Кандастар Ассамблея

Наркомания и наркобизнес. Что нужно знать родителям подростков

Наркомания – одна из тех болезней, которая, кажется, никогда не коснется тебя и твоих близких. Однако ни высокий уровень образования родителей, ни финансовое благополучие не являются гарантом защиты от этой напасти. Точно также никто не застрахован от вовлечения в наркобизнес. Почему подростки и молодежь попадают в наркозависимость и наркобизнес сегодня, попытался выяснить корреспондент El.kz.

В обществе сложилось мнение, что наркоманами становятся в основном дети из социально уязвимых слоев населения. Но представители правоохранительных органов говорят об обратном. Начальник Управления по противодействию наркопреступности Департамента полиции Павлодарской области подполковник полиции Малик Онгарбаев рассказал, почему дети из вполне благополучных семей становятся наркоманами.


- Малик Басарович, кто и почему наиболее подвержен риску попасть в число наркозависимых?

- Основная масса серьезных наркоманов, которые употребляют наркотики и «подсаживают» на них других людей, они из достаточно обеспеченных семей. Потому что наркотик – это дорогая вещь. Когда родители уделяют мало внимания своим детям, занимаются карьерой, бизнесом, личной жизнью, ребенок предоставлен самому себе. Но у него при этом есть доступ к средствам, у него хорошая квартира, карманные деньги, он может что-то вынести из квартиры, и этого не заметят родители.

Именно такие подростки становятся объектом пристального внимания для наркоманов. На улице с ним начинают говорить, пытаются подружиться, войти в доверие и постепенно вовлекают в эту среду, начинают пользоваться его материальными благами для совместного употребления наркотических веществ. Это не обязательно зажиточная, богатая семья. Зачастую это просто нормальная обеспеченная семья, где ребенок живет в достатке и ни в чем не нуждается. Эти дети быстро попадают в ту категорию риска, кого могут «посадить на иглу».

Как могут употреблять наркотики дети из малообеспеченных семей, из социально уязвимых слоев населения, если 1 грамм наркотика стоит от 10 до 20 тысяч тенге?! В такой семье этих денег просто нет и ребенку их взять негде. Одного грамма синтетического наркотика может хватить на пару дней одному наркоману. Но все зависит от того, насколько давно он употребляет наркотики. Чем больше в кармане будет этого наркотика, тем больше он будет его употреблять.

- Как поменялась ситуация в наркобизнесе с появлением синтетических наркотиков?

- Синтетический наркотик стал появляться в Казахстане с 2012 года. Сначала в Астане, Алматы, Караганде – так сказать, в гламурных городах. Его распространение происходило очень медленно. Но этот наркотик стал вытеснять другие наркотические вещества. Кроме того, вместе с этим стала появляться более эффективная продажа наркотических средств через интернет ресурсы. Для этого появились целые сайты по продаже наркотиков, стали делать закладки. Для этого используют общедоступные мессенджеры и социальные сети. Создаются специальные боты и через них осуществляют продажи. При этом главные организаторы находятся вообще в другой точке мира.

- Почему именно подростки и молодежь попадают в поле внимание наркодилеров?

- Сейчас в обществе идет сильное расслоение за счет того, что у кого-то зажиточная семья, а у кого-то нет. Одни дети ходят в брендовой одежде, другие - в китайской. Нет единой формы, нет запрета на дорогие гаджеты. У некоторых детей последние модели айфонов, а другие не могут себе это позволить. Но каждый из детей хочет выделяться, отличаться, быть круче сверстников, успешнее, а родители не могут всего этого купить. Поэтому они попадают в так называемую группу риска, в категорию тех ребят, кто представляет интерес для незаконного оборота наркотиков.

Если, к примеру, подростку предлагают заработать 10-20 тысяч тенге в сутки, он легко на это соглашается. Он прикидывает в голове, что в месяц он может заработать около 500-600 тысяч, нормально одеться, обуться, повыпендриваться перед своими одноклассниками. И он откликается на заманчивое объявление в интернете.

- С какого возраста примерно стоит насторожиться?

- Все зависит от индивидуальных особенностей развития и потребностей ребенка. Некоторые дети в 10-12 лет уже хотят помочь своим родителям, чтобы самому одеться. Кто-то идет работать официантом, кто-то пиццу разносить. А некоторые выбирают такой незаконный способ. Возраст разный. В последний раз мы задержали студентку и ее сестренку-десятиклассницу, лет 15-16 ей.

Из колледжа часто задерживаем ребят. На них смотришь - нормальные парни, из нормальных семей, все у них хорошо. Но тем не менее, они попали на этот неправильный путь. Это очень серьезное тяжкое преступление, которое будет наказано по всей строгости, и юный возраст в данном случае не будет смягчающим обстоятельством. Это даже не обсуждается. Они будут однозначно привлечены к уголовной ответственности.

Наказание зависит от тяжести совершенного преступления. Если просто хранение – от 3 до 7 лет, а если особо тяжкое преступление, то есть сбыт в особо крупных размерах – до 15-20 лет лишения свободы.

В прошлом году в период с января до апреля по Павлодарской области было выявлено 13 случаев сбыта, а всего наркопреступлений – 44, в этом году за аналогичный период выявлено 97 фактов, связанных с наркотиками, из них 49 случаев сбыта. На сегодняшний день изъято более 2,5 килограммов только синтетического наркотика.


- Какая работа ведется по предупреждению подобных случаев?

- В первую очередь это, конечно же, профилактика. Совместно с акиматом и здравоохранением мы собираем всю молодежь, проводим лекции в школах, показываем фильмы, заканчивается это все массовым забегом.

30 апреля у нас будет большой марафон. Там будут и волонтеры, и сотрудники полиции, и солдаты. Цель этого действа – привлечь молодежь к здоровому образу жизни.

Также вместе с волонтерами проводится работа в детских домах, где детям раздают брошюры, дают им всю необходимую информацию о том, как себя правильно вести, чтобы не свернуть с верного пути. Много информации по этой теме есть в социальных сетях в наших аккаунтах.

Сейчас это доводят до сведения не только до детям, но и до преподавателям. Мы объясняем, что педагоги должны обязательно обращать внимание на детей. Если ребенок начал хорошо одеваться, у него появились деньги, если он начал вести себя очень вальяжно и изображает из себя делового бизнесмена, педагог должен обратить на это внимание, особенно если родители этого ребенка зарабатывают немного. Учителя и преподаватели должны поинтересоваться, откуда у ребенка такие деньги, инициировать проверку со стороны инспекторов по делам несовершеннолетних, сотрудников полиции, завучей. А у нас наоборот - педагоги готовы укрывать подобное, чтобы их не наказали за то, что именно в их учреждении выявили подобный факт.

К примеру, в колледже, где мы задержали ребят, мы неоднократно проводили мероприятия по профилактике, однако дети все равно пошли на этот шаг и утверждают, что не осознавали, что делают и что им за это грозит. Поэтому я считаю, что профилактическую работу в этом направлении необходимо проводить на регулярной основе наравне с другими предметами. Какой смысл учить ребенка математике, если есть риск того, что он станет употреблять наркотики или распространять их?!

В интернете распространяются объявления о возможности хорошего заработка. На эти объявления опять же клюют дети, которые учатся в колледжах. Наш Президент не спроста отметил в своем послании, что необходимо бороться с синтетическими наркотиками. Это не простая преступность. От этого зависит безопасность нашей страны. Речь идет о нашем будущем. Потому что если молодежь попадает под влияние синтетического наркотика, она деградирует. И это является национальной угрозой. Именно поэтому мы проводим различные форумы и мероприятия по профилактике наркозависимости в учебных заведениях.

- А сами наркокурьеры, наркодилеры тоже употребляют наркотики?

- Все зависит от того, в какой форме бизнеса они находятся. Высшая раса наркодельцов, как правило, сами не употребляют, низшая раса – употребляет.

- То есть дети, которые делают «закладки» чаще всего сами являются наркоманами?

- Начинают употреблять, так как они каждый день видят это и у них появляется любопытство, к тому же для них это очень доступно.

Психолог Павлодарского областного центра психического здоровья Анна Куликова поделилась своим видением проблемы наркомании с медицинской точки зрения.


- Анна Александровна, с какого возраста начинают употреблять синтетические наркотики?

- Средний возраст пациентов наркодиспансера 25-33 года. Это как раз та возрастная группа, которая в основном употребляет «синтетику». Нужно отметить, что наркотики употребляют и в более раннем возрасте. Еще в подростковом периоде дети часто делают первые пробы, экспериментируют. Подростки 15-17 лет уверены в том, что они могут контролировать свою жизнь. Вероятно, это связано с переоценкой своих способностей и возможностей, у них еще нет жизненного опыта, и они не понимают всей серьезности последствий.

Очень редко молодые люди начинают именно с синтетических наркотиков. Обычно они уже имеют опыт употребления каких-то других более «легких» наркотиков, в частности канабиса. В молодежной среде принято считать, что это «легкий» наркотик, который не вызывает особого привыкания. Однако зависимость от этого наркотика формируется достаточно быстро, причем, как на физическом, так и на психологическом уровне. И уже хочется чего-то большего.

«Синтетика» популярна тем, что она относится к классу стимуляторов, по-другому их еще называют «клубными наркотиками». Они стимулируют нервную систему, дают прилив энергии, человек может 7-10 часов танцевать и не чувствовать усталости. Поэтому он так привлекателен для молодых людей. Однако «синтетика» вовсе не так безобидна, как многие полагают. Она полностью разрушает интеллект, нарушается память, внимание, мышление.

- Как люди приходят к этому?

- В основном "подсаживают" на эти наркотики в компании. У меня была одна пациентка, ее «подсадил» на наркотики ее парень. Они находились в такой компании, где это было нормой. Она знала, что раньше он уже курил канабис. В поисках более острых ощущений (расслабление, переживания, эйфория) молодые люди перешли на «синтетику».

Когда наркозависимые попадают к нам, они уже не могут вспомнить, что их подтолкнуло на эксперименты с наркотиками, потому что к нам они приходят уже с рассыпанным интеллектом. Они сами уже не способны осознать всей серьезности происходящего, потому что у наркозависимых отсутствует критическое мышление. Им кажется, что они в любой момент могут отказаться и у них все под контролем.

За мою практику крайне редко встречались такие пациенты, которые могли признать, что они наркозависимые. Только когда родители или родственники поймали их за руку, тогда их уже приводят к нам добровольно-принудительно, так сказать. Только после медикаментозной, психо-социальной коррекции у них хоть как-то восстанавливается критика, но только частично.

- Тогда можно ли говорить об эффективности лечения от наркозависимости? И правда ли, что бывших наркоманов не бывает?

- Наркомания это сложное, хроническое, рецидивирующее заболевание. Это на всю жизнь. Бывает ремиссия 10-15 лет, а потом человек срывается и все начинается с той точки, на которой закончилось в прошлый раз. Все развивается с той же скоростью, с которой он уходил. Поэтому какие-либо пробы, попытки, эксперименты вообще под запретом. Лишний раз испытывать судьбу не стоит. Даже любопытство, интерес могут спровоцировать рецидив.

Нужно понимать, что если хотя бы однажды психоактивное вещество попало в организм, то его влияние уже отразилось на структуре головного мозга. Согласно исследованиям в первую очередь страдает именно головной мозг. В связи с этим принято считать, что бывших наркоманов и алкоголиков не бывает. Это не потому что, человек не осознает своей зависимости и не хочет с этим покончить, а потому что не мождет этому противостоять самостоятельно на физиологическом уровне. Поэтому лучше даже не пробовать.

Мировая статистика говорит о том, что полностью излечиться от наркозависимости удается лишь 2-3% процентам зависимых. Но отследить это очень сложно, так как сейчас поменялся формат наблюдения. Если раньше наркозависимые находились на учете 3 года, то сейчас всего один год. Кроме того, зачастую наркозависимые в целях анонимности обращаются в частные клиники в других регионах. И то количество людей, которые официально состоят на учете – цифры далекие от реальности. Я знаю таких наркозависимых, которые по 5-8 лет употребляют наркотики, но они не состоят на учете, так как полиция их не задерживала, они, возможно, даже проходят лечение где-то в частных клиниках, но на учете не состоят.

Также и в отношении летальных исходов. Невозможно отследить, сколько именно людей умирают от наркомании. Возможно, человек пролечился, был снят с учета, а позднее сорвался и умер от передозировки. Он уже в наше поле зрения не попадает.

У наркоманов очень высокий риск суицида. Так как в результате употребления синтетических наркотиков развиваются бредовые расстройства. Человеку кажется, что ему что-то угрожает, и он в таком состоянии может выброситься из окна, прыгнуть с крыши, под машину. А если патологоанатом в таком случае при обследовании дал заключение, что человек не находился в состоянии наркотического опьянения, то он в статистику летальных исходов от наркомании уже не попадает. Хотя он мог находиться в бредовом расстройстве.

Некоторые синтетические наркотики присутствуют в организме до трех суток, некоторые всего несколько часов. И если человек употреблял их задолго до суицида, эту связь очень сложно отследить.

- По информации Управления по противодействию наркопреступности количество преступлений, связанных с наркотиками, выросло в несколько раз по сравнению с прошлым годом. Значит и число наркозависимых растет?

- В мировой статистике считается, что один наркозависимый за год привлекает от 8 до 12 человек в свое окружение. Если раньше считалось, что привлекаются в основном дети из неблагополучных семей, то сейчас это дети из достаточно обеспеченных семей, так как «синтетика» стоит немалых денег.

Я консультирую и взрослых клиентов. В моей практике был случай, когда у мужчины в 28 лет был свой бизнес, и он начал употреблять. При беседе с ним я с уверенностью заявила, что наркотики он пробовал и раньше, потому что ни с того ни с сего человек, у которого семья, образование, бизнес, не может подсесть на «синтетику». Как выяснилось в подростковом возрасте он время от времени курил канабис. То есть опыт с наркотиками был.

Сами наркоманы говорят, что канабис – это мостик к другим наркотикам. Если человек даже изредка курил канабис в подростковом возрасте, он входит в группу риска и с легкостью будет пробовать другие наркотики.

Плюс в его окружении были наркозависимые, которым было выгодно его «подсадить», чтобы он «угощал» их за свой счет. И буквально за полгода у него ушло на наркотики около 800 тысяч тенге. Бизнес, естественно, он потерял. Дома у него нет ни одной целой двери. Во всех деревянных дверях дыры. Потому что когда нет наркотика, человеком овладевает такая агрессия, что он не может сдерживаться. Он избивал и супругу. Он потому и пришел, что его брак стал разрушаться, а не потому, что он хотел завязать с наркотиками.

Наркотики, как правило, влекут за собой не только проблемы со здоровьем, но и социальные, финансовые, юридические проблемы. Человек в таком состоянии чаще нарушает закон.

Наиболее опасный возраст для наркомании – от 15 до 25 лет. В этом возрасте у людей много стрессов, они еще не умеют совладать с ними, любопытство берет верх, они любят рисковать. А когда уже в более старшем возрасте к нам обращаются пациенты, это как правило те, кто уже употреблял более легкие наркотики в подростковом возрасте. В любой такой компании, где есть наркоманы, всегда найдутся «инструкторы», которые объяснят, как, что и в каком количестве можно употреблять, будут брать на слабо. Это наркобизнес. Подсаживают не потому что им веселее, чтобы кто-то рядом был такой же, а потому что они с нового человека получат свою дозу бесплатно.

В подростковом возрасте увлечение запрещенными веществам наиболее вероятно еще и потому, что мнение сверстников для подростков важнее, чем предостережения родителей. Это психологическое давление является немаловажным фактором. Подростки признаются, что знали об опасности, но просто не хотелось выделяться, их подталкивали на это в компании. А выйти из этого самостоятельно практически невозможно.

Как же справиться с наркозависимостью и где искать мотивацию, рассказал бывший наркозависимый, консультант по химической зависимости реабилитационного центра Станислав Коваленко.


- Станислав, многие люди по понятным причинам скрывают тот факт, что у них была или есть какая-то зависимость. Почему Вы так открыто говорите об этом?

- А чего мне бояться?! Какого-то осуждения?! Да, в моей жизни был короткий период времени, когда у меня было все, так сказать, не очень хорошо. Я получил этот негативный опыт, который в какой-то мере поспособствовал моему становлению как личности. Было такое время, когда я хотел развиваться, но сам того не осознавая, разрушал все вокруг себя. Я жил в своем выдуманном мире полном иллюзий. В итоге мои мысли, и поступки привели меня к тому, что я остался один на один со всеми своими проблемами, и я понял, что я что-то делаю не так и мне нужна помощь.

- В каком возрасте Вы сошли с правильного пути и почему так произошло?

- Мне было лет 20. Способствовало этому мое общество, фильмы, социальная доступность этого всего. Но прежде всего я сам принимал решения. Наверное, в школе давали мало информации о вреде наркотиков, употреблении алкоголя. Это поощрялась в тех или иных компаниях. Да и я не к тому обществу стремился. Семья у меня самая обычная – мама, папа, жили в достатке. Наверное, «с жиру бесился». Родители воспитывали, давали правильные установки, но я не пользовался этим всем.

Я употреблял мефедрон. Это сильнодействующий синтетический наркотик, который вызывает мгновенное привыкание. Около трех лет я употреблял и канабис, и «синтетику». За это время у меня ушло на наркотики более 10 миллионов тенге. А потом я осознал, что я просто деградирую и все идет совсем не так, как мне хотелось бы.

- Как Вы это поняли?

- Есть такая стадия, когда у тебя начинается долгосрочная боль, когда ты уже не чувствуешь удовольствия от употребления, когда тебя преследует навязчивая мысль и тебе просто надо употребить, потому что образ жизни уже сложился так, что употребление стоит на первом месте, нежели другие приоритеты.

Я обратился в реабилитационный центр, где прошел специальную программу, базовый курс реабилитации. Это мне очень помогло. Сейчас я сам принял решение получаю образование в сфере психологии. Работаю с ребятами, у которых есть зависимость. Я уже имею доступ и квалификацию в этом направлении.

- Как давно Вы избавились от зависимости и считаете ли, что это навсегда?

- Уже пошел третий год моей трезвой жизни. Все изменилось кардинально. Да, я курю простые сигареты, но они, по крайней мере, не разрушают меня как личность, не влияют на мое благополучие. У меня есть мощная движущая сила в виде мотивации, произошла переоценка ценностей, которой я руководствуюсь теперь. Употребление для меня не имеет никакой ценности. Мимолетный кайф, даже употребление алкоголя не стоит пройденного мною пути, не стоит возврата назад. Я знаю не по наслышке, что хорошо, а что плохо. И я уже не вернусь к этому. Теперь у меня есть работа, доход, семья, невеста, я занимаюсь спортом, получаю образование, развиваюсь.

Многое зависит от самого человека, от того окружения, которое он создаёт вокруг себя, от его целей и приоритетов. Но лучше никогда и не пробовать. Ведь в жизни есть множество других более важных и ценных вещей, которые приносят настоящее счастье.

Фото из архива спикеров

Похожие материалы