Рафик Валиев: Столичному татаро-башкирскому культурному центру «Таң» - 25 лет

2019 год является значимым для многих столичных этнокультурных объединений Ассамблеи народа Казахстана. Юбилейную дату отмечают многие этноцентры столичной АНК. Среди них 25-летие в этом году празднует Общественное объединение «Татаро-башкирский культурный центр «Таң» г. Нур-Султан, зарегистрированное 29 августа 1994 года.

О жизни этнокультурного объединения, международном сотрудничестве, праздновании Сабантуя и об изменениях в работе центра в интервью нашему сайту рассказал председатель ОО «Татаро-башкирский культурный центр «Таң», к.т.н., заслуженный тренер РК, Судья международной категории Рафик Валиев.

— Расскажите об общественном объединении - о трудностях, достижениях за время существования центра?

— Момент основания центра я помню с первого Сабантуя. Его открывали наши уважаемые аксакалы. В то время я, как молодой спортсмен, проводил все спортивные мероприятия: борьба, перетягивание каната, поднятие гири. На меня возложили эти обязанности и я каждый год проводил их.


В 2005 году меня избрали председателем правления, а до этого я был и членом центра, и заместителем. В настоящее время спонсирую, руковожу. Сабантуй у нас интересно проходит с первых дней, и спортивная, и культурная часть.


Конечно, за 25 лет мы достигли очень многого. Самое большое достижение – нашему ансамблю «Дуслык» приказом Министра культуры и спорта РК в этом году присвоили звание Народного. Это большое достижение в творческом плане. Я мечтал всегда, чтобы культурная часть объединения всегда была на высоком уровне. По случаю 25-летия мы наградили специальными нагрудными знаками всех активистов, бывших председателей, старейшин. Медали изготовили к юбилею центра благодаря Равилю Монашову. Я подал идею, а он – автор проекта. В его ювелирном доме изготовили 60 медалей себестоимостью около 100 тысяч тенге из чистого золота 583 пробы. У каждой медали имеется сертификат и вес составляет 18-20 граммов.


Равиль Монашов был председателем центра, является нашим спонсором. Нагрудными знаками на праздновании Сабантуя здесь – в Нур-Султане, мы отметили Зухру Саяпову, она была депутатом, председателем центра, Розу Бектемирову – преподавала и татарский, и башкирский языки в воскресной школе. Аксакалам нашего центра особо приятно, поскольку они были с момента основания, стояли у истоков.

Последние 10 лет активно работает воскресная школа, здесь собрались преподаватели высокого уровня. Каждый год школу посещает 50-60 человек в возрасте от 4 до 17 лет. Там не просто изучают языки, но и традиции, танцы, основы пения, то есть полностью прикладное искусство. Мы собираем в нашей школе людей, которые могут преподавать и преподнести людям эти знания. Сейчас есть сложности с изучением татарского языка, как и в самом Татарстане. Среда обитания определяет язык. Нам легче изучать татарский язык сейчас, потому что практически каждый ученик в школе знает казахский язык.


Я первые четыре класса тоже на татарском учился. Совершенствовал казахский язык, и могу сказать, что грамматика единая. 20-30% слов абсолютно одинаковые. Те, кто приезжает с Казани представлять Сабантуй, и хорошо владеют татарским языком, понимают казахский язык. В прошлом году приезжал президент Татарстана Рустам Минниханов, встречался с Елбасы. У нас было совещание, где был поднят вопрос о необходимости преподавателей татарского языка в республике. Тогда глава Татарстана сказал: «Зачем вам преподаватель? Вы знаете в совершенстве казахский язык, и вам ничего не надо. Я же понимаю (казахскую речь)». Поэтому, нам сейчас легче в этом плане, и нужно сохранить язык.


Что касается национальной культуры, традиций, то ни один татарин не забывает о них, потому что проводимый ежегодный Сабантуй объединяет. На празднике представлено все: наши игры, национальная кухня и многое  другое. В этом году на Сабантуй в столице было около 400 подарков для участников игр, кроме того первым 300 гостям роздан чак-чак. Еще одна гордость – наш ансамбль, где поют четыре девочки. Сейчас собираемся создать танцевальную группу, чтобы показать свою культуру. Мы часто выступаем, например, в недавней благотворительной акции в Центре социального обслуживания «Шарапат». Также часто выступаем на разных площадках, 2-3 раза в год мы полностью ставим концерт своими силами. В этом году с Казани приехали артисты, но открывали торжество мы сами, и только после 30-40 минут передали им сцену. Они удивляются.


— Расскажите о празднике, сколько он длится и как проходит?

— Мероприятие проходит четыре часа. В начале состоялось награждение активистов почетными грамотами, чествование ветеранов. Затем идет традиционный Сабантуй на трех языках: татарском, башкирском и казахском языках. Открывает праздник обязательно казахская песня, следом татарские и башкирские выступления, ну и после уже – песни на русском.

Касательно стандартов, сколько я историю изучал, конкретной даты Сабантуя нет, но татары при обустройстве новой территории сначала строили баню, там жили, потом дом строили. Сабантуй был введен с первых поселений в Европейской части, когда сеяли урожай. То есть после окончания посевной они отмечали Сабантуй. Слово «сабан» означает с татарского «плуг», а «той» – это свадьба.

Мы затягиваем празднование Сабантуя. Почему мы проводим в последнее воскресенье июня при согласовании с администрацией города, потому что в столице начинается празднование Дня города. Мы раньше проводили 10-12 июня, сразу как заканчивается посевная. Как только был обозначен День города, было решено провести последнее празднование Сабантуя как старт празднования Дня столицы.


Из полного Сабантуя в Нур-Султане мы не делаем две вещи: не устраиваем конные скачки из-за определенных неудобств, за неимением коней, и постановку столба с подарками, хотя четыре раза ставили. Это не очень удобно, есть определенные требования для этого. На крупные, юбилейные Сабантуи мы конечно ставим, но у себя в столице – нет. В целом, все каноны соблюдаются. В этот же вечер проходит татар-party, где собирается молодежь, общается, выступают приглашенные артисты из Татарстана.


— Есть какой-то определенный единый стандарт проведения Сабантуя? Везде ли в регионах одинаково проводится?

— Мы в принципе и проводили по единому регламенту, единственное, у каждого есть своя изюминка. Допустим, в Кокшетау Сабантуй проводится в лесу. В 20 километрах от города выезжают на поляну, ставят сцену и т.д. Они так привыкли. Это исконно так правильно. Раньше жили в деревнях, а в городах как это сделаешь? У них кто-то держит лошадей. В Татарстане я был на соревнованиях как глава международной федерации борьбы на поясах, если есть возможность съезжу посмотрю, как в районах проводят. Масштаб иногда другой. Праздник обязательно включает поздравления, игры, борьбу, награждение, чаепитие, концерты, спортивную часть, пикники. Но мы в условиях города, при организации акимата, устроили торговую площадь.

— С каждым годом Сабантуй ожидает все большее число казахстанцев, увеличивается ли география проведения праздника?

— В связи с открытием новой области в прошлом году увеличилась. Празднование проходит во всех регионах страны, плюс в селе Башкуль в Восточно-Казахстанской области, помимо областного центра, и Степногорске в Акмолинской области, в Семее, еще в деревне в Усть-Каменогорске провели. Насколько мне известно, в Казахстане в этом году провели 23 Сабантуя.


В прошлом году республиканский праздник был запланирован в Кызылорде, но проведем мы там в этом году, так как в 2018 году аким Костаная договорился с президентом Татарстана. В этом году правда отсрочили на сентябрь, потому что хотят показать запуск космического корабля. По времени празднование было бы в конце мая – начале июня, так как посевная заканчивается, и в Кызылорде жарко уже в это время. Обычно такое никогда не практикуется, однако в виде исключения республиканский Сабантуй пройдет в сентябре. Приглашены все председатели центров, молодежных крыльев, творческие коллективы 5-6 областей, мы тоже поедем, будут артисты с Казани.


— Как выбирается город проведения республиканского праздника?

— Выбор города идет по очереди и, конечно же, по готовности. На следующий год планируется провести или в Талдыкоргане, или в Таразе, они определяются. Также согласовывается этот вопрос с акимом города, чтобы площадка для проведения праздника была подготовлена, чтобы была возможность принять гостей, показать все.

В настоящее время два центра договариваются со Всемирным конгрессом татар и городской администрацией.

Мы хотим, чтобы это был не просто праздник татар, а праздник для всего областного центра, чтобы город гремел, отдыхал, видел. Это массовое гулянье.

— Не менее популярен и проводимый вами конкурс «Мисс татарочка». Кто будет представлять Казахстан в этом году на международном этапе?

— Да, мы проводим конкурс «Татар кызы» последние три года, и он становится популярным с каждым годом. Пока неизвестно, кто будет представлять Казахстан на международном этапе. Это выяснится по итогам конкурса в Актобе. Но известно, что от столицы победительница будет отдельно представлять страну. В этом году хотели приехать участницы с семи областей, но мы затмили республиканский конкурс.

Международный этап «Мисс татарочка – 2019» Всемирный конгресс татар проводит на территории России, не обязательно в Казани. В этом году он будет организован татарским центром города Ижевск. Вообще, татарские центры есть в 27 странах мира.


— Сколько человек состоит в этнокультурном объединении, какие ансамбли работают при центре?

— У нас активных членов, с которыми мы работаем – около 150 человек. Это постоянные участники мероприятий, активисты, молодежь. Охват на Сабантуе составляет около 600 человек, хотя в столице порядка 10 тысяч татар, и 1100 башкир.

К сведению, в связи с открытием башкирского этнокультурного объединения «Акбузат», башкиры ушли из состава нашего центра, но несколько человек захотели остаться в «Таң». В скором времени мы внесем изменения в устав, и скорее всего не будем преподавать башкирский язык в воскресной школе. Это веление времени. Но мы будем так же принимать их. Мы передали все национальные костюмы в их центр.


— Расскажите о направлениях работы центра, деятельности молодежного крыла. Какие проекты реализует молодежь двух стран?

— К 9 мая ежегодно мы проводили благотворительный обед, организовывали концерты для ветеранов, аксакалов. Сейчас их уже не осталось практически. Носили продуктовые корзины им домой. Теперь решили проводить эту акцию на День пожилых людей. В этом году мы так же планируем организовать благотворительный обед на 70-80 человек с концертной программой, а тем, кто не сможет присутствовать – около 20-30 человек, мы придем к ним домой. На Курбан айт аналогично организовываем благотворительную помощь людям пожилого возраста.


Бизнес-проектов нет. У нас нет крупных бизнесменов, предпринимателей, как например у немецкого или корейского центров. У нас пару человек работают в среднем бизнесе, поэтому реализовывать некоторые проекты, предложенные Татарстаном, не предоставляется возможным из-за отсутствия финансовой несостоятельности. 

Молодежь в основном работает по культурной части, в информационном поле, обменивается опытом. Есть и те члены объединения, кто на постоянной основе выделяет какую-то сумму на нужды центра. На Сабантуй каждый помогает, чем может. Как говорится, с миру по нитке.


— В каких населенных пунктах больше всего представителей татарского этноса?

— Один самых ярких примеров – деревня Башкуль в Восточно-Казахстанской области. Там единственный культурный центр – татарский. В деревне проживают и русские, и казахи, и татары, и все они ходят в один центр. Население не большое, но активно работает. Они посадили парк со дня основания, сегодня он стал огромным. Каждый год проводят посадку деревьев перед празднованием Сабантуя. При школе есть отдельный кабинет центра. Так, компактно больше татар проживают в Караганде, Алматы по 20 тысяч человек, в Семее порядка 16 тысяч человек, а потом в столице.


В этих городах сильные культурные центры, где проводится много мероприятий, при воскресных школах много учащихся. Самый культурный центр находится в Семее. Там Правительство Татарстана приобрело помещение под школу искусств, где будут обучать по разным направлениям: игре на домбре, пению, танцам и прочему.

— В чем отличительная особенность столичного этнокультурного центра от других?

— В каждом регионе есть свои особенности. Мы – столичный центр, работаем как республиканский. В настоящее время есть кабинет в Доме дружбы, который мы обустроили, можем показать и рассказать о себе. Например, в Семипалатинске больше творческих людей, готовят баянистов. В Алматы тоже своеобразное отличие – выпускается республиканская татарская газета «Фикир». В Уральске имеется единственный татарский Музей имени Г. Тукая, где сохранена полностью история, свидетельства того, как выпускались первые книги, газеты, журналы. В каждом регионе есть свои отличительные стороны.


Мне уже 60 лет, я не могу руководить вечно, уже начинаю готовить себе преемника, чтобы продолжить активную деятельность центра. Каждый год меняю исполнительных директоров (заместителей), каждому ежемесячно плачу зарплату. В этом году мой заместитель Земфира Низамутдинова, на следующий год, как только заседание правления проведем, изберем другого человека. Через определенное время отличившийся будет руководить центром. Во многих мероприятиях стараюсь меньше участвовать, чтобы они сами возили коллективы. Общее руководство и направление работы конечно веду сам, так как без финансирования не будет движения. Это тоже отличительная черта нашего объединения. Стараемся работать с молодежью, чтобы старейшины тоже в этом участвовали.


— Вокальный ансамбль «Дуслык» в этом году получил звание народного, накладывает ли это какую-то ответственность, что планируется?

— Разумеется. Им нужно каждый год выступать с концертом. Будем арендовать помещение: Дворец «Жастар» или Дворец школьников и ставить бесплатный отчетный концерт для зрителей. Будет не только выступление ансамбля, но все творческие коллективы центра покажут на что они мастера.


На летних сценических площадках выступаем, и уже качество пения, выступлений постепенно повышается, репертуар становится разнообразным. Ведь Министерство культуры и спорта РК конкурс на звание народного проводило. Нужно было выступать в трех разных диапазонах, технические нормативы ансамбль выполнил. Мы сшили им три комплекта костюмов. Один комплект на 18 человек обошелся нам в копеечку, второй комплект сшил акимат. Ансамбль сейчас еще больше старается, усиленно тренируется. При центре также хореограф занимается, баянист Дамир Султанов, хормейстер Асель Ергарина.

— Как ведется международное сотрудничество?

— По республиканскому центру мы налаживаем сотрудничество. Председатель Тауфик Акрамович Каримов съездил в Белоруссию, уже контакты наладили. Сейчас переписываемся с Московским центром, в Европе еще с одним работаем, с Польским – у них Посол – татарин. В Казахстане проходили дни польских татар. Обмен опытом в основном проходит на Всемирном конгрессе татар по линии нашего движения «Ак калфак». На этот Сабантуй мы сшили тюбетейки, женские головные уборы, и продавали, то есть движение начало работать. Впервые мы атрибуты татарского искусства продали в этом году на Сабантуе.


В Казань троих из этого движения приглашают в гости, покажут достопримечательности, расскажут о традициях. Каждый год они приглашают по одному человеку на обучение – как проводить Сабантуй. У меня три человека уже обучились. Сам не езжу туда. На мероприятия проводимые Всемирным конгрессом едут все председатели, я один раз съездил и посылаю заместителей. Все рвутся туда. Каждый год посылаю разных людей, чтобы они знали, что к чему, когда я уйду с поста председателя центра.


— Расскажите о впечатлениях от встречи с президентом Татарстана.

— В прошлом году, когда г-н президент приехал с визитом в Казахстан мы подружились. Он сейчас является спонсором Международной федерации борьбы, оказывает финансовую поддержку для развития. У нас 45 стран в составе федерации. На Сабантуе г-н Минниханов все пройдет, а на борьбе три схватки обязательно посмотрит.


Президент Татарстана сам мастер спорта международного класса по автогонкам, то есть в нем есть спортивный дух.


Смею предположить, что, наверное, Всемирный конгресс татар лучше всех конгрессов работает, потому что в 25 странах мира проводится Сабантуй, и в 12 из них президент бывает, и на территории России в 3-4 празднованиях принимает участие.


— Какую роль играет корреспондентский пункт ТНВ в столице? Какие есть сложности?

— Корпункт – это заслуга председателя Правления Казахстанского Конгресса татар и башкир Тауфика Акрамовича. Он несколько раз писал, объяснил необходимость корпункта телеканала для Казахстана и Средней Азии, практически 80% времени они находятся здесь. Я считаю, они очень много сделали. Этнокультурные центры, все ансамбли, крупные мероприятия освещаются благодаря ТНВ. Съемки ведь тоже событие. Это толкает творческих людей к еще большему, потому что есть где себя реализовать и показать. Корпункт – это неоценимая помощь в популяризации татарского движения в Казахстане.

Были дни кино Татарстана, привезли четыре фильма на татарском с русскими титрами. Мы информировали везде о показах, но город большой, приходит 100-150 человек. Поэтому экономически не выгодно. Нур-Султан – единственный город в Казахстане, где мы ансамбли все приглашаем из Татарстана, артистов и других, но не можем публику собрать.


— Вы заслуженный тренер Казахстана. Как пришли в спортивную сферу?

— Я в 1976 году приехал случайно в гости к дяде, на недельку. Окончил русскую школу, собирался поступать в ЦИСИ – автомобильный, у меня права есть. Дядя удивился, какие права, когда мне всего на то время было 16 лет. Показываю ему, что с правом вождения до 18 лет. Я окончил школу и получил благодарственное письмо по математике, на олимпиаде участвовал. Едем мы на дачу, заезжаем, и он говорит: «Читай». Было написано «ЦИСИ» (Целиноградский инженерно-строительный институт). «Вот автомобильный, давай сюда», – сказал дядя. У меня здесь никого не было, а дядя – младший брат моей мамы – он один. Ну я начал поступать, а он работал где-то в инженерии. И главного инженера на работе перевели в Жамбыл, в кожкомбинат главным директором, а дядю забрал заместителем. Он уехал, меня успел в общежитие устроить, остался один. Потом родителей привез, родные приехали, так обосновался. Учился в инженерном, а тренировался в мединституте. 

И уже со второго курса тренер сказал, что я буду тренировать. Он мне доверил одну группу, в горжилуправление зачислил на работу. На втором курсе я уже работал инструктором по спорту. Тренировал детей по самбо на полставки, потом сам тренировался. Как окончил институт, у меня было чемпионство Казахстана среди юношей. Через три года я стал третьим призером СССР, мастера спорта выполнил в конце института еще. Осталось немного после третьего курса, я хотел перейти в пединститут, но тренер сказал не надо. Он сказал, что самбо – это технический вид спорта, рычаги и прочее, центр тяжести. Все что в теории механических машин изучал, пригодилось в самбо, поэтому мне было легче. 

Я был королем болевых приемов, в партере всех «ломал». В 1981 году я открыл клуб в подвале «Гренада», он до сих пор там есть. Потом стал кандидатом наук, затем и государственным тренером Казахстана по самбо семь лет. Я работал и на производстве. Всегда в трех местах работал. Когда партийные взносы платил, меня спрашивали, откуда такие деньги. Я был слесарем-сантехником и получал 130 тысяч тенге, у меня был пятый разряд, потому что у меня высшее образование было. Тренером-преподавателем работал, потому что я подготовил чемпиона, и получал за полставки 70 тысяч тенге. Педагогом-организатором работал – 130 тысяч тенге. Получается у меня 300 с чем-то тысяч – очень много, генеральный директор чуть больше получает меня. Я отвечаю: «А партийные взносы платить со всех надо!».

— Не было тяжело на нескольких работах? В настоящее время для большинства тяжело дается и одна работа.

— Это неправильная расстановка сил. Я всегда спал шесть часов, и сейчас так же. Помню, я в интернате жил – у нас четыре класса в деревне было, потом в интернат перевелся. Всегда спал шесть часов, и до сих пор так. Хотя врачи говорят… А если правильно расставить целый день… Некоторые говорят: «Вот, не хватает времени». Я с шести до восьми (утра) полтора часа тренируюсь, больше ручки не поднимаю за день. Мне 60 лет, я пробегаю 10 км. После этого подтянулся 30 раз, пресс сделал 30 раз и шпагат продольный, поперечный, … отработал, и уже в огороде чуть полил грядки, в 7:45 я зашел домой и успел помыться, позавтракать, и пойти на работу в 8 часов. И так до 9 часов вечера каждый день. 

Звонит тренер, просит о финансовой поддержке на ЧМ в Ташкенте. Я как вице-президент Федерации самбо Казахстана, президент Международной федерации, где тоже есть свои обязанности. Так время проходит. Помимо этого, я президент и Федерации подводной охоты Казахстана.


В 55 лет стал последний раз Чемпионом Казахстана официально по подводной охоте – я обладатель кубка, самый возрастной Чемпион Казахстана. Тоже не просто. В этом возрасте официально редко кто выступает, может по стрельбе, и то, возрастные не могут выиграть. Там задержка дыхания требуется. Некоторые могут 4 минуты под водой находиться. Я уже вижу, где человек биотехнически правильно определяет все. Хотя я держу 1 минуту 20 секунд, 40 секунд плаваю.

— Кто в семье пошел по Вашим стопам в спорте?

— У меня сын – мастер спорта, призер Азии по самбо, но он уже не занимается спортом. Тем не менее здоровый, крепкий парень. Внуки есть. Внук сейчас занимается шахматами, кикбоксингом и спортивной гимнастикой в свои пять лет. Он приходит и говорит мне: «Бабай (с татарского «дедушка»), я абсолютно свободен только в воскресенье».


— Что тяжело в общественной работе Ассамблеи?

— Прежде всего нужна терпимость, и конечно, надо найти контакт со всеми людьми. Я всегда говорю, нужно доброжелательно начинать разговор, и начинать с себя, тогда окружающие тоже последуют примеру. Бывают в каждом центре какие-то разногласия, и тут надо их мирить. А как? Только убеждением, сохраняя позицию нейтралитета, объективно оценивающего со стороны человека – быть медиатором. Все надо регулировать так, чтобы присутствовала терпимость друг к другу. Из работающих в этнокультурном центре зарплату получают несколько человек, остальные ведь помогают безвозмездно. Когда человек старается и что-то делает, нельзя его осуждать, нужно искать другое направление, подсказать, но ни в коем случае нельзя ругать их.


— Вы автор патентов, что это за изобретения?

— Когда я еще учился в Целиноградском инженерно-строительном институте (ЦИСИ), занимался научной деятельностью, а потом в аспирантуре мы исследовали ученые экскаваторы, которые добывают руду и прочее. Есть экскаваторы, которые руду крутят вверх-вниз, потом она падает на ленту, и та идет. В общем патенты на роторную землеройную машину, бесковшовый рабочий орган роторной экскавационной машины и стенд для испытания рабочих органов роторных машин.

Есть такие казахстанские разработчики-ученые, как доктор технических наук Ренат Тауекелев, д.т.н., профессор ВАК РК Серик Нураков. Они и ряд ученых разработали экскавацию грунтов, когда колесо крутится в обратную сторону – сверху вниз, и, во-первых, это эффект обрушения грунта, и получается производительность на 20-25% больше.

Я занимался срезами грунтов разной твердости, и разработал и научно обосновал экономический эффект с косыми зубьями. Получается он увеличивается на 15-20%. При испытаниях данных экскавационных машин нужно было придумать оборудование. Мы два оборудования для испытания запатентовали.

Патенты на научные разработки втроем сделали, вдвоем защитили. Три патента на изобретения. Они использовались для научных целей еще 7-8 лет, а сейчас уже все перешло на электронную систему, внедряется чип, и он уже показывает. То есть в наше время было актуально, а сейчас уже другие работы ведутся в соответствии с требованием времени. После того, как защитился здесь, я был главным инженером на заводе, повторно вызвали защищаться в Академию наук. Я не знал, оказывается особо интересные работы приглашают защититься. Определили научную новизну, я сам рассказал все. Но потом преподавал, но все-таки спорт взял верх, хотя у меня уже была работа на докторскую – надо было создать самому, к экскаватору прикрепить сам ротер и дополнительно провести испытания и докторская готова, потому что при таких расчетах пришлось вывести новое математическое уравнение. Правда его уже запатентовал математик. Интересно было, 4,5 года творческого труда – пройти было не просто.


— Ваши пожелания и напутствие молодежи.

— Молодежь – это действительно та сила, которая определит будущее нашей страны. Кто бы как бы не говорил, наше время уходит. Молодежь настолько умная, толерантная. Благодаря этому наша страна будет процветать. Поэтому, и в нашем центре, и в республиканском, своим примером мы показываем, чтобы молодое поколение старалось извлекать от нас лучшее, а современное – со всего мира. Удачи и процветания!

— Спасибо за беседу!

Ляйлим АБЕУОВА

Фотографии взяты из открытых источников и со страницы

ОО «Татаро-башкирский культурный центр «Таң» г. Нур-Султан в Facebook

Для копирования и публикации материалов необходимо письменное либо устное разрешение редакции или автора. Гиперссылка на портал Ассамблеи народа Казахстана обязательна. Все права защищены Законом РК «Об авторском праве и смежных правах». Для авторизации обратитесь по адресу ank_portal@assembly.kz.

Похожие материалы