Кандастар Ассамблея

Алматинец решил снова дать присягу после январских трагедий

20.01.2022 1006

Двадцатиоднолетний Адам Сергеев пересмотрел свой взгляд на жизнь. Сейчас он четко понимает, что все зависит от таких как он. Кто, если не молодежь, поможет стране, говорит студент. Последние события поменяли его планы. 


- Устал быть бесполезным. Сидя в тихом укромном месте, выполняя задачи в сфере развития бизнеса и информационных технологий, я, конечно же, приношу пользу как государству, так и рынку. Но хотелось бы все же бороться с преступностью, терроризмом, экстремизмом и прочим. Хочется, чтобы близкие мне люди и все граждане нашей республики могли спать спокойно, а мы обеспечивали максимальную безопасность стране», - говорит Адам Сергеев.

В те события, когда в Алматы совершалось насилие и мародерство, бывший срочник Пограничной службы КНБ не находил себе места. 5 января вместе с другом на велосипедах он вырвался в гущу этих непонятных для простых алматинцев движений. Адам вливался в толпу агрессоров, собирал информацию и передавал органам.

- Я решил с другом съездить в центр и разведать обстановку. Да, опасно, но все же. Была задача влиться в толпу и движение, разузнать, что да как, куда они хотят дальше двинуться и на какой объект напасть. Лично общался с митингующими, более агрессивными, пытался отговорить, но дух толпы их не остановил. Узнали, что хотят напасть на погранакадемию КНБ. Я позвонил родственнику и сообщил о возможном движении и нападении. Осмотрели площадь, далее поехали в сторону ДВД. Подъехали мы снизу, начали искать, нет ли раненых. На противоположной стороне улицы, напротив департамента, началась стрельба, кто-то перебегал из стороны в сторону, полетели с крыш светошумовые гранаты, 4 штуки взорвались около нас, - вспоминает Адам Сергеев.

Когда все прекратилось, ребята поехали в сторону Алмалинского районного отдела полиции. Приемная РОПа была разгромлена и сожжена.

- В здании РОПа ни души, только полицейские, которые забаррикадировались на крыше. Мы кричали: не нужна ли помощь? Ответа не услышали. Вернулись на площадь, а там митингующие начали портить достопримечательности города, выламывать вход в банк РБК, ставить баррикады, в общем, наводить хаос на площади. Было слышно, как кричат «Аллаху акбар» и что-то на арабском. Также после неудачного нападения на ДВД силы митингующих собрались на аэропорт. Угоняли чужие машины, набивались в них и «топили» в аэропорт. Тоже сообщил об этом, далее информация перешла к другим органам. Только уже после захвата аэропорта наши силовики отбили объект. Люди на площади начали расходиться, было очень много людей, в том числе подростков, женщин с колясками и маленькими детьми. Больно смотреть на то, как идет 15-летний подросток с полицейским щитом и дубинкой, - делится Адам.


Как рассказывает второкурсник, страха как такового не было. Все происходило вполне осознанно. Ему было страшно за страну, не за себя, за то, что будет завтра.

- На меня повлияли январские события. Если я не доверяю людям какую-либо работу, лучше выполню ее сам. И это тоже касается всей структуры власти. Хотелось бы, конечно, во всех сферах все наладить, но у меня свой путь. Как можно допустить, что 20 тысяч террористов все это время скрывались в городах, особенно в моем городе? Как эти ячейки терроризма и экстремизма не были обработаны и задержаны? Очень много вопросов и мало ответов. Это волнует народ, но сейчас не об этом. Чувствовал себя бесполезным, когда все началось. Но все же хотел предотвратить акты терроризма и экстремизма. Я узнавал, какая цель следующая. Может оказал не такую физическую, но информационную поддержку. Теперь я хочу оказывать помощь на постоянной основе, принося пользу обществу, а не наживаясь на этом, - рассказывает Адам Сергеев.


Еще в 18 лет Адам сам поехал в военкомат. По распределению попал в Пограничную службу КНБ. Больше года срочник охранял казахстанско-кыргызскую границу.

- Да, убежать легко. Я сам хотел когда-то поступить в вуз за границу и остаться там, но эти январские события дали о себе знать. Я действительно начал беспокоиться за будущее нашей страны. Если все разъедутся, то кто останется? Все в наших руках. Мы молодежь, мы заступаем на новую смену, меняя старую гвардию. На госслужбе, действительно, идет нехватка кадров, начиная от рядовых должностей, заканчивая офицерскими, и это ставит под сомнения боеготовность и работоспособность органов при таких случаях. Ладно, военнослужащие, они всегда наготове. Но контрразведывательная деятельность, я считаю, должна быть развита на примере Израиля, где каждый третий работает в безопасности. Только попробуй совершить какое-либо странное действие, тебя сразу же задержат. Почему нехватка? Потому что молодежь боится, что придется дать «на лапу» за трудоустройство в орган, то что «нет связей», куда они хотят поступить на службу. Хотя мы сами провоцируем эти случаи: если ты не подходишь по требованиям, к примеру. Ты пытаешься обмануть систему всеми путями, - сетует Адам Сергеев.


Кстати, наш защитник после армии пытался поступить в Академию пограничной службы, но провалил ЕНТ. Сейчас он учится в частном ВУЗе на дистанционном обучении. После получения специальности «Юриспруденция» планирует пойти в органы нацбезопасности. А пока алматинский студент работает в частной компании IT-специалистом, занимается бразильским джиу-джитсу, альпинизмом и бегает ультрамарафоны.

- Я знал тогда на что иду и, если раскроют эти варвары, будет плохо, но все равно, как мне сказал один офицер «живи так, чтобы страж смерти не смущал твое сердце». Мог и не вернуться, но выполнил гражданский долг, - считает Адам Сергеев.



И в конце я задала вопрос после его решения служить Стране: ты хорошо подумал?

Адам: Что тут думать?

Я: Но у нас впереди мирная жизнь…

Адам: Все равно! Нужно поднять престиж службы!

 

Фото и видео из личного архива героя