Кандастар Ассамблея

30 лет независимости страны глазами казахстанцев: события, символы и герои

24.12.2021 291

Какие личности и факты повлияли на ход истории независимого Казахстана, забываются ли они или выделяются гражданами? Исследовательский центр PaperLab провёл исследование «политики памяти» в республике в период независимости.

Фокус-группы создали во всех регионах Казахстана. Участников разделили на 4 возрастные группы. Это поколение 1950-1969 гг., 1970-1983, 1984-1999 и рожденные после 2000 года. С первыми результатами исследования поделилась политолог PaperLab Алия Тлегенова.

- День Независимости 16 декабря, насколько он праздник «да» или «нет». По предварительным исследованиям мы поняли, что для того поколения, чьё становление проходило уже в современном Казахстане, «День Независимости» - это мероприятия в школах, учебных заведениях, по выпуску из которых они забывают об идеологической наполненности этого праздника. 16 декабря становится для них дополнительным выходным днём. Но при этом средние года - для них, 16 декабря ассоциируются с событиями в Жанаозене. Мы заметили, чем старше группы, тем чаще они говорят, что 16 декабря для них и в первую очередь для всего Казахстана должно быть «Днём памяти», как участников декабрьских событий 86 года, так и событиями Жанозена 2011 года, - говорит она.

Участников просили расписать путь независимого Казахстана за последние 30 лет. Их разделили на три десятилетия. Эксперты отмечают, что за эти периоды картина по оценкам респондентов складывается совершенно разная.

- В первую очередь граждане ссылаются на экономическую ситуацию в Казахстане прошедших периодов. Для них политические изменения оставались на втором плане. Фокус-группы поколения 2000-х в первую очередь застали политические изменения, ими определяли ход истории. 1991-2001 года они, безусловно, связаны с обретением независимости, с переходом от плановой к рыночной экономике с тяжелейшей экономической ситуацией в 90-х годах. Это было связано с ощущением постоянной тревоги. Второе десятилетие - граждане говорят о периоде, когда они смогли вздохнуть, перестать выживать и начать жить. Они вполне конкретно говорят о высоких ценах на нефть, иностранных инвестициях, - делится Алия Тлегенова.


Кстати, в каждой стране исследование памяти отличается. Абсолютно идентичных точно нет. Но теоритические приёмы у экспертов существуют. Семь лет назад профессор Евразийского национального университета имени Гумилева Кульшат Медеуова с коллегами кафедры философии начали проект по изучению мест памяти.

- Мы должны были определить, что такое память для казахстанцев. Тогда мы стали память отслеживать по критериям - критерии практик памяти. Что мы называем памятью? Это что-то объективированное или какой-то вид действий, который вы совершаете и его вы называете памятью. Например, вы печете лепешки - это практика памяти, вы совершаете хадж или какой-то вид паломничества - это определённый вид практики, потому что есть специальные места куда вы идёте. Или мы устанавливаем памятники на центральных площадях города - это тоже определённый вид памяти, - отмечает Кульшат Медеуова.


Так, исследователи вспоминают, как раньше практически по всем уголкам страны на площадях стояли памятники Ленину. Со временем эти обелиски заменили на других известных личностей Абая Кунанбаева, Жамбыла и т.д.


- Мы определили такое понятие, что эмоциональный накал внутри памяти у нас выходит за пределы города. К городским памятникам мы относимся прохладнее, смеемся над ними, много мемов. Гораздо теплее у нас память, когда речь идёт о мазарах, о родовых территориях, когда хотим вздохнуть грудью и сказать: «Моя Сары-Арка, Улытау, Мангыстау» - это имеющий отношение к степи, к пространству, на территории районных центров, урбанизированная память, - говорит профессор ЕНУ им. Гумилева Кульшат Медеуова.

Специалисты делают реестр по памятникам батыров. То есть сколько появилось их в Казахстане и как они локализованы по стране?

- Памятник Кабанбай батыру никогда в жизни не может появиться в Западном Казахстане. Он может появиться только там, где Восточный Казахстан, где жили найманы. И мы видим, что памятники они по сути являются маркёрами каких-то других процессов. Мы определили критерий, как родовая память. Всегда есть кто-то кто больше всего заинтересован в производстве памяти. Лидерами в этом процессе в Казахстане являются кипчаки, - считает Кульшат Медеуова.

- Государство, пытается формировать ту память, которая нужна. Когда мы изучаем летописи, мы знаем, что за летописями стоит какой-то правитель. Эта летопись отражает точку зрения того или иного правителя, то как он хотел, чтобы потом общество воспринимало историю. Порой бывают моменты, когда мы изучаем летопись с двух сторон. В одной летописи говорится, что один монах одержал победу в какой-то битве, а в другой говорится, что результат был противоположный. Каждый старался таким образом оставить память потомкам, и тем самым усложнял сильно работу историкам, - делится историк Радик Темиргалиев.

Результаты основного исследования "политики памяти" представят уже в начале нового года.


Иллюстративное фото: artsfon.com и  фото автора

Похожие материалы