Қандастар Ассамблея

Стратегический центр

27.08.2014 2340
Стратегический центр

Улытау, по своему географическому расположению, для кочевников с начала исторических времен вплоть до образования первого Казахского ханства и весь период существования, оставался природным и стратегическим центром, связующим великий народ. В устной степной историографии степи и в письменных источниках топонимы в окрестностях Улытау связывают с именами выдающихся деятелей. Чингисхан, Джучи, Алаша, Тимур Кутлык, Едиге, Тохтамыш, Хромой Тимур, Керей, Жаныбек, Касым, Тауке, Болат, Аблай, Абилхаир, Кенесары — вот лишь некоторые имена-топонимы. После того, как было основано казахское ханство, в зимнее время ставка ханов находилась на берегах Сырдарьи и реки Чу, а с наступлением лета перемещалась в Сарыарку, в окрестности Улытау, и дальше к северу. «Фаздаллах ибн Рузбехан в книге «Записки бухарского гостя» («Михман-наме-й-Бухара») пишет о том, как племена и роды в казахском ханстве зимовали на берегах Сырдарьи и в песках Каракумов, а весной направлялись на просторы Дешт-и-Кипчака, к берегам Едиля Волги, и это было их обычаем» (Салье М. А. Малоизвестный источник по истории Узбекистана. «Михман-наме-й Бухара». Труды ИВ Узбекской ССР. Вып. 3. — Ташкент, 1954). А русский путешественник Д.И. Рычков рассказывает в своих записках о том, что видел ставку хана Младшего жуза на берегу реки Кенгир в окрестностях Улытау. И до сих пор топонимы и гидронимы и перекликающиеся с ними предания и легенды сохраняют имена ханов и память об их делах и поступках. Таковы «Таңбалы тас», «Хан көтерген», «Дабыл қорасы», «Топырақ суырған», «Алтыншоқы», «Хан ордасы», «Хан қыстағы», «Хан Аралы», «Хан Басы», «Ордабазар», «Едіге тауы» и многие другие. Поскольку Улытау был пуповиной народной судьбы, местом, где сходились нервы и жизненные центры народного бытия, естественно, что при упоминании об Улытау не должны быть забыты те, кто воспевал эти горы — акыны и кюйши, выражавшие чаяния и стремления казахского народа. На западе Улытау, в местечке Сарын шокы, есть озеро Коркут или Коркут суы (Курдым), утоляющее свою жажду водами рек Иргиз и Торгай. На юге гора Таргыл, на востоке Огуз тау — все эти топонимы связаны с именем старца Коркута. Сегодня основная масса коренных жителей Улытау — потомки знаменитого кюйши Кетбуги — мудреца, смельчака, не побоявшегося гнева самого Чингисхана, непревзойденного музыканта, вышедшего из племени найманов. Потомки этого великого человека могут перечислить всех своих предков, ведущих свой генезис от Кетбуги до наших дней. Они воспевают своих славных дедов и прадедов. А знаменитый «Ақсақ құлан» (ХIII) — кюй, сложенный Кетбугой, стал высочайшей вершиной казахской музыкальной культуры. Здесь также можно встретить родичей знаменитого Асанкайгы, искавшего свой Жеруйык — землю обетованную. Потомки этого великого человека свято почитают места, связанные с самим Асанкайгы и его родственниками, сохраняя топонимы и гидронимы: Улкенкайгы и Кишикайгы — две реки; захоронения «Акмечеть аулие» и т.п. До сих пор они могут указать то памятное место, где батыр Кобланды убил несчастного Дайыркожу. А старики, собираясь на этом месте, поют жоктау, сложенный отцом бедного Дайыркожи, как будто это печальное событие произошло только вчера, и слезы струятся по их морщинистым щекам; отец Дайыркожи — старик Кодан, перешагнувший восьмидесятилетний рубеж, потеряв сына, горестно восклицал:

Ненаглядный мой стригунок, не сумел ты уйти от беды!

Что делили вы с каракыпчаком, с неотесанным Кобланды?!

Прожил восемь десятков лет я тревожной жизнью земной,

На девятом десятке вдруг оборвался мой мозг спинной.

Ногайлинцев терпели мы, ногайлинцев жалели мы

И кормили из наших рук.

Родничок мой, как звонко ты пел!

Огонек мой, ты ярко горел!

Нет тебя! Все исчезло вдруг!

О, несчастный мой стригунок! Не сумел ты уйти от беды!

                              Что делили вы с каракыпчаком — неуступчивым Кобланды?!

Акселеу Сейдимбек, "Мир казахов"

Ұқсас материалдар