Оставить след: носки на все случаи жизни

О том, как казахстанской фабрике дается борьба за «чулочную» нишу

Из всех атрибутов нашей одежды носки являются самой малозаметной и, на первый взгляд, самой маловажной частью гардероба, к выбору которой многие из нас подходят без излишней щепетильности. Тем не менее, без носков сложно представить любой повседневный наряд.

Чулочно-носочная фабрика «Руми-Эн» уже на протяжении более чем 10 лет исправно снабжает своей продукцией жителей Карагандинской области. Не так давно, компания стала осваивать и другие регионы нашей бескрайней страны. О том, как казахстанской фабрике дается борьба за «чулочную» нишу с иностранными конкурентами, и кто является основным потребителем продукции, корреспонденту El.kz рассказал руководитель предприятия Иван Бредихин.

- Иван Егорович, расскажите о вашем производстве – сколько человек у вас работает, сколько видов продукции выпускаете?

- У нас функционирует порядка 200 вязальных автоматов, 6 красильных аппаратов, 30 швейных станков и центрифуги. Все это управляется 48 сотрудниками нашей фабрики. Фабрика базируется на площади в 6 тысяч кВ. метров. Говоря о продукции, мы выпускаем 31 вид различных носков, чулок и колготок. Конечно же, наш ассортимент гораздо шире, но мы объединили многие виды – этот облегчает процесс реализации конечного продукта в супермаркетах, поскольку сокращается и количество штрих-кодов также. 

- Произведенные на вашей фабрике носки можно приобрести только в Карагандинском регионе?

- Не только. Их можно купить в супермаркетах Астаны, Костаная, Алматы, Шымкента и Талдыкоргана. Сейчас мы находимся в стадии подписания договора с одной из крупных сетей магазинов детских товаров. В прошлом году мы выиграли третье место в республиканском конкурсе «Алтын Сапа», теперь в течение 5 лет на наших этикетках будет красоваться знак «Лучший товар Казахстана». 

- Расскажите немного о вашем сотрудничестве с государством. Помогает ли вам, и каким образом АО «Национальное агентство по развитию местного содержания» - «Nadloc»?

-  Финансовый кризис потихоньку заканчивается, мы собираемся взять кредит, часть процентов которого будет оплачивать государство. Ждем также заказа на армию, мы на протяжении двух лет являлись его соисполнителями. После выхода нового индустриального сертификата многие государственные закупки на товары легкой промышленности будут объединены в один лот. И его исполнителями станут группы производителей.

В чулочно-носочной отрасли мы являемся самой большой группой, как по количеству оборудования, так и по числу выпускаемой продукции. Будет замечательно, если государственные и социальные заказы будут отдаваться отечественным производителям. Ведь основная задача производителя заключается в производстве качественной продукции. А государство должно помочь в вопросах ее реализации.  

- Вы упомянули армию. Насколько высока вероятность, что именно вы будете облачать в носки казахстанских военнослужащих?

- Безусловно, это во многом зависит не от нас. Тем не менее, мы на это надеемся, поскольку в Казахстане производителей носков можно пересчитать по пальцам – в реестре Министерства обороны находятся всего 4 предприятия, прошедшие все необходимые исследования. В прошлые годы мы работали на армию по 4 месяца. Если в этом году нам удастся поработать с Министерством обороны хотя бы два месяца, будет здорово. Ранее мы работали с армией напрямую в течение двух лет, еще три года мы сотрудничали через посредника. Могу заверить, что за этот период в нашу сторону не было никаких нарицаний. 

- Турецкие носки уже давно зарекомендовали себя на нашем рынке. Тяжело ли конкурировать с производителями этой страны?

- Сейчас уже нет. С тех пор, как увеличился курс доллара, ситуация сильно выправилась в лучшую сторону. 

- Если объективным взглядом оценивать вашу продукцию, насколько высоко ее качество? Уступает ли оно иностранным производителям?

- Конечно, нет. Не так давно мы закупили новые автоматы, и сейчас работаем с лайкрой, используем различные рисунки, расширили цветовую гамму. Российское оборудование позволяет нам производить колготки из чистого хлопка, которые пользуются большой популярностью у наших жителей, поскольку очень практичны в обиходе. В процессе выпуска мы стараемся уделять внимание как инновационным методам производства, так и не забывать уже зарекомендовавшие себя в старые времена продукты.

- Говоря о детских колготках, можно ли утверждать, что этот атрибут давно вышел из моды и сейчас пользуется малым спросом? Если так, то почему, как вы думаете?

- В этом вопросе я с вами не соглашусь. Они далеко не вышли из моды, мы выпускаем около 30 тысяч пар детских колготок в месяц, и они раскупаются очень хорошо в прохладные сезоны года. Их берут также хорошо, как и раньше, сейчас мы выпускаем также детские колготки с разными рисунками. Их раскупают очень хорошо по причине недорогой цены и хорошего качества. Для их производства мы закупаем хлопок очень хорошего качества в соседнем Узбекистане, так  как у нас сейчас не производят это сырье. 

- Понятное дело, вы управляете целым производством в данной сфере. Тем не менее, как вы относитесь к традиционным вязаным носкам ручного производства? 

- Ручная работа – это хорошо. Для каждого вида продукции найдется свой покупатель. Все же, считаю, массовое производство обеспечивает массовую реализацию. Ведь, те же мелкие петли и узоры вручную связать невозможно. Именно для этого в свое время придумали автоматы. Мы можем произвести в месяц 500 тысяч пар таких носков, а чтобы связать их вручную, нужно просидеть над этим делом немереное количество времени.  

- С какими проблемами вы сталкиваетесь непосредственно в процессе производства и реализации продукта?

- Мы производим качественный и недорогой товар, что позволяет обеспечивать его реализацию. Но самая большая проблема в нашем деле – это сезонность спроса на продукцию. Весной продукция расходится хорошо, более менее – летом. Самый большой спрос бывает осенью, а уже потом наступает затишье… Декабрь, январь, февраль, март – для нас очень непростые месяцы. В такие периоды мы работаем на склад. 

- Сколько лет назад вы начали производить носки и колготки?

- 13 апреля нам исполнилось 10 лет. Мы с партнером выкупили Карагандинскую чулочно-носочную фабрику, когда она была еще банкротом. Как это часто бывает, партнеры не сошлись в определенных вопросах, и я выкупил часть производства. В общей сложности я нахожусь в чулочном бизнесе с 1997 года. 

- Получается, если вы столько лет занимаете эту нишу бизнеса, значит определенный доход она приносит?

- Скажу так: когда нет работы, приходится иногда отпускать сотрудников в отпуска без содержания. Но мы с оптимизмом смотрим в будущее, поскольку государство собирается объединять несколько тендеров в один лот, как я уже говорил. В этом случае, нам останется лишь успевать производить необходимые заказы, что мы обязательно и сделаем, я уверен.

- Давайте немного поговорим о перспективах экспорта в ближайшие к Казахстану страны. Если ли в планах вашего предприятия поставлять свою продукцию нашим соседям?

- Мы поставляли наш продукт в Россию в одно время. Но из-за колебаний курса рубля и отсрочек платежей мы потеряли большие деньги. Одна из российских фабрик до сих пор неплохо закупает наш товар. Это происходит из-за того, что в определенные сезоны у них не хватает своего товара. Многие российские предприятия хотят работать с нами. Но я сейчас требую заранее 100%-ой предоплаты, а они хотят выплачивать 50% предоплатой, а оставшиеся 50% по факту выдачи товара. По вышеупомянутым причинам нам это очень невыгодно.

Поскольку, в случае роста цен, колебания курса валюты или банкротства этого предприятия, мы попадаем в очень незавидное положение. Подавать иски, судиться – это и нервы, и деньги. Я считаю, что наш казахстанский рынок велик сам по себе. У нас более 17 млн человек, и сейчас завозится товаров намного меньше. В результате, больше внимания уделяется именно отечественному товару. Это сказывается как на повышении качества непосредственно самого товара, так и на его спрос. Все приходит, но не сразу.

- Спасибо за беседу!
 

Похожие материалы