Кандастар Ассамблея

Той любой ценой. Повлияет ли пандемия на привычку устраивать пышные праздники?

24.05.2021 1305
Существует опасность, что новые поколения предадут забвению сакральный смысл тоев

До пандемии вопрос уместности шумных тоев если и обсуждался в обществе, то оставался личным делом каждого. Но рост заражаемости ковидом и жесткий карантин разделили казахстанцев. Одни не собираются отказываться от свадеб или юбилеев и устраивают торжества подпольно, другие осуждают их, а сами строго соблюдают дистанцию, призывая жёстко наказывать беспечных нарушителей. Наш автор Дина Ораз попыталась разобраться, поможет ли пандемия пересмотреть взгляды казахстанцев на организацию праздников.

Той в Казахстане – нечто большее, чем семейное торжество. В этой индустрии особенно преуспели южные области. В Шымкенте, например, есть рестораны, вмещающие несколько тысяч гостей, в которые хозяева торжества под фанфары заезжают в залы на дорогих машинах. Произведенное впечатление от шоу с артистами, фейерверками и прочими атрибутами дорогого досуга гости обсуждают годами и делятся эффектными селфи в социальных сетях.

- Той для казаха является национальной традицией, радостным событием. Пандемия — это временное явление. Суть тоя не поменяется для казахов, все останется так, как было раньше, - говорит историк Марат Абсеметов.

Пышные тои в степи очень ярко описывают в своих произведениях казахские писатели. События на холме Мартобе 18 века (ныне в Сайрамском районе Туркестанской области) вошли в исторический роман Абиша Кекильбаева «Плеяды – созвездие надежды». Мартобе известен как историческое место, где прошёл первый курултай казахов и где старейшины родов и племен определяли место кочевья, территории пастбищ, решали вопросы международных отношений. Здесь хан Тауке поставил печать на первом записанном своде степных законов «Жеты жаргы». Городище Мартобе расположено по дороге в поселок Карамурт, на левом берегу поймы реки Янгинарык, в 5 километрах к востоку от поселка Сайрам, ныне район Шымкента. Вот что отмечает Кекильбаев в одной из глав романа:

«Все степняки стремились попасть на великое собрание в Сайраме. Где еще можно было показать всему народу, какой ты богатый и влиятельный, где еще можно было прославиться сразу на три жуза? ... «Ах, какой была нарядной юрта того-то!» … «Какое угощение отведал я у такого-то!» … «Конь такого-то летел на байге как птица» … «Борец такого-то не знал поражения, всех победил, всех уложил на землю!» … Подобные разговоры годами не угасали в разных уголках бескрайней степи, годами воспоминания о собраниях на Мартюбе грели душу степняков…Не было у казахов иной цели, иного смысла в жизни, как прославиться своим гостеприимством. Каждый казах умножал свой скот, чтобы вдосталь угостить случайного, богом посланного путника. Потомкам своим оставлял в наследство как самое драгоценное достояние восторженные отзывы о собственной щедрости! Как легенды расходились по степи рассказы о том, чья юрта на Мартобе отличалась отменным кумысом, чья – душистым чаем, чья – наваристой сорпой. Эти легенды, эти рассказы, верили казахи, приносят удовлетворение духам семи поколений предков, а в будущем наполнят гордостью сердца семи поколений потомков, когда они явятся на свет божий. …Нет для казаха никого дороже и почетнее, чем гость, который повернул коня к твоей коновязи, пожаловал к тебе, именно к тебе!»

Той, не только у казахов, но и у многих тюркоязычных народов –важное событие, возможность собрать родственников, объединить весь род. Той - основа жизни кочевого народа, разбросанного по степи и стремящегося поддерживать связи, чтобы выжить. Все тои были нацелены на объединение и воспитание. Традиции их проведения практически помогали развивать навыки коммуникации и социализации, имели определенное сакральное значение, какие-то из них стали основой для формирования культуры казахского народа и его идентичности.

Той любой ценой

Сегодня тему тоев пытаются переосмыслить. В условиях оседлой культуры, в 21 веке, разглядеть рациональное в помпезности становится все сложнее. Смысл и необходимость проведения множества затратных торжеств часто преподносят как необходимость соблюдения национальных традиций. Комедийный фильм режиссера Канагата Мустафина «Той любой ценой» рассказывает о том, как главный герой, потеряв деньги, отложенные на свадьбу сестры, придумывает разные способы провести торжество. Кино заканчивается словами героя: «Счастье не в деньгах, а счастье в людях, которые окружают вас».

Канагат Мустафин, режиссер: Во время карантина ни на каком тое я не был

- Тема тоя актуальна. У казахов очень много разных событий, обычаев, которые отмечаются широко. «Казақтын тойы бітпесін», - говорят старики. Я хорошо отношусь к тоям, но не любитель их посещать, только к очень близким хожу. На тоях не люблю нескончаемые тосты, когда по два часа рассказывают одну и ту же информацию сто пятьдесят раз, например когда какая-нибудь апашка возьмёт микрофон и рассказывает два часа всю свою биографию… - это одна из причин. Вторая причина - это когда ты приходишь на свадьбу коллеги и триста пятьдесят абсолютно незнакомых тебе людей что-то там рассказывают про непонятно кого. В общем, скучновато бывает. А вот если торжество родных и близких – это другое дело. Частично считаю, что тои — это ярмарка тщеславия. В Шымкенте, я слышал, бывают пафосные тои по 8000-10000 человек, в огромные рестораны на лимузинах заезжали, на лошадях. Конечно, это показуха. Я считаю, что нецелесообразно на 8000 человек делать той, когда из них 5000 человек - левые статисты, массовка, не относящаяся к самому мероприятию. И явно там идёт какой-то баттл: кто на сколько человек той устроит – на 8 тысяч или на пятнадцать. Я считаю, это деньги на ветер. Лучше обеспечить молодых жильем, отправить за рубеж на медовый месяц - это более логично, на мой взгляд.

Во время карантина ни на каком тое я не был. Конечно, звали на всякие подпольные, но я считаю, что нельзя рисковать, когда бушует эпидемия. Надо строго наказывать тех, кто устраивают тои на парковках, в закрытых каких-то подвалах. Лучше уж перетерпеть год-два, пока все не уляжется и устроить нормальный, достойный той, а не как какие-то крысы где-то прятаться в подвале - это ужас просто. На этих люди массово заражаются вирусом.

За время карантина тои стали более камерными

Жанерке Шайгозова, кандидат педагогических наук, ассоциированный профессор искусствоведения «Казахского национального педагогического университета имени Абая, эксперт Национального комитета по охране нематериального культурного наследия Республики Казахстан: «С одной стороны, мы часто ругаем тои (как и я сама в том числе) за их помпезность, в какой-то мере до пандемии точно – казахский той был своеобразной «ярмаркой тщеславия». Очень часто люди перегибают палку, берут кредиты и т.д. Это уже личные вопросы каждой семьи. Меня волнует, другое – на мой взгляд, на данный момент, существует опасность, что новые поколения казахов воспримут лишь сугубо внешнюю сторону свадебных обрядов, предав забвению их сакральный смысл, укрепляющий национальный культурный код. Поэтому в этом направлении необходима серьезная культурно-просветительская работа.

Во время подготовки номинации «Беташар – казахский свадебный ритуал» в репрезентативный список нематериального культурного наследия человечества эксперты и я, как координатор данной номинации, пришли к выводу, что в угоду рыночной конъюнктуре казахстанская свадебная индустрия «обогащается» несвойственными и подчас противоречащими казахскому менталитету элементами (непристойные игры, розыгрыши и др.).

В целом, институт казахских свадебных традиций следует рассматривать как систему, обеспечивающую единство общества, поощряющую взаимопомощь, гарантирующую определенную степень защищенности ее членов.  Я думаю, в целом родом отсюда любовь казахов к тоям. Казахи - гостеприимный народ, мы любим показываться, любим себя выставлять, любим людей приглашать.

К тоям, до недавнего времени я относилась достаточно равнодушно (считала их пустой тратой финансов). Но, совсем недавно в моей семье гипотетически обсуждался вопрос женитьбы сына. Я поймала себя на мысли, что уже мысленно проектирую ее ход, обдумываю кого пригласить и в каком формате ее вообще проводить. Значит, тяга к тоям во мне сидит генетически, как и у любого казаха. Однозначно для меня одно: ритуал беташар точно будет проводиться, вне зависимости от национальности моей будущей невестки.

За время карантина думаю, что тои изменились, стали более камерными, с малым количеством гостей, в кругу семьи и самых близких - тех, кто имеет прямое отношение к молодым, кто принимал или принимает активное участие в их становлении, процессе взросления. Тои чаще стали проводить дома, что на мой взгляд, способствует более быстрому сближению семей, родственников обеих сторон.

Лично, для многих моих коллег и знакомых той, став «домашним», углубил осознание его значимости и напомнил, что такие элементы как обряды, обычаи и празднества, на самом деле представляют собой не просто красочные театрализованные действа, а за их видимым эффектным оформлением кроется гораздо более глубокий смысл».

 Скромный размах тоев не снижает значимости события

Абдулина Аксункар Турсуновна, кандидат исторических наук, заведующая отделом этнологии и антропологии, ведущий научный сотрудник Института истории и этнологии им. Ч.Ч. Валиханова КН МОН РК: «Во-первых, как этническая казашка я отношусь к тоям, как к неотъемлемому элементу казахской культуры и менталитета народа Великой степи, для которого тои выполняли не только обрядовые функции, но и были поводом для встреч с родней и активного досуга. Во-вторых, как городская казашка я не приветствую частые тои по малозначительным семейным событиям с большим количеством приглашенных.

Во время карантина мне удалось посетить только один той, связанный с 75-летним юбилеем тети во время послабления режима с допустимым количеством гостей (около 30 человек). Конечно, ограничения наложили отпечаток на тои: уменьшился размах свадебных празднеств, юбилеев и пр.; некоторые гости старались ограничиться устным приветствием без поцелуев и обниманий. В остальном особых изменений не отмечается: такие же обильные угощения, традиционная скученная рассадка гостей, музыка и танцы.

Тои у казахов были знаковым элементом обрядов семейного цикла, составляя так называемый генетический код этноса, прежде всего, можно отметить родинные (родильные) обряды, в цикле которых устраивались такие тои, как «шілде хана» – праздник, устраиваемый при рождении ребенка, затем следовал «бесік той» («укладывание в колыбель») и «қырқынан шығару» («сороковины») – праздник, отмечаемый после первых сорока критических дней в жизни младенца, затем годовалому малышу устраивали праздник «тұсау кесу» («разрезание пут»). Сұндет той проник в культуру казахов с исламизацией, символизируя взросление мальчика. Его проводят после обряда обрезания у мальчиков с 3 до 9 лет.

 В цикле свадебных обрядов самые значимые тои, как известно, «ұзату той» («проводы невесты») и «үйлену той» (свадебный той), сопровождаемые обрядовыми действиями, играми, конными состязаниямии так далее. В обрядах похоронного цикла выделим годовые поминки – «ас беру» – это было масштабное мероприятие, которое могло длиться до недели. На такой ас съезжалось несколько тысяч человек, забивалось большое количество скота, приносилось жертвоприношение конем (тұл ат), проводилась байга, состязания борцов с богатыми призами. На таких мероприятиях с участием представителей различных родов и племен могли рассматриваться важные общественные вопросы. Всего жизнь человека сопровождалась около 10–12 тоями.

 Как мы видим, тои, как элементы обрядов, в традиционной культуре казахов имели символическую семантику, т.е. выполняли определенные функции защиты, оберега семьи (отбасы) и ее членов от сглаза, болезней; благопожелания; перехода от одного возрастного и гендерного статуса к другому (например, переход невесты в статус жены), общения с духами предков. Кроме чисто обрядовых функций имелись общественные функции – познавательные, досуговые, коммуникативные, регулятивные, так как во время тоев молодое поколение приобщалось к обычаям и традициям предков. Люди веселились, наслаждались общением, происходил обмен межродовой информацией, иногда принимались важные решения.

Считаю, что пандемия повлияла на проведение тоев в основном в мегаполисах, где налажен более строгий контроль над порядком их проведения, и культура тоев трансформировалась в сторону упрощения обрядов. Что касается сельской местности, то, по словам многих знакомых, тои там проводятся практически по-прежнему, но с несколько меньшим количеством гостей. Что касается соблюдения всех традиционных обрядовых действий, то в аулах более строго придерживаются традиций.

Новой тенденцией нашего времени, характерной как для городской, так и для сельской местности, является стремление казахов на тоях продемонстрировать всем своим родственникам, коллегам, соседям свой материальный достаток, свою щедрость, в которой он может перещеголять других. Это во многом связано с особенностями современной цивилизации, где господствуют материальные ценности (на первый план выносится успех, умение конкурировать), а также с особенностями ментальности казахов, которые всегда отличались тщеславием, стремясь к демонстрации статуса, достатка через богатые одеяния, подарки и прочее.

Но, к сожалению, люди принадлежат к разным социальным слоям, поэтому на равных конкурировать не могут. Некоторые, для достойного проведения пышных тоев, влезают в кредиты, что еще более снижает их жизненный уровень. Пандемия показала, что более скромный размах тоев не снижает значимости события в жизни человека и его можно и нужно отмечать с меньшими расходами сообразно новым запросам времени, когда лишних денег не бывает. Лучше потратиться на образование детей, улучшение жилищных условий. При этом никто не призывает полностью отказаться от тоев, необходимо их трансформировать в соответствии с новыми эпидемиологическими и социальными требованиями цивилизации.

Дело больше не в тоях, а в нас самих

Серик Сагимбаев, историк: «Казахские мероприятия важны тем, что там люди говорят друг другу хорошие добрые слова, пожелания. Я в последнее время задумываюсь об этом. Человеку действительно нужны добрые слова, участие, сопереживание, энергетика хорошая нужна, это настраивает на позитив, продлевает жизнь. Доброе слово не повредит. А той - именно то место, где говорят эти слова, это гигиена души.

Просто мы несовершенны, и часто искажаем хорошие начинания и идеи. Поэтому часто тои проходят не от души, бывает тяготишься там. Ну и от человека зависит, многие люди не любят тои. Вообще, человеку много не надо - кто-то взглянул по-доброму, поздоровался и уже приятно. Но бывает даже на работе коллеги не здороваются, а потом, на официальных поздравлениях все делают вид, что настроены друг к другу благожелательно. Это же неестественно, неприятно.

Поэтому правильнее с душой встречать людей. Дело ведь больше не в тоях, а в нас самих. Если мы искренни друг к другу, если хотим подарить тепло и радость, то и той пройдет очень хорошо, по-доброму и еще более укрепит такие бесценные отношения».

 

Фото: zonakz.net

 

Похожие материалы