Салтанат Байкошкарова: Мы сделали все возможное, чтобы казахстанские женщины стали счастливыми

31.07.2018 793

В числе победителей в разделе «Наука» проекта «100 новых лиц Казахстана», реализующимся в рамках президентской программы «Рухани жаңғыру», оказалась Салтанат Берденовна Байкошкарова — руководитель первой лаборатории экстракорпорального оплодотворения Казахстана Медицинского Центра «Экомед», репродуктолог-эмбриолог, доктор биологических наук. Она же профессиональная «мама» первого ребенка «из пробирки» в Казахстане.

В интервью нашему сайту Салтанат Берденовна рассказала о значении проекта лично для нее и всех казахстанцев, вспомнила первые годы ее профессиональной деятельности и озвучила современные тенденции развития метода ЭКО, который возник в нашей стране именно благодаря ей.

— В первую очередь хотелось бы сказать, что я — не новое лицо в своей профессиональной деятельности, — отметила Салтанат Берденовна. –  Занимаюсь своей отраслью с 1988 года, уже 30 лет. Начинала свой путь в сфере государственной медицины, где трудилась на протяжении восьми лет, затем осуществила прорывной проект экстракорпорального оплодотворения в Казахстане в 1995 году. С момента рождения первого ребенка методом ЭКО «из пробирки» (31 июля 1996 года) я давала много интервью, ведь новое направление в нашей медицине заинтересовало широкую общественность. Меня приглашали на телевидение, несколько лет я работала и в качестве ведущей на телеканале «Хабар» в программах, касающихся здоровья.

— Какое значение для Вас лично имеет победа в проекте «100 новых лиц Казахстана»?

— Глава страны на встрече с журналистами говорил о необходимости запуска проекта «100 лиц Казахстана», раскрывающего деятельность казахстанцев разных профессий, которые бы представили свои профессиональные достижения за все годы независимости. А затем я уже узнала о реализации проекта «100 новых лиц Казахстана». Честно признаюсь, была удивлена тому, что мою кандидатуру кто-то заявил в проекте. Узнала об этом буквально за 10 дней до окончания конкурса. Случайно увидела свои данные и фотографию в числе участников проекта. Возможно, кто-то из пациентов решил сделать мне такой приятный сюрприз. Я набрала победное число голосов. Рядом со мной в проекте оказалась молодежь, представляющая различные профессиональные сферы. Неоднократно я выражала благодарность тем людям, которые выдвинули мою кандидатуру на участие в проекте и которые голосовали за меня. Встреча с президентом в Астане вдохновила нас на еще более патриотическую работу в своей стране. Был снят фильм о победителях проекта «100 новых лиц Казахстана». Нас сегодня часто приглашают на значимые мероприятия. Аким города приглашает на все значимые государственные праздники. Про наши дела больше стали писать в прессе.

Я узнала, что проект имеет продолжение. Мне звонили и спрашивали мое мнение о том, кого бы я сама порекомендовала в качестве кандидатуры для участия в проекте. Конечно, достойных людей я могла назвать сразу несколько. Но первой на ум пришла женщина, которая была нашей пациенткой и сделала много для страны. Она начинала работать в обычной столовой в качестве простого повара, а впоследствии образовала популярнейшую сеть столовых «Каганат». Это Чинара Бугимбаева…  Совершенно справедливо, что каждый год проект пополняется новыми людьми. Нас ведь, казахстанцев, много. Наши соотечественники должны знать как можно больше о лучших, талантливых и достойных представителях своей страны. Этот проект вдохновляет каждого человека становиться лучше, развиваться, совершенствоваться, стремиться к высоким успехам, которых уже добились другие люди нашего времени. Этот проект имеет большое воспитательное и патриотическое значение. 

Салтанат Берденовна, расскажите, трудно ли было начинать профессиональную деятельность в тот непростой, переломный период времени? С какими проблемами сталкивались?

— Я начинала в 1988 году в Алматинской городской консультации «Брак и семья» простым врачом-лаборантом. Работая в лаборатории, столкнулась с тем, что методы лечения людей с диагнозом «бесплодие» были очень слабые. Да, людям выписывали лекарства, делали операции, но возможности помочь многим не было. На тот момент я сама столкнулась с проблемой бесплодия — на протяжении семи лет не могла забеременеть. К счастью, потом мне удалось стать мамой. Безусловно, я заинтересовалась этой наукой, исходя из своих личных трудностей и возникавших вопросов.

Большая часть супружеских пар, которые обращались ко мне ежедневно с целью достичь желаемой цели — иметь детей — нуждалась именно в экстракорпоральном оплодотворении. Я же на тот момент занималась исследованием мужского бесплодия, помогавшему мизерному количеству людей искусственной инсеминацией (простейшим методом искусственного оплодотворения). Основной же поток женщин нуждался в более серьезном подходе, так как они проходили многолетнее лечение, переносили многочисленные операции. Мужчины обращались с так называемым тяжелым мужским бесплодием. Неоднократно своим пациентам я рассказывала, что где-то в Европе, в России уже начали рождаться первые дети методом ЭКО, и нам нужно время для того, чтобы прийти к этому. А потом в один прекрасный момент поняла, что ждать ничего не нужно, мое профессиональное самолюбие, в хорошем смысле, было задето. Необходимо было брать все в свои руки. Я начала искать научную литературу, поехала в Москву, в Сочи. В Российско-Американском центре репродукции и генетики занималась поиском необходимых знаний. Это 1991–1992 годы. Нашей стране в период распада Советского Союза было не до развития высоких технологий. Ультразвуковой аппарат был у нас один на всю поликлинику. Тем не менее, меня это не остановило. Решив, что если этим уже занимаются в Москве, в Санкт-Петербурге, в Харькове, то и мы сможем. В полной мере все могло реализоваться только тогда, когда мой супруг-бизнесмен Батыр Бекмусаев поверил в мою идею. Я познакомила его с московским специалистом в этой области — профессором Валерием Здановским, и он понял, что это действительно очень серьезное дело. Супруг меня поддержал материально, в то время не было возможности все сделать с помощью государственного финансирования. Пришлось вкладывать свои сбережения. Все было сделано для того, чтобы приносить людям пользу. В 1995 году мы открыли лабораторию и уже в 1996 году, спустя девять месяцев, родилась первая девочка.

Какие Вы испытали эмоции, увидев родившегося благодаря Вашему огромному труду ребенка?

— Ощущения были потрясающими! Нас, специалистов, было очень мало в коллективе. В нас не верили коллеги, что уж говорить, была и зависть, и даже гонения на нас. Мы прошли нелегкий путь, боролись за свое дело. Об этом подробно описано в книге «Честная повесть», которую написал мой супруг к 20-летию со дня создания нашей лаборатории экстракорпорального оплодотворения, клиники репродукции человека «Экомед». Мы сделали все возможное, чтобы казахстанские женщины получали высококвалифицированную помощь, возможность становиться мамами, не выезжая за пределы Казахстана. 

— На Ваш взгляд, как сегодня развивается метод ЭКО?

— В Казахстане на сегодняшний день существуют все возможности получить данный вид медицинской помощи. Это самое главное. К нашим специалистам обращаются и иностранные граждане — из Америки, Европы, соседних государств. Это означает, что существует большая степень доверия к нашим специалистам. Но, к сожалению, не все одинаково работают. Сейчас имеется около двадцати центров, зарегистрированных лабораторий, но из них продуктивно работает где-то половина. Мне нравится уровень профессионализма основной части специалистов в этой области, но не нравится то, что у некоторых складывается ощущение, что эта область медицины дает возможность быстрого заработка, получения хороших дивидендов. Люди, у которых есть деньги, рассматривают эту область в качестве успешного варианта для развития предпринимательской деятельности. Они открывают центры и завлекают в них профессионалов из медицинских учреждений, уже давно «вставших на ноги». Нужно понимать, что бизнесмены, открывающие такого рода центры, не могут быстро получить деньги, ведь это тяжелый труд и исключительно долгосрочные инвестиции. Специалистов в этой области мало. У нас есть базовые гинекологи, базовые биологи, из которых необходимо делать отбор, а уже потом растить специалистов в нашей области. Биологов я набираю из числа президентских стипендиатов, болашаковцев — самых высокообразованных молодых людей, владеющих английским языком, потому что вся наша отраслевая наука базируется исключительно на знании английского языка. Молодых специалистов приходится обучать сложнейшим микроманипуляционным технологиям, платить им достойную зарплату, мотивировать, чтобы они приносили огромную пользу для наших людей.

— Салтанат Берденовна, известно, что Вы никогда не отказываете в помощи женщинам из далеких аулов с материальными затруднениями, идете им навстречу, по мере возможности…

— Несмотря на то, что в Казахстане программа ЭКО самая недорогая, препараты на лечение требуются, и они не дешевые. Наши услуги стоят от двухсот до пятисот тысяч тенге, но за счет количества лекарств ЭКО удорожается в два — два с половиной раза. Многим это становится недоступно. Поэтому мы изыскиваем разного рода возможности для женщин, не способных нести большие затраты на лечение. Мы просим какие-то фармацевтические компании предоставлять препараты по более низким ценам, предоставляем скидки вплоть до пятидесяти процентов, льготы, проводим различные акции. Мы видим очень много счастливых и благодарных людей. Да, всех мы не можем охватить, также как и государство не может предоставить на бесплатной основе пройти программы ЭКО всем в них нуждающимся. Квот пока еще мало. С 2010 года предоставлялось 100 государственных квот на весь Казахстан. В настоящее время это число возросло до 900. Но и этого мало. Благодаря внедрению обязательного социального медицинского страхования (ОСМС) в России уже каждая женщина имеет возможность два раза в год пройти программу ЭКО бесплатно. Я думаю, что к 2020 году и в нашей стране за счет ОСМС каждая женщина один раз в год получит возможность бесплатно проходить программу. Я очень поддерживаю инициативу по внедрению ОСМС.

— Вы успешно реализовали большой прорывной проект в своей сфере деятельности. В каком направлении, на Ваш взгляд, теперь нужно двигаться Вашим коллегам и в целом стране для развития репродуктологии в стране?

—  На сегодняшний день в лечении бесплодия наши регионы, увы, не достигли необходимого уровня. В регионах не хватает специализированных центров. Я много объездила городов, областей, проводила конференции, встречалась с пациентами и поняла, что на каждую область приходится лишь один-два специалиста. Многие из них не владеют современными подходами. Необходимо создавать центры по лечению бесплодия, центры репродукции человека в каждом регионе. Это дело государственной важности. Сегодня государство делает акцент на защите матери и ребенка, на родовспоможении, акушерстве. Оно борется с материнской и младенческой смертностью и достигает в этом деле достаточно хороших успехов. Теперь необходимо сделать доступной сферу лечению бесплодия в регионах, готовить кадры, делать центры с современными подходами к лечению.

Для копирования и публикации материалов необходимо письменное либо устное разрешение редакции или автора. Гиперссылка на портал Ассамблеи народа Казахстана обязательна. Все права защищены Законом РК «Об авторском праве и смежных правах». Для авторизации обратитесь по адресу assemblykz.2016@gmail.com.

Похожие материалы