Кандастар Ассамблея

Nickelodeon и Disney на казахском, или Чего хотят дети?

Как дети рассуждают о казахоязычном контенте, личная история

На прошлой неделе трендами соцсетей казнета стала новость о том, что «Министерство информации и общественного развития РК предлагает перевести на казахский язык телеканалы Nickelodeon и Disney». Пользователи на всех площадках начали бурное обсуждение. А что об этом думают сами дети? В материале el.kz

У детей нестандартные подходы, неограниченный ум, неуемное любопытство и весьма недурные мысли касательно вещей, которые происходят в обществе. Я побеседовала со своими племянниками о переводе мультфильмов на казахский язык, об их предпочтениях в анимационных фильмах и узнала мнения абсолютно нового поколения.

*Этот миниопрос, разумеется, не дает полную картину предпочтений всех детей, однако для дальнейшей работы производителей детского контента может оказаться полезной ориентировкой.

Языковой вопрос

У нас самая обычная семья, где дедушки, бабушки и родители с детьми преимущественно говорят на казахском языке. Русский и английский языки в речи присутствуют в виде «шифрования», хотя процесс билингвизации и трилингвизации всегда проходит очень незаметно. В какой-то момент мы, взрослые, осознаем, что наши разговоры дети уже давно понимают и отвечают свободно на любом языке.

«Платформенный» вопрос

Мои сиблинги, родившиеся в 80-ые, всегда рассказывали о том, как в советское время ждали мультфильмы, которые транслировались в определенные часы по телевизору. Мне, миллениалу, детство которой пришлось на нулевые, повезло чуточку больше – спутниковые и кабельные крутили круглосуточно Jetix, Fox и Nickelodeon. Интернет-платформы, детский YouTube и рассвет Netflix-а застали уже мои племянники, для которых снимать и монтировать тиктоки – обычное дело. У них есть личные смартфоны и планшеты, они везде ищут вай-фай, вместо карманных денег просят пополнить тарифный план и задонатить в игры. Для них мобильность – это все. Тем интереснее была градация «платформенного» вопроса у детей от 2 до 13 лет.

Ануар, 2,5 года

До одного года мы ставили ему мультфильмы на казахском языке, он обожал «Аю, аю тұршы». Затем он научился «свайпать»: до того, как научился самостоятельно есть, и окунулся в мир русскоязычного ютьюба. Когда надоели песенки про российские тракторы и паровозики, ребенок переключился на англоязычные трендсеттеры – надоедливую песенку Baby shark мы пели всей семьей. Сейчас, ближе к трем годам, Ануар предпочитает супергероев, домашний косплей и Minecraft, а также телефон. Невозможно заставить маленького человека сидеть неподвижно перед телеэкраном, когда он познал мобильность, удобства регулировки и быстрой замены информации на гаджетах, для Ануара телевизоры – прошлый век.

Мансур, 3,5 года

Мансур в отличие от предыдущего «спикера» уже умеет говорить и даже ответил на несколько вопросов. Он тоже признался, что предпочитает смартфон телевизору. При разговоре стало ясно, что почемучки в таком возрасте не запоминают названия мультфильмов, только главных героев и яркие персонажи. К примеру, «синяя мышка, панда, а еще тот, кто ловит рыбу!». Он не знает, что такое YouTube, но знает, что такое «Балапан». На вопрос о том, какие мультики он любит, он ответил, что все, а также «Влада и Никиту», весьма юных блогеров. Кстати, Мансур сказал, что отлично их понимает, «все-все слова!», затем добавил, «даже если они вообще не говорят на казахском, а я на русском не очень хорошо». То есть, детям в этом возрасте важны даже не разговоры, а то, что герои мультфильмов делают. Поэтому мы раньше умилялись Тому и Джерри, зайцу из «Ну, погоди!», а сейчас миллионные просмотры забирают детские ASMR и видео со звуковыми эффектами.

Я заметила, что до определенного возраста дети не понимают, что такое «язык», они просто отвечают тебе на казахском, если спрашиваешь на казахском, соответственно и на русском, и на английском. Их коммуникационная декодировка работает не так, как мы привыкли.

Айназия, 6 лет

Айназия тоже запоминает только персонажей, а не названия мультфильмов, но уже поименно называет бесконечных принцесс, пони и фей. Она более «олдскульна», любит телевизоры, но с приставкой «смарт»: с подключением к интернету. На мой вопрос, откуда она выучила русский язык, она ответила, что у взрослых, а также у дворовых друзей – русских семей. Айназия рассказала, что они играют на русском языке, так как те детки не знают казахского. Ее, как мне показалось, абсолютно не волновали вопросы перевода неизвестных ей телеканалов.

Айзере, 7 лет

Айзере сказала, что обожает 4-ый и 79-ый каналы. Чуть позже стало ясно, что она запомнила раскладку пульта от телевизора и на самом деле это «Балапан» и «Микелодеон», вот так, через «М». Говорит, что предпочитает Nickelodeon, так как «там интереснее», а также потому, что «по Балапану идут уроки все время», признаюсь честно, это была неожиданная причина. На мой вопрос смотрит ли она что-то в интернете, она ответила: «Нет, но я смотрю на YouTube». Очень яркая иллюстрация того, что детям важны не обобщения и абстрактность, а конкретность. Айзере рассказала, что смотрит мультфильмы на русском языке, выучила его с помощью кузена Шынгыса, который все переводил. Также она сказала, что зубрила казахские и русские слова в школе. По словам Айзере, она предпочитает русскоязычные мультики, так как достаточно слов знает на казахском, ей хотелось бы «выучить чуть больше на другом». Понятие абстрактного «языка» ей также чуждо, однако она интуитивно принимает разность речей. В конце она призналась, что если бы мультики на ее любимом канале перевели, ей было бы легче смотреть их на казахском. Айзере, кстати, ходит в казахский класс.

Шынгыс, 8 лет

Шынгыс ответил точно также, как и Айзере, так как они ходят в один класс. Говорит, что всегда знал русский язык, а значения некоторых непонятных слов узнал в школе. Из платформ он предпочитает те, где можно смотреть серии по очереди, например, Спанч Боба. По его словам, телевизионное вещание часто повторяется, а это – бессмысленно и глупо. Он уже понимает, что YouTube – портал в интернете, и что на других сайтах тоже можно искать мультфильмы, через поисковик. Шынгыс рассказал, что вбивает названия «на казахском», оказалось, он имеет в виду раскладку клавиатуры. То есть «мультфильмы на казахском языке» для него – написанные кириллицей. Он билингв чуть больше, чем его одноклассники.

Динмухаммед, 10 лет

«Я согласен, если мультфильмы переведут на казахский» – именно так сформулировал свое мнение Динмухаммед. Он учится в казахском классе, по его словам, немногие его соклассники владеют русским на уровне «отлично». Сам Димаш смотрит аниме на русском языке и только через смартфон или ноутбук.

«В самые первые разы, когда мы смотрели мультики, я много чего не понимал, рядом со мной сидел брат и переводил. Я не понимал сюжета, а просто угадывал по движениям, это было давно. Я не смотрю на казахском, потому что мне не нравится качество мультфильмов. Не такая красочная анимация. Еще они переводят с английского, так как сами не успевают снимать, мне кажется. Правда это странные мультики, как будто для детей 2-3 лет. Мне нравится фэнтези, поэтому я смотрю аниме. Я бы предпочел, чтобы на казахский переводили все мультики, которые есть, чтобы был широкий выбор. Кстати, я люблю Никелодеон больше Диснея», - говорит Динмухаммед.

Мирас, 12 лет

Мирас учится в русском классе, и, в противовес словам Динмухаммеда, говорит, что «многие дети в Казахстане не знают казахский язык». Увы, каждый прав по-своему и смотрит с точки зрения своего окружения. Однако кое в чем подростки сходятся на сто процентов: они оценивают мультфильмы глубже, критичнее, им важна графика, сюжетная линия и некая философия. Поэтому, как рассказывают дети, они смотрят японские аниме.

«Я смотрю аниме на специальных сайтах на русском или на японском с русскими субтитрами, мои друзья тоже так делают. Я знаю казахский, иногда смотрю мультики, но нечасто: у наших странные переводы, они слишком детские, потому что их по известным сказкам снимают. Мне нравится казахский язык, но его довольно трудно выучить. Я считаю, мультики казахского производства должны улучшить свое качество и вставить русские субтитры, тогда дети могли бы пополнить свой словарный запас. Еще я считаю, что классно и правильно, когда делают казахские субтитры в кинотеатрах. Нужно же ориентироваться на разную аудиторию: люди могут не знать либо казахский, либо русский языки», - делится Мирас своим суждением.

Сардар, 13 лет

Сардар учится на английском языке, свободно говорит как на казахском, так и на русском языках. Однако, по его словам, смотрит мультфильмы только на русском, так как Cartoon Network, 2X2 и Fox еще не переведены.

«Я бы хотел, чтобы Nickelodeon перевели, это бы увеличило казахоязычный контент. Но остается проблема с грамотностью, потому что бывали моменты, когда переводы были абсурдные, буквальные, к сожалению, точные примеры не могу вспомнить. Это раздражает. А вот субтитры в кинотеатрах мне нравятся, я за то, чтобы у всех была возможность понимать языки. Кто захочет, будет слушать, нет – будет читать. Еще я думаю, что если ты казах, то ты должен знать свой язык, а остальные… Если им сложно, пусть говорят на русском, это их выбор», - рассказывает Сардар.

Уровень толерантности и гибкости ума в детях поражает. У них нет агрессии, политизированности, язык для них очередной инструмент познания мира. По их мнению, переводы мультфильмов на казахский язык нужны для удобства. И да, мои племянники однозначно за то, чтобы эти переводы были. Взрослым остается лишь додумать, как поспеть за поколением, которое с рождения впитывает технопрогресс: продумать доступность таких мультфильмов не только для телеканалов, но и остальных платформ. Также можно провести общенациональные опросы детей и их родителей для изучения целевой аудитории. Ведь судьбу мультфильмов должны решать те, кто преимущественно будет их смотреть.

Похожие материалы