Кандастар Ассамблея

Внучка писателя и общественника Какимжана Казыбаева о своем известном дедушке

28.01.2022 638

Салтанат Казыбаевой было 3 года, когда не стало профессионального журналиста и грамотного руководителя. Она не застала его в высокой должности в госкомитете по делам полиграфии и книжной торговли, секретаря ЦК Компартии Казахстана и время, когда весь народ из уст настоящего публициста узнал о казахском герое Рахымжане Кошкарбаеве. Сегодня директор крупного в стране Алматы марафона тоже небезызвестная личность, особенно в спортивных кругах. Салтанат поделилась с нами дорогими воспоминаниями об аташке - так она его ласково называет, который в сложные годы отстаивал интересы народа.


Ваш дедушка оставил большой след в истории. За что вы больше всего цените его?

С детства в нашей семье говорилось, что дедушка занимал высокий пост в стране. Он был почти как спикер сената в наше время, и возможно, если он бы прожил больше, то смог занимать высокий пост уже в независимом Казахстане. Но, несмотря на то, что он был большим человеком в стране, дома был обычным мужем для бабушки, дедушкой для своих внуков, отцом для своих детей. При этом всегда прививал правильные ценности детям и внукам. И, наверное, то воспитание, которое он дал своим детям, а соответственно мой папа, его сын, смог привить нам.

Помню, поступив на первый курс университета, на предмете «История Казахстана» при перекличке всех студентов преподаватель остановился на моей фамилии и задал вопрос: «Казыбаева? Ты имеешь отношение к Какимжану Казыбаеву, который был секретарем ЦК?». Конечно, в тот момент, когда сидит огромная аудитория студентов, и толком ты еще ни с кем не знаком, так как это первый курс, то было лестно и гордо отвечать: «Да, я его внучка». Мне было безумно приятно, что имя дедушки помнят, и лишний раз доказывало, что он действительно имел огромное значение для страны. 

С 7 по 11 классы школы я училась в Астане, и однажды, зайдя в библиотеку школы, случайно увидела на полках книгу аташки. Причем это был роман «Сұрапыл», достаточно тяжелый роман, осмысливающий социальные последствия коллективизации, массовой гибели казаxов. Для меня это было большим удивлением, что именно эта книга есть на полках обычной городской школы. Поэтому ценность вклада дедушки в становление страны, казахстанской журналистики и литературы очень высока. Наша фамилия благодаря ему несет в себе много истории и уважения.


Каким вы его помните?

Очень маленькие отрывки в памяти. Сейчас очень сложно вспомнить, что было в таком маленьком возрасте. Но очень четко в памяти сохранилась его доброта, открытость и человечность.

Дома он был всегда веселым. Я помню большой зал квартиры, в которой мы тогда все вместе жили. Он переодевался с работы, надевал домашнюю одежду, брал домбру, играл и пел казахские песни. Аташка очень любил родной казахский язык, и дома разговаривали на казахском. Я скажу даже так, что слова на русском не знала, пока не пошла в детский сад, и первое время даже разговаривала с казахским акцентом на русском. Это благодаря дедушке все дома говорили на родном языке.

Вы что-то взяли от него? Может быть черты характеры, внешнюю схожесть, привычки?

Внешне я больше похожа на бабушку, его супругу. Наверное, больше передались какие-то организаторские способности, черты характера. Меня никак не оставляет мысль, что у меня должна быть бешеная способность писать, потому что и дедушка, и бабушка имели огромный опыт в написании книг и статей. Хотя в школе, а я училась в гуманитарном классе, написание сочинений всегда у меня вызывало сложности. И тогда я думала: «ну, как же так, дедушка с таким писательским опытом, а мне это дается так трудно?». Хотя я не исключаю возможности, что когда-нибудь я смогу написать книгу.


Когда я узнала, что вы внучка известного писателя и смелого журналиста, то поняла, откуда в вас эта сила и любовь к справедливости. Ваш дедушка женился в то время на дочери врага народа, что было опять-таки смелым поступком. И, как известно, он первым открыл для нас такого героя как Рахымжан Кошкарбаев. Вы сегодня, как вас называет казахстанский спортивный мир, Салта – мощь. Вы – не единожды Айронвумен. Как вы думаете, можно ли считать, что в вас генетически уже заложен дедушкин потенциал? 

Мне кажется, да. Гены все-таки играют огромную роль. У меня с детства развито чувство важности справедливости. Я всегда боролась за нее. Это точно от аташки передалось. Да и в целом, желание оставить след после себя, сделать что-то благое для общества, для страны, иметь определенные амбиции – все эти качества были у дедушки, это и передалось мне. Мне кажется, что как раз-таки вот это чувство справедливости не смогло дать ему возможности дольше пробыть на позиции секретаря ЦК, потому что видимо были какие-то политические подводные камни, которые никак не складывались с принципами дедушки. Я сейчас на себя смотрю и понимаю, что я точно такая же. Я не всегда готова принимать какие-то факторы, которые прижиты системой, порой кажется, что то, что делается это неправильно, но система работает, и ты не в состоянии пока с этим бороться. Я почему-то думаю, что это как раз-таки и было в работе на госслужбе у дедушки.

Успел ли он вас чему-то научить?

Я думаю, что мое желание играть на домбре является тем, чему он успел меня научить. Понятно, что играть в 3 года было нереально, но впоследствии в школе я ходила отдельно к учителю и занималась. Но и любовь к родному языку – тоже его заслуга. Я пошла в казахскую школу и училась там, пока наше казахское отделение не закрылось. Только тогда пришлось переходить в русскую школу. Сейчас, конечно, в силу отсутствия практики, язык совсем забылся, несмотря на то, что мы живем в Казахстане, но я стараюсь все равно читать новости на казахском, иногда даже давать интервью на родном языке.

Каково быть внучкой Какимжана Казыбаева?

Очень гордо мне носить фамилию Казыбаева и быть продолжением рода, хоть я и девушка, потому что аташка реально сыграл большую роль не только в становлении казахстанской журналистики, но и в целом страны, отстаивая интересы. Он ведь действительно очень много сделал уже не будучи секретарем ЦК. Благодаря ему казахстанцы узнали, что именно солдат, казах возвел флаг СССР над Рейхстагом, он открыл для нас имя Рахымжана Кошкарбаева, и, по-моему, даже о Бауржане Момышулы начал писать именно аташка. Так интересно жизнь складывается, что член нашей команды Алматы марафона вышла замуж за правнука Рахымжана Кошкарбаева. Везде чувствуется след аташки.


Каким мы не знаем Какимжана Казыбаева?

Он был прекрасным семьянином, очень верным другом, справедливым и заботливым отцом. Кстати, он сразу в семье сказал, что имя даст мне сам и назвал меня Салтанат. В его книгах есть несколько стихотворений, посвященных мне.

Дедушка очень большое внимание уделял образованию своих детей. Мой папа, например, в то время имел возможность поехать в Москву, получить медицинское образование и опыт. То, что ему помогло впоследствии стать блестящим хирургом. Мне сложно вспоминать что-то конкретно, но то, каким был мой отец, мне кажется, что это полное отражение дедушки. Всегда, в первую очередь, проявление доброты и человечности. Как папа всегда помогал всем, кто к нему обращался как к врачу, так и дедушка также помогал в той сфере, где он мог это сделать. Никогда никому не отказывал.

Сегодня вы, скажем так, отстаиваете интересы представителей спорта, организуете марафоны, болеете за жизнь спортивных, таких как вы людей, а смогли бы вы стать государственным деятелем, как ваш дедушка, когда он в сложные годы для своего народа защищал их права?

Не совсем уверена, что я смогу стать как мой дедушка, но мне, безусловно, хочется хотя бы чуть-чуть оставить след во благо страны или той сферы, в которой я работаю. И конечно, мне хочется продолжать гордо нести фамилию Казыбаевых, как продолжение того, что делал мой аташка.

Есть ли у вас любимые истории о деде?

Мне опять-таки очень сложно вспоминать. Я помню, когда мама с младшим братом лежали в больнице, мы ходили их навещать именно с дедушкой, и виделись с мамой только через забор, а в заборе были большие круглые дырки, через которые можно было ребенка передать. Дедушка меня поднимал и смеялся, что может меня с мамой оставить, потому что я очень скучала по маме. 

Фото из архива Салтанат Казыбаевой