Кандастар Ассамблея

Абдурашид Мумади: В Грозном построен много­этажный дом, который в народе называют «казахским»

25.02.2019 1091

Одной из сложных и трагических стра­ниц для многих этносов Казахстана являет­ся депортация народов СССР в годы Второй мировой войны. Это – немцы, поляки, чеченцы, ингуши, корейцы и мно­гие другие народы. Процесс депортации в Советском Союзе был применен к целым народам. Общую численность депорти­рованных в Казахстан назвать сложно, она постоянно менялась, из-за огромной смертности, постоянных поступлений. К концу 1941 года их общая численность составила 386 492 человек. В 1942 году в республику из Воронежской, Сталинградской, Ростовской областей и Северного Кавказа прибыло более 100 тысяч человек. В целом за годы войны республика приняла 1,5 миллиона че­ловек. Общих данных о количестве депортированных в Павлодарскую область пока нет. Известно только, что в 1940 году расселено в двух районах 750 иранцев, в 1942 году 42997 спецпереселенцев, главным образом немцев (37703). К марту 1944 года в области расселено 41773 чеченцев и ингушей. К началу войны в области оказались 1207 поляков. Поставив цель навечно депор­тировать названые народы, советская власть выбрала и соответствующие этой цели средства ее достижения. Были установлены жесточайшие санкции по отношению к тем, кто не мирился с этой целью и противился ее осу­ществлению.

Абдурашид Мумади, председатель чечено-ингушского ЭКО Павлодарской области рассказал о судьбе своей семьи и народа.

«Я являюсь сыном депортированных в те суровые годы. Моим родителям было по 11 лет, когда их депортировали. Произошло это 23 февраля 44 года. Приехали на машинах, и ска­зали, что на сборы всего 1 час. Таким образом, были выселены мои родители, мой дед с бабушкой и все мои родственники. Дедушка рассказывал мне, что их везли в товарных вагонах, и они совсем не знали куда едут. Каждый день в каждом вагоне умирало по 3-4 человека. На каждой остановке заходили солдаты, приказывали всем встать, а кто не встал, считали, что все равно не выживет и забирали. Куда забирали, хоронили или нет, или может быть, просто выкидывали, ни­кто не знает.

По прибытию в Павлодар родители, родственники, односельчане были распре­делены в разные районы. Дедушка с ба­бушкой жили в Майском районе все 13 лет депортации. В 7 километрах от их села на­ходилось село Казанск, где были поселены их односельчане. Они не могли навещать друг друга, для этого нужно было разреше­ние коменданта, без этого привлекались к уголовной ответственности.

Очень благодарны мои деды, их потом­ки казахскому народу, которые делились с нами последним куском хлеба. И те, кто выжил в эти годы – выжил благодаря казахам. Ныне покойный дядя говорил (их было шестеро в семье), когда их определили в школу, одевали вещи по очереди с детьми казахов, так и ходили в школу. Делились, как одна семья, тем, что было. Когда стар­ших начали брать на работу, стало полег­че.

В то время казахи не знали русского языка, наши предки не знали казахского, и мои родители рассказывают, что выучили казахский язык буквально за месяц. Все, кто жил здесь, и ныне живут в Грозном, владеют им в совершенстве. Когда я езжу в гости к моей маме в Грозный, она раз­говаривает со мной на казахском, много интересуется о своей второй Родине, ведь у нее много теплых воспоми­наний о казахах.

Про Нурсултана Абишевича Назарбае­ва говорят «это наш Президент». Елбасы много сделал для восстановления Грозного. Он первым протянул руку помощи из всех союзных республик. Построил много­этажный дом, который в народе называют «казахским домом». Также в Грозном есть школа и улица, назван­ная в честь нашего Президента» - рассказал Абдурашид Мумади, председатель ОО «Чечено-ин­гушский центр культуры».

Максат АЙТПАЕВ,

Павлодарская область

Похожие материалы