Воспоминания очевидцев январской трагедии

Редакция BaigeNews.kz взяла интервью у очевидцев трагических январских событий Алматы
22.07.2022 1006

Редакция BaigeNews.kz взяла интервью у очевидцев трагических январских событий Алматы, передает El.kz.

Все начиналось с мирных митингов

В Казахстане отмечали новогодние праздники, когда 3 января жители Мангистауской области стали собираться на митинги. Причина - резкое повышение цены на сжиженный газ. Сначала люди собрались Жанаозене, а потом и в других городах на западе страны. Тысячи митингующих вышли на площади с главным требованием – снизить цены на газ. Позже к нему добавились новые пункты, в числе которых была отставка правительства. Объяснения на тот момент министра энергетики Магзума Мирзагалиева и выступления экспертов лишь злили протестующих. Встречи с акимом региона Нурланом Ногаевым и вице-премьером Ералы Тугжановым ничего не дали. Митинги стали вспыхивать в разных регионах страны. Ситуация обрела политический окрас - митингующие стали требовать отставки действующего правительства.

В мессенджере Telegram появились чаты, которые координировали действия митингующих в каждом регионе страны. Там периодически появлялись призывы к насилию и агрессии.

Под вечер 4 января эпицентр протеста сместился в Алматы, где люди прорвались в городской акимат. Полиция не применяла оружие, пытаясь остановить их светошумовыми гранатами, однако противостояние было неравным из-за разницы в численности. Появились первые кадры сожженных полицейских машин и призывы атаковать стратегические объекты. Ситуацию подогревали и зарубежные СМИ, которые призывали казахстанцев "не останавливаться и идти до конца". Все это заставило Касым-Жомарта Токаев в ночь с 4 на 5 января обратиться к казахстанцам с просьбой проявить благоразумие и не поддаваться на провокации изнутри и извне. Не идти на поводу "эйфории митинговщины и вседозволенности".

"Призывы атаковать служебные помещения гражданских и военных ведомств являются абсолютно незаконными. Это преступление, за которым последует наказание. Власть не падет. Но нам нужен не конфликт, а взаимное доверие. Обращаюсь к молодежи: не портьте свой жизненный путь, не отравляйте жизнь близким. Все законные просьбы и требования с вашей стороны будут внимательно учтены, будут приняты соответствующие решения", – сказал президент.

Утром 5 января правительство подало в отставку. Позже президент поручил удерживать цены на газ на уровне 2021 года в течение 180 дней и отложить на год переход на электронные торги и биржи. Однако это уже не остановило людей, вышедших на улицы.

"Они были готовы идти на смерть"

Что было дальше - известно всем казахстанцам. Это были несколько дней страха за жизнь свою и своих близких, за страну. Вечером 5 января протесты перестали быть протестами - а превратились в погромы. Самый сильный удар пришелся на Алматы. Захваченный аэропорт, горящий акимат, разрушенные социальные и объекты бизнеса, хорошо организованные вооруженные люди, толпы пьяных и агрессивных мужчин, радикалы. Одновременно с Алматы как по команде стремительно стали развиваться события и в других регионах страны. Появились сообщения о беспорядках и погромах в Мангистауской, Алматинской, Кызылординской, Костанайской областях, ВКО и других областях. В тот вечер казахстанцы поняли, что в стране орудуют террористы, решившие совершить переворот. Об этом заявил и президент под вечер 5 января, предупредив, что против заговорщиков власти будут действовать максимально жестоко.

Алматинский следователь Ербол Нурманов, защищавший сначала акимат и здание управления полиции, в интервью BaigeNews.kz рассказывал, что полицейские защищались до последнего без применения оружия. Более 1,5 тысячи нападавших штурмовали акимат с тротуарной плиткой и коктейлем Молотова. Тогда как у стражей порядка были лишь щиты, каски, дубинки и светошумовые гранаты.


"Хорошо, что у нас были щиты и каски, мы продолжали стоять, выкрикивая друг другу: "держим оборону!". Дубинки мы не вытаскивали. С другой стороны, уже начали избивать нашими щитами наших же ребят. А у нас ничего нет, мы не брали с собой оружия. Нам же сказали, что это мирный митинг. Толпа начала оттеснять нас назад, в сторону акимата. Рядом со мной мой коллега неожиданно споткнулся и начал падать назад за арку у акимата, но я успел схватить его за шиворот: "Влад, вставай, не сдавайся!". В этот момент меня уже колотили дубинками, которые у нас отобрали. (...) Наш заместитель начальника кричал: "держим оборону, помогаем друг другу!". А те творили, что хотели: пинали, били, дергали за щиты. Мы отступали назад к зданию акимата, они начали заходить сзади, вырывать плафоны от уличных фонарей и бросать в нас. Все вокруг летало. Затем приехали машины с подкреплением. То ли СОБР, то ли "Арлан". Нам удалось забежать за машины, а подкрепление бросало шумовые гранаты. Но митингующие начали кричать, что не боятся, так как гранаты не настоящие. У них в руках наши щиты. Они ничего не боялись. К тому времени было уже 9-10 часов вечера. Толпа начала поджигать автомобили. И тогда мы поняли, что это уже не мирный митинг. У нас появился страх, но нам нужно было держаться вместе", - говорит Ербол Нурманов.

Группы людей захватывали оружейные магазины, отделения КНБ с боевым арсеналом, штурмовали департаменты полиции, сжигали редакции телеканалов, нападали на сотрудников МЧС, которые приезжали тушить пожары, и на работников скорой помощи. Забрасывали машины камнями, нападали с топорами и требовали передать им раненых полицейских. В заложниках были врачи трех больниц, полицейских и военных раздевали, избивали и издевались над ними, насиловали женщин. Преступники даже нападали на морги, откуда забирали тела своих подельников. Никто из нападавших уже не говорил о социальных требованиях. Они организованно захватывали здания, убивая силовиков и издеваясь над ними. К защите страны подключились и курсанты училищ, была информация о том, что кого-то обезглавили. Позже стало известно, что в Алматы орудовали радикальные исламские группировки.


Ербол Нурманов, вспоминая оборону департамента полиции, отмечает, что людей было немерено.

"Им будто не было конца и края. Они натянули длинную ткань перед собой, то ли для защиты от слезоточивого газа, то ли для того, чтобы мы не видели, как они перемещаются и заходят к зданию с разных сторон. Одно можно сказать точно - они были подготовлены. Собравшиеся поджигали и кидали смеси, а затем стреляли. Два дня подряд мы не спали, оборонялись. В распоряжении у нас были лишь светошумовые гранаты и слезоточивый газ. Конечно, мы могли стрелять в случае угрозы жизни или нападения на оружейное хранилище, но не делали этого. Однако даже светошумовые гранаты, от которых дрожали стекла, их не пугали. Они на них просто не реагировали, возможно, из-за своего неадекватного состояния. Будто уже были готовы идти на смерть. В основном это были мужчины среднего возраста и молодежь. Они приходили сюда с касками, щитами и дубинками, которые отобрали на улицах у стражей порядка, и действовали организованно, сначала заманивая на площадь, а затем двигаясь на наши здания, пытались рассредоточить наши силы и ослабить оборону здесь", - рассказывает полицейский.

Эти дни были настоящим адом для стражей порядка.

"Мой напарник потерял сознание от слезоточивого газа, я успел промыть водой лицо, горло и нос. Его отвезли в 7-ю больницу, как раз в это время больницу тоже хотели захватить - искали там наших сотрудников. Под капельницей коллегу откачали. Многие мои коллеги получили разные травмы. Это превратилось в настоящую войну. На площади стояли готовые канистры с бензином и тряпками. У них была цель нас уничтожить как правоохранительные органы. Подумайте, они нападали даже на медиков, на кареты скорой помощи, ехавшие на вызов. При чем здесь медики? Разве это мирный митинг? Они нападали на больницы, окружали, били сотрудников внутри. У них была цель заманить нас, чтобы мы перед ними стояли и с ними воевали. А мы не стояли на месте: оборонялись, наступали, наступали и оборонялись. Но что мы могли сделать? У нас в руках были только дубинки. Мы могли только отталкивать их щитом. У моего коллеги в тот день рожала жена, а он был на митинге. Ему позвонил врач и сказал, что роддом окружили, а его жена там одна: "что будете делать?". А что ему делать? Жена там осталась. Он смог попасть к ней только на следующий день. Много можно рассказывать. Столько всего было. Но мы свое отстояли", - вспоминает Ербол Нурманов.

"Нас окружали с камнями, дубинками и оружием"

Своей жизнью рисковали и пожарные. Неоднократно протестующие в Алматы блокировали доступ спецтехники к месту пожара. Огнеборцам приходилось включать смекалку, прятать пожарные машины, снимать с себя боевую одежду, чтобы слиться с протестующими и продолжить спасательную операцию. Начальник специализированной пожарной части №1 Алмас Бөжен вспоминает, как в самый разгар митингов были подняты все силы личного состава.

Пожалуй, самое громкое нападение на пожарного произошло во время тушения здания прокуратуры и эвакуации сотрудников. Поскольку инцидент попал на камеру видеонаблюдения и распространился в соцсетях. На кадрах участники беспорядков, препятствуя работе спасателей, повалили одного из них на землю и напали на лежачего толпой. Подробности того происшествия рассказал начальник караула пожарной части №8 23-летний Ильгиз Кадырбаев.



"5 января я заступил на смену, в 14:00 в диспетчерскую поступил вызов. На улице Богенбай батыра горело здание управления комитета правовой статистики и специальным учетам Генпрокуратуры. 1,2,3 отделения по тревоге выехали на место. Это был самый разгар массовых беспорядков. По дороге в нас бросали камни, пытаясь всячески препятствовать работе. В толпе нападающих были как мужчины, так и женщины. На этот вызов мы доехали с большим трудом. В это время на месте уже работала бригада из другой пожарной части. Мы направлялись к ним на подмогу", – говорит наш собеседник.


Подняв автолестницу ребята начали эвакуировать людей из верхних этажей горящего здания. Некоторые сотрудники прокуратуры взобрались на крышу, потому что все выходы внизу были забаррикадированы митингующими снаружи.

"Спустя час спасательной операции, участники беспорядков с камнями, дубинками и оружием начали нас окружать, призывая вступить в их ряды. Но я, как начальник караула, должен был сделать все, чтобы вернуться в часть с тем же составом сотрудников, с которым выехал на вызов. Моя главная цель – спасти людей от пожара и благополучно вернуться со всей бригадой назад. Я отдал приказ водителям и своим подчиненным войти в горящее здание прокуратуры, чтобы спасти их от нападений. На видео, которое распространилось в Сети, все видели, как агрессивно настроенные лица начали избивать лежащего на земле пожарного, в тот момент он бежал ко мне, не зная, что делать. Водителям я приказал вытащить ключи, чтобы наши машины не угнали, но один из моих водителей этого сделать не успел. В этот момент его уже избивали", – вспоминает Ильгиз Кадырбаев.


Когда его подчиненные укрылись в здании, он вышел к митингующим, чтобы поговорить с ними.

"Их было больше 20. Однако в момент разговора кто-то ударил меня по затылку то ли камнем, то ли дубинкой, и я на несколько секунд потерял сознание. Встав на ноги, я услышал их требование не тушить прокуратуру, чтобы она сгорела. На вопрос: "Почему?" последовал встречный вопрос: "А зачем ее тушить?". Тем временем злоумышленники уже угнали всю нашу технику. Одну машину завести они не смогли из-за отсутствия ключей и поэтому пытались ее сжечь. Я быстро потушил машину огнетушителем, нашел водителя и мы вдвоем вернулись в пожарную часть. В это время мой состав все еще укрывался в здании прокуратуры. Мы пересели на личные легковые автомобили и вывезли наших сотрудников назад в часть", – рассказывает начальник караула.

"Город будто умер"

С ужасом кровавые события вспоминали и гражданские лица, алматинцы. Один из них Ерасыл Нуржанов, который 5 января хотел вылететь из Алматы и приехал в аэропорт. Тогда в здании началась суматоха, парень вышел на улицу.

"Я увидел двух девушек, которые стояли неподалеку и ждали такси, чтобы уехать. Им было страшно. Я понял, что таксист туда, где мы стояли, подъехать уже не сможет. Потому что машины стали разворачиваться при въезде в аэропорт. Не могли въехать из-за того, что собрались протестующие. Я предложил девушкам помощь и вывел их через паркинг, я знаю там один выход. Мародеры уже заходили в аэропорт. Мы вышли оттуда и спустились по дворам. Дозвонились таксисту, сказали подъехать в это место. К нам подошел мужчина, который приехал в аэропорт встречать супругу из столицы. Сказал, что видел толпу с обрезами и оружием, и что они совсем не похожи на казахов. Приехал таксист, я посадил девушек. Меня тоже предложили отвезти, но я отказался, потому что ждал друга. После того, как они сели, я обернулся и увидел идущую на меня толпу из 30 человек. В темноте я не разглядел, было ли у них оружие. Я догнал таксиста, резко сел, сказал: "Езжай". Салон был полный из-за чемоданов девушек. Мы поехали мимо взлетной полосы по дороге. Там были люди, которые убегали с аэропорта, они пытались остановить проезжающие машины. Я просил таксиста остановиться, но он отказался из-за того, что салон был полный. Сказал: "Если остановлюсь, то тебе придется выйти", - вспоминает молодой человек.


"По ночам мы слышали взрывы, невозможно было спать. Мы просто лежали и слушали звуки взрывов и выстрелов. И засыпали в страхе. Наутро был густой туман и запах пороха. (...) Страшно было сидеть дома, мы студенты и приехали за день до происшествия со своих городов. Так как у нас здесь работа, учеба. (...) Я выезжала в город (после событий. - Авт.), и увидела ужасную картину. Город будто умер. Ужасно видеть, что когда-то все цвело, а сейчас мрачное, туманное. Максимально тяжело смотреть на Алматы", - вспоминала тогда студентка Сымбат Алиева.

Конец этому ужасу положила контротеррористическая операция в Алматы, о которой объявил президент.

Самой большой потерей кровавого января стали человеческие жизни. Погибли полицейские и военные, защищавшие Алматы и ее жителей, работники СМИ, мирные люди, в том числе и дети. Боевики расстреляли один из автомобилей, в котором был мужчина и его 15-летний сын.

Одной из жертв также стал казахстанский музыкант и режиссер Сакен Битаев, попавший под обстрел террористов. Об этом в Facebook сообщил журналист Данияр Адилбеков. По его словам, трагедия произошла 6 января. Артист был с приятелем, и они пытались спастись от радикалов, которые хотели отобрать их автомобиль.

"Толпа подошла сзади и начала вскрывать двери. Пацаны дали по газам, а мародеры начали стрелять вслед уезжающей машине. Одна пуля пробила Сакену легкое, и Сакена больше нет с нами. Сакен бы одним из талантливейших режиссеров", - написал друг погибшего.

Общее число погибших на сегодня, по информации Генпрокуратуры, 232 человека. Это число росло в течение полугода, потому что тысячи людей были ранены и кто-то умирал уже в больницах. Среди погибших также 19 военных и полицейских.

10 января президент объявил днем траура.

"Мы готовы были лечь под пули"

По всей стране пострадало около двух тысяч зданий, в том числе субъектов бизнеса. Разграблено более 100 ТРЦ и банков. Сожжено около 500 полицейских авто, десятки карет скорой помощи и пожарных машин. Ущерб бизнеса от погромов оценивался в сумму более 90 миллиардов тенге.

Шолпан Исаева в бизнесе почти 20 лет. Все ее средства были вложены в оборот. Ее бизнес пострадал из-за погромов.

"Мы набрали товар на Новый год, чтобы был хороший ассортимент. После пандемии только начали работать. Я арендую бутик в ТЦ "Мобилка", мой магазин стоит первый на входе и пострадал больше всех. Вечером 5 января все, кто успел, забрали свой товар, а я не успела. Администратор спрятала мой товар и большую сумму наличных в своем офисе, потому что побоялась выносить на улицу - уже темнело и люди начали бегать с дубинками и оружием. А в офисе двери стеклянные, в итоге все разбили, весь товар и всю мою наличку забрали. Я брала кредит, у меня был чужой товар, я и им теперь должна", - рассказывала тогда предприниматель.


Услышав о погромах, владельцы бутиков на свой страх и риск ринулись в торговый центр, чтобы спасти свой товар.

"Кто-то успел вынести самое дорогое и ценное, но были и те, кто не успел. Было очень страшно, они бежали под стрельбой, под пулями. И я готова была попасть под пули. Тогда не было интернета, не было такси. Ловить попутки тоже не удавалось, никто не останавливался, у всех был страх в глазах, паника. Я сама видела этих людей, толпу с битами, палками, дубинками. Что у них было в голове - неизвестно же", - вспоминает Шолпан Исаева.

В Алматы полностью сгорело здание акимата и разрушена резиденция президента.



Ущерб сооружению оценили в 20 миллиардов тенге. Нынешний аким Ерболат Досаев сообщил, что акимат будут восстанавливать.

"Впервые мы создали консорциум из пяти алматинских компаний, которые будут заниматься ремонтом нашего достояния. Оно восстановлению подлежит, его сносить, я считаю, не надо", - сказал он в начале июля.

Планировалось, что работы по восстановлению здания акимата завершатся до конца года. С учетом тонкостей, связанных с процессом реконструкции, эти сроки меняются.

"Были очень нелегкие проектные решения, связанные не с самими основными тремя корпусами, а больше с купольным залом, в котором выгорел металл. "КазНИИСА" находил специальное решение, как облегчить эту крышу, сделать ее более легкой, мобильной и пожаробезопасной. Поэтому работа будет проведена. Надеемся, что до Наурыза следующего года его реновация будет завершена", - отметил аким Алматы.



Сожгли и разграбили и резиденцию президента в Алматы. Ее восстанавливать не будут, а решили снести, так как здание "ограниченно пригодно к эксплуатации". К такому выводу пришли эксперты Казахстанского многопрофильного института реконструкции. По их мнению, переоборудование здания резиденции и его активная эксплуатация небезопасны. На демонтаж резиденции потребуется шесть миллиардов тенге.


Пресс-секретарь Управления делами президента РК Елена Кливец рассказывала, что металлические конструкции сильно погнуты из-за огня и местами деформированы, что мешает их дальнейшей эксплуатации. Всего площадь резиденции составляет 20 тысяч квадратных метров. На месте резиденции появится парковая зона.

Все произошедшее Касым-Жомарт Токаев назвал попыткой государственного переворота под ширмой стихийных протестов. Это войдет в историю как "Алматинская трагедия".

"Мы никогда не применяли и не будем применять вооруженную силу против мирных демонстрантов. Зная это, организаторы нападения на Казахстан устроили несколько волн агрессии. На первом этапе состоялись мирные протесты. Затем, в частности, в Алматы были проведены политические митинги, а потом на город из трех направлений, как огромная стая гиен, ринулись вооруженные боевики. (…) С уверенностью говорю о прямом участии террористов, в том числе зарубежных боевиков, в агрессии против Казахстана. Неслучайно бандиты нападали по ночам на морги, забирали и увозили тела своих погибших подельников. Они также забирали тела боевиков прямо с поля боя. Это практика международных террористов известного происхождения. Именно таким образом они заметают следы. Налицо замысел формирования на нашей территории зоны хаоса с последующим захватом власти", - сказал Токаев на заседании ОДКБ 10 января.

Он отметил, что все эти боевые действия координировались из одного центра, тщательно спланированная операция вступила в решающую фазу. Об этом свидетельствуют синхронные нападения на здания региональных властей, правоохранительных органов, СИЗО, стратегические объекты, банки, телевышку и телеканалы. Захватывались аэропорты, перекрывались авто и железные дороги, блокировалась работа скорой помощи и пожарных. В ходе нападения на войсковые части, армейские блокпосты бандформирования пытались завладеть оружием и боевой техникой.

"В Алматы и других городах шли настоящие бои. Например, бой вокруг здания ДП Алматы продолжался две ночи. Полицейские отбивались от атак террористов. Только в Алматы было захвачено семь оружейных магазинов. Это были атаки хорошо натренированных профессионалов, включая снайперов со специальными винтовками. Террористы использовали собственную связь, переодевались в форму военнослужащих и правоохранительных органов. Они цинично прикрывались участниками массовых беспорядков, которые служили для них живым щитом. Имея численное преимущество как минимум в пять раз, бандиты нападали на полицейских и военнослужащих, избивали их с особой жестокостью. Имели место варварские нападения на больницы", - сказал глава государства.

Террористы планировали напасть на Акорду. Именно новость о прибытии контингента ОДКБ изменила их планы.

"Террористы рассчитывали оттянуть на себя силы правопорядка, чтобы затем нанести удар по столице Казахстана. Мы видели скопления боевиков вокруг резиденции президента. (…) Казахстан обратился к ОДКБ с просьбой оказать содействие. Оно оказалось крайне своевременным. Узнав о прибытии трех военно-транспортных самолетов в столицу, боевики отказались от планов захвата президентской резиденции. Это дало нам возможность направить дополнительные силы в Алматы и отбить город от террористов", - отметил Касым-Жомарт Токаев.

По предварительным данным МИД РК, среди нападавших были лица, имеющие опыт боевого участия в "горячих точках" на стороне радикальных исламистских группировок.

Новости в Telegram

Лента новостей