Па длиною в жизнь

Что стоит за красивым шоу, чем живут профессиональные танцоры, как им удается поддерживать себя - читайте в материале

Мурат Алиякпаров: Я живу в ритме вальса.

Что стоит за красивым шоу, чем живут профессиональные танцоры, как им удается поддерживать себя в отличной форме и с какими проблемами сталкиваются они в работе, рассказали представители арт-балета «Сейшн» в интервью корреспонденту El.kz.

Глядя на красивых девушек на сцене в шикарных костюмах, которые при этом еще и эффектно, синхронно двигаются под музыку, многие женщины мечтают быть похожими на них. Но при выборе профессии, мало кто решается посвятить свою жизнь танцам. Некоторые вообще не воспринимают это как профессию. Однако есть и те, для кого танцы стали призванием и делом всей жизни. И даже отсутствие хореографического образования не мешает им быть лучшими на сцене. Давно известно, что есть ряд профессий, для которых важно не университетское образование, а наличие особого дара, склонности и любви к определенному виду деятельности. Одним из таких примеров является Мурат Алиякпаров.

- Мурат, как Вы пришли в танцы?

- Танцевать я начал с 18 лет. Вообще учился на филолога. У меня хорошее университетское советское образование. Но со временем я понял, что это не совсем то, чего просит душа, и пришел в танцы. Мое филологическое образование мне помогает в моей профессии, как и то, что когда –то я занимался в театре.

- Сколько лет существует «Сейшн»?

- Наш коллектив образовался из шоу-балета «Модерн». Мы с ними поехали в Китай. Но там мы не нашли общий язык с руководством коллектива и всем составом ушли, создав свой арт-балет «Сейшн» в 1997 году. Первые пять лет у нас была руководителем Шапкина Анжелика. Но во время гастролей в Турции она решила остаться жить там. И когда мы вернулись жить в Казахстан в 2001 году, пришлось брать бразды правления в свои руки. На тот момент я уже делал постановки сам. Часть репертуара мы оставили и стали делать новые номера. 

- А как приходят идеи? Чем вдохновляетесь?

- По-разному. К примеру, мужской восток (рабочее название постановки) мне пришло в голову поставить, когда мы были в Турции. Вообще там мужчины танцуют также, как и женщины. И даже одеваются также. Но в конце они открывают свое лицо и для зрителей полная неожиданность, что это на самом деле мужчины. Я был возмущен. Почему мужчина не может танцевать восток по-мужски нормально?! До этого я нигде такого не видел.

Года два мы делали концерт Джамиле Серкебаевой и приглашали режиссеров из Украины. Они были восхищены постановкой. Иногда приходится делать постановку за два дня, если это заказ. К примеру, танец «Рождение» на который мы сняли клип, это был заказ. Заказчик пожелал, чтобы была постановка с полотном. Я столько мучился, думал, что бы такого интересного сделать. А потом нашел музыку и под нее уже сделал постановку. Все это сначала рисуется в голове: раскладываешь музыку по сценарию, потом придумываешь хореографию, только после этого приглашаешь танцоров. Танец «Рождение» в итоге остался у нас в репертуаре.

- И танцоры могут выучить танец за два дня? 

- Конечно, мы ведь профессионалы.

Семейное дело

Супруга Мурата Юлия тоже танцует в арт-балет «Сейшн». Собственно, здесь они и познакомились. Сам Мурат из Караганды, а Юлия из Экибастуза. Со временем они перебрались из Караганды в Алматы. Танцы для них – семейное дело. Они воспитывают дочь Диану, которой уже 9 лет и она, как и папа с мамой, очень любит танцевать.

- Мешает ли это как-то вашим отношениям?

- На работе бывает всякое. Но нам удается сохранять грань между работой и домом, рассказывает Юлия.

– Переступая порог своей квартиры, мы оставляем все споры за дверью. Дома я прежде всего мама и жена. А на работе танцую со всеми наравне. 

- Юля, а как же рождение ребенка? Восстанавливалась долго?

- У всех этот период разный. Я набрала лишние килограммы, расстаться с которыми было довольно сложно. Но некоторые девочки быстро приходят в форму и могут танцевать практически сразу. В нашем коллективе есть примеры, когда девушки через месяц после рождения детей выходили на сцену.

- А ребенка куда?

- Нанимали няню. Таких примеров немало. Те, для кого танцы действительно любимое дело, не задумываются о сложностях и им удается справляться со всеми трудностями, совмещая профессию танцовщицы с обязанностями заботливой мамы. Некоторым удается танцевать, а в перерывах между номерами за кулисами кормить ребенка. На репетиции отлучаются танцующие мамочки. Мы ведь творческие люди. Для нас это вполне нормально, ничего сверхъестественного в этом нет, так же, как и в любой другой профессии. И беременные девушки танцуют, пока состояние здоровья и физическая форма позволяют.

Есть женщины, которые хотят реализовать себя как мать. Но в основном после декрета женщины стремятся вернуться к работе. Так и у нас. Если у тебя есть цели, ты будешь заниматься и быстро вернешься в форму, а если нет, то ты и через год можешь оставаться с этими лишними килограммами.

- Мешает ли работа личной жизни других танцоров?

- Некоторые танцоры жалуются на то, что у них не остается времени на личную жизнь, - говорит Юлия. – Но, как видите, мне удается все совмещать. Я также, как и другие мамы и жены, прихожу домой после репетиции и делаю свои домашние обязанности: готовлю, делаю уборку и уроки с ребенком. На самом деле, если работу любишь, то она не мешает.

Когда к нам в коллектив приходят девушки, мы, безусловно смотрим на возраст и семейное положение. Не каждый мужчина позволит супруге танцевать и ездить на гастроли. Поэтому мы стараемся принимать на работу очень молодых танцовщиц. К примеру, если приходит незамужняя девушка 28-29 лет, очень велика вероятность, что вскоре ей захочется создать семью и родить ребенка. В таком случае нет смысла вкладывать время и силы в подготовку танцора. Чтобы ввести его полностью в программу, потребуется около года. И все труды просто пройдут впустую. Еще одно условие в нашем коллективе, о котором мы всех предупреждаем, если девушка планирует уходить в декрет, она должна об этом предупредить заранее за полгода, чтобы мы ей подготовили замену.

Но сейчас у нас работает девушка, которой 23 года. Муж с понимаем относится к ее профессии и разрешает ей танцевать. Главное, чтобы любящий человек разделял ваши интересы. Я думаю, это очень важно в любых отношениях и в любой профессии. Если человек тебя любит, он должен с уважением и понимаем относится к тому, что для тебя важно.

- Есть проблемы с кадрами?

- В основном составе у нас семь человек. Когда нужны еще люди, мы даем объявление и приглашаем танцоров на время. В последнее время есть проблема с танцующими девушками. Их почему-то мало. Парни часто приходят. Но в нашем коллективе есть двое парней и больше нам не требуется. Наши номера рассчитаны в основном на девушек, да и костюмы тоже.

- Какие постановки предпочитают в Казахстане?

- В первую очередь национальные. К примеру, танец «Кустар». Также большой интерес вызывают восточные танцы. Зритель у нас достаточно разнообразный. От того и репертуар такой. Для национального зрителя у нас есть казахские танцы, для европейского – современные. Естественно, это все стилизованно с нашей точки зрения, то есть так, как мы сами это воспринимаем.

- В каких странах вы уже побывали?

- Мы ездили в Россию, Китай весь практически объездили с гастролями, туда пешком можно ходить, - смеется Юлия. - Финляндия, Таджикистан, Швеция, Эстония, в Турции три года почти работали.

Век танцора недолог

Танцы, пожалуй, одно из самых распространенных увлечений среди детей. Многие родители отдают своих чад в хореографические кружки для общего развития. Навыки сценического поведения, положительные эмоции, дисциплинированность, развитие чувства ритма, слуха, умения красиво двигаться, физическое развитие – причин отдать своего ребенка на танцы много. Но лишь немногие в последствии выбирают хореографию в качестве профессии. Так как она требует немалых усилий, отличной формы, постоянной работы над собой.

Руководитель арт-балета «Сейшн» Мурат Алиякпаров рассказал, что сам он танцевал до сорока лет. Сейчас он продолжает руководить коллективом, делать постановки для грандиозных шоу республиканского и даже международного масштабов.

- Сегодня самой молодой танцовщице нашего коллектива 17 лет. Эстетика очень важна в танцах и каким бы профессиональным не был танцор, он просто обязан хорошо выглядеть. Помимо этого, к сорока годам у многих, в том числе и у танцоров, появляются проблемы со здоровьем. Это мешает им продолжать выходить на сцену, так как за четырьмя-пятью минутами эффектного выступления стоят многочасовые ежедневные репетиции. Моя супруга Юля до сих пор танцует. Думаю, она тоже примерно до сорока лет будет танцевать. Когда-то со сцены уходили намного раньше.

- Мурат, понятно, что танцорам удается оставаться стройными во многом благодаря регулярным физическим нагрузкам, а есть какие-то ограничения в питании, специальная диета для танцоров? К примеру, диета Майи Плисецкой. Существует ли в вашем коллективе особый рацион?

- Танцоры питаются, чем придется. Такая у нас работа. Не всегда удается есть только полезную еду. Сами понимаете, мы часто выезжаем на гастроли, где просто невозможно готовить себе какие-то определенные блюда. Поэтому чаще приходится перекусывать. Но быть стройным танцор просто обязан. Поэтому упитанным девушкам в нашем коллективе я делаю замечания по поводу лишних килограммов. И они стараются от них избавиться в кратчайшие сроки. Ведь они попросту не влезут в свои костюмы, да и зрителю приятнее смотреть на одинаково стройных и подтянутых людей на сцене. Это одна из составляющих красивого шоу. На репетициях танцоры обматываются пищевой пленкой. Для проблемных мест это очень эффективный метод сжигания лишнего.

- По сколько часов в день вы занимаетесь?

- Наши репетиции длятся около четырех часов ежедневно. Это достаточно хорошая нагрузка. У меня очень высокие требования. Я строгий – всех гоняю, ругаю, не позволяю лениться. Я же не могу выйти и зрителям сказать «Знаете, вот у этой девочки вчера живот болел, поэтому она не знает движений, а вот у этот парень вчера не выспался, поэтому он не может станцевать так, как бы хотелось, извините». Даже чтобы два человека синхронно станцевали простое движение, это уже большой труд. А чтобы целый коллектив танцевал как одно целое со сложными движениями, поддержками и прочим, нужно вкладывать очень много труда. 

Конечно же, не обходится без слез, эмоций и даже травм.

Самые частые травмы у танцоров – растяжение мышц, травмы суставов. Но это если не разогреваться. Мы профессиональные танцоры и понимаем это. Поэтому обязательно разогреваемся. Но бывают всякие случаи. Год назад у нас девочка спрыгнула с поддержки и ногу сломала. Месяц ходила в гипсе. Мальчик тоже нес девочку на руках и не увидел лестницу. Месяц еще протанцевал после этого. Нога болела. Потом пошел в больницу, а там трещина. И опять гипс.

Елена Купреева посвятила работе в арт-балет «Сейшн» около шести лет. Но пришло время создавать семью, и она вынуждена была оставить профессию. Сегодня Лена воспитывает двухгодовалого сына Матвея и маленькую дочку Меланью, которой скоро исполнится два месяца.

- Лена, почему ты решила выбрать танцы в качестве профессии?

- До рождения первенца, мою жизнь можно было назвать сплошными танцами! Когда меня спрашивали "а как же личная жизнь?", я всегда отвечала - " танцы и есть моя личная жизнь!".

Ещё будучи совсем маленькой я начала заниматься танцами, тогда я и подумать не могла, что это на всю жизнь. Глядя на свою старшую сестру, которая уже выступала на сцене и постоянно приносила домой шикарные костюмы, чтобы расшивать их биссером и паетками, я тоже захотела быть похожей на нее. Примеряла ее сценические наряды и крутилась перед зеркалом. В детском коллективе я танцевала до 11 класса школы. 
После окончания школы я не раздумывая решила быть хореографом. Захотела профессионально заниматься этим делом. Я поступила в ОмГУ им. Ф. М. Достоевского на хореографа. 3 года отучилась очно, перевелась на заочное отделение и уехала в Алматы работать в арт-балет "Сейшн".  

На протяжении двух лет ездила на сессии в Омск и закончила университет с дипломом профессионального хореографа. Работа в коллективе - это очень здорово! Постоянные тренировки, репетиции, конкурсы, концерты, гастроли. Хорошее было время. 
Быть танцовщицей - это очень сложная работа. Но это работа, которую ты любишь, которая помогает тебе чувствовать себя здоровой, работа, которая приносит счастье тебе и радость зрителю. Это постоянная внутренняя дисциплина, которая с годами никуда не девается. Это вдохновение творчеством, когда ты забываешь про ноги и начинаешь танцевать душой и своими ощущениями.

- Что самое интересное было за шесть лет твоей работы в коллективе?

- Самое интересное – это поездки на гастроли. Мы очень часто ездили в разные страны, жили там подолгу, знакомились с интересными людьми, их культурой. Самые длительные гастроли у нас были на протяжении полугода.

- Это как-то мешало личной жизни?

- Тогда нет. Но сейчас мой супруг был бы против, если бы я собралась уехать из дома на полгода.

- Ты планируешь вернуться в профессию?

- Конечно. Как только дети подрастут и у меня появится время для работы, я обязательно вернусь в танцы, но только уже не на сцену, а качестве хореографа. Это более приемлемый вариант для семейного человека. Кстати, за время моего декретного отпуска мне поступало немало предложений на счет работы. Так что, думаю, проблем с этим не возникнет.

Искусство восхищать.

- Расскажите, кто вам шьет такие шикарные необычные костюмы и сколько они стоят?

- Есть костюмы, которые мы с Юлей сами придумываем и шьем. А вообще обычно заказываем в ателье. Иногда для создания эскизов обращаемся к профессионалам. Но нарисовать на бумаге и сшить – это совершенно разные вещи. Нарисовать можно что угодно. Не все удается воплотить в реальность. Поэтому в процессе иногда приходится что-то менять. Тем более, что мы не просто стоим на сцене в этих костюмах, а еще и танцуем. Нужно учитывать каждое движение, чтобы это и смотрелось эффектно и в то же время не мешало двигаться.

- Есть такие костюмы, которые прям сплошное рукоделие. На один из них у нас с девочками ушло около двух месяцев, - рассказывает Юлия. – Мы их полностью вручную расшивали. Для одной из постановок нам только четыре месяца делали шапки. Теперь будем делать платья. Подсвечиваемся мы еще.

Мы одними из первых в костюмах стали использовать светодиоды. Впервые мы их применили в танце с люстрами на голове в 1999 году. Этот номер до сих пор в нашем репертуаре. Сейчас уже, глядя на нас, многие танцоры в Казахстане стали использовать это в своих костюмах. 

Костюмы танца «Фрики» мы придумывали сами. Идею, конечно, как и многие взяли в интернете. Но это только задумка. Остальное уже додумывали, ломали голову над тем, как это сделать. Эти костюмы с нас скопировали в Грузии и в Караганде. 

- С кем из звезд вы часто работаете?

- С Джамилей Серкебаевой, Парвизом Назаровым, Маратом Бисенгалиевым – это звезда мирового уровня. Он сейчас живет во Франции. Мы с ними сотрудничаем уже года три-четыре. Марат Бисенгалиев скрипач, у него свой симфонический оркестр в Алматы и в Индии. Он сотрудничает со знаменитым британским композитором Карлом Дженкинсом. Карл Дженкинс написал композицию к фильму «Аватар». Марат ему дает темы казахские и он развивает казахские мотивы очень интересно. И вот мы делали постановку для них. Они одобрили нашу работу. Для нас это большая честь. Недавно на ЭКСПО Марат давал концерт, пригласили режиссера из России. Музыку, свет писали в Британии и делали шоу, в котором участвовали наши танцоры.

- Там гениальное шоу было, великолепнейшее с невероятными спецэфектами. Такого наши зрители еще не видели. Там летали музыканты и цирковые артисты, зажигался огонь, - говорит Юлия. 

- Сейчас мы сотрудничаем с Первым каналом Евразия в известной передаче «Тамаша». Мы с ними давно работаем. Снимаем сейчас третий сезон с нами. Мы им заставки делаем. Раньше они работали в концертном зале все, теперь это стала исключительно телевизионная передача. Я официально являюсь там хореографом, - рассказывает Мурат.

Арт-балет «Сейшн» выступал на одной сцене с Розой Рымбаевой, коллективом «А-Студио» и многими другими казахстанскими и зарубежными звездами. Не смотря на все трудности они очень любят свою профессию, всегда с воодушевлением рассказывают о ней и полны новых идей, которые воплощают в жизнь ради зрителя, неустанно повторяя «Show must go on».

Похожие материалы