Қандастар Ассамблея

Казахи - преемники духовных ценностей

04.09.2014 3310
Данная тройственная система выросла на основе продолжительной адаптации к окружающей экосистеме и выполняла три важнейшие функции, соответствующие обязательным условиям этнического выживания.

В 174 г. н. э. скончался известный хан Моде (Богда), престол занял его сын Кошу (Ересен). В этот момент Старший жуз не без влияния Китая поднимает бунт, и Коше хан был вынужден изгнать смутьянов за пределы Еренкабырга (Тянь-Шань). Но бунтовщики не смогли прижиться и на новом месте, и постепенно их вытеснили до пределов Усть-Юрта, Арала, Каспия. Позднее кочевые племена объединились и создали свой союз. Старший некогда жуз вдруг превратился в Младший жуз, ибо новое их местопребывание было не на востоке, а на западе, в то время как юго- восточные уйсуны, ставшие первым народом на пути движения Солнца, стали называться Старшим жузом. Племена, составляющие сегодня Младший жуз, некогда населяли восточный край исконных тюркских земель, а именно — Южную Сибирь, Монголию, Ганьсу (Провинцию Китая). Об этом можно судить по сохранившимся топонимам. В связи с этим историк М. Тынышпаев пишет: «Кузнецкий Алтай является водоразделом двух притоков р. Оби: восточного — Чулыма и западного — Томи. Один из левых притоков Чулыма называется Берш, от которого на Запад в 40 верстах расположено оз. Берчи-куль; в 70-80 верстах от них на р. Томи расположены подводные скалы Буриш, опасные для судов и плотов в половодье. В 50 верстах Западнее Берчи-куля начинается р. Алчедат. Один из первых притоков р. Катуни, впадающий в Обь, называется Черкиш. В 100 верстах к северу от Ачинска начинается река Большая и Малая Кеть (по которым в ХVII веке жили Кетские остяки).

По реке Чулым и Западнее до р. Томи, в районах, включающих в себя вышеуказанные р. Берш, оз. Берчикуль, Буришские скалы, р. Алчадет, проживает тюркское племя кызыл, в составе которого имеются роды большой ачин и малый ачин; отсюда получил название и город Ачинск. Наименования Берш, Берчикуль, Буриш напоминают название многочисленного рода Берш в составе нашего алчын; роды большой и малый ачин тоже напоминают наш алчын с пропуском буквы «л». Такие пропуски замечаются и в киргизском (казахском — А.С.) языке: например, говорят «ачы» вместо «алчы» (возьми), «акель» вместо «алып кел» (принеси) и т.д. Если в слове «Алчадат» выбросить окончание множественного числа «т» получится «Алчед», что также близко к нашему «алчын». Черкиш напоминает род шеркеш в составе нашего алчына. Кеть напоминает род кете — тоже в составе алчын.

В указанных районах несколько раз встречается слово алтын, которое возможно переводить «золото»; но так как несколько географических названий напоминает наши роды, то и тут можно бы отождествить с алчинским родом алтын. Примечательно еще, что в этих местах названий, напоминающих роды Большой и Средней Орды (кроме одного аргына), совсем нет, тогда как все перечисленные названия сходны с родами одной только Малой Орды» (М. Тынышпаев. Материалы к истории киргиз- казахского народа. — Ташкент, 1925. — С. 21).

Этот краткий лингвистический, этнографический и исторический экскурс посвящен не столько Младшему жузу, который, как выясняется, раньше был Старшим жузом, сколько показывает, что трехкомпонентное структурное образование государства древних и средневековых казахов было явлением закономерным и глубоко обоснованным. Для того, чтобы полнее разобраться, почему кочевники отдали предпочтение структурной триаде в организации своего государства, нужно обратить внимание и на демократические тенденции, на которых строилась эта постоянная триада. Причина в том, что истинное равноправие, истинная демократия начинается с трех измерений. Она строится на самых очевидных противопоставлениях: хорошее — плохое, жизнь — смерть, радость — печаль, свет — тьма, белое — черное. И эти антонимы уравновешивает, нейтрализует только третья сила. С незапамятных времен, с того момента, когда Абиль (Авель) был убит Кайыном (Каином), непримиримые противостоящие силы враждуют и постоянно пребывают в состоянии взаимоистребления. По этому поводу высказывался Абиш Кекильбаев: «В природе есть Третья сила, которая не дает двум непримиримым враждующим началам истребить друг друга, уравновешивает их. А четвертой силы нет и быть не должно, потому что Четвертая сила может вообще все уничтожить дотла» (А. Кекильбаев. Айтеке бий //«Егеменди Казахстан». — 23 ноября 1991 г.). Вот почему на земле Евразии и в древние времена, и в средние века кочевые народы, устраивая свою государственность, опирались на принцип тройственности. И этот принцип впоследствии стал непреложным законом. Например, у гуннов владения делились на три части, срединную часть возглавлял известный Моде (Богда), западную часть — Старшие Торе, а восточную часть — Шужык Торе. Причем наследником престола всех гуннов являлся представитель шужыков, обитающих на востоке. Точно так же у саков было тройственное деление государства на хаумаваров (окислители кумыса), тиграхаудов (острошапочники), тьяй-парадарая (живущие на том берегу). Позже, во времена тюркского каганата, этот принцип тройственности соблюдался как неукоснительное предначертание предков. Казахи являются наследниками гуннов, саков, прототюрков не только по антропологическому типу, но и прямыми носителями обычаев и традиций, проверенных многовековым опытом кочевой жизни. Казахи — преемники духовных ценностей, добытых предками в суровой жизненной борьбе.

Данная тройственная система выросла на основе продолжительной адаптации к окружающей экосистеме и выполняла три важнейшие функции, соответствующие обязательным условиям этнического выживания. Во-первых, она обеспечивала высокий уровень обороноспособности; во- вторых, оптимально благоприятствовала материальному благополучию; в-третьих, укрепляла духовную общность народа. По этому поводу известный этнолог Дж. В. Дрэпер говорит так: «Нет никакого повода думать, что национальный тип может быть определен раз и навсегда кем- то, а то, что этот тип кажется устойчивым, то это связано с устойчивостью окружающей среды, в которой бытует данный тип. Стоит измениться условиям бытования, как тотчас изменится и сам этот «устойчивый» тип» (Дж. В. Дрэпер. История умственного развития Европы. — Киев-Харьков, 1896. — С. 5-6.). Тот же Дж. В. Дрэпер пишет: «300 лет назад вышла книга Бодена «Республика», и с тех пор главенствует принцип, предложенный этим великим умом: законы природы неподвластны человеку, а человек, власти должны считаться с природой. С точки зрения этого принципа он считал, что для северян нужно иметь силу-мощь-энергию; для жителей средних широт — ум и рассудительность; для жителей юга — веру и доверчивость» (Там же. — С. 5-6). Подобное же концептуальное суждение-афоризм мы имеем в духовном багаже нашего народа: «Дай Старшему жузу в руки каугу (кожаное ведро) — и пусть себе пасет скот; дай Среднему жузу в руки камчу — и пусть вступает в споры, тяжбы; дай в руки Младшему жузу копье и направь на врага — только пятки засверкают». С эмпирической точки зрения разница в высказываниях только в том, что афоризм у казахов появился задолго до того, как родился великий Бодэн.

Опираясь на опыт истории, нужно отметить, прежде всего, что различие между жузами у казахов не было различием этническим. Живущие по заветам прадедов казахи, разделенные на три жуза, соблюдали обычаи и традиции, общие для всего этноса, и поэтому говорить об этнокультурных различиях не приходится — их попросту нет. Образование трех жузов восходит к эпохе тенгрианства и получает полное закрепление как основной принцип государственности в эпоху классического кочевого образа жизни. Связан этот принцип, во-первых, с природно- географическими условиями, в которых пришлось жить казахам, во- вторых, с административно-территориальным делением, а в-третьих, с хозяйственно- культурными особенностям. Ценность и достоинства трехжузовой организации казахского общества не исчерпываются сказанным. Прежде всего, трехкомпонентное образование было образцом социально-политического единства, моделью степной демократии. Только разобравшись в этом, можно понять суть государственных образований, возникавших на исторической арене в Казахской степи в разные эпохи, понять их специфику и особенности внутреннего устройства и внешней неуязвимости.