Кандастар Ассамблея

Умирбек Жубаниязов: «Знаний достаточно, культуры нам не хватает»

28.02.2022 1443

Умирбек Жубаниязов - председатель правления общественного объединения Союза художников Республики Казахстан, считает, что существующий закон о культуре бесполезен, так как не соответствует реалиям и не адаптирован к существующему правовому полю. Необходимо вернуть статус художникам и достичь уровня, чтобы авторское художественное произведение могло быть коммерциализированно в нынешних условиях рынка. 

Умирбек, скажите, пожалуйста, кто на сегодняшний день состоит в Союзе художников Казахстана?

- Союз художников – первая творческая организация в Казахстане, в следующем году нам исполняется 90 лет. В рамках Союза была создана национальная художественная школа, нетрадиционная для казахской культуры. Союз художников (СХ) вместе со своей производственной базой - художественным фондом, был единственной рыночной структурой в социалистической экономике. Он сам себя обеспечивал и финансировал свою деятельность. Сегодня в нашей организации около 1200 членов, 14 филиалов. У нас нет филиала в Мангистауской области. Надеюсь, в этом году мы сможем решить этот вопрос. Я встречался с акимом области, мы говорили о поддержке художников. Нам надо минимум 10 членов союза художников, чтобы открыть филиал в Актау. Заключены меморандумы о сотрудничестве, с 7 отдельными организациями художников. У нас единое членство: художники принимаются в союз, а состоять они могут в разных организациях. Финансовая и хозяйственная деятельность у каждого отдельная: Союз художников города Нур-Султана, Караганды, Уральска, Костаная. Пять организаций в Шымкенте, из них два филиала: Туркестанский областной СХ и города Шымкент. Есть Академия художеств Туркестанской области. Членский взнос делится: тем, кто вышел на пенсию – 100 тенге в месяц, в год это 1200 тенге. До пенсионного возраста – 2400 тенге в год. У нас, наверное, самый маленький членский взнос среди общественных организаций.

Много ли проблем у художников?

- В советское время все государственные заказы передавались Союзу художников. Он сам проводил конкурс, определял победителей на тот же памятник республиканского значения. Все этапы работы над памятником, отслеживал художественный совет Союза художников, начиная с выбора эскиза на конкурс, качество профессионального исполнения, вплоть до установки памятника. В него входили скульпторы, искусствоведы, художники-монументалисты. Каждый этап принимался отдельно, автор, поэтапно получал вознаграждение за свою работу. Когда ставились эти памятники, художники работали совместно с архитектором. В то время существовали должности главные художник и архитектор города, которые отслеживали эстетику города. Сейчас нет таких должностей, к сожалению. Конкурсы республиканского значения по монументальным работам проводило само министерство культуры или региональное руководство. Сегодня в составе комиссий по отбору той или иной конкурсной работы, не всегда и не в большинстве бывают специалисты нашего вида искусств. Там больше старейшины, депутаты и прочие. Из-за этого возникают казусы и скандалы, касательно установки этих памятников. Поэтому роль Союза художников и художественного совета надо восстанавливать. А у нас придумывают велосипед: тот же аким не всегда может быть образован в творческо-художественном аспекте, в корне неправильно полагаться на его вкус в нашей сфере.

К примеру, в министерстве культуры создана госкомиссия по памятникам. В ее состав входят 4-5 специалистов, но они в меньшинстве остаются при голосовании. Там может быть сидят акын, импровизатор айтыскер, какой-нибудь бывший депутат, музыкант и писатель. Они все хорошие люди, ничего против них не имею, но они же не специалисты в художественной сфере. В этом проблема.

Казахстанские художники считают, что необходима проведение аукционов, где они могли бы продавать свои произведения за рубеж. Вы с этим согласны?

- Это больше надежда, грезы, иллюзия, чтобы был арт-рынок, должны быть люди, которые могли бы купить эти работы. Они есть, но большинство желают остаться в тени, потому что у нас для меценатов или людей, которые поддерживают искусство, нет льгот. Искусство в любом государстве не приносит сиюминутный доход. Мы можем организовать аукцион, но кто придет на него? На пальцах одной руки можно посчитать людей, которые собирают коллекции и покупают картины.

В других государствах, если человек помогает изобразительному искусству или любой другой сфере культуры, то ему дают налоговые послабления. В Европе, на Западе есть закон о меценатстве, поэтому меценаты с удовольствием вкладывают деньги и получают от этого дивиденды в своем бизнесе. Надо сделать послабления бизнесменам, которые помогали художникам, в целом менять законодательство в области культуры об общественных объединениях. Должен быть закон о меценатстве и спонсорах. По предложению Союза художников в 2020 году в июле, министр культуры и спорта РК Актоты Раимкулова приняла нашу идею и при министерстве был открыт фонд поддержки творческих союзов.Но я не слышал, чтобы туда какие-то деньги вкладывались, по крайней мере, до нас они не дошли. Сейчас новый руководитель министерства, может быть, при нем что-то изменится.

Что на ваш взгляд нужно внести закон о культуре?

- Сравните наш закон о культуре с законами Узбекистана или Беларуси. Художник, который всю жизнь был предан своему делу и работал, достигая пенсионного возраста, идет на пенсию по минималке. Сегодня он работает в мастерской и, создает, возможно, шедевры, но эти работы никто не покупает, ни музей, ни какие-либо организации. Отсутствует система государственных заказов. Почему нельзя оценивать творческий труд? Обязательно надо быть учителем, дворником, охранником, чтобы пенсия была больше. Это проблема. Нужно понять, что картины, скульптуры, которые приобретал бы музей или фонд, имеют не только художественную ценность, но и материальную. Во время Великой Отечественной Войны, когда еще не открылся второй фронт, Сталин продал 5-6 картин западноевропейских художников. За это он получал эшелоны продуктов, танков, машин, боеприпасов, не обязательно золотом, деньгами или нефтью. Картины имели свою материальную ценность, выраженную в культурно-исторической значимости. Почему сейчас, когда в банке вы хотите взять кредит, то в залог отдаете недвижимость либо машину? Должно быть так, чтобы я мог дать в залог кредита авторскую картину. Мы должны дойти до такого уровня.

Вы поднимали проблемы художников, писали письма, ждали ответа. Есть ли сдвиги?

- Я делал доклад 10 июня 2021 года перед депутатами Мажилиса Парламента. В своем докладе я говорил о том, что надо вернуть в начальные и средние классы предметы рисования, пения. Когда я учился в школе, у нашего поколения были эти предметы. Каждый в чем-то раскрывался и делал что-то лучше: мастерил, рисовал, пел. Это и есть приобщение ребенка к искусству, так он открывает в себе какие-то таланты. Я сравниваю: Шокан Валиханов, Александр Пушкин учились в гимназиях рисовать, петь, танцевать, владеть языками. Любой всесторонне развитый человек должен немного петь, танцевать, говорить на другом языке и рисовать. Это нормально. Раньше, в 1920-30-х годах, если кто-то умел писать, это считалось великим талантом. Сейчас разве можно удивить кого-то средним или высшим образованием, или знанием двух языков? Процесс идет, планка культурного и образованного человека повышается – это показатель в какой-то мере состояния народа и государства. Чем больше у нас появится всесторонне развитых, культурных людей, тем меньше будет всяких происшествий. Будет цивилизованное правовое государство. Культурный человек не будет делать гадости. Никогда ни один художник никого не убил, не расстрелял. Знаний достаточно, культуры нам не хватает. Проблема в том, что наша страна – единственная на постсоветском пространстве, где нет академии художеств, откуда выпускались бы художники. У нас есть Академия Жургенова в Алматы и Университет искусств в Нур-Султане, но у них, как правило, на первых ролях артисты или музыканты. Художники принимаются в вузах по остаточному принципу на третьих, пятых ролях. Должна быть отдельная академия художеств со своей программой обучения, учитывающая специфику творческого труда.

Наш первый художник Абылхан Кастеев, и то, он не получил специального художественного образования. Первые художники казахи, которые учились в Москве, Ленинграде, это Тельжанов, Мамбеев, Калимов и другие. Рассвет их творчества приходится на 1950-е годы. Нашему классическому изобразительному искусству совсем немного лет. Раньше в Советском союзе можно было поехать в лучшие вузы, были какие-то квоты по республикам. Сейчас это платно и проблемно. Не все талантливые ребята могут позволить себе учиться заграницей. Тем более образование художника – это большие затраты на материалы. Зайдите в любой магазин: сколько стоят краски? Холст стоит как ковер. Плюс нужно платить за квартиру, питаться, одеваться. Больше расходов для получения образования. В свое время я удивлялся, почему медики, военные и художники учились дольше всех. В училище четыре года, в институте пять лет и академия шесть лет. То есть, полноценные десять лет необходимо было учиться, чтобы получить профессиональное художественное образование. У нас молодой художник считается до 40 лет, в советское время до 36 лет. Потому что его знание, опыт, мастерство, сформировываются примерно к этим годам, и у него уже получается что-то творить. Есть исключения, как и в любой сфере, когда молодые художника, преданные творчеству, с ранних лет показывают интересные работы.

Музеи в советский период активно формировали свои фонды. Прекрасная коллекция советского периода представлена в Государственном музее искусств им. А.Кастеева. Это настоящая национальная сокровищница. В период Независимости систематическое формирование коллекции не проводилось, а в последние годы финансирование на эти цели не выделялось, Фонды нового времени – это подарки от художников. Вместо оплаты за выставки дарятся картины, а часто и то и другое. В советский период республиканская выставка, которую представлял Союз художников, проходила ежегодно. Она проводилась в четырех местах: в музее Кастеева, выставочном зале Союза художников, дирекции художественных выставок,   и в других местах. Сейчас мы довольствуемся небольшой площадью в музее Кастеева, на которой невозможно полностью развернуть серьезную экспозицию. Все выставки посещала специальная закупочная комиссия, отбирала работы для пополнения коллекции музея. В министерстве культуры существовала система договоров с художниками. Делались заказы на определенные работы в разных видах и жанрах, эскизы которых утверждались выставкомами, ими же работа принималась после окончания. В последний раз приобретение в музей было в 2005 году, но я могу ошибаться. Министерство культуры выделило музею Кастеева на закуп произведения 500 тысяч тенге. Смешно.

Нуждаются ли казахстанские художники в больших выставочных пространствах?

- Не так давно стала работать галерея Акимата г. Алматы, где художники на бесплатной основе могут проводить выставки. Это хорошо, но недостаточно. Есть площадки, где произведения выставляются на платной основе, их авторы рассчитываются картинами. Я могу понять музей Кастеева и другие музеи, у них не 100% финансирование. Какую-то часть коммунальных расходов они должны оплачивать сами, находить средства. Для этого и устраивают платные выставки, тарифы, платные расценки которых утверждало министерство культуры. Зал периодики - 25 тысяч тенге, обходная галереи - 18 500 тенге в день. Если умножить на две недели, месяц какая сумма выйдет. Как бедный художник может позволить это себе? Наши музеи превратились в выставочные площадки, а у них совсем другие задачи: исследование, формирование фондов, образовательные и пропагандистские цели и так далее.

Если в Алматы или столицу приедет крупная выставка, где мы можем ее показать? Специальных выставочных залов с современным оборудованием по 2-5 тысяч кв. метров нет. Такая выставка будет раскидываться по разным залам, а постоянную коллекцию снимут и выставят другую. А должны быть отдельно построенные выставочные залы, где экспонировались бы художники ближнего и дальнего зарубежья. Нам нужны такие залы.

В советское время были передвижные всесоюзные выставки. Я сам, будучи студентом, участвовал в выставке молодых художников Казахстана. Мой однокурсник по училищу, учился в Минске, в театрально-художественном институте видел мои работы, когда приехала выставка казахстанских художников. Где сейчас такие выставки? Некоторые наши коллеги, я знаю, ездят в составе делегаций с выставками на дни культуры других Республик. А у нас не помню, чтобы за 30 лет проводилась где-то выставка в составе делегации, или возможно такие выставки проходят без нашего участия. В лучшем случае вывозятся картины из музея Кастеева, наши действующие современные художники на сегодняшний день в таких проектах не участвуют. В 2019 году мы силами 38 мастеров сами на свои деньги провели выставку художников Казахстана в Ташкенте. И это во время дней культуры Казахстана в Узбекистане, которые финансировались государством! До этого наша выставка проводилась в Узбекистане последний раз в 1972 году. Не у всех художников есть возможности выставляться на платной основе.

Какие возможности есть у молодых казахстанских художников?

Я около 20 лет преподавал в Академии Жургенова и заметил тенденцию, что на чисто мужские специальности: скульптура, монументальная живопись, сейчас идут в основном девчонки. В одной группе есть всего один мальчик-монументалист. Это говорит не только о том, что специальность стала привлекать талантливых девчонок, просто ребята не идут в искусство, потому что профессия художника или скульптора завтра не даст им возможности содержать семью. Это большая проблема. А где проявится молодым, которые только что окончили вуз? Нет никаких условий для дальнейшей деятельности – отсутствуют заказы, нет места для работы – мастерской.

В советское время строились мастерские, их раздавали художникам в Актобе, Павлодаре мансарды жилых домов отдавали под мастерскую. Почему сейчас этого не сделать в каких-нибудь элитных застройках? Мы обращались в акимат, чтобы нам дали пустые подвалы, мансарды.

За 30 лет не построена ни одна мастерская. У нас выпустили много поколений новых художников. Зачем вообще их выпускают, куда они дальше устраиваются? Никуда. Кто во что горазд, некоторые меняют профессию.

В советское время для наружного оформления зданий оставлялось 2% площадей. Обязательно надо было мозаику или рельеф или что-то подобное выполнить. Заметьте, если вы поедите в любой город Казахстана, то увидите монументальные работы советского периода, редко где современные. Кстати эти работы сейчас историческое и художественное достояние страны.

Что вы хотите сказать государственным чиновникам?

Мы общественная организация, не государственное предприятие. По закону об общественных объединениях государство не вмешивается в дела общественных объединений и наоборот. Закон надо менять, потому, что не получаем ни дотаций, ни субсидий от государства, мы выживаем, как можем, «вопреки, а не благодаря». Творчество, художники не являются субъектами рынка. Это уникальный штучный труд. Необходим комплексный подход к решению накопившихся  проблем. И со стороны Государства должна быть в этом заинтересованность. Если, конечно, ему нужно искусство и художники. 

Похожие материалы