Почему и зачем в светском Казахстане вновь инициируется диалог мировых религий?

Фото: из личного архива Е.Буровой 15.09.2022 685

В Нур-Султане завершился Съезд лидеров мировых и традиционных религий, в котором приняли участие более ста делегаций. В числе участников - Верховный имам аль-Азхара шейх Ахмед ат-Тайеб, Папа Римский Франциск и другие. 

О том, как проходило главное религиозное событие в мире и о причинах его актуальности корреспондент El.kz поговорила с главным научным сотрудником Института философии, политологии и религиоведения КН МНиВО РК, доктором философских наук, профессором Еленой Буровой.  

- Елена, какие были ожидания у казахстанской общественности от нынешнего съезда? 

- В различных казахстанских СМИ, в социальных сетях немало несовпадающих оценок государственной политики Казахстана, в том числе – в отношении ее религиозного вектора и проводимого в эти дни форума. Межрелигиозный и межкультурный диалоги необходимы всегда, а особенно - в периоды региональных и потенциальных глобальных конфликтов. Сегодня как никогда мы переосмысливаем взаимосвязанность и цельность нашего совместного бытия, все чаще задаемся вопросом о том, в чем смысл индивидуальной жизнедеятельности в конкретных реалиях. Для верующих и неверующих, для политиков и простого человека ответы на вопросы будут разными: у каждого свои горизонты, координаты, возможности. При этом все будут выбирать между ценностями и антиценностями, определять приоритеты, исходя из представлений о добре и зле, истине и лжи, гуманности и насилии, личной ответственности в зависимости от меры, по которой мы определяем свою совесть.

Представляется, что VII съезд лидеров мировых религий, организованный и проводимый в Казахстане – не только международное имиджевое мероприятие, но и важный ориентир для сверки общих ценностей и синхронизации совместных возможностей для сохранения глобального мира.

Мы в ожидании диалогов, обсуждений и дискуссий религиозных лидеров по многим проблемам, в том числе по таким, как возможности религий, усилия как религиозных лидеров, так и верующих людей содействовать миру и процветанию, стабильности и благополучию. Почему возможны квазирелигии и псевдорелигиозная активность, нередко деструктивной направленности? Исчерпывает ли религиозная духовность потребность в духовности вообще? Может ли неверующий и не вовлеченный в религиозность человек быть нравственным и духовным? Почему важен не только межрелигиозный, но и межкультурный диалог, в том числе - диалог верующих и неверующих? Какова судьба традиционных ценностей, и в первую очередь, относящихся к институту семьи?

-  Казахстан - удержание светскости?

 После длительного этапа атеизации казахстанского общества мы пытаемся понять, в чем феномен современной религии, каковы мотивы и причины ее возвращения в пространство повседневной жизни, в чем ее притягательность для населения?

Казахстан – светское государство с многоконфессиональной структурой и поликультурными традициями. Социологические исследования нашего института показывают, что большинство респондентов воспринимают Казахстан многоконфессиональной страной (89,3%), с преобладанием верующих, представляющих две основные религии – ислам суннитского мазхаба и православие (72,8%). Склонны относить Казахстан в силу демографических характеристик населения к странам исламского мира - 64,1%. Отмечен устойчивый рост сторонников превращения Казахстана в религиозное государство. Об этом сообщают 4,1% – в 2000 г., 7,8% – в 2005 г., 13,6% – в 2014 г., 21,6% - в 2018 г., 22,2% - в 2020 г.

Растет число сторонников утверждения «Казахстан в силу демографической ситуации можно отнести к странам исламского мира» среди представителей молодых и средних поколений. Вектор религиозного статуса государства придерживают преимущественно респонденты – казахи (42,3%) и жители сельской местности (42,4%). В возрастном разрезе респондентов каждый четвертый опрошенный 18-44 лет и каждый пятый 45-54 лет считают, что Казахстан должен стать религиозным государством с регламентацией общественной и личной жизни религиозными нормами.

Сторонники утверждений о том, что «Казахстан – многоконфессиональное государство» и «Казахстан – страна двух основных религий: ислама и православия» фиксируется с увеличением возраста. Чаще всего за то, чтобы Казахстан оставался светским государством сообщают этнические русские (71,5%), а в поселенческом срезе– городские жители (63,9%). Идеологемы в отношении необходимости светскости государства, приверженности казахстанцев двум основным культурообразующим конфессиям, мировоззренческой самоидентификации в соответствии с этнокультурной традицией и др. не разделяются все большим числом респондентов. Абсолютное большинство респондентов во всех возрастных группах желают жить в светском государстве с преобладанием исламской традиции (в интервалах значений от 74,5% до 82,1%).

Что вы подразумеваете под контурами структурной религиозности казахстанцев? 

Самоидентификация респондентов по отношению к религиозной вере различается в возрастном, в этническом, в региональном и других измерениях. По характеру приверженности в наших исследованиях респонденты подразделены на когорты: а) верующие, состоящие в общине, следующие религиозным нормам, религиозному образу жизни (РОЖ), или так называемые «истинно верующие»; б) верующие, не участвующие в религиозной жизни общины, но придерживающиеся обрядности от случаю к случаю, или номинально верующие; в) верующие, не принадлежащие к конфессиям, сформировавшие свое представление о Боге, или вне конфессиональные верующие; г) неверующие, которые могут придерживаться обрядности и традиций и уважают верующих, или так называемые «сочувствующие»; д) безразличные, к религиозной самоидентификации, индифферентные к религии, е) атеисты.

К верующим, следующим религиозному образу жизни, интегрированным в деятельность общины или коммуникации с единоверцами относят себя 13%-18% респондентов, к вне конфессиональным верующим – 9%-26%. От 73% до 85% опрошенных сообщают о том, что в их семье есть верующие.

Большинство казахстанских верующих являются номинальными: то есть, 65% -82% респондентов, называющих себя верующими, не вовлечены в религиозную жизнь (не участвуют в деятельности религиозных общин, не посещают культовые учреждения, не следуют канонам религиозного образа жизни). Они называют себя верующими, эпизодически совершая некоторые обряды, исполняя требования религиозного календаря (например, пост).

Парадоксальность религиозности казахстанцев и в то же время ее совпадение с глобальными тенденциями в том, что сочетаются такие самоидентификационные статусы, как «верующие, не читающие священные тексты», «верующие, не участвующие в обрядности и молитвенных практиках», «неверующие, но соблюдающие религиозные обряды», «атеисты, отмечающие религиозные праздники, а также следующие некоторым религиозным обрядам», «верующие, не верящие в Бога», «верящие в Бога, не принадлежащие к какой-нибудь религии/конфессии», «верящие в свое представление о Боге, не совпадающее с общепринятым его пониманием». Религиозность обнаружена в различных видах и проекциях: традиционная, новая, конфессиональная, внеконфессиональная, региональная, обрядовая. Преобладает социальная религиозность, мотивированная поиском и самоопределением значимого статуса в социальной структуре.

Религиозность и другие идентификации. На протяжении длительного периода мы исследуем, кем воспринимают себя респонденты в первую, во вторую, в третью очередь. В массовых опросах с охватом респондентов всех регионов страны в 2021 году обнаружилась значимость разных личных самоидентификаций. Самый высокий статус – «член семьи» (80,2%), далее следуют; «казахстанец» (73,5%), представитель этноса (38,7%), друг (27,4%), житель города/поселка (22,6%), гражданин мира (17,7%), сосед (10%), представитель профессии (8,2%), религиозный человек, представитель общины (7%), член учебного/трудового коллектива (5,5%). При сравнительно высоком номинальном уровне религиозности общества лишь незначительная часть казахстанцев (7% в среднем по массиву) считает религиозную принадлежность самым важным идентификационным статусом в структуре самоидентичности.

Чаще всего (более, чем в 85% ответов) респонденты декларируют свою религиозную принадлежность, рассматривая ее как элемент этнической или культурной самоидентификации, как следование этнокультурной традиции. В то же время наблюдаются динамика и разные траектории религиозных конверсий (обращений) - исламизация, евангелизация, выбор неоориенталистских культов, которые не совпадают с традиционной (предписанной) этнокультурной идентичностью. Наблюдается рост либерального отношения к религиозным конверсиям: половина опрошенных не против, если их родные примут иную веру, не совпадающую с традиционно принятой.

- Какие ценностные ориентиры в разнообразии мнений и жизненных позиций у казахстанцев? 

Многообразие мировоззрений и жизненных стратегий казахстанцев подчеркивают 63,2% респондентов, когда отмечают, что ценности всех граждан Казахстана, независимо от возраста, национальности, образования, профессии, религии, места проживания не совпадают. Каждый второй полагает, что ценностные различия имеются между верующими и неверующими. Чаще всего ценностные предпочтения и совпадение жизненных установок респонденты отмечают с семьей (59,6%), с представителями своей этнической группы (36%) и с казахстанцами (36%). Об общих взглядах с единоверцами заявили 16,5% опрошенных.

Что же может объединять верующих и неверующих казахстанцев? 58,1% считают, что ими являются общечеловеческие ценности, каждый четвертый, что ими могут быть исламские ценности. В массовом сознании ценности исламской религии в качестве общенационального объединительного фактора (53,8%), опережают такие маркеры, как общенациональные культурные ценности, религиозное разнообразие и западные демократические ценности.

Исламизация – основной тренд религиолизации нашего общества. Каковы представления о влиянии и значении исламских ценностей? Иерархия наиболее важных исламских ценностей в общественном восприятии выявила, что более половины респондентов полагают, что для верующих мусульман наиболее важными должны быть: совершение молитвы - 58,2%, соблюдение поста - 53,9%, следование символу веры (свидетельствование)- 51,9%, осуществление паломничества - 48,7%.

В то же время изучение структуры ценностей, разделяемых казахстанцами, показало, что более 60% респондентов предпочитают проживать, проводить свободное время и работать/учиться в многоконфессиональной среде. Каждый пятый предпочел бы проживать, проводить свободное время и работать/учиться среди людей только своей веры. В таких жизненных сферах, как распорядок и образ жизни, хобби, общение, общественная активность, быт, питание более половины опрошенных казахстанцев придерживаются многонациональных (они соизмеряются с уникальными казахстанскими) традиций и норм. Каждый четвертый респондент следует в указанных сферах жизнедеятельности традциям и нормам своего этноса. Предпочитают европейские традиции и нормы в быту и стиле жизни 18,4%, в питании - 17,7%, в досуге – 14,7%, в образе и рапорядке жизни – 10-11% респондентов. Религиозным традициям и нормам в различных жизненных сферах следует 4 - 8% респондентов, что, по всей очевидности и проявляет структурную религиозность по критерию так называемых «истинно верующих» сограждан, то есть тех, кто всецело следует религиозной вере, образу жизни.

- Скажите, какие причины актуальности проведения данного съезда? 

- Отвечая на вопрос о причинах и актуальности инициативного диалога лидеров мировых религий, выделим его значение для казахстанцев. Наше государство и общество вовлечены и подвержены влиянию глобальных процессов, в том числе – и его религиозной составляющей. Религиозные изменения имеют как видимые, так и не очевидные проявления. Использование религии и ее антиподов (квазирелигий) противоречиво, подчас непредсказуемо и имеет не только позитивные, но и негативные влияния и последствия, особенно в тех ситуациях, когда религия становится орудием политического воздействия.

Поэтому знать и понимать современный политический процесс вне и помимо возможностей религии как социального института, как культурной традиции, как инструмента политического влияния, как системы ценностей необходимо и в региональном, и в глобальном измерении. Как это возможно? Различными путями и разнообразными средствами, в том числе: через диалог религиозных лидеров, который интересен всем – верующим и неверующим, теологам и ученым, политикам и народам.

- Благодарим вас за беседу! 

 

 


Подпишитесь на наш Telegram-канал и узнавайте новости первыми!

Лента новостей