свободно не говорила по-казахски, хотя прекрасно понимала. Родители выросли в Бишкеке, в кыргызской среде. Раньше все были одинаково советские люди, этнического деления не было. Мы росли во дворе: казахи, уйгуры, грузины, русские, евреи… Такого не было, чтобы кто-то подчёркивал свою этническую принадлежность. Впервые я начал немного осознавать свою этническую принадлежность, когда во время студенчества нас повезли на сельхозработы. Мы попали в один из совхозов Алматинской области. С местными у нас, городских, были серьезные стычки. Они на лошадях ездили – демонстрировали свой боевой дух. Смешно вспоминать. Целый день они на лошадях кокпар гоняли, а вечером - нас, студентов.

Жизнь в ауле стала для меня открытием. Там жил мой сокурсник. Он пригласил меня домой, показал бычка на откорме – метра два в холке. Это произвело на меня большое впечатление. Сейчас вспоминаю, и меня тянет в аул, хочу там поселиться.

Казахский язык более интенсивно изучали в институте. Занятия были один-два раза в неделю. Помню, мыы не могли сдать зачёт. У преподавателя были завышенные требования. У нас и казахские группы не могли сдать зачёт. И, это было для нас шокотерапией. Весь курс побежал к декану. Декан говорит: «Пишите заявление». Мы: «Как писать?». Он нам в ответ: «Пишите на казахском языке». Мы - городские казахи, окончившие русскую школу, не зная что делать, побежали в казахские группы. Кто у кого друзья, знакомые и вот как-то совместно преодолели. Требования нам снизили и каким-то образом мы смогли сдать зачет. С другой стороны, условия изучения казахского языка в то время были несправедливыми. Учебных пособий хороших не было. Был у нас учебник «40 уроков казахского языка». Помните, да? Там тексты были довольно-таки интересные: нам партия велела, комсомол ответил: «есть», - все вот в таком духе. Ни иллюстраций, ничего нет. Как по нему заниматься? Какой-то минимальный материал извлечь удалось. Спецпредметы в казахских группах преподавались непросто, так как технической терминологии на казахском языке не было. Все преподаватели переключались на русский язык на спецпредметах, где-то начиная с 3-4 курса.

Каждый человек может подобрать к своим мозгам какой-то ключик и заставить их работать. Я в своё время самостоятельно освоил английский язык, он очень лёгкий. Мне было уже 38 лет, когда я приехал в Монреаль и начал интенсивно учить французский. Интересно, что в школе я учил немецкий, но сейчас его не помню. Наверное, если потрудиться, можно за год подтянуть. Но сейчас это вопрос времени – главного ресурса. Я подумал: зачем я буду учить французский и немецкий, когда в казахском языке сейчас так много интересного?

Когда начался карантин, высвободилось время. На своей книжной полке я увидел замечательный учебник казахского языка, который купил давно. Начал его листать, - стало интересно, я втянулся. Теперь у меня это хобби номер один. Заходишь в интернет, там много информации на историческую тему, появилось много фильмов на казахском языке. Раньше такого не было.

Среди учебников я до сих пор пытаюсь найти хороший стандартизированный материал с методологией, чтобы изучать язык самостоятельно. Когда я учил французский язык, собрал много адаптированных текстов, звукозаписей. У них продвинуто в плане подачи материала по уровням. В казахском языке материалы такие появились, но у меня проблема с восприятием. Мне нужно писать много диктантов, сочинений. К моему удивлению, довольно адекватные переводы Google выдаёт. Результат близкий, который должен быть в идеале.

Здесь у нас есть сообщество казахстанцев, не только казахов, а всех тех, кто по разным причинам переехал в Канаду. Много здесь студентов по «Болашаку» и другим программам обучаются. Казахстанцы обычно встречаются на Наурыз, и ещё одна встреча проходит в июне. Организаторы казахстанского комьюнити–сообщества устраивают пикник и приглашают всех желающих. Кроме того, есть группа в WhatsApp. Так поддерживается связь с земляками. Наши ассоциации есть в Торонто, Ванкувере, Калгари. В Монреале, к сожалению, связь не так налажена. Слышал, что есть казахоязычный детский садик, - кто-то из эмигрантов организовал.

Иногда слушаю, как звучит казахский в отличие от кыргызского, кумыкского и других тюркских языков. Я обнаружил, что кумыкский язык фактически очень похож на казахский, ногайский, каракалпакский. Начинаешь задумываться, где Кавказ и где Казахстан, Алтай… Языки очень похожи, откуда это идёт на самом деле? Почитал об этом, разобрался. Потом возник вопрос: почему я в школе ничего не знал, мне никто ничего не рассказывали? Нам так говорили: «Вы, казахи, из феодального строя перешли в социалистический, и всё. Не было у вас письменности, письменность вам дали. И вот поэтому вы теперь, пожалуйста, все грамотные». А на самом деле все было наоборот. У нас богатая история, была степная демократия. Я ещё в школе заметил, что у Шокана Валиханова есть фактические документальные свидетельства об этом.

Развитие языка, большое желание его выучить стимулирует мотивация. У нас где «живет» казахский язык? В ауле. В 90-е годы все бежали из аула, но сейчас-то должна быть обратная тенденция. Те, кто бежали, должны вернуться. Беда в том, что все аулы в плачевном состоянии. Это значит, что в плачевном состоянии будет и казахский язык. Если поднять статус аула, поднимется и статус казахского языка. У молодежи будет стимул учить его. Если в аул поедешь, а там тебе все условия: чистый воздух, хорошая заработная плата и так далее, конечно люди будут там оставаться и ценность казахского языка не будет девальвировать.

Я смотрю в интернете канал «Тіл майданы», там ребята ходят по базарам, по магазинам, провоцируют тех, кто не владеет казахским языком и начинают терроризировать людей, ссылаясь на закон. Авторы берут на себя функции государства, что совершенно не приемлемо. Нужна логичная государственная политика.

Моему ребенку десять лет. Он родился Канаде, в Монреале. Возможности обучать его казахскому нет, хотя он проявляет не дюжий интерес. У меня тоже смешанный брак. Мама у нас с русско-украинскими корнями. Ребёнок у нас казах. Я провёл с ним беседу, нашёл своё шежире, объяснил. Всё объяснил про аруаков, шежире, показал где он по генеалогической линии. Он занимается шахматами. Хочет выступать за Казахстан.

Слёзы наворачиваются, когда слышу звуки домбры

Нурзия Раимкулова, 56 лет, Хельсинки


Я родом из посёлка Шынгырлау ЗКО. После окончания школы уехала в Ленинград, чтобы поступить в университет на юридический факультет. На третий год смогла взять высокую планку, поступить на вечернее отделение. В юности работала в прокуратуре Ленинградской области, а на последних курсах перешла в коммерческий банк. Там я прошла путь от юриста до руководителя юридического управления. Двадцать лет я прожила на берегу Невы, где стоит памятник из бронзы Джамбулу Джабаеву - великому казахскому поэту-акыну, автору поэмы «Ленинградцы - дети мои». В 38 лет я вышла замуж и уехала в Финляндию. Спустя два года родила сына, сейчас ему 16 лет. Наш дом находится в Хельсинки. Здесь я подтвердила свой диплом, имею лицензию агента недвижимости, выучила финский. В настоящее время являюсь судьёй присяжного окружного суда и членом правления.

Люди возвращаются на круги своя … Я видела посеребрённые семейные пары, когда- то уехавших по молодости на заработки в Америку и вернувшихся на родину в Финляндию. Что это? Может человек начинает ценить сильнее то, что потерял? Говорят, с годами люди становятся сентиментальными. Может быть. Во мне что-то изменилось.

Вполне возможно, это - элементарная тоска по Родине, когда слёзы наворачиваются, если слышишь звуки домбры и вида скачущих табунов в степи…

Я хочу красиво говорить на казахском языке, а ещё научиться играть на домбре и петь казахские песни. Они очень мелодичные, с глубоким смыслом. Мне посчастливилось немного поучаствовать в организации первого визита президента Казахстана Нурсултана Назарбаева в Финляндию. Я до сих пор помню свое волнение и переживания на предмет своего казахского языка. Поэтому, когда появилась возможность учить родной язык онлайн, сразу решила, что не упущу ее. Хочу поблагодарить организаторов курсов. Отдельная благодарность за преподавателя. Заметила, что если мне нравиться преподаватель, то и предмет осваивается на ура. Говорят, мало, что-то иметь от природы, важно, чтобы это оценили люди. Наш преподаватель Асия ханым прекрасна. Как в одном человеке может сочетается все: красота, мудрость, голос и красивый смех? Мы залипаем к экранам своих телефонов и ноутбуков, получая не только знания, но и эстетическое наслаждение.

Фото из личного архива героев материала.

Похожие материалы