Под священным шаныраком юрты

21.10.2019 480

Было это в году 207. Тогда я работал руководителем пресс-службы акима Алматинской области. Помню, приехали к нам, в Талдыкорган, гости из Германии. Кажется, по линии Ассамблеи народа Казахстана. Изъявили желание побывать в чисто казахской среде. Чтобы лучше познакомиться с образом жизни, языком, культурой, обычаями и традициями народа. Выбор пал на отдаленный Раиымбекский район. Сопровождать германцев доверили мне и одному моему коллеге-знатоку Казахской культуры. На второй день пребывания на родине Мукагали Макатаева нас пригласили в гости. Так и сказали: «Поедем в сторону гор».

Когда машина, преодолев очередной крутой поворот горного серпантина, «вынырнула» на открытую местность, нашему взору предстало изумительное по красоте зрелище. У подножия горы, за которой отчетливо виднелись снежные вершины величавого Хан-Тенгри, на зеленом фоне альпийского луга, усеянного яркими цветами, стояла ослепительной белизны юрта. Эффект усиливали две широкие ленты по периметру, украшенные казахским национальным орнаментом. Рядом с ней, весело прыгая по камушкам, и блестя на солнце, бежал вниз кристально чистый ручей. Неподалеку мирно пасся табун лошадей. А высоко в небе, словно наслаждаясь собственным превосходством над окружающей средой, гордо парил орел.

И что удивительно, во всем этом великолепии доминировали не альпийские луга, и не горы даже, а юрта. Именно она, несмотря на свои малые габариты, выделялась в огромном пространстве, именно она, словно магнит, притягивала к себе взоры. Я много раз видел это древнее жилище казахов, много раз в нем бывал, оно всегда производило на меня какое-то особое впечатление, вызывало массу положительных эмоций. Но на сей раз воздействие было куда сильнее.

Казалось, что от юрты исходит какой-то необыкновенный свет, наподобие свечения с голубым оттенком. Его я даже не столько видел, сколько чувствовал. И сила необъяснимая – завораживающая, притягивающая. Состояние такое, будто созерцаешь космический объект, только что приземлившийся на лужайку. А поразили – совершенство и законченность этого творения рук человеческих. Не знаю, вкладывали ли наши предки-кочевники какой-то смысл, придавая юрте форму круга, но бесспорно одно: таким образом они сотворили «вселенную в миниатюре», символ вечности мироздания, гармонии с окружающей средой. Не зря, наверное, ученые сравнивают юрту с микрокосмосом.

Шедевр мировой цивилизации

Древние нормы этикета казахского общества запрещают в обычной обстановке подъезжать к аулу, юрте на лошади вскачь, или бегом. Считается, что это может встревожить хозяев, которые могут подумать, что им несут плохую весть. Поэтому мы, оставив машину чуть поодаль, медленным шагом подошли к жилищу. Встретили нас сами хозяева во главе с седобородым аксакалом Бердыбеком кажи. После традиционных рукопожатий и приветствий он пригласил нас в дом. Однако, обратив внимание на то, с каким любопытством мои спутники – заморские гости – разглядывают диковинное для них сооружение, я попросил аксакала прежде немного рассказать о нем.

Вместе с нами несколько раз обойдя юрту, он остановился и сказал: «Вот видите, мы сколько угодно можем вот так ходить, но не придем к какому-то концу. Круг – вот символ юрты. Его можно воспринимать, как напоминание о бесконечности и величии вселенной, призыв к смирению перед глубинными тайнами природы. Все живое на земле по воле Аллаха приходит и уходит. Меняется окружающая нас среда – климат, ландшафт, но Вселенная остается. Вот эту глубинную мысль и передали наши предки, сконструировав такое оригинальное жилище для себя».

После этого философского вступления Бердыбек кажи поведал и о строении самой юрты. Ее круглый каркас, завершающийся куполом, состоит из четырех частей. Первая – Кереге (сборно-раздвижное основание юрты). Оно состоит из отдельных секций решеток (ќанат), соединенных друг с другом, и образующих тем самым круговую стенку. Ќанат представляет собой скрепленные по диагональным осям планки (саѓанаќ), что в принципе и позволяет растягивать или же стягивать их. Следующая часть – Уыќ. Это купольная жердь. Их количество зависит от размеров юрты. В совокупности они образуют крышу. Очень важным элементом в конструкции юрты является Шањыраќ. Это круговое навершие. К нему крепятся верхние концы уыков. Шањыраќ – завершающая деталь каркаса. Он одновременно является и окном, и отверстием для выхода дыма. И, наконец, Есік – дверь. Она состоит из трех частей: косяка, деревянных створок и войлочной накидки с пришитой узорной циновкой.

Снаружи юрту «одевают» в войлочное покрытие. Оно бывает трех видов, отличающихся по размерам и формам: туырлыќ (покрытие основания), тµзік (покрытие купола) и т‰ндік (покрытие шанырака). Все они делаются из чистой шерсти, а края полотен обшиваются плетенным шнурком. Войлочное покрытие состоятельных людей украшались узорной аппликацией, придававшей юрте особую нарядность.

Удивительное явление, думал я, слушая рассказ Бердибека кажи, и, созерцая это белое жилище. Предки казахов были простыми кочевниками. Они не кончали университетов, не имели ученых степеней. Но, тем не менее, были мудрыми людьми, философами от природы, талантливыми архитекторами, конструкторами, дизайнерами. Иначе бы не сумели сотворить такой шедевр мировой цивилизации, которым, бесспорно, является юрта. Не смогли бы, постоянно шлифуя и совершенствуя, построить земную конструкцию, несущую глубокий философский смысл, символизирующую космос, единство и вечность вселенной. К примеру, взять тот же шањыраќ. Он ассоциируется с нескончаемым движением в природе, эволюцией жизни. Есть поверье, что через шањыраќ обитатели юрты связывались с сакральными небесными светилами: солнцем, луной, звездами. И это, похоже, близко к истине. Тот, кто хоть раз, лежа в юрте, смотрел, через открытый остов в чистое ночное небо, не мог не заметить, что те же звезды кажутся значительно ярче и ближе, словно они зависли над самой макушкой юрты.

Очаг – символ благополучия

… Когда хозяин вновь пригласил нас в дом, мы, дабы не нарушать этикет и нормы поведения, подсказали своим спутникам, что дверь в юрту считается сакральной границей между внешним и внутренним миром – табалдырыќ, аќ босаѓа (священный порог). От того, как гость переступит порог, зависит и отношение хозяев к нему. Если перешагнет правой ногой, низко склонив голову, значит достоин уважения. Сделает наоборот – обидит хозяев, вызовет недовольство. Также напомнили, что запрещается становиться или наступать на порог, прислоняться к дверному косяку. Казахи говорят: «Босаѓаѓа тұрма, жетім боласың» - «Не становись на порог, осиротеешь».

Безукоризненно преодолев «священный порог», мы вошли в жилище. Нас, как и полагается, посадили на самое почетное место (төр), расположенное в дальней части юрты, прямо напротив входной двери. Перед нами стоял богато накрытый дастархан. Непосвященный человек может этого и не заметить, но нижняя горизонтальная плоскость юрты имеет свою невидимую маркировку. Здесь четко размечено, где и что должно быть. По функциональному признаку она делится на семь частей: почетное место; место хозяина – чуть ближе к входу, слева от почетного места; кухонный уголок – ближе к двери от места хозяев; место для молодых членов семьи – справа от почетного места; место для хранения конской сбруи – ближе к входу от места молодых членов семьи, также в правой половине юрты; входная часть, дверь – противоположная почетному месту; очаг – место в центре.

Очаг в современных юртах отсутствует, поскольку ими пользуются только в холодное время года. Однако, для предков казахов очаг (ошаќ) являлся символом благополучия семьи, священным местом. Потому и отношение к нему было трепетным. Почитание очага выражалось в задобрении духа огня. К примеру, при первом посещении свекром или свекровью свадебной юрты (отау) невеста лила растопленный жир в огонь очага. При этом отправитель обряда и присутствующие женщины приговаривали: «От – ана, ұмай – ана, жарылќа» - «Мать – огонь, Мать – Умай, благослови». Огонь запрещалось просто так тушить. Для предков казахов угасание огня означало прекращение жизни семьи. Поэтому одним из самых тяжелых проклятий было: «Ошаќта отыњ сµнсін» - «Пусть погаснет огонь в твоем очаге». А было еще и пожелание: «Ќатыннан айрылсањ да ќазан - ошаѓыњнан айрылма» - «Если даже с женой разведешься, с очагом не расставайся».

... С удовольствием попивая экзотические для себя напитки – кумыс и шубат, наши гости не без любопытства изучали внутреннюю обстановку юрты, постоянно задавая при этом вопросы. Им было интересно абсолютно все: и расшитые яркими узорами ковры и кошмы – сырмаќ, текемет, түскиіз; и тканные изделия из овечьей шерсти – узорные полосы (басќұр), узорная лента (белдеу бау), красочные паласы (алаша), ворсовые ковры (түкті кілем); и предметы культуры и быта. Общеизвестно, что юрта традиционно делится на две части – мужскую (правую – оњ жаќ) и женскую (левую – сол жаќ). Исходя из этого и было обставлено жилище. На мужской половине, поближе к выходу, висели ружье, сабля в красивых ножнах, щит с чеканкой и копье. Здесь же – конская упряжь, различные талисманы и изделия из металла. На женской стороне, ближе к выходу, стояла легкая мебель – шкаф для хранения посуды (асадал кебеже). Рядом на кереге висели войлочные и тканые сумы для хранения продуктов, вещей, хозяйственной утвари – ќоржын, сандыќ, аяќ ќап, кесе ќап. Здесь же стояла ступа для взбивания кумыса. На левой стороне также находилась кровать (төсаѓаш), имеющая своеобразную форму. Все обслуживающие нас женщины были именно в этой части юрты. Возможно, это убранство было подготовлено специально для наших гостей, но в любом случае все это выглядело очень даже естественно.

Место, где сидели мы (төр), обладающее «наивысшей культурной ценностью», выглядело особенно нарядно и богато. Такой вид ему придавали ослепительно красивый ковер, расшитые узорами подушки, и висящие за нами на стене роскошные волчьи и лисьи шкуры, а также музыкальные инструменты – ќобыз и домбра. Один из наших иностранных гостей долго разглядывал домбру, а затем попросил, чтобы кто-нибудь сыграл на нем. В руках Бердыбека кажы инструмент оживает и все окрест наполняется чарующими мелодиями домбры. Струны то замедляя, то ускоряя бег, повествуют нам о жизни великой казахской степи. Перед глазами встает родовой юрточный аул, раскинувшийся в долине у небольшой речушки; джайляу с альпийскими лугами и пасущимися стадами овец; несущиеся по степи, обгоняя ветер, табуны лошадей; могучие джигиты, рвущиеся на лощадях в бой за обладание главным трофеем в состязании кµкпар; огромный орел в небе, который, то камнем подая вниз, то стремительно взмывая вверх, демонстрирует свои силу и ловкость.

 Сыбаѓа – ритуал гостеприимства

 ... После того, как гости освоились, попробовали национальные напитки кумыс, шубат, попили ароматный чай, наступил момент очень интересного ритуала казахского гостеприимства, предусмотренного обычаем, который называется «сыбаѓа». На специальном блюде самому старшему из нас в знак особого уважения приподносят баранью голову (бас). На приеме гостей у казахов строго соблюдаются традиции предков. Блюда для них готовятся соответственно их социально-общественному положению, полу, возрасту, родственным отношениям: бас, шеке (баранья голова), жамбас (тазовая кость с мясом), жая (мясо с задней части туши с жировой прослойкой), ќазы (реберное мясо, обычно вместе с костью, в кишечной оболочке), телшик (жирное филе с нижних ребер), төс (грудинка), үлпершек (сердечная сумка, фаршированная кусками нежного мяса и сала) и т.д. Самому почитаемому человеку за столом принято подносить голову. Такие лакомые кусочки, как язык, уши, почки дают детям, ќуырдаќ с печенью - сватам, грудинку – зятю, үлпершек – девушкам и невестам.

Причем, каждое угощение имеет свой смысл, свое особое пожелание. Например, почетному гостю как бы говорят: «Будь вожаком (головой) своему народу». «Будь нам, как брат, войди в наш круг, столь же легко, как тающий во рту ќуырдаќ» - желают свату. А девушки поймут, что их всегда хотят видеть цветущими и нежными.

После окончания трапезы одиз из моих спутников, уважаемый и почетный человек, произнес бата хозяевам шанырака. Он от всех гостей искренне поблагодарил хозяйку очага за сыбаѓа, гостеприимство, хлебосольность, пожелал всем доброго здоровья, и чтобы в их доме всегда были мир, спокойствие, согласие и достаток. Мы покинули это удивительное жилище и их обитателей с самыми добрыми чувствами и незабываемыми впечатлениями.

После этого очередного соприкосновения юрта стала мне еще ближе, еще роднее. И я, пожалуй, по-настоящему понял ее уникальность, неоценимую роль и значение в жизни народа. Сказать, что юрта – это просто традиционное жилище казахов, значит ничего не сказать. Юрта – это своего рода квинтэссенция многовековой, богатой и уникальной культуры народа, его образа жизни, его менталитета. Юрта – это душа народа. Когда перешагиваешь ее порог и оказываешься под священным «ќарашаңыраќом», попадаешь в особый и неповторимый мир – мир, который завораживает, пробуждает неподдельный интерес, стремление постичь неизведанное. Здесь ощущаешь казахский дух, дух предков, которые в память о себе, и чтобы не оборвалась нить, связующая поколения, оставили своим потомкам этот редкостный шедевр, имя которому Юрта (Киіз үй).

Юрта обладает особой силой, особой аурой. Даже простое осознание того, что в ней в свое время жили и совершали свои подвиги легендарные казахские батыры Кабанбай, Наурызбай, Райымбек, Богенбай, уже несет мощный эмоциональный, патриотический заряд. Так пусть же будет благословенна юрта – наследие славных предков, история которых писалась на огромных пространствах от Египта до Китая. Наследие предков, которые тысячу раз умирая и воскресая, давая решительный отпор полчищам захватчиков, сумели сохранить свои обширные земли, свою государственность. Наследие предков, которые, пройдя через все круги ада, сумели пронести через века уникальные духовные ценности: культуру, язык, обычаи, традиции и ритуалы.

… Я с трепетом и волнением переступаю порог священной юрты …

Атсалим Идигов,

член Ассамблеи народа Казахстана

 

Похожие материалы