Қандастар Ассамблея

Ее стихия – ветер

29.08.2016 2104
Весна. Дожди. Прохладный ветер.

Любовь к женщине острее крюка, которым укрощают

диких слонов, горячее пламени; она подобна стреле,

вонзающейся в душу человека.

Афоризм древнего мира

Весна. Дожди. Прохладный ветер. Воздух свежий, но холодный. Слышатся издали крики птиц. Будто говорят что-то... Разговаривают, наверное, на своем языке. Ведь мир так прекрасен, и все, что в нем, также прекрасно: устроено тут по каким-то правилам, законам. Но порой сама наука-физика не может дать неким явлениям объяснение...

Думаете ученые еще не нашли взаимосвязь между конфронтационным дегидроэтанолом третьего субстанционного порядка и никотинамидадениндинуклиодфостфатом? Нет, ошибаетесь! Все уже найдено, все решено. Ведь есть же правила и есть законы, которые следуют за ними. Но наука не знала, не знает, и даже спустя много-много тысяч лет не узнает... что такое... любовь...

Парень встретил девушку ранней весной. На улице шел дождь... Темнело... С каждой минутой стук дождя становился сильней и сильней. И под этими холодными каплями стояла и мерзла молодая, легко одетая, девушка. Она ждала свой автобус, опустив низко, сильно промокшую от дождя, голову. На остановке не было людей. Ведь было поздно. Все уже давно вышли с работы, с учебы, только она одна, готовилась к завтрашнему экзамену, и, позабыв про время и погоду, попала под такой ливень. Мимо проезжали машины, маршрутки и автобусы, создавая звуки из лужи под их колесами, которая она принимала за эффект Доплера...

У Макса сегодня день прошел великолепно. Он рано встал, побегал, принял душ, прочитал две главы какого-то романа 1876 года, сходил в университет, помог бабушке перейти дорогу, прикупил пару вещей и интересных книг. Сейчас он ехал домой, закончив все дела, еле высматривая вечерний вид города через мутные окна автобуса. Эта была предпоследняя остановка, на следующей он уже выходил бы, как вдруг, вставая, он заметил внезапно, мельком, тонкую фигуру девушки; она стояла одна – было видно, что она мерзнет: все тело легко трясло от холода, и как бы она не старалась, никак не могла остановить эту дрожь. Макс сразу же, не думая, хотел выйти, как двери автобуса закрылись и он тронулся... Макс кричал водителю, чтобы он остановил, но было уже поздно – они выехали на перекресток. Люди с непониманием странно смотрели на этого молодого парня. Но Макс не понимал что происходит, он только чувствовал как сердце его бьется... бьется... глубоко... И дыхание его было не таким... не таким как всегда...тяжелым... А перед его глазами был образ той молодой девушки, которую он так близко принял. Этот образ он заметил в последний момент, когда мокрые двери перекрыли его ясный и проницательный взгляд...

Макс вышел на своей остановке, проехав два перекрестка. Ему надо было идти домой, конечно не срочно, но надо было. Так твердил ему «Разум». Глубоко вздохнув, он только сделал первый шаг в сторону своего дома, как «Сердце» его, будто хотело выпрыгнуть... и побежать к ней, сломя голову... обнять сильно-сильно , но в то же время нежно, укрыв от сильного дождя, и согреть. Обнять и согреть... Обнять и согреть... И в какой-то миг он очнулся, ведь до этого ему казалось, что время застыло, застыли все, и даже капли свисали на воздухе, будто были подвешены с самого неба. Он очнулся и понял, что в данный момент его дорога – дорога к той девушке. Он пробежал два перекрестка, в надежде что она, та самая, ждет, стоит и ждет. Ему казалось, что они знакомы уже много-много лет, и будто знает ее всю... И не надо было никаких слов... Просто обнять и согреть.

Эта была судьба. Он успел. Она также стояла неподвижно под слезами самих небес. Он подошел тихо и открыл зонт над ее головой. Волосы были у нее длинными и очень красивыми, но мокрыми. Она почувствовала какое-то тепло, непонятное, колючее, но приятное... теплое... Она ничуть не испугалась. Оборачиваясь, она медленно подняла голову, за которыми следовали ее карие, хранящие какое-то чудо, кристально чистые глаза.

Дыша глубоко, он чувствовал, что это событие буквально изменит его жизнь, но он не знал в какую именно сторону. Но знал, что она та самая. А узнал он, посмотрев ей в глаза. И читал он в них ее душу, и почувствовал, что их сердца бьются в один ритм. В один такт. Тук-тук... Тук-тук... Тук-тук... Обнять он ее так и не смог, волновался сильно, да и красота ее вроде бы пленила его, заставляя забыть все на этом белом свете. Он только услышал какую-то фразу, которая почему-то ему сильно понравилась.

Они стояли под зонтом, и дождь не смог побеспокоить их. Они стояли, улыбались, смотря друг на друга. И только теперь он понял как звучала эта фраза. Немножко покраснев, он обнял ее... слегка... Ведь эта фраза была: «Я, Алия!»...

Окно было открыто. Прохладный ветер, наполненный весенней свежестью, то поднимал слегка тициановые шторы, то опускал обратно назад, будто бы играя ею. Проворливые лучи солнца незаметно пробивались в квартиру, наполняя ее нежной теплотой, и шептали хозяйке дома, что уже пора выходить на улицу в поиске чего-то радостного. По телевизору играл Coldplay, на кухне кипел чайник , в ванной ощущался аромат кокосового молока и слышались медленные периодичные капли воды из под душа. На балконе сушилось ее любимое полотенце. Постель была уже убрана. Она любила порядок и чистоту, и сразу же убирала постель когда вставала. В прихожей черная пара туфель стояла чисто начищенной, а бока других пар кед были немножко влажными и одна кеда лежала на боку.

-Как думаешь это правдивая история?

-Хммм, не знаю, не думаю что в наше время парни способны на такой поступок.

-Хочешь сказать что это героизм?

-Ну, это слишком громко сказано, но все-таки не каждый парень решится на такой поступок. Тем более под дождем. Думаю автор хотел донести парням, чтобы они были намного решительней в своих действиях и желаниях, и только тогда у них появится именно та, которая придаст все яркие оттенки в его монотонную жизнь.

-А что было дальше? - спросила Маржан, посмотрев на подругу горящими глазами.

-Вроде это всѐ. Как говорится, Хэппи энд! Посмотрим что еще интересного есть в новостях – Макпал щелкнула левой кнопкой мышки по значку «лайк» и продолжила скроллить страницу.

-А ты веришь в такую любовь? – Маржан обняла подушку и откинулась на кровать.

-Мне кажется, ты путаешь «любовь» с «влюбленностью»,– поправила Макпал и продолжила,– хотя, было бы весело испытать такое мини приключение, все-таки весна на улице. И засмеялись две подруги спокойным и нежным смехом.

-Макпал, чем займемся сейчас? Время ведь всего навсего 10 часов. Пары с трех. Может фильм успеем посмотреть?

-В кино что ли с утра? – удивленно спросила Макпал, немножко подняв брови.

-Да нет, онлайн. Вчера рекомендовали «Иллюзию Разума».

-Ааа, по-моему, весь мир помешан на психологии... Пойдем лучше попьем кофе.

-Ммм, ок. Только обещай, что потом обязательно посмотрим.

-Обещаю.

Тень, которую откидывал дом, где жила Маржан, в это время уже не виднелась. Настенные часы в прихожей показывали два часа и пять минут.

-Маржан, ты еще долго? Мы сейчас опоздаем – второй раз повторила Макпал, глядя на настенные часы.

-Да-да, щас, 5 минут, никак не могу найти очки, на улице вроде бы солнце яркое, – доносился еле слышимый глухой звук из дальней комнаты.

-Я тогда пойду, подышу свежим воздухом. На улице буду ждать, окей?

-Да-да, конечно и смотри только, чтобы проходящий парень не расправил зонт над твоей головой, как произошло с Алией! – крикнула Маржан вслед, высунув голову из комнаты.

-Да иди ты, мартышка, быстрей давай!

Повернув ключ от дома три раза, Маржан пошла вызывать лифт. Он не заставил себя долго ждать и с двенадцатого этажа спустился к ней на одиннадцатый. Как обычно в будние дни она красила губы, смотря на зеркало в лифте, которое было развешано по всем бокам и украшал потолок с узорами, как незаметно он остановился на восьмом. Зашел молодой парень ее возраста, быть может, чуть старше и, увидев, как молодая девушка красит губы, он немножко заволновался. Цифры в лифте менялись медленно и дыхание этого парня было глубоким и взволнованным, будто бы готовил какую-то речь. Маржан спокойно посмотрела на него, она уже привыкла, что к ней приглядываются многие мужчины, этот парень был похож на них. Когда лифт проезжал пятый этаж, молодой человек спросил низким голосом:

-У вас отличный парфюм...

Она еще раз посмотрела на него: рост чуть выше ее, кудрявые волосы, обычные карие глаза, в ушах наушники, и свежий запах бальзама после бритья. Улыбнувшись, она банально ответила:

-Спасибо.

-А какой парфюм, не подскажете? – продолжил он.

Зная куда все это ведет, и ожидая, что он, как и все, очередной раз спросит номер ее телефона, она ответила совсем сухо:

-Не знаю, одолжила у подруги.

-Понятно...

Лифт приехал на первый этаж и они вышли.

После учебы Маржан и Макпал направились в магазин, чтобы купить мороженое. Хоть и не лето было на дворе, все-таки наслаждение такой сладостью не грозило простудой горла. Пока их очередь на кассу приближалась, подруги рассказывали что интересного было у каждой из них - ведь они учились на разных специальностях, обсуждали ближайшие киноновинки, Макпал упрекала, что они давно не ходили по магазинам и что уже пора приобрести что-то новое к весне. Во время всего этого разговора Маржан чувствовала позади себя некое колючее, но приятное, тепло. Ей, конечно, было интересно, что с ней творится, и она не раз пыталась обернуться назад, чтобы угнести это сумасшедшее чувство, но никак не могла обернуться: будто бы ее голову магнитом отталкивало вперед, вопреки всей собранной воле. Внезапно, она услышала его голос:

-Шанель, номер 5. Я тебя нашел.

Точное попадание заставило ее в этот момент обернуться. То что она увидела – море...

Оно было настолько загадочным, что даже чувствовался бриз летнего море, слышались крики чаек, которые пролетали над ее головой, и звуки волн, которые мощно ударялись об огромные глыбы камней. Его глаза – цвета морской волны.

-Шевиньон, – ответила Маржан, не проронив ни капельку удивления и восторга. Смотря в его, глаза она вдохнула еще раз свежего воздуха и продолжила – «Forever mine».

Посмотрев назад, на кассу, она там не нашла подругу – она уже ждала на улице, нахмурив немножко брови, и посматривала на нее.

-Мне надо идти,– проронив эти слова она направилась к выходу, хотя плавная и красивая походка, исполненная в безупречной манере, говорила на языке тела совершенно противоположное.

-Я согласен,–крикнул он вслед уходящей незнакомке.

-На что согласен? - спросила она, не поняв суть.

-Ну, вроде бы ты шепнула Forever mine! Это вроде что-то «Навечно мой»? Вот и я согласен!

-Но я имела в виду твой парфюм, он ведь так называется,– и закрыла дверь магазина.

-Опять телефон просил? – спросила немножко недовольно Макпал.

-Да нет, он загадочный... Маржан была в неком трансе, состояний пониженного сознания и только теперь она поняла, что имели в виду люди, когда восклицали что у них «бабочки в животе». И через несколько секунд она почувствовала это «состояние». Она уже порой была готова пойти и сама взять номер его телефона. В бессознательном состоянии она промолвила:

- Может, пригласим его пройтись с нами?

-Ты шутишь? По нему видно же – очередной пикапер! Пойдем отсюда,– и взяв ее за руку, Макпал направилась в сторону перекрестка. Пройдя семь-восемь шагов, Маржан все-таки обернулась назад, чтобы в последний раз увидеть его. Как неожиданно он стоял и молча смотрел на нее. Увидев, что она обернулась, он улыбнулся. Подняв плечи и расправив руки в стороны, спросил:

-Подкинешь меня до дома?

-Откуда узнал?

-Бордовый «Juke».

-Ааа, следил значит... Все понятно, пока.

-Не волнуйся, сяду назад. Можешь коробку от кроссовок не переставлять.

-Ты экстрасенс?

-Нет. Просто читаю тебя, ты прекрасна.

-Может, все-таки объяснишь, человек-загадка?

-Хорошо. Посмотри вокруг, всюду мокрый асфальт и слякоть. Теперь посмотри на мою обувь, видишь края немножко загрязнены. А теперь посмотри на свою обувь, она у тебя чистая. Следует кто-то из вас на машине. Когда мы разговаривали, твоя подруга не спускала с тебя глаз, если машина была бы ее, она бы пригнала ее и сигналила тебе, чтобы ты поторопилась. Насчет кроссовок еще легче: ты сейчас на высоких каблуках, ходишь в них абсолютно безупречно, думаю ты ходила в модельное агентство или что-то вроде еще, ведь разница походки существенно велика, если сравнить с девушками на моей памяти.

Но все-таки, полагаясь на одежду, которую ты носишь – она не стесняет тебя и не лохмотится по сторонам, двигаешься ты с легкостью – следовательно комфорт на главном месте. Нажимать на педали на высоких каблуках просто неудобно, как мы сказали ранее, ты - за комфорт, как видим, безопасность для тебя превыше всего. Значит, переодеваешь обувь – комфортнее всего водить на плоской подошве. Вот и лежат пара кроссовок в коробке на переднем сидений.

-А марка и цвет машины?

Тут он не выдержал и рассмеялся:

-Да так, наугад сказал, значит попал!!

Не выдержав, как завязывается знакомство у обоих, Макпал еще раз потянула руку подруги:

-Всѐ, прекращаем этот цирк, – и обратилась к нему – Молодой парень, у нас много дел, нам нужно идти! – и они обратно направились в свою сторону.

-Твоя стихия – воздух! – крикнул он, и повторил: -Воздух! Надеюсь не забудешь позвать на День рождение?!

И на этот раз Маржан хотела обернуться и узнать, откуда у него такие познания, но подруга не дала ей это сделать, еще раз потянув руку вперед.

Переодевая обувь в машине, она никак не могла забыть его глаза, его находчивость, смелость, голос, но сильнее всего его парфюм. Она знала, что это именно он. И «Разум» и «Сердце» твердило ей, что он тот самый, которого она искала. Тот самый идеал мужчины.

Вспоминая его образ, вырисовывая в голове контуры его лиц, разукрашивая глубоко в сознании его одежду в разные краски радуги, она видела перед глазами – его. Тот самый король, тот самый лев. И она прекрасно знала, что они и есть - самая идеальная пара. Она позволила ему войти в свое сердце, она знала, что он перевернет ее жизнь. Как бы глупо и просто это не звучало, но она была готова пойти с ним на край света. Перевернув все мысли, подумав о всей сказочности будущего со скоростью света, она вздрогнула. Вздрогнула от своих мистических чувств. Это был страх. Страх любви. Ведь любовь странная штука: кому-то приходит через месяц, кому-то через год, другим через три. Она не щадит никого, приходит не предупреждая, и нагло врывается в самые тайные места души. Переодев обувь, Маржан включила радио. Как ни странно, играла песня Пара Нормальных «Happy end». Конечно, до этого она слушала эту песню, но в данный момент она звучала по-другому. Она поняла, что его не вернуть. Нет имени, нет телефона. Одно разочарование в своем поступке. Почему она ушла? Задается сотнями вопросами.

Вздохнув, она начала движение. Как только подъехала к перекрестку, загорелся красный свет и ждать надо было целую минуту. Обратно начав движение, она не успела повернуть

налево как тут же ГАИшник показал жезл ей и указал на край дороги.

-Вот блин, откуда только он взялся!

-Добрый вечер, инспектор ДПС младший сержант Ашимбаев, предъявите, пожалуйста, документы?

-Вот, возьмите пожалуйста. А что я нарушила?

Инспектор молча просматривая документы что –то сунул туда и ответив -Еще как нарушили! –вернул ей назад и добавил улыбнувшись –Нарушили как минимум двухдневный сон молодого парня! Можете езжать, инструкция внутри! Доброго вечера!

-Спасибо! – в непонимании Маржан начала просматривать документы. Там она нашла чек от терминала. Перевернув, она увидела надпись, которая подкинула ее высоко-высоко, намного выше, чем три метра над уровнем неба. Обрадовавшись, она обратно прочитала написанное: «Центральный парк. Фонтан. 18:00».

Маржан долго не могла уснуть. Вспоминала сегодняшний день: собирала по мелким кусочкам все минуты, проведенные с ним. Благодарила Вселенную. Думала трепетно и нервно о завтрашнем дне. Обнимала подушку сильно-сильно, вспоминала запах его духов.

Улыбалась. Смеялась, иллюзионно представляла себя режиссером. Заснула только ближе к утру. И несмотря на то, что она глубоко погрузилась в сон, на ее лице осталась счастливая улыбка.

В шесть часов вечера Маржан подходила к парку. Волновалась. «Вот и долгожданный фонтан»,-подумала Маржан, направляясь к ней. Перед фонтаном его не было, стоял только продавец сладких ват и воздушных шариков. Маржан посмотрела на свои аналоговые часы на руках, тонкие стрелки часов, цвета серебра, стояли неподвижно и указывали на шесть часов и двенадцать минут. «Опаздывает», – подумала она, еще раз оглядываясь по сторонам.

-Қарындас, келіңіз, «сладкий вата» алсаңызшы?! – предложил полненький продавец с хитренькими глазами.

-Неет, спасибо, я жду кого-то.

-Ой, қойсаңызшы, осылай тұра бергенше, сладкий вата жеп тұрғаныңыз сізге күшті жарасып кетер еді! – настоял продавец, улыбаясь.

-Рахмет сізге, бірақ мен досымды күтіп тұр едім. Кешігіп жатыр, - Маржан еще раз посмотрела на часы.

-Сіз білесіз бе, менің «сладкий ваталарым» адамдарға бақыт алып келетінін? Шын айтам! Сенбесеңіз дәмін татып көріңізші! – продавец уже заканчивал обматывать вату.

-Рахмет сізге, бірақ мен сол адамның келуіне күдіктеніп тұрмын...

Она простояла возле молчаливого фонтана чуть больше десяти минут и теперь ей казалось, что он точно не придет. Волнение нарастало с каждой секундой и не выдержав она начала уходить как внезапно:

-Какой сегодня прекрасный «воздух»! – сказал продавец сделав тонкий акцент на «воздух».

-Да, весна все-таки,-ответила Маржан почувствовав этот акцент на «воздух». И тут она улыбнулась. Ведь до этого его последнее слово было: «Твоя стихия – воздух!» – Ну раз прекрасный «воздух» беріңіз сладкий ватаңызды. Маржан взяла вату с неким желанием разгадать тайную загадку. Сначала посмотрела сверху, потом начала исследовать по сторонам и даже на деревянную палочку обратила внимание.

-Странно, – прошептала она, ничего не обнаружив.

-Ау, қарындас, жеп көрсеңізші! Дәмі тәтті ғой! Иіскегеннен бірдеме бола ма? Қатырасыз, ә?! – в своей шутливой манере произнес продавец. Теперь Маржан видела в нем не человека с хитрыми глазками, а человека, который действительно дарит счастье людям.

-Ааа, а об этом я даже и не подумала,- промолвила Маржан и, закрыв глаза, осторожно откусила. «Ммм, вкусно»,- подумала про себя и откусила еще раз, как ее белоснежные зубы почувствовали непривычный вкус. Она тут же открыла глаза и увидела, что вцепилась в белый лист бумаги.

-Боже мой!! Что это?! – непроизвольно выскочила фраза из ее уст. Это был небольшой листок с размером в обычную визитку или пластиковую карту. На ней было написано разными цветами «Догони жирафа!». Маржан засмеялась и подняла голову, думая, что это всего лишь шутка, как внезапно, откуда ни возьмись, большой жираф выхватил ее сумочку и побежал в сторону аттракционов. Сначала, конечно, она вскрикнула от

непонятного существа, но потом обратно засмеялась, смотря на бегущего от нее человека

в огромном оранжевом костюме жирафа. Она побежала за ним и знала что догонит: ведь было видно, сколько бы он не старался бежать быстро, его голова сильно болталась из стороны в сторону, что и выглядело очень забавно. Немножко пробежав, она уже почти догнала его, и как только хотела дотянуться до сумки, как неожиданно мальчик на синем велосипеде выхватил сумку из рук жирафа и укатив очень быстро, повернул направо, скрывшись за высокими деревьями. Теперь задача была посложней, как действовать и куда идти. Остановившись, она огляделась по сторонам. Ее учащенное дыхание и улыбка на лице заставляли оборачиваться каждого прохожего. Маржан решила дойти до того поворота и там решить, как действовать. Когда оставалось чуть меньше десяти метров, она заметила пожилую «пару влюбленных». Они шли улыбаясь и посматривали друг на друга. Он медленно что-то шепнул ей на ушко и осторожно поцеловал ее лоб. «Как романтично... А говорят, что не существует вечной любви! Вот же настоящий наглядный пример!» – думала про себя Маржан, посматривая на букет белых сиреней. «Интересно, а будет ли у меня такая любовь?” – пробежали мысли еще раз. Приближаясь, «Парочка влюбленных» посматривала на нее. И, загородив ей путь, вручили эти сирени... Тихим, еле слышимым, дрожащим голосом, старик с седыми волосами произнес: «Скамейка влюбленных…»

Скамейка влюбленных расположена на небольшой зеленой поляне, посреди танцующих сосен, неподалеку от высоких тополей. Она всюду исписана именами влюбленных. Маржан подошла к нему держа в руках белые сирени. На скамейке лежала ее сумочка.

Она настолько увлеклась приключениями, что даже забыла про свою сумку. Не успев поставить цветы на скамейку, Маржан услышала ржание лошади. Посмотрев в сторону, она увидела удивительно красивую черную лошадь арабской породы с красивыми длинными ногами. На ней сидел он. Тот самый король, тот самый лев. Он приближался не спеша. Спустился. Посмотрел ей прямо в глаза. Достал футляр цвета слоновой кости. Сел на колени. И открыв, протянул ей. Ни слова, ни звука. Маржан заволновалась очень сильно. Сердце ее стучало так быстро, что казалось взмахи крыльев колибри завидовали этой скорости. Дыхание ее сразу же стало глубоким, что, казалось, глубина Марианской впадины завидовала ей. Дрожащими руками Маржан протянула руку к футляру, чтобы прочитать написанное. Маленькая белая бумажка, сложенная пополам, заставляла волноваться ее сильнее чем что-либо или когда-либо происходившее в ее жизни. Она уже открывала эту простую белую бумажку, как звуки капель дождя начали слышаться сильней и сильней.

...Окно было сильно промокшим, будто бежали слезы по ним. Глаза открылись. Зрачок сузился. Алия проснулась.

Вчера Макс, спасая Алию, предложил ей сходить в музей - договорились на три часа.

Алия целыми днями никак не могла определиться, в каком наряде ей стоило бы лучше пойти – в удобных и любимых кедах, накинув на голову капюшон, цвета холодно голубого, прослушивая новые песни, которые она недавно скачала с любимого сайта, прикрывая черные наушники, которые выдавали очень хороший звук с усиленными низкими частотами, или на высоких ботильонах с темно-синими джинсами и черной футболкой, которую она недавно приобрела и еще не одевала.

После очередного дождя вся земля дышала свежестью и приятной прохладой. Алия уже стояла у главного входа музея. Макс ей понравился с первого раза – когда он пытался выбраться из автобуса к ней, но не смог. Она не ожидала, что он вернется. Она нашла в этой настойчивости храброго рыцаря, который пришел и спас от сильного дождя. Ей понравилось, как он расправил зонт над ее головой. Ей понравилась его сдержанная наглость – ведь он обнял ее, несмотря на то, что они были не знакомы. Она думала о вчерашнем дне до тех пор, пока странные звонкие звуки копыт не побеспокоили ее.

Посмотрев в сторону откуда исходил звук она просто онемела. Макс приближался к ней на очень красивой и подтянутой чистокровной черной лошади. Она просто не верила своим глазам. Ущипнула себя два раза, думая что еще во сне, но дважды чуть не вскрикнула от боли. Она не знала что делать – остаться или убежать от всего этого.

Необъяснимый страх овладел ею, когда Макс спустился с лошади и сел на колени опустив низко голову. «НЕТ» – кричала она внутри себя – «НЕТ! Этого быть не может!». Макс молча достает футляр, цвета слоновой кости, и открывает ее, преподнеся его Алие. Алия никогда так не волновалась, все эти чувства были такие же как и во сне: биение сердца тысяча раз в секунду, учащенное и глубокое дыхание, дрожь не только в руках, а по всему телу - все это напоминал сегодняшний сон. В открытом футляре была одна белая бумажка. Алия до сих пор не верила всему, что происходит. Она с большим трудом взяла его. Закрыла сильно глаза. Через несколько секунд открыла их и прочла написанное.

Сразу же по щеке потекли слезы. Много слез. Очень много.

-Да...–ответила Алия еле слышимым голосом. Собрав всю волю, она повторила еще раз это сложное на произношение слово –Да.

Макс поднялся с колен и обнял Алию, будто бы понимая всю ее душу. Погладив по волосам, он поцеловал ее нежно в лоб и обратно обнял ее. Это было утешением.

Почувствовав его тепло, Алия начала приходить в себя. По ее телу прошлось магическое спокойствие. Расслабившись, она опустила свою голову на его плечи. Легкий ветер незаметно унес белую бумажку с ее нежных бархатных рук. Ветер играл ею , то поднимая высоко до столбов фонарей, то опускал низко к самому асфальту. Белая бумажка летела, кружась в разные стороны, через перекрестки, дома, улицы, магазины и даже чуть не столкнулась с мимо пролетающим скворцом. Пролетев значительное расстояние, она упала лицом вниз на протекающую речку. Река медленно уносила ее по своему течению в неизвестном направлении. И только она знала, что на лицевой стороне было написано черной пастой: «Ты тоже видела этот сон?».


Ерканат Нурмаханов

Ұқсас материалдар