Влюбленные в небо

Кружок авиамоделирования в Экибастузе существует уже 20 лет

Несмотря на то, что летчиком Валерию Жабину удалось проработать всего три года, он часто поднимается в небо на летательных аппаратах, которые собрал своими руками.

Экибастузец Валерий Жабин - бывший летчик гражданской авиации. По состоянию здоровья он вынужден был уйти из своей профессии. Но любовь к полетам после этого не прошла. Поэтому Валерий Александрович организовал в Экибастузе кружок авиамоделирования. Сегодня он уже пенсионер, но несмотря на это, продолжает обучать детей в кружке и совершает полёты на самолетах, которые собрал сам. 

Все началось с того, что будучи еще школьником, Валерий Александрович сам посещал авиамодельный кружок. Мечтая стать летчиком, в дальнейшем он поступил в летное училище. 

- Валерий Александрович, как Вы пришли в свою профессию?

- В кружке авиамоделирования я получил хорошую базу знаний, которая мне пригодилась в учебе. Мне было проще, чем моим сокурсникам. Я уже знал основы аэродинамики. Авиамодельный кружок дает знания не только по модельным самолетам, но и по настоящим

При образовательно-досуговом комплексе «Кайнар» авиамодельный кружок существует уже около 20 лет, столько же я и работаю здесь. А до этого кружок работал 12 лет на базе городской станции юных техников. В трудные времена ее закрыли и я ушел работать инструктором в спорткомплекс «Жасыбай». Там открылся спортивный клуб, он назывался авиатехнической школой. У нас были дельтапланы, мотодельтапланы. Там я отработал 10 лет. Но и его закрыли. Так я и оказался в Кайнаре. А будучи летчиком гражданской авиации я летал на самолете Ан-2. 

- Сколько настоящих самолетов Вы собрали за свою жизнь?

- Это уже десятая конструкция. Но не все они смогли подняться в воздух. Некоторые мы не доделывали до конца: то с двигателем проблемы были, то что-то не получалось, то переделывать начинали. Все, кто занимается этим делом, преследуют одну цель – подняться в воздух, но к сожаления, не всегда располагают средствами. Богатый человек купит готовую конструкция. А мы собираем их сами. Иногда не удается достать материалы.

- Дорого обходится один самолет?

- Приборы для самолета стоят от 150 до 300 долларов. Самая дорогая часть самолета – это двигатель. Он стоит около 8 тысяч долларов. На новые денег нет, поэтому мы достаем б\у двигатели. Приходится собирать самолеты из того, что нам по карману и при этом, чтобы самолет был легким и прочным. 

Один самолет мы начали делать, трубы приобрели тонкостенные, уже каркас сделали, все сварили, а потом узнали через одного знакомого, что на Бозшаколе есть заброшенный военный полигон, на который раньше со всего советского союза прилетали военные бомбардировщики отрабатывать учебные упражнения. Они стреляли по мишеням. Стояли там и самолеты. Нам предложили взять один самолет. Но нам его негде было поставить – не было ни ангара, ни гаража, куда бы он поместился. И мы просто напилили трубок, которые нам были нужны, а потом из них уже доделали свою конструкцию. 

Материалы берем, где приходится. Когда я этим делом занялся, стал общаться с такими же любителями как я. Что-то есть у них, что нужно мне, у меня, в свою очередь есть нужные им материалы. Мы обмениваемся.

- Вы по готовым схемам собираете конструкции?

- Нет. У нас все конструкции самодельные. Благодаря соответствующему образованию, я все могу сам рассчитать и законы аэродинамики знаю. Сопромат я хорошо знаю, еще в училище его изучал. Эти знания тоже очень нужны при авиаконструировании. Поэтому схемы продумываю сам. 

- На какую высоту Вы поднимаетесь?

- Полеты у нас в основном на высоте 50-100 метров. Если подняться выше, нас могут засечь павлодарские радары. А с детьми на борту и того ниже - на 5-6 метров взлетаем. Для детей главное научиться взлетать, держать самолет в воздухе и выполнять посадку. Это учебные полеты. А вообще мои конструкции могут набирать высоту от 1500 до 3000 метров. Все зависит от мощности двигателя и других характеристик самолета. Кроме того, чтобы набирать нормальную высоту, надо получить разрешение. Для получения такого разрешение, нужно столько всего пройти и денег вложить. Я пытался все это сделать узаконено, но не получилось. Слишком много препятствий. К тому же самолет самодельный.

- На сколько человек рассчитаны Ваши машины?

- У нас двухместные самолеты. Впереди садится курсант, сзади инструктор. Раньше мы делали одноместные самолеты. Их делать легче. Но обучать на них не получается. В воздух курсанта одного не отпустишь. Мы пробовали так делать. На земле объяснишь ему все, вроде понял и теорию хорошо знает. Сначала на земле давал порулить. Потом летали по прямой. Если вижу, что хорошо получается, разрешал по кругу. Вроде все нормально сначала: взлетает хорошо, держится в воздухе неплохо, но когда заходит на посадку, обязательно сломает самолет. Поэтому стали делать двухместные аппараты.

- Чем сложнее управлять – самолетом или машиной?

- Управление самолетом намного отличатся от вождения автомобиля. Как только самолет оторвался от земли, на него начинают действовать все силы аэродинамики. Его ветром начинает крутить. Пилот должен уметь удержать его ровно. Ногами пилот направляет его влево, вправо, ручкой вверх и вниз выбирает высоту полета и одной рукой управляет рычагом, отвечающим за двигатель.

- Погода сильно влияет на полеты?

- А как же! Авиация вся зависит от погоды. Хоть малая, хоть большая. У каждого самолета есть допуск по ветру. К примеру, Ан-2 допускается к полету при встречном ветре 18 м/с и на посадке 6 м/с боковой ветер. Если будет больше, посадку не разрешат, пилот не сможет его удержать, его просто снесет со взлетно-посадочной полосы, резина с колес может слететь, а может вообще перевернуться аапарат. На самолеты любых размеров действуют одни и те же силы аэродинамики, только с разной интенсивностью. 

- Насколько охотно дети идут в авиамодельный кружок?

- Да по-разному. В среднем за год у нас обучается 45-50 детей. Преимущественно мальчишки приходят заниматься. Один год были как-то девочки, но недолго. Все-таки, это дело мужское. Полный курс кружка рассчитан на три года. Слишком много теории нельзя давать детям, им становится не интересно. Я даю дозированно теорию. Своими руками они делают радиоуправляемые модели. В основном из дерева собираем их, иногда из пластика. Есть на двигателе внутреннего сгорания модели, есть на аккумуляторе – просто зарядил и он летает. 

Возраст ребят желающих заниматься разный. Старшие мальчишки всю зиму готовятся, изучают теорию. В частности, основы аэродинамики, основы метеорологии, основы конструкции авиационных двигателей, самолетовождение, а весной и летом мы уже выезжаем на полеты. Малыши делают своими руками несложные модели. А старшие ребята, примерно седьмой-восьмой класс, посерьезней и посложнее собирают конструкции. многим нравится делать не только самолеты, но и корабли. Я им разрешаю. У нас есть заготовки специальные для этого. Сами корпус изготавливаем и все другие детали. На токарном станке мальчишки тоже здесь учатся работать.

- Между Вашим кружком и планерным спортом есть что-то общее?

- Конечно. Наш самолетик, на котором мы сейчас летаем, изначально задумывался как мотопланер. Мотопланер – это такой летательный аппарат, у которого маленькая нагрузка на крыло. То есть можно подняться на определенную высоту, выключить двигатель и за счет восходящих потоков набирать высоту. По несколько часов так можно летать. Для этого даже не надо топлива.

- Кто-нибудь из Ваших воспитанников стал летчиком впоследствии?

- Да, есть у меня два выпускника, которые работают в авиации. Они уже взрослые люди, дослужились до майоров. Один живет в России, а другой здесь в Казахстане. Может быть сейчас у них и выше звание. Один занимался у меня в городской станции юных техников, а второй выпускник спортивного клуба авиатехнической школы. 

- Страх присутствует, когда поднимаетесь в воздух?

- Говорят, не боятся только идиоты. Риск существует всегда. Когда летаешь, мысли заняты тем, чтобы правильно выполнить задачу, которая перед тобой поставлена. 

- Аварии были у Вас?

- Было несколько раз. Когда летал на мотодельтаплане поля обрабатывал, отказывал двигатель. В таких ситуациях главное правильно зайти на посадку. Эти аппараты рассчитаны на то, чтобы можно было при отказе двигателя посадить его и чтобы поверхность была ровная. Случалось и в пшеницу аппарат садить. Такое у многих летчиков бывает.

- И с парашютом Вы прыгали?

- Не довелось, как это не удивительно. У нас в училище два курсанта сломали ноги при прыжках с парашютом и буквально перед тем как мы должны были учиться, прыжки запретили. В военной авиации это даже не обсуждается, там все прыгают с парашютом. А в гражданской авиации такой необходимости нет, там вообще парашютов нет. Сами представьте, самолет если вдруг сломается, экипаж одел парашюты и выпрыгнул, а остальные делайте, что хотите. Так получается?!

- Ваши дети пошли по Вашим стопам?

- У меня двое сыновей. Старший занимается авиамоделированием, но у него направление немного другое. Он летал тоже. И младший летал, но сейчас занимается другим делом.

- Валерий Александрович, что Вас заставляет снова и снова подниматься в воздух?

- Непередаваемое ощущение, которое испытываешь во время полета. Это невозможно объяснить словами.

Руководитель кружка авиамоделирования не ставит перед собой цели вырастить из ребят летчиков, хоть и гордится выпускниками, которые работают в авиации. Основная задача – объяснить основы аэродинамики, дать попробовать полетать, понять, что такое управлять самолетом, ведь это не так просто, как кажется на первый взгляд.

В учебном кабинете Валерия Александровича десятки моделей, сделанных руками его воспитанников. С ними ребята часто выступают на различных соревнованиях и занимают призовые места. В августе в кружке начнется набор новичков. И кто знает, возможно, среди этих ребят окажутся будущие летчики-профессионалы, влюбленные в небо.
 

Похожие материалы