Қандастар Ассамблея

Крупные племена Казахского ханства

03.09.2014 6871
Хотя Восемь-Огузов с X века назывались «найманами», число «восемь» постоянно сопровождало их родовую номинацию вплоть до XIII века.

Опираясь на сведения, зафиксированные в историографии, мы точно установили, что в первой половине VII века племя Байырку выступало то против Тюркского Каганата, то против Танской империи, наводя ужас на тех и других, и, в конце концов, соединившись с родственными племенами огузов, стало называться Тогуз — Огузами (Н.Я. Бичурин. Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена. т. I. — М.-Л., 1951. — С. 253). В племенном союзе Тогуз-Огузов Байырку были самым могущественным родом. Столица их называлась Тогу (Тогу — Тула). Этот город упоминается на памятных камнях, поставленных в честь Культегина, Бильге-кагана, Тонукыка. Записи сделаны рунической письменностью. Развалины города Тогу, лежащие на берегу реки Толы на юго-западе от Улан-Батора, некогда, еще до Монгольский империи, были столицей Кереев (Рашид-ад-Дин. Сборник летописей. Т. I. Ч. I. — М.-Л., 1952. — С. 127). Тогуз-Огузы прожили долгую историю в столкновениях и соперничестве с Тюркским Каганатом. Немалую роль в столкновениях родственных племен, в их вражде сыграли хитроумные китайские политики. Известно, что в начале VIII века был убит каган Байырку Капаган, и его голову китайский шпион Хе-Лунь-Цуань отвез своему императору (Н.Я. Бичурин. Указ. соч. — С. 273). В борьбе против Тюркского каганата Байырку выступали плечом к плечу с Он-Уйгурами. А впоследствии, когда Тюркский каганат потерпел крушение и на его основе был создан Уйгурский каганат, полководцами и главнокомандующими этого государства постоянно назначались представители племени Байырку.

В эпоху Уйгурского каганата племя Байырку размежевалось на две части: Восемь-Байырку и Девять-Байырку. Восемь-Байырку владели левым краем каганата, а Девять-Байырку — правым. Левый край назывался Тардуш, правый — Толес. Позднее полную власть в Уйгурском каганате захватили Девять-Байырку. Об этом впервые сделал сообщение К. Сарткожаулы, правильно расшифровав известную запись Терх. Тогуз-Огузы, объединившие под своим началом прежних Байырку и Он- Уйгуров и образовавшие каганат, в 795-840 гг. истребили друг друга в борьбе за престол. «Разделившиеся станут добычей волка», — гласит пословица. Именно так и случилось. Каганат подвергся разрушительным нападениям с юга со стороны Шотов, а с севера — со стороны Киргизов. Он-Уйгуры бежали в Наньшан, в сторону Кашгара. Племя Едиз сбежало в сторону Бесбалык в Турфан. А Восемь-Байырку и Девять-Байырку остались на своих местах и приняли всю тяжесть ударов на себя. Они поселились на Хангае, на Алтае, на Тарбагатае, на Кентае. Позже, в 918-924 гг., когда усилились кидани и покорили енисейских (ене-сайских) киргизов, эти племена стали называть своих соседей Восемь-Огузов «Найман аймаг» (Восемь племен).

Хотя Восемь-Огузов с X века назывались «найманами», число «восемь» постоянно сопровождало их родовую номинацию вплоть до XIII века. В продолжение сказанного возникает вопрос, как же сложилась судьба Девяти-Байырку? Позже они приняли название «кереев», влившись в это племя. Следовательно, в первые века нашей эры племя Байырку разделилось на две части: Восемь-Байырку и Девять-Байырку, а потом, в XII-XIII вв., когда числовые названия родоплеменного деления стали переходить в собственные названия родов и племен, стали называться Найманами и Кереями. И существуют с этими этнонимами до сей поры. В XII веке найманы создали свое самостоятельное государство и прочно удерживали его. А каганом у них был в это время мудрый правитель по имени Инан Билге (хан Бык). Одновременно с Инан Билге, а точнее, в 1189 году, ханом многочисленных монголов становится Шынгыс (Чингис-Темучин) и начинает осуществлять политику очередного передела. Во время борьбы Чингисхана за мировое господство Найманы и Кереи еще недавно составляли могучий союз племен, известный на Евразийском субконтиненте как каганат Тюрков, Уйгуров, Киргизов. В том, что Чингис стал верховным правителем монголов, была немалая заслуга найманского хана Инан Билге, а также хана кереев Тугырула (Уан хана). Об этом можно составить ясное представление из слов Тугырула, сказанных Чингисхану:

Чтобы шуба из черного соболя

Не была обесценена,

Я сплочу твой народ — пусть он голову

Держит гордо, нужды не зная!

Я сплочу твой народ воедино,

Чтобы жил он привольно и пел,

Чтобы чтил своих предков седины,

Чтобы слушал своих предводителей.

(«Секретная родословная монголов».

Олгий, 1979. — С. 40).

 

Благодаря Найманам и Кереям Чингис стал монгольским ханом. И что ж он сделал, как отплатил за добро Найманам и Кереям? Он ясно осознавал, что Найманы и Кереи не вассальные подданные, которыми можно повелевать без оглядки. И Чингис пошел по тому же пути, что  китайские и уйгурские властители, — стал натравливать найманов на кереев и наоборот. Но Инан Каган воспротивился козням новоявленного повелителя Вселенной. Известно его высказывание по поводу чингисовых интриг: «Монголы на востоке что-то стали зарываться, возомнили о себе много... Солнце и луна на небе созданы для того, чтобы освещать мир. На земле не должно быть двух повелителей... Поэтому этих мудрствующих, заевшихся монголов нужно немного вразумить. Пусть не забываются и знают свое место». Тогда ответил ему мудрец Гурбесу: «Да ну их, этих недоумков-монголов. Ну что ты от них хочешь? Немытые, вонючие, в изжеванной, измятой одежде. Жалкие людишки. И пришла же тебе охота думать о них?» («Секретная история монголов». — Олгий, 1979. — С. 91). «Жалеющий врага — погибнет». Правду гласит эта пословица. Коварство и вероломство, черную неблагодарность Чингиса самым первым на себе испытал благородный Тугырул. Недолго прожил после Тугырула и Инан Билге Каган. После этого государство найманов распалось на две части, а государство кереев — на три части. И началась бесконечная грызня за престолонаследие между сыном Тугырула Сенгеном, племянником его Ерке Карой и детьми Инан Билги Таян ханом и Буйрук ханом. А звезда Чингиса засияла еще ярче, и он превратился в могучего правителя. А потомки найманов, не желая разделить участи ханов, кто как мог перекочевали на Алаколь, Балхаш, в Семиречье, на Есиль, на Сырдарью, к горам Улытау.

А те, кому перекочевка была не по силам, остались на земле отцов —

на Алтае и на Иртыше.

И все же не удалось Чингисхану, как он ни старался, уничтожить, растоптать, превратить в пыль славное племя найманов, у которых некогда были цветущие города Акбалык, Найман суме, Тарсакент, которые пользовались древней рунической письменностью, сменив ее позже на древнеуйгурскую. Не сломил он найманов, которые имели мудрых ученых и государственных мужей. Не сломил Чингисхан найманов, слава о которых гремела по всему тюркскому миру задолго до появления Чингиса на монгольской земле. И спустя несколько столетий разделенные многими тысячами верст найманские роды и племена сохранили свою родную культуру и исторические традиции, и, когда образовалось Казахское ханство, они стали одним из могучих опор этого государства, стержневой основой вновь возродившейся казахской государственности.

Таковы вкратце основные этапы истории племен Найманов и Кереев, истории, представленной наиболее узловыми ее моментами. Причем, необходимо отметить некоторые моменты асинхронности в письменных источниках и изустных преданиях, в которых факты и сведения как бы не сходятся. Если летописи утверждают, что «Нейман» — это название не отдельного лица, не имя человека, а название племени, рода, то устные шежире настаивают на том, что жил такой человек по имени Найман. Это связано с тем, что жанр изустных преданий, традиция передачи из уст в уста исторических сведений особое внимание уделяет человеческой личности, биографии знаменитых людей. Кроме того, родословные поливариантны — это специфическая особенность шежире. Задача научного исследования — внимательно сопоставить данные письменных хроник с фактами устных преданий, народной историографией. Нередко факты, излагаемые в устных шежире, являются бесценными свидетельствами истории. Эти сведения по большей части характеризуют исторических деятелей с точки зрения их индивидуально- психологических, биографических, сюжетно-событийных сторон. Устные шежире-родословные сохранили эмоциональное состояние той эпохи, напряженность страстей и человеческие характеры, не изменяя исторической правде. В таком неизменном виде они переходят от поколения к поколению. Несомненно, в этом заключена особая характерная специфика культуры кочевников.

Акселеу Сейдимбек, «Мир казахов»

Ұқсас материалдар