«Если бы не государство, мы бы разорились»: предприниматели о январских событиях

Казахстанский МСБ спасали совместными усилиями
Фото: Тахир Сасыков 26.07.2022 1419

Предприниматели Алматы до сих пор с содроганием вспоминают события января 2022 года. По информации Национальной палаты предпринимателей «Атамекен», в городе было выявлено 1612 субъектов бизнеса, пострадавших от действий правонарушителей. Общая сумма ущерба составила по приблизительным подсчетам около 95 млрд тенге. Позднее при уточнении данных было установлено 1413 пострадавших предпринимателей, чей ущерб составил более 34 млрд тенге. По всей республике выявлено 1640 пострадавших предпринимателей на сумму 37,5 млрд тенге.


Как сообщили в региональной палате предпринимателей Алматы, учредитель местной компании, занимающейся продажей цветов, Светлана Ушакова в те злополучные дни так и не дождалась очередной поставки товара из аэропорта. Бизнесвумен поделилась своими воспоминаниями о событиях этих дней с журналистом El.kz.

- Светлана, расскажите, как отразились январские события на вашем бизнесе.

- Мы получаем цветы из-за границы. У нас регулярные поставки на самолетах через наш аэропорт. Прилетел очередной самолет с товаром из Кении, как раз в ту ночь, когда произошел захват аэропорта. Самолет приземлился буквально за полчаса до происшествия. Нам позвонил брокер и сказал, что сейчас он не сможет забрать груз, потому что весь аэропорт эвакуируют и просят освободить помещение. При этом груз находился уже не в самолете, но и на склад его еще не отвезли. Его успели только выгрузить и так и оставили под самолетом.

Мы покинули аэропорт, так и не забрав товар. Никто не смог нам его оформить. Мы ждали в течении десяти дней. Нам не отдавали товар, и мы никуда не могли дозвониться.

А когда открыли аэропорт, ребята, которые забирают груз, увидели, что он как лежал в месте отгрузки, так и лежит. И самолет тоже все эти 10 дней находился там и не мог улететь.

Мы с представителями аэропорта и ответственными за отгрузку все зафиксировали, сфотографировали. Груз забрали, сами уничтожили, оплатили за утилизацию, так как за 10 дней цветы в коробках просто сгорели.

- Товар пострадал от пожара?

- Нет. Хоть на улице было достаточно холодно, когда цветы лежат в коробках, в плотной упаковке, и туда попадает тепло, они начинают сами по себе гореть Коробки становятся горячими. Что сено, что трава, что цветы – у растений такая специфика.



Мы обратились в акимат и предоставили доказательства того, что мы обращались в полицию, ДВД, в дежурные службы, но нас никто не пускал и доступа к аэропорту у нас не было.

- Какова была сумма ущерба и какую часть возместило государство?

- Общая сумма ущерба составила 5 миллионов тенге. Там было очень много цветов, около 70 коробок с розами. Нам возместили всю сумму.

- А раньше тоже были подобные случаи?

- Мы понесли убытки, когда началась пандемия и был объявлен локдаун. Тогда на Новый год мы получили очень много товара. Мы должны были сдать его, но клиенты отказались, так как сообщили, что все будет закрываться. Тогда мы попали на 50 тысяч долларов. И нам никто ничего не возместил. Это был форс-мажор.

Мы, предприниматели уже привыкли вот так попадать и выбираться из этого потом весь год самостоятельно. Уже года три такое происходит во всем мире. То 8 Марта что-то случается, то на Новый год.

- Не боитесь после таких событий рисковать и продолжать работать? Не думали застраховать бизнес?

- Мы стараемся развиваться. Также самолетами доставляем цветы из Кении, с Эквадора. У нас есть страховки, все в договорах прописано, но это форс-мажор. То есть клиенты не могли в принципе отказаться от товара по договору. Но их просто закрыли в локдаун. Поэтому они были вынуждены отказаться, хотя товар был уже в пути.

Такой бизнес, когда товар скоропортящийся, очень сложный, рискованный. Вроде везде подстрахуешься, но это ведь скоропорт. Например, на один день все закрыли, на другой день открыли – у всех все нормально, а скоропорт пропал.

Но того, что произошло в январе этого года, никто не ожидал. Люди приходили, рассказывали свои истории, плакали, было страшно. Но потом все прошло. Спасибо большое, что убытки возместило государство. Акимат очень быстро отреагировал. Были организованы специальные отделы быстрого реагирования. Мы подали документы без лишней бюрократии. Все это было зафиксировано и буквально в течении месяца мы получили деньги.



За всю мою предпринимательскую деятельность, которой я занимаюсь уже 30 лет, государство так помогло нам первый раз. Я никуда не ходила, кроме акимата. Они потом сами уже передали все в Палату предпринимателей Медеуского района.

Для нас дважды было организовано собрание, где нам доступно объяснили где и какие справки брать. Насколько мне известно, всем, у кого были подтверждающие документы, возместили ущерб.

Эльмира Еромишян владелец небольшого отдела с парфюмом и косметикой в одном из торговых домов Алматы. Ее бизнес также оказался на грани банкротства во время январских событий.

- Где Вы находились, когда узнали, что произошло с вашим отделом?

- На новогодние праздники мы не работали. Вышли только 3 января, а потом начались митинги, которые переросли в беспорядки.

Я была дома. Мне позвонили, сказали, чтобы я не ехала в город на работу, так как там проходят митинги. И я не поехала. А потом в рабочий чат в WhatsApp кто-то скинул видео, как громят отделы в нашем торговом доме. Это сняли наши работники, которые живут поблизости. До этого я даже не подозревала, что там такое происходит. Интернет толком не работал, по телевизору тоже было мало информации.

Приехать туда мы не могли. Было страшно выйти из дома. Я даже к дочке не могла попасть. Она живет в городе, а я - за городом. В тот момент мы очень боялись за свою жизнь. Только через день мы приехали с племянницей на машине к торговому дому, чтобы посмотреть, что уцелело. Но мы не успели даже войти в торговый дом, как снова началась какая-то суета, беготня. Мы напугались, даже ничего не стали смотреть, быстро сели в машину и уехали.

Оказывается, после нашего приезда мародеры снова зашли и вынесли то, что не вынесли в первый раз. Мой отдел находится у входа, поэтому он больше всех и пострадал. Там все разгромили. В тот момент не было ни охраны, ни полиции.

Я работаю с 2004 года. И за все это время у нас такого никогда не было. Мы и подумать не могли, что такое может случиться.

- Во сколько был оценен ваш ущерб?

- У меня в отделе были настоящие французские духи, косметика. Товар был оригинальный, поэтому дорогой. Но сейчас мы себе уже такой товар не можем позволить, поэтому перешли на более доступный.

Когда мы подавали документы на возмещение, мы показали ущерб только в товаре. Нам сказали, что по витринам надо подавать отдельно. Но мы, если честно, даже не думали, что хотя бы за товар нам возместят. Всем предпринимателям в нашем торговом доме дали по 3 миллиона тенге. Мы и показали ущерб в 3 миллиона тенге, не учитывая витрины.

На тот момент у нас еще был товар, который нам давали фирмы под консигнацию. Его тоже своровали, а мы за него до сих пор еще остаемся должны. Теперь, когда я беру под консигнацию товар, я сразу предупреждаю, что в случае форс-мажора я за это не отвечаю.

В нашем торговом доме ни у кого нет страховки на бизнес. Никто такого просто не ожидал.

- На сегодня ваш бизнес полностью восстановлен?

- Не совсем. Мне пришлось уволить работника и теперь я сижу здесь сама, так как не можем содержать продавца. До сих пор боимся даже товар покупать в больших количествах. Государство, конечно, очень помогло. Если бы помощи не было, мы бы вообще разорились.


Фото предоставлены Светланой Ушаковой и Региональной палатой предпринимателей города Алматы. 

 

Новости в Telegram

Лента новостей