Кандастар Ассамблея

Дизайнер Улдай Мукаш: Национальная одежда – это далеко не архаика

16.06.2021 1119
«Почему-то считается, что наше производство - это какой-то третий сорт»

Платья с воланами книзу, халаты на запАх с узорами, рукава-кимоно -  все эти восточные элементы теперь в тренде во всем мире. О том, актуальны ли национальные нотки в одежде казахстанцев, мы поговорили с дизайнером и историком моды Улдай Мукаш.

- Улдай, правда, что казахстанцы стали больше интересоваться одеждой в национальном стиле?

- Интерес к востоку сейчас высок во всем мире. Например, последние два года в тренде плащи накидка-халат, такие носили наши предки. Сейчас они очень популярны. Изготовление халата не сильно дорого, потому что затраты ткани минимальны. Халат удобен в носке, не сковывает движения. Шьют его из лёгкой ткани, джинсы, шёлка, шерсти, он заменяет кардиган. Если обычный кардиган - это определённая модель, не под всё его наденешь, то восточные халаты универсальны. Сейчас платья-парашют также очень актуальны. Здесь практически предусмотрены казахские национальные платья без элементов -  это платье базовое. В нем есть элементы многослойности, имитации воланов казахских платьев. Такое платье можно надевать на любую встречу, достаточно лишь подобрать аксессуары. Казахстанские бренды предлагают чапаны по форме силуэтов напоминающие современные. Там стежка, сделанная в виде национального узора, стойка-воротник, они на запАх завязываются. Но видите ли в чем дело, такая одежда, даже если она будет чёрного цвета, обращает внимание окружающих, а у наших казахов есть комплекс, мы не любим выделяться.

- Это правда. Национальная одежда у нас больше для праздников

- Современная одежда в казахском стиле, которую предлагают наши дизайнеры – это не театральные, концертные костюмы, как думают многие. Национальная одежда тоже трансформируется, становится более практичной, и вполне удобна для городской среды. На қыз ұзату или сырға салу раньше девушки надевали просто красивые платья, а сейчас, в течение последних двух-трёх лет, готовятся очень основательно, особенно на западе, стараются, чтобы были национальные нотки в наряде. На келін–шәй раньше невестки обязательно шили красивое длинное платье с казахскими национальными узорами, сейчас же надевают жилетку, не обязательно, чтобы она была расписана узорами, но обычно в образе присутствуют казахские элементы: крылышки, стежка, длинные серёжки, многоярусное платье.


- Какой подлинный смысл несет в себе казахская национальная одежда?

- Во-первых, наша одежда очень скромная в отличие от одежды других восточных стран и народов, очень гармоничная. В ней всё продумано до мелочей. У казахов действовал принцип осознанного потребления во всем, в том числе и в создании одежды. Сейчас это мировой тренд. Наши костюмы не кричащие, может быть это от того, что наши предки жили в степи, и это наложило отпечаток.

Наша одежда экологичная это, во-вторых. В ней нет ничего лишнего. Украшали одежду тем, что видели. Узоры повторяют ту растительность, которая росла вокруг, цвета повторяют цвета в природе именно нашего Казахстана. Если вы заметили, то по регионам наша одежда отличается. Одежда в элементах кроя была «говорящей», статус четко подчёркивался. Например, незамужняя девушка носила платье с воланами, чем больше воланов, тем юнее возраст. Молодая девушка не покрывала голову, а носила тюбетейку. Невестка до первых родов ходила в платье с воланами, но с наименьшим количеством, и носила платок. Поэтому придя в дом, вы сразу могли определить, кто в нем пришедшая невестка, а кто дочь. И только после родов молодая женщина надевала платье, которое не стягивало движения, простое по крою и не подчёркивало талию. Молодые девушки же обязательно носили белбеу – пояс, подчёркивающий талию. В подростковом возрасте у девушки меняется фигура, и чтобы она не переедала, держала спину прямо, имела гордую осанку, пояс стягивал талию. Снимала она белбеу только когда выходила замуж. Это наша этнокультура, воспитание.

- В чем проявлялась практичность казахской одежды?

- Наши бабушки носили кимешек. Большой сальте, носила моя прабабушка. Как мне объясняли, сальте было определенного размера. Носили его женщины на голове, так как голова чистая. Носили не потому, что им делать было нечего - все 40 метров на голову наматывать. Когда казахи кочевали с одного места на другое, всегда по пути были разные ситуации, бывало, что женщины рожали, люди умирали в дороге. В то время с тканями были проблемы. Это сейчас мы можем найти что угодно, а тогда неизвестно было, когда доберешься до следующего базара. Так вот, когда наступала нужда, они этот материал разматывали, использовали как саван для умершего человека. Если женщина рожала в пути, они тоже разматывали сальте  и принимали роды. Вот почему я говорю, что было осознанное ношение одежды. Для того, чтобы было тепло в чапане, был подклад, прокладывали его верблюжей или овечьей шерстью. Между прочим, войлок - это такой материал, в нём не жарко летом, в то же время не холодно зимой. Почему в юртах летом никогда не бывает жарко? Потому что это натуральный материал, который пропускает воздух и сохраняет тепло. Он очень практичный.

- И все же говорить о том, что одежда с национальными элементами вошла в нашу повседневную жизнь - рано. Вы согласны с этим? В соседнем Узбекистане, например, на улице постоянно встречаешь людей в тюбетейках, чапанах из хлопка, даже детская национальная одежда распространена. Это очень красиво. 

- Если за рубежом люди пытаются отделиться от толпы, быть не такими, как все и подчеркивать свою индивидуальность, то у нас прижилась привычка делать все как «жұрттын баласы». Если какие-то украшения наденет знаменитая блогерша или певица и задаст этот тренд, то через время вы увидите, что он начнёт распространяться и все будут ходить одетые как под копирку.

- Это интересная мысль. Казахская национальная одежда сильно отличается в зависимости от региона, значит быть как все в ней невозможно?

- На западе узоры, которые применялись в одежде - зооморфные, то есть интерпретация зоологическая – «қошқар мүйіз», «түйе табан», подражание животному миру. Если взять восток Казахстана, там в основном, если открыть энциклопедию, преобладал узор растительного мира. На юге были космогенные узоры. На стиль одежды также очень сильно влияла культура соседних государств. Поэтому стили очень разные и интересные. Наши  предки жили в гармонии с природой. До сих пор у нас есть традиции встречи Наурыза, которые говорят о ценности гаромонии с окружающим миром, и об этом говорит наша национальная одежда.  Наша мудрость в единении с тем, с чем мы живём. Может быть поэтому у нас в Казахстане последние 30 лет не было воин, больших скандалов, как в других странах.


- Так почему же мы до сих пор не осознаем то, насколько национальные элементы в одежде подчеркивают нашу индивидуальность и что это по-настоящему красиво?  

- Я бы не сказала, что совсем нет этого осознания. Просто так часто бывает, что мы начинаем ценить свое, когда видим признание за рубежом. У нас плохо развит маркетинг. Кто занимается популяризацией Казахстана? Геннадий Головкин, Димаш Кудайберген, Иманбек. После того, как Димаш вышел на мировую сцену, многие в Казахстане обратили внимание на домбру, очень многие заинтересовались фольклором. Когда Головкин прославил Казахстан, в секциях бокса стало больше детей. Казахстан узнали через этих людей, но так чтобы популяризировать нашу страну через фильмы, мультфильмы, этого очень мало. Но это нужно, это поднимает национальную самооценку. Например, я недавно узнала, что мультфильм «Кунг-фу панда» снят по заказу Китайской Народной Республики. Китай целенаправленно заказал в Голливуде съёмку мультфильма. Особенно мне очень нравится вторая часть, потому что там костюмы, это их национальная сказка. У них очеловечены животные: панда, тигр, павлин, свиньи. В мультфильме присутствует их национальная еда, одежда. Это интересно и люди едут в Китай посмотреть все это.

Всем известен турецкий сериал «Великолепный век». В 2013 году я была в Стамбуле и специально поехала посмотреть дворец султана Сулеймана, прошлась по территории гарема. Известно, что после выхода сериала в Турции выросли заказы на текстильное производство: покрывал, подушек, ночных пижам. Спрос вырос до небес. Производители, которые шили для этого фильма, говорят, что свадебные платья султанши им заказали несколько сотен раз. Настолько фильм повлиял! Я считаю, что это популяризация своей культуры, своей истории. Нам этого не хватает. Есть фильм «Казахское ханство» - очень красивый, но маркетинг не популяризован. Обычно в титрах указывают названия фирм, которые производят то или иное изделие, вплоть до подушек. Если бы «Казахское ханство» популяризовали, то мне кажется, что у нас был бы очень большой спрос на одежду именно нашего казахстанского производителя. Если смотреть по выставкам «Ұлттық өнім», которые проводит фонд «Даму», я сама участвовала в них три раза, спрос на национальное у нас есть, но не такой как в соседнем Узбекистане.  Там текстильное производство развито довольно хорошо, и они не стесняются носить национальный костюм, быть самими собой, для них ничего не значит чужое мнение. 

- Справедливости ради стоит сказать, что одежда наших дизайнеров далеко не дешевая.

- У нас себестоимость дорогая, цены на ткани зашкаливают. Но даже при этом на рынке есть вполне доступные по цене товары. Проблема в том, что хотя сырье у нас есть - шерсть, хлопок, мы не производим ткани. Получается, мы продаём сырье, а потом покупаем втридорога тот же китайский шёлк, те же дубайские, узбекские ткани. Чтобы человек производил, ему нужно либо держать своё ателье, либо сотрудничать с ателье, с какими-то мастерскими. С мелкими швейными мастерскими работать невыгодно. Есть масштабы: сто-двести экземпляров, но дизайнерские модели невозможно тиражировать сто раз, тысячу раз, тогда это уже не эксклюзив. Покупателю будет неинтересно.

- Выгодно работать в сфере дизайна одежды в Казахстане?

-  Любое дело, которым человек занимается с полной отдачей приносит успех. Дизайнером я стала работать последние пять лет. До этого, имея образование, выйдя из стен Академии моды «Сымбат» я решила, что не хочу заниматься дизайном. Какая-то апатия произошла, мне чего-то не хватало. Поэтому начала преподавать в вузах Астаны и Атырау. Многие мои студенты сейчас ведущие дизайнеры Казахстана, у некоторых бизнес, рекламные агентства, кто-то создаёт текстиль для дома и прочее. В 2015 году я осталась без работы и тогда решила расписывать футболки, в то время этот тренд ещё не был популярным в Казахстане. Я хотела раскрыть образ современной казахской девушки, воспитанной в национальных традициях, у которой в то же время современный взгляд на жизнь, на происходящее. Появились первые клиенты, начали звонить с магазинов. Я очень благодарна моим первым заказчикам. В основном заказывали на подарки для иностранцев. Вскоре начались поездки по конкурсам, показам. Мы интересны миру, когда предстаем в качестве самих себя, а не пытаемся казаться европейцами или еще кем-то. В этом я точно убеждена.


- Почему в своих работах вы делаете акцент на пэчворк?

- Это очень близкая казахам техника, очень красивая, экологичная, основанная на осознанном потреблении. Если вы возьмёте курак –  это и есть «пэчворк», придуманный нашими предками столетия назад. Казахи не засоряли то, что рядом, не выбрасывали ничего, а использовали в дальнейшем, перерабатывали то, что уже износилось и что носить невозможно, чтобы эти вещи не пропали. Мне это очень нравится, это соответствует моим принципам и вообще принципах казахского воспитания. Наша одежда никогда не сшилась из вискозы, синтетики. В основном одежда была из натуральных тканей - это шёлк, хлопок, лён, шерсть и это сейчас актуально как никогда.

Кстати, если вы откроете последнюю коллекцию «Dolce & Gabbana», она сделана из пэчворка – кусочков, остатков старой коллекции. У нас это считается: «Сен, бейшара, қандай киім алғансын?». (смеется) Нам нужно менять менталитет. Нужно просто оглянуться и увидеть, что мы можем что-то делать не хуже других, а может даже и лучше, более стильно, интересно и этому нас учит опыт наших предков. В Казахстане есть хорошие производители обуви, косметики, кондитерских изделий, шоколада на основе кобыльего молока даже есть. В основном всё уходит на экспорт. У нас производитель недооценён. По качеству наша продукция ничем не уступает зарубежным аналогам, но почему-то считается, что если наше производство, то это какой-то третий сорт.

- Что хотят видеть женщины в ваших нарядах?

- Женщины хотят удобства и многофункциональности. Они уже не покупают одежду просто на один выход. Все больше ценится практичность во всем мире, и в Казахстане в том числе, только у нас ценится еще и подчеркнутая женственность. Мне это очень нравится.  

- Разрабатываете ли вы мужские коллекции?

- Наши мужчины не такие модники, как женщины. Если за рубежом мужчины каждый год покупают определённое количество костюмов - это для них нормально, то для наших мужчин главное - удобство. Они могут повесить в шкаф один костюм, и он будет на все случаи жизни, а чтобы менять из сезона в сезон какие-то вещи – это редко.  Но сейчас, с веянием новых технологий, у молодёжи образуется свой определённый стиль. Среднее поколение, молодое поколение ищут для себя что-то интересное. Рынок мужской одежды не так насыщен, как женский. Интересно поработать на эту тему, но пока я этим не занималась. Я делала для одного спортсмена мужскую накидку в виде чапана для выхода на ринг. Этот тренд задал Геннадий Головкин, выходя на ринг, он надевает чапан, показывая, что он родом из Казахстана. Боксёрские поединки - это шоу, поэтому и подача должна быть красивая. У Головкина это очень хорошо получается. Теперь спортсмены стали обращать внимание на свой внешний вид, на то, как они выходят, в чём выходят, как подают себя публике перед боем.

- Как вы определяете хит сезона, кто диктует моду? Как вы ориентируетесь, что будет популярно, какой цвет, направление?

- В мире моды есть «Академия моды», в которую входят ведущие модельеры, кутюрье мира. Это такие дома как CHANEL, Louis Vuitton, Gucci и другие. Академия создаёт «Trend Book», он продаётся, и его покупают ведущие дома мод. В «Trend Book» задаются силуэты, крой, принты, цвета. Есть Академия цвета. Ежегодно выходит самый модный цвет сезона, которые модельеры используют в своих новых коллекциях. В «Trend Book» показаны тенденции на предстоящий год. За рубежом коллекции создаются за сезон, и показываются на осень-зима 2021-2022 года, зимой будут показывать летне-весенний сезон. (Почему-то в Казахстане у нас показывается сезон к сезону). Именно они считаются законодателями, вершиной айсберга модного мира, они задают моду на определённые принты, крой, фасоны, силуэты ткани. Начинающие дизайнеры или дома моды, которые не входят в эту ассоциацию, заимствуют эти элементы, но не повторяют, а только берут за основу, в зависимости от того, чем занимается дом моды - творчеством или бизнесом. Mass-Market - Zara, Max Mara берут элементы ведущих домов мод. Копируя эти вещи, они создают свои коллекции, чтобы они были доступны среднестатистическому покупателю. Здесь нет такого, что дизайнеру приходит озарение среди ночи, и он создаёт коллекции. Это заложенные фундаменты, когда даются определённые подсказки вплоть до принтов. Если два - три года назад Moschino выпустила тренд на принты игрушечных, мультяшных героев, то потом этот тренд разлетелся по всему миру. Сейчас в футболках тех же симпсонов, пони, мишек Тедди ходят люди взрослого поколения. Определённые организации задают эти тренды, ставят определённые задачи, цвета сезона. Академия цвета выпускает каталог, определяет цвета сезона зима-осень 2022 года, весна-лето 2023 и по этим цветам начинается выпуск одежды, как для среднего покупателя, так и для элиты.

- Что вы представляете во время зарубежных поездок?

- Я создаю изделия с казахскими национальными элементами для повседневного ношения – это непраздничная и неторжественная одежда, комфортная для повседневной жизни; в ней удобно ходить на работу или просто гулять с детьми. Я постоянно нахожусь в поиске, изучаю, что-то фиксирую для себя из исторической литературы, архивов. Национальная одежда – это далеко не архаика, это то, что всегда современно, стильно, это история о нас самих. Именно это ценит иностранная публика.

Фото: Артем Чурсинов 

Похожие материалы