КУЛЯЙША АКТАЕВА: ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ АНК И БИБЛИОТЕКИ ЕЛБАСЫ ПОСТОЯННО ПЕРЕПЛЕТАЮТСЯ

31.05.2019 550

История современного Казахстана, пожалуй, известна немногим казахстанцам. Она очень богата не просто на события, но и на артефакты, так сказать, вещественные свидетельства, которые составляют ценность этих событий. Огромную работу в сохранении и ознакомлении с ними ведет целый комплексный орган. Это Библиотека Первого Президента РК – Елбасы, Музей при нем и Архив Президента РК.

О проводимой работе по сохранению, ознакомлению и привитии понимания ценности истории в интервью нашему сайту рассказала заместитель директора Библиотеки Первого Президента РК – Елбасы, к.и.н., член Научно-экспертного совета Ассамблеи народа Казахстана Куляйша Актаева.

— Расскажите о себе, как пришли в науку, и почему выбрали именно историю?

— Я уроженка Акмолинской области. Прекрасно помню и на себе пережила все этапы эволюции нашего общества, особенно перенос столицы. Я работала в бывшем Целиноградском государственном педагогическом институте имени С. Сейфуллина. Наверное, сквозь призму восприятия меня как одного из граждан общества, которое переживало такие переломные драматичные моменты в середине 1990-х годов, мы тогда очень активно участвовали во всех процессах, связанных с переносом столицы. Мы прекрасно знаем и помним какой это был город в свое время: Акмолинск. Целиноград, Акмола. Практически, я представитель того поколения, которому посчастливилось жить в эпоху перемен. Хотя философская сентенция китайцев гласит: «не дай вам Бог родиться и жить в эпоху перемен».

Я, как представитель поколения, очень хорошо на себе, в своем сознании и личном опыте понимающий, что такое советское прошлое для нашей страны и народа, в достаточно молодом возрасте и очень активной сфере – научно-образовательной, и участвовала в переносе столицы.

Где-то надо воспринимать буквально, не с точки зрения «передислоцированных», а тех, кто не просто воспринял саму идею переноса столицы, и должен был действительно пройти через серьезные испытания, поскольку мы, являясь тогда еще молодыми научными образовательными кадрами, уже испытывали определенный прессинг в том смысле, что это была эпоха ответственности для нас.

Мы были историки, только пережили перелом нашего мировоззрения, когда было преподавание истории СССР, отечественная наука, историческая только встала на ноги, и мы должны были быть готовы к тому, что из прежнего столичного центра – из Алматы к нам прибудут кадры, у которых мы должны будем учиться работать. Вопрос ставился однозначно для нас, наше поколение пережило это, и мы сейчас являемся частью уже такого большого сообщества.

Конечно, я очень счастлива, что в свое время выбрала историю, потому что глубоко уверенна, история – одна из самых неверных наук в том плане, что она испытывает часто субъективные факторы влияния. Но, как показал образовательный, научный и жизненный опыт, история дала очень фундаментальный, категориально-понятийный аппарат. То есть, без понимания основ социальных принципов действия любого общества, любого социального организма, как мы понимаем, не может существовать ни политология, ни конфликтология, культурология, социология и другие науки. Выбрала историю, потому что считала и по-прежнему считаю, это одна из самых фундаментальных сфер знания, которая вооружает такими разносторонними знаниями и сведениями. Историк должен знать историю экономики, политики, социальных отношений, должен понимать эмоционально-психологический фон, знать, что такое культурно-антропологические типы и многое другое. Историю выбрала сознательно как специальность – считала долгое время, что моим призванием является преподавание, неважно, была бы это средняя или высшая школа.

Мне посчастливилось работать в высшей школе, вначале в Карагандинском государственном университете имени Е. Букетова, а затем в Целиноградском государственном педагогическом институте имени С. Сейфуллина. Прошла все стадии эволюции нашего вуза, который затем стал Евразийским национальным университетом имени Л. Гумилева.

— Как стали членом НЭС АНК?

— Наверное, благодаря тому, что имею серьезное образование, потому что моей альма-матер является КарГУ имени Е. Букетова. Я с глубоким уважением отношусь к своим учителям. Они все выходцы серьезных академических центров. Как правило, большая часть из них в свое время обучалась в МГУ, затем они прибыли как национальные кадры в КазГУ имени Кирова в то время (КазНУ имени аль-Фараби), затем, при создании уже КарГУ имени Е. Букетова очень большое сообщество преподавателей прибыли именно в Караганду, и мне посчастливилось у них обучаться.

Преподавая уже такие курсы как «Новейшая история стран Европы, Америки», «Новейшая история стран Азии и Африки», я разрабатывала спецкурсы, которые, как оказалось, стали все более сейчас востребованными. Они уже были на рубеже 80-90-х годов XX века посвящены общественным отношениям в период постиндустриального общества. Уже тогда меня интересовали вопросы информации, открытого пространства, поэтому, в Научно-экспертном совете АНК меня конечно привлекло и привлекает, прежде всего, что эта структура стремится, и я думаю, удачно, все время выходит за пределы академического знания и науки, и работает на срезе общественных настроений. Это постоянный мониторинг общественных ситуаций, различные замеры, необходимость писать различные аналитические обзоры и доклады. Все это позволяет все время быть в тонусе.

— Что дает работа в Библиотеке Первого Президента РК Елбасы и как ведется?

— Еще одна большая жизненная удача в том, что сейчас я являюсь частью очень большого коллектива. Большого в смысле статуса ответственности. Это государственное учреждение – Библиотека Первого Президента РК – Елбасы.

В этом учреждении я курирую направление музейной деятельности, архива Библиотеки. Мы формируем экспозиционную, экскурсионную и другую деятельность. Большая удача в том, что мы работаем с самым ценным пластом исторической документации, артефактов, который накапливается в период независимости. Действительно, это очень большая удача для специалистов уже сейчас – позднего времени. Тогда на рубеже 1990-2000-х годов, когда была начата работа по систематизации личного фонда Первого Президента РК, была начата очень серьезная в историческом плане, исторической перспективе, работа по формированию всего этого блока, потому что по прошествии времени очень многие события и процессы, как правило, подлежат где-то даже пересмотру, ревизии, переоценке. Поэтому Библиотека Елбасы выполняет самую важную задачу – не просто все это хранит, а систематизирует, создает условия для того, чтобы этот материал все время актуально был востребован исследователями разного направления. Мы не сидим, так сказать, на этом материале, никого не подпуская. Наоборот, мы открыты для этого, и даем возможность исследователям разного плана, начиная с самих специалистов Библиотеки, давать информацию, востребованную по истории независимости, о деятельности Елбасы, о тех политических и общественных процессах, которые сейчас доминируют в обществе и определяют наш облик. Сама по себе работа Библиотеки Елбасы — это очень большая профессиональная и жизненная школа.

Я это говорю и в контексте своих личных задач, целей и возможностей, и в контексте творческого профессионального пути каждого сотрудника Библиотеки Елбасы. Работать с такого рода материалом – это очень большая профессиональная удача, большая научная аналитическая школа. Но мы занимаемся не только научно-аналитической деятельностью, но и очень широкой культурно-просветительской, коммуникационной деятельностью. Библиотека сейчас стала активной коммуникационной площадкой. Начиная от детей детсадовского возраста, и заканчивая серьезными аналитиками, экспертами нашей страны и зарубежья. У нас есть разные виды восприятия, интерпретации тех материалов, которые являются артефактами по истории независимости.

Если совсем маленькие дети 5-6 лет приходят и получают первые знания во время экскурсий, музейных уроков, каждая категория наших потенциальных посетителей может не просто только получать какую-то образовательную информацию. Мы можем создать условия для восприятия прекрасного, организуем и формируем такую среду, как встреча с прекрасным. У нас на регулярной основе происходят интересные вернисажи, мастер-классы с участием молодых и маститых художников, мастеров декоративно-прикладного искусства. Имеется очень интересный международный проект «Диалог посредством культуры». Мы активно сотрудничаем с Посольствами и зарубежными крупными международными организациями культуры, искусства, и регулярно проводим встречи, будь то литературные или музыкальные, гостиные.

— В чем особенность учреждения?

— Своим существованием наше учреждение разрушает шаблоны. Мы привыкли воспринимать, что все касаемое истории какого-либо государства должно быть только очень академично, серьезно и так далее. Потом, самое главное разрушение шаблона – это то, что само слово «библиотека» нас уже направляет по проторенному пути. Нам кажется, библиотека – это только книги, читатели, библиотекари. Абсолютно нет. Из нашего многотысячного собрания собственно книжный фонд занимает примерно 20% всего собрания. В этом и уникальность нашего Фонда. Зато каждая книга в собрании Библиотеки Елбасы штучная, или это раритет книжный, или это книга, которую в свое время приобрёл еще в далекие 60-е годы молодой еще сталевар Нурсултан Назарбаев, секретарь, там, Темиртауского горкома комсомола, или это книги, которые сейчас постоянно преподносят в дар его коллеги, главы государств, правительств с их дарственными надписями. Сама Библиотека разрушает шаблоны по всем направлениям, и мы именуемся библиотекой именно отдавая дань уже сложившейся исторически традиции. В странах старого и нового света, когда человек, избираемый путем волеизъявления большинства граждан страны, ответственен перед этой страной, не просто пришел к власти и управлял ею в отведенный срок. На него выпадает колоссальная ответственность, и он должен нести историческую ответственность. Как мы можем судить о таких эпохах Аврелия, Цицерона, Кира, например? По остаткам артефактов, не важно это клинописные записи или бумажные рукописи. Это замечательная практика, когда на примере того же независимого Казахстана, законно избранный Президент тщательно документирует каждый свой шаг, свое решение. Документирование идет не только посредством бумаги, фотографии, а даже вещами, которые поступают в качестве дипломатических даров, ведь Елбасы ничем этим не пользуется лично в свое благо. Получив все, он сразу же отправляет на музейное хранение.

— Вы автор многих работ и книг. Что вдохновляет Вас?

— Даже механизм функционирования нашего учреждения – это очень большой богатый жизненный и профессиональный опыт и урок для всех нас, кто работает в этой организации. Я сама являюсь кандидатом исторических наук. В свое время мне нужно было пройти через эволюцию вот этого сознания, потому что когда-то в 80-х годах я была очень большой поклонницей всемирной истории, и подготовила очень блестящие отзывы по истории стран Азии и Африки, но, потом в свете трансформации всех этих процессов я защитила свою работу по отечественной истории. Выбирала я так, чтобы совместить свою работу, тогда уже в вузе, с тем, чтобы можно было иметь какие-то прикладные вещи. Поэтому занималась историографией, историей народного образования в Казахстане, и в этом смысле вполне гармонично себя ощущаю. Это тоже та социальная сфера, самая болезненная, активная и востребованная сфера образования. Как меняется точка зрения общества на эту сферу. Я никогда не думала, что буду работником музея, считала, что я историк. Как раз преимущество моего образования, наверное, в том, что, когда-то считалось – историческое образование и исторический факультет — это партийный факультет. Для того, чтобы совершить карьерный рост, очень многие амбициозные люди поступали именно на исторический факультет. Я пришла с долей романтизма, с тем, что мне казалось – это так интересно все исследовать. Думала, что получу обширные знания, что и постаралась получить. В свое время была Ленинским стипендиатом. Это тоже высокая честь, ответственность. Это позволило мне заниматься и в вузе, и в Академии государственного управления при Президенте РК, и в Центральном аппарате «Нур Отан». Волей случая я оказалась в Музее Первого Президента РК. Но это тоже один вид государственной службы, специфический. Я этим занималась и занимаюсь с удовольствием. По прошествии времени считаю, что это тот момент, когда мое хобби стало моей профессией и приносит удовольствие. Музей для меня никогда не был хобби, это было интересное место. Но тут вдруг я открыла в себе такой потенциал.

— Вы обладатель знака «За заслуги перед польской культурой», расскажите подробнее об этом.

— Наряду с отечественными государственными и общественными наградами у меня в копилке имеется знак «За заслуги перед польской культурой». Это тоже как ответ на вопрос, что, найдя свою нишу, мои какие-то научные общественные, коммуникационные профессиональные амбиции нашли идеальное воплощение в этой музейной среде, которая всегда работала и работает уже в составе Библиотеки Елбасы над такими разнонаправленными задачами. Говоря, что мы занимаемся информационно-имиджевым продвижением идеи Елбасы, идеи независимости, мы воспринимаем это как разнонаправленное движение. Очень много разных векторов, одним из которых является обеспечение международного сотрудничества и репутации нашего учреждения в глазах граждан других стран. Как мы это обеспечим? К сожалению, или к счастью, мы не можем выезжать часто за рубеж. Но этого и не стоит делать. Информационные потоки сейчас такие, что мы можем запускать все оттуда где имеем возможность делать это. Наш проект «Диалог посредством культуры», который сформировали еще в бытность Музея Первого Президента РК. Начиная с 2007-2008 годах, на системной основе мы формируем такие глубокие деловые контакты с разными организациями. Это Посольства зарубежных стран, которые аккредитованы в стране, различные международные культурные Фонды, организации, имеющие свои представительства в нашей стране или они уже через информационные каналы обращаются к нам из зарубежья с различными предложениями. Одним из таких векторов нашего сотрудничества является партнерство с нашими польскими коллегами на нескольких уровнях: Посольство Республики Польша в РК, польские культурные объединения, которые являются частью нашей системы АНК и различные культурные фонды, располагающиеся на территории Польши (Фонд Виславы Шимборской, Фонд Фредерика Шопена).

Мы реализовали целый ряд резонансных мероприятий и событий в рамках тогда еще деятельности Музея, были очень интересные проекты. У нас в Фонде хранится замечательная коллекция польского путешественника Бронислава Залесского – это графика XIX века. Целая серия замечательных работ была подарена Нурсултану Назарбаеву руководителями Польши в знак уважения. Это оригинальные работы, очень серьезные этнографические материалы. Исходя из истории Царской России, Польша была какое-то время частью российской империи. Было много ссыльных поляков на территории Казахстана, особенно на территории запада страны. Многие из них были членами Русского географического общества, путешественниками. Очень серьезный интересный блок взаимоотношений сложился именно в этой части. Второе, конечно, ссыльные поляки, третье – депортированные поляки уже более позднего времени. Далее поляки, которые сознательно оседали на этой территории. Векторов сотрудничества оказалось много и один такой пласт то, что казахи и поляки так же, как и представители других народов, благодаря творчеству своих сыновей и дочерей являются частью мирового культурного наследия. Тот же Шопен, когда мы работаем с Венгрией, это Ференц Лист (венгерский композитор, пианист-виртуоз, педагог, дирижер, публицист, один из ярчайших представителей музыкального романтизма). Так, интересная для нас работа, доставлявшая нам удовольствие и интерес, привела к тому, что меня удостоили такой чести – присвоили знак «За заслуги перед польской культурой».

— Что больше всего нравится в работе в составе НЭС и самой Ассамблеи?

— Привлекает то, что здесь можно встретить в качестве членов людей не только и не столько академической сферы. Это срезы разных социальных слоев и категорий, разные возрастные прослойки, и наши почтенные представители, руководители каких-то этнокультурных объединений и очень динамичная академическая молодежь с хорошим образованием, выпускники программы «Болашак». Мне это интересно прежде всего, как понимание среза того, что актуально в стране, какие вопросы обсуждаются. НЭС нужно отдать должное, не только ставит какие-то актуальные вопросы, но в то же время старается ответить на них. Если ты участвуешь в каком-то проекте НЭС, то сам по себе востребован как специалист, и это очень здорово.

— Говоря о передвижной выставке «Н. Назарбаев: эпоха, личность, общество», насколько освещена роль Елбасы как председателя Ассамблеи?

— По работе, которая проходит в рамках Библиотеки Елбасы, деятельность АНК и нашего учреждения постоянно переплетаются. Их невозможно отделить друг от друга. Особенно сейчас, когда конституционный статус Елбасы как Председателя АНК, нас действительно направляет в широком пространстве, в то же время мы работаем с очень конкретным материалом. Именно в наших фондах хранятся самые полные сведения и информации разного характера, начиная с документов, фотографий, видеофона документов, заканчивая книжным, музейным вещевым материалом, который связан как с деятельностью самой Ассамблеи, так и с деятельностью Нурсултана Абишевича, как основателя этого уникального института. Поэтому, когда мы в 2017 году начали реализацию этого большого передвижного проекта, конечно же один из больших блоков заложили на то, что было связано с инициативой создания АНК и реализацией этого проекта. Можно сказать, это глобальный социально-политический проект современности.

В плане оценки деятельности Н. Назарбаева как политика и государственного деятеля, здесь очень интересный аспект, которым пока еще никто не занимался – его многогранность и новаторство, как политика и государственного деятеля состоит в том, что он сформулировал и реализовал проект, который в историческом плане оказался совершенно новым, и в плане государственного строительства оказался одним из фундаментальных опорных моментов, определившим в последствии эволюцию этого общества.

Вполне очевидно, что Казахстан не является единственной страной с многонациональным составом населения. Но это единственная страна, имеющая в своей структуре уникальный институт – Ассамблею.

С этой точки зрения изучение деятельности Назарбаева ожидает впереди своих исследователей. А наша задача в том, чтобы доступными средствами, с тем, чтобы люди не воспринимали и не ассоциировали это только лишь с высокими материями политики за закрытыми дверьми, мы это показываем. Очень много выезжаем в регионы.

Недавно были в Кызылорде. Как и в любых других регионах, где мы были, а это Алматы, Шымкенте, три района тогда еще ЮКО, Туркестан, Атырау, Актобе, мы не ограничиваемся только областными центрами, выезжаем в районные центры. Пока не знаю другие организации. Мы не какими-то одномоментными акциями, а едем туда основательно, и видим, и разговариваем с людьми, которые живут в далекой глубинке.

Как правило, по нашим расстояниям до них не далеко, но мы не ленимся проехать и 250-300 км, чтобы доехать до сел. Для них это событие, а для нас, как для работников Библиотеки – событие вдвойне, так как мало кто знает, особенно проживая в Нур-Султане или Алматы, как живут люди в соседних селах, не говоря уже о других областях.

— Адаптирована ли выставка для каждого региона?

— Во время каждой реализации проекта мы обязательно отбираем материал, интересный непосредственно определённому региону. Это обязательное требование. Мы очень счастливы, когда люди видят материалы, о существовании которых даже не подозревали, но показывающих, что они были участниками этого события. Даже название проекта, «эпоха, личность, общество», что формирует эпоху – личность или общество, можно ли это делить? Когда мы говорим, личность – это не только личность Елбасы, но и каждого человека, которая формируется, и он составляет организм, называемый обществом. Все это формирует определенную эпоху. Отсюда следует, что именно работа АНК и Библиотеки Елбасы неразрывно связана. На недавней XXVII Сессии АНК из Фонда нашей Библиотеки была организована выставка во Дворце мира и согласия. Все это очень логично и взаимосвязано.

— В каких еще странах планируется показ передвижной выставки?

— Мы хотели бы и планируем показать наши материалы в дальнем зарубежье. Мы уже несколько раз выезжали в Россию. В скором времени планируем показ в Японии, совершены предварительные деловые контакты. Там будем показывать еще один контекст роли нашей страны, Елбасы в антиядерном движении, обеспечении всеобщей безопасности, при этом, в понимании места и роли тех технологий, в том числе с использованием атомной энергетики, без которых человечество не может существовать.

В Японии такого рода выставку хотим реализовать в осеннем цикле, и надеемся на активный хороший резонанс. Сейчас полным ходом идет подготовка, основанная на тех наработках, что мы представили в Назарбаев центре – головном здании. У нас сформирована мультимедийная экспозиция, постоянно идут разработки наших научно-фондовых материалов. Работа идет разнонаправленная.

— Сколько по времени выставка находится в регионах?

— В среднем два месяца, это самое оптимальное время, учитывая расстояния. Во-первых, надо понимать, что в каждой экспозиции бывает до 1000 экспонатов – это очень большой объем. Когда я говорю об экспонатах, или единицах хранения, то имею ввиду всё – и вещевые экспонаты, и документальные, и книжные. Поднять и освоить все нужна огромная подготовительная работа. Вначале разрабатывается научный проект, концепция, затем эскизные проекты. Для этого, как показывает опыт, мы даже лучше самих коллег на местах изучаем их возможности. Когда мы в очередном музее собираем экспозицию, кажется, что она специально была сделана для этого музея. Эту часть работы мы никому не можем передоверить.

Небольшая передовая группа выезжает, определяет места, формирует новые эскизные решения, и то, что мы представляли в Шымкенте, например, в Атырау выглядело совсем иначе. В Кызылорде выставка занимала весь второй этаж здания Областного историко-краеведческого музея. Можно представить, какая колоссальная работа была проведена нашими коллегами в Кызылорде, которые по нашей просьбе провели работы по демонтированию.

И какая работа проводится нашей творческой группой в течение 10 дней, которая днем и ночью все это выстраивает. Потом хочется, чтобы все это могли посмотреть больше местных жителей региона.

— Когда планируется закончить передвижение выставки?

— Думаю, в течение 2020 года мы должны будем освоить все регионы, потому что на основе этого крупного проекта мы начали уже следующий. В ходе тура, основная выставка остается в областном центре, а в близлежащие районы мы выезжаем с отдельным специально подготовленным комплексом материалов, не просто с выставкой. Наши экскурсоводы разработали специфический формат выездной экскурсии. Там тоже идет представление материалов. Сейчас параллельно запустили информационно-имиджевый проект «Елбасы: молодость, созидание», посвященный Году молодежи. Буквально на днях я прилетела из Алматы, где на площадке КазНУ имени аль-Фараби мы дали старт этого проекта, хотя его первая апробация прошла в Нур-Султане – Казахском Агротехническом университете имени С. Сейфуллина.

Особенность этого проекта. Мы уже не 1000 единиц, а значительно меньше, зато очень интересные материалы представляем именно по этой теме. Кратко даем контексты биографии Елбасы, его молодежной политики, затем состояние молодежи в нашей стране, все их проекты. Конечно же мы берем образовательный потенциал, поэтому этот проект будет реализовываться в университетах, где больше всего молодежи. Созидание – это созидание и государственности, и в плане того, какие проекты реализуются молодежью сейчас, какова роль молодежи в целом в развитии Казахстана.

Благодаря этому проекту, параллельно работающему с большим, думаю, в течение 2019-2020 года мы практически освоим все пространство нашей страны. Так, в период очень важного этапа политического транзита власти, который мы переживаем на данный момент, мы формируем интересную коммуникационную площадку, создаем информационные поводы для обсуждения, необходимые именно в этих условиях и политических процессах.

Потом, я подозреваю, что у нас будут совсем другие задачи.

— Не планировали перевести выставку в цифровой формат?

— По вопросу цифровизации мы занимаемся этой работой довольно неплохо. Во-первых, все наши востребованные материалы, особенно книжного архивного фонда, в рамках концепции «Архив–2025», мы уже имеем опыт, обслуживаем удаленно наших потенциальных читателей и потребителей. Электронные ресурсы работают полным ходом, есть виртуальный тур по Музею Елбасы. Мы запускаем информацию о наших экспонатах, коллекциях, то есть наш сайт в этом плане разносторонний. При этом очень много других задач стоит.

Сейчас мы решаем задачу создания электронных образов отдельных предметов экспонатов, и фактически, не было бы обращений из за рубежа, если бы мы не были хорошо представлены в этом пространстве.

Касательно цифровизации, информатизации нашей деятельности, это задача, которая была поставлена изначально. С 2007 года мы этим занимаемся. Долгое время были единственным музеем в стране, имеющим автоматизированную базу данных. Это база и по Музею, и по Архиву, и по Библиотеке.

Мы имеем цифровые образы практически всего основного фонда. Это на самом деле очень серьезный труд, и мы это практически делаем.

— Какие проекты планируются к реализации по статье «Семь граней Великой степи»?

— В качестве одного из непосредственных откликов на статью «Семь граней Великой степи», в феврале провели на общереспубликанском уровне сессию «Информационные ресурсы Библиотеки Первого Президента РК» в формате open space. Все-таки мы действуем в одной сфере культуры, но на самом деле Музей, Архив и Библиотека имеют свою специфику. Сессия прошла только по музейной сфере, но были участники и по архивной, и по библиотечной сфере, потому что всем было интересно.

В сентябре-ноябре текущего года планируем провести Open space по архивной и библиотечной сфере. В первую очередь мы ставили вопросы информатизации в контексте изучения и популяризации нашего историко-культурного наследия. Все три направления всё еще нуждаются в серьезной работе. Нужно формировать гибкие и полные базы данных, без которых все будет профанацией. Если мы имеем только эпизодические подборы материалов, это элемент субъективности, неполноты, а когда мы имеем полные данные обо всем, что содержит собрание каждого музея, архива, библиотеки, тогда мы действительно свободно, широко можем формировать этот материал. Даже то, что мы можем одномоментно 1000 экспонатов повести в один регион, затем примерно 300 из них берем в другой проект. В это время никому не говорим, что 1000 экспонатов там и поэтому ничего не делаем. В обоих наших зданиях в столице, на Правом и Левом берегу, а также во Дворце мира и согласия проводим выставки. Сейчас готовим проект «Национальный музей», вывозим выставки на родину Елбасы – село Уш коныр. Там отдельная экспозиция стояла восемь месяцев в зале параллельно с проектом передвижной выставки.

Это непосредственный результат цифровизации и внедрения информатизации в сферу нашей деятельности. Наши сотрудники каждый день не просто исследуют фонд, а всю информацию закладывают в ту базу данных, которой может воспользоваться любой человек.

В феврале на мероприятии собрались представители со всех регионов страны, 56 учреждений, начиная от директоров и заканчивая хранителями, реставраторами, экскурсоводами. Все испытывают голод на эту тему, и не теряют любую возможность, как и мы сами, и готовы участвовать.

— Выставка «Н. Назарбаев: эпоха, личность, общество» рассказывает об истории современного Казахстана. Какие проекты, работа проводится по освещению все еще спорных, скрытых фактов в истории?

— Сейчас самый важный вопрос и недостаточно решенный, связанный с реализацией идеи «Семь граней Великой степи», это профессиональные задачи, которые еще не решены в сфере культуры. Нужно говорить об этом честно. Здесь должны быть реальные подвижки со стороны уполномоченного органа в сфере, со стороны местной исполнительной власти, чтобы все материалы историко-культурного наследия были внесены в информационную базу данных с тем, чтобы они имели электронные образы и обеспечивали доступ потребителям вне зависимости от их местоположения.

Только тогда грани нашей истории будут доступны и будут изучаться, потому что ни одно музейное, архивное или библиотечное учреждение не может ограничиваться только своим штатом научных исследователей, сотрудников, чтобы сформировать всю историю материала, по которому хранит. Да, наша задача и самим формировать тематические материалы, писать серьезные монографии, но самое важное – информировать соответствующие круги исследователей, и давать им возможность брать эти материалы и на их основе формировать монографии, конференции и прочее.

— В выставке представлены оригиналы архивных книжных материалов, которые, по-Вашему, доносят голос эпохи, формирующей совершенно новый тип общественного сознания. Что он представляет собой?

— Мы все время говорим о новом типе общественного сознания. Даже информационно-имиджевый проект по Году молодежи получил название «Елбасы: молодость, созидание». Мы ведем прямую красную линию через все эти проекты. Новый тип общественного сознания — это то самое открытое общество, о которое когда-то «ломали копья», и мы с интересом читали Карла Поппера (австрийский и британский философ и социолог), и об этом много дискутировали, прошли через Хантигтон и прочее. Есть конец цивилизации или нет – это вопрос интересный, а на самом деле он связан с тем, что футурологи и прошлого, и настоящего – все обеспокоены тем, что новый тип общественного сознания, к сожалению, многогранен. Он приводит к перечеркиванию предыдущего исторического опыта, проходит колоссальная ревизия общественного сознания.

Новый тип общественного сознания в Казахстане заключается в том, что, когда пытаются анализировать политику и деятельность Елбасы, всегда пытаются притянуть к каким-то готовым шаблонам и стереотипам. Можно ли его отнести напрямую к Шарлю де Голлю, или Ли Куан Ю, или соотнести его с Ататюрком? Делая так мы поступаем самым субъективным образом – берем готовый шаблон, ярлык и пытаемся навесить. Как мы тогда увидим эволюцию сознания в целом? Поэтому самое яркое общественное сознание – в Казахстане. Как бы мы себя критично не оценивали, но может именно поэтому мы сами больше всех себя порицаем, считаем, что мы хуже всех, и у нас все так плохо.

На днях слушала комментарий одного из участников Евразийского медиа форума. Он говорил: «даже сам характер постановки вопроса ваших представителей СМИ категоричный говорит о том, насколько вы свободны». То есть вы можете так требовательно и категорично ставить вопросы, но это детский период становления этого сознания. Это был представитель серьезной респектабельной Североамериканской политологической школы. Да, есть просторы для того, чтобы это сознание ввести в русло цивилизованного диалога, с тем чтобы не пытаться найти какой-то приступный замысел, а в том, чтобы обратить то что есть для пользы общественного сознания.

Получается, НТОС в Казахстане характерен тем, что как нигде в другой стране мы культивируем это понятие полиэтничного, поликультурного общества. Когда мы говорим о политике мультикультурализма, или о такой просто формальной толерантности, которая приводит к тому, что мы не можем соприкоснуться логтем к другому человеку, дабы сохранить его личное простарнство. Оно, общественное сознание, на самом деле нас никогда наверное не сблизит. Поэтому, даже со стороны Елбасы, необходимость культивирования полиэтничности, что мы должны при этом перенести свою столицу, чтобы смешать наши культурные представления и срезы, характерные даже для самих казахов, как коренного населения. Все приводит к тому, что НТОС в РК покоится прежде всего на информационной платформе. У нас очень много инфопотоков, и они идут на нескольких уровнях. С одной стороны, мы, как ни одно из других азиатских государств и Китай, вообще просто открыты всем этим потокам. У нас нет бокировки через системы мессенджеров и прочего. С другой стороны, еще один инфопоток – поток религиозного мировоззрения или демонстративного отказа от религиозного мировоззрения. Это ведь на самом деле очень серьезный поток, на вербальном, невербальном уровнях. Еще один поток как раз связан с образовательными проектами. Деятельность фондов различного рода, гуманитарных фондов тоже является жесткой конкурентной средой, где должна сформироваться наша национальная идея. Обучающиеся по программе «Болашак», имеющие индивидуальные гранты в серьезных научных образовательных центрах, и те, кто обучился в Стамбульском, Каирском или Канадском вузах, представляют совершенно разные типы общественного сознания. Скорее поэтому Казахстан стоит на одном из самых трудных путей решения этого вопроса. В отличие от России, имеющей большой комплекс «державного мышления», он формирует эту идею.

Когда мы провозгласили идею «Мәңгілік ел», на самом деле сделали отсылку к той цивилизации номадов. Мы как ветры переносимся из одного пространства в другое, но как птицы возвращаемся к месту вылета.

Идея великой нации и великого народа означает, что есть стержни сознания, которые сейчас формируются в очень конкурентной информационной среде. Например, через систему понимания какова история этой страны, в чем особенности ее культуры, формируется культурная идентичность, дающая прямую дорогу к гражданской идентичности. Идиологемы советского периода мы не впитываем, а берем как основу историческую, гуманитарную платформу, и только потом говорим граждане какой мы страны. Вот этот тип сознания мы стремимся развивать.

— Не препятствует ли ломка стереотипов культуре?

— Мне кажется сейчас прекрасное время. Мы все так восторженно кинулись к возврату наших каких-то обычаев и традиций, переживаем легкое разочарование и порицание, что не надо так сильно погружаться в это время. На самом деле это же эпоха ренессанса. Какое удовольствие представитель каждого этноса, проживающий в РК, испытывает от того, что он знает и открывает какие-то обычаи и традиции своего народа. Это самое важное. Был когда-то период в моем подростковом периоде, когда пошло понятие «комсомольские свадьбы».

До начала 70-х годов в том же казахском обществе свадьбы проводились по прежним обрядам, но не были богатыми, роскошными. Тем не менее степняки привыкли и провожали своих дочерей, устраивали тои, а украсть невесту не было уголовным преступлением. Это была часть нашей жизни.

Когда нужно было активно запускать ракеты с космодрома Байконур, как раз углеводороды начали у нас хорошо разрабатываться, было освоение целинных и залежных земель. Люди в течение 15 лет укоренились на территории Казахстана, и действительно стали смешанным конгломератом.

Идея комсомольских свадеб была такой – никаких калымов, подарков и прочих. Тогда невесты должны были надеть белое платье, фату, произносились тосты, то есть не должно было быть национальных обрядов. Это жесткая политика тоталитарного типа, и это не касалось только казахских традиций.

Я выросла в смешанном селе, где казахов было меньше всего, и там тоже не должно было быть национального обряда. Где-то это все же сохранялось, но всегда подчеркивали – должна быть комсомольская свадьба! И это контролировалось.

Вполне можно понять наших сограждан, имеющих возможность, где-то имеющих половинчатые знания, как нужно провожать дочь, как встречать сватов. Это период взросления, каждый хочет показать, что он может, знает.

Возвращаясь к вопросу шаблонов, стереотипов скажу так – мы должны это пережить сами. До тех пор, пока мы со стороны об этом судим, никогда не поймем до конца, чем обернется для нас. Необходимо самим испытать то разочарование и удовольствие от того, что мы это сделали.

Выезжая из страны, я показываю какие-то фрагменты наших обычаев и традиций, и очень горжусь тем, что я казашка. Когда другие восхищаются и говорят: «Вам везет, у вас такие интересные обычаи» и тому подобное, это тоже элемент самосознания, который постепенно формируется.

— Насколько, по Вашему мнению, в современном обществе находит свое отражение понятие модернизации сознания, к которой Елбасы призывает в статье «Рухани жаңғыру»?

— Почему эта программная статья появилась, а потом был объявлен Год молодежи? На самом деле, как Елбасы сказал: «вопрос о сложении полномочий я вынашивал три года». Это действительно была поэтапная подготовка. Мы можем как угодно критически оценивать человека, с человеческой точки зрения, но должны понимать – самый главный тезис, когда человек облечен властью – это ответственность.

Первое – осознание им уровня ответственности, и как это потом оценивается, второе – какого рода задел (объем работы) он сделал за то время у власти. Невозможно идеальное восприятие этого задела? Тогда речь идет о том, что нужно сделать для того, чтобы это сохранить?

Вначале нужно спроецировать на себя, почему мы видим часто людей из хорошей семьи, которые не выполняют заветы своих родителей. Или что мы делаем для того, чтобы то уважение, которое как нам кажется само собой сформировалось, почему-то отсутствует у тех, кто за нами, что часто встречается. А что мы сами ля этого сделали?

Программная статья на самом деле предназначена для того, чтобы сблизить их. Не для того, чтобы возвеличить одну культуру, с тем чтобы принизить остальные. На самом деле здесь вопрос исторической памяти. Я верю людям, которые говорят: «Да, я другой национальности, но я считаю Родиной Казахстан. Почему я должен уезжать? Я не хочу быть чужим в другой стране». Здесь до такой степени переплетаются исторические корни, грани, поэтому важный момент – дать возможность людям, родившимся в тяжелые 1990-е годы получить достойное образование. Тем, кому это не удалось по разным причинам сказать слова Маргарет Тэтчер: «Выживание – это дело рук каждого». Почему государство должно брать ответственность за каждого нерадивого человека? Если он не использует возможности, которые дает ему жизнь, это его проблемы.

Неконсервативное мышление Маргарет Тэтчер в свое время нашло отклики у Нурсултана Назарбаева, почему она некогда оценивала его как политика такого уровня.

Каждый из них своим путем пришел к этой идее. Помощь человеку заключается не в том, чтобы дать деньги на питание, а дать их на обучение, которое сможет обеспечить ему это питание.

Да, в систему «Болашак» попали не все, но никогда не могло быть доступным высшее образование всем. Для этого есть разные ограничения. Зачем профанация высшего образования, если человек потом просто бездарно не использует свой диплом, не пожинает плоды. Этого не нужно. Последовательная идея «Мәңгілік ел», «Рухани жаңғыру», «Семь граней Великой степи» – это то наследие, которое сформировал и Елбасы, и поколение, которые поверили и пошли за ним, начиная с его соратников, до детей. Это определенное послание в будущее, что есть какие-то ценные вещи, которые нельзя игнорировать, потому что мы останемся без ветрила, и все окажется бесполезным.

Поэтому, новый тип общественного сознания, ломка стереотипов идет постоянно по мере расширения информационного пространства.

Если сын или внук читает больше информации на другом языке, вы уже мыслите на разных уровнях информации. Тот же феномен сериалов, когда одни предпочитают турецкие сериалы, вторые – американские, российские, а на самом деле – этот шаблон восприятий, стереотип.

За просмотром сериала человек отдыхает мышлением и погружается в комфортную для себя среду, и часто не хочет выходить из этой зоны. Осуждать за это нельзя, но и утверждать, что его сериалы качественнее, чем другие виды и жанры нельзя.

Мы постоянно находимся в состоянии информационной войны. Кто направляет и аккумулирует эти информационные посылы, и насколько мощным может быть противодействие и каким должно быть. Вот это постоянная ломка общественного сознания – есть то, от чего предостерегают нас в программной статье.

— В одном из интервью Вы отметили, что не легко совмещать семью и обязанности в работе. Реализуемые проекты занимают очень много времени и труда, как относятся родные к вашему выбору?

— Они считают, что мне повезло, потому что я работаю над тем, что приносит удовольствие. Мне это интересно, потому что это творческое дело. Даже начиная любой проект, нужно прежде всего представить то пространство, в котором этот проект будет жить, представить эту адресную группу, и не так абстрактно, а через какие-то образы и ассоциации, тогда становится понятным. Здесь мне помогает преподавательский опыт длиною в почти 20 лет, когда, заходя в аудиторию я выбирала объект воздействия и к концу занятия понимала, получилось воздействовать на него или нет. Такие моменты превращают работу в увлекательное занятие. Самое страшное – когда человек воспринимает как наказание необходимость идти на работу. Хочется всех предостеречь от этого. Никакие деньги, никакие прекрасные условия не дают компенсацию психологических, эмоциональных потерь.

— Идет ли кто-то из детей по Вашим стопам?

— Возможно сын будет, потому что помимо интересов в сфере биотехнологий, ему интересны социально-гуманитарные, культурно-антропологические сферы. Это бесследно не проходит. Дочь выбрала научную сферу, хотя у нее совсем другой тип мышления. А то, что их не пугает, а даже привлекает данная сфера, говорит само за себя. Конечно, самое важное, это их поддержка и понимание того, что это ответственная работа, во всех смыслах. И за людей, и за решения, которые я перед руководством держу, потому что только я в ответе, а люди в подчинении не заслуживают, чтобы их обвинили в непрофессионализме. Понимание моей работы родными окрыляет. Если бы я все время была обременена только семейными проблемами, то никакого бы творчества не было.

— Ваши пожелания читателям.

— Хочу пожелать понимания того, что человек формируется из многообразия этого мира. Насколько мы открыты этому миру, и готовы его воспринимать, так мы и ответим ему, и он нас оценит. Да, среда формирует человека, но она формирует то, что каждый из нас дает этой среде. Желаю гармоничного самоощущения. Мне кажется в эту эпоху самым важным стержнем, который позволяет нам жить в мире, является самоидентичность, то, как мы себя воспринимаем, какую картину мира формируем. А для этого нужно уважение к тому, что нас окружает. Ну и желаю здоровья и благополучия!

— Спасибо за беседу!

Ляйлим АБЕУОВА

Для копирования и публикации материалов необходимо письменное либо устное разрешение редакции или автора. Гиперссылка на портал Ассамблеи народа Казахстана обязательна. Все права защищены Законом РК «Об авторском праве и смежных правах». Для авторизации обратитесь по адресу ank_portal@assembly.kz.

Похожие материалы