Қандастар Ассамблея

Тезисы к докладу “история казахской литературы”

05.12.2012 2855
  Тезисы к докладу “история казахской литературы”   1)         Решения указаний ЦК - требуют от нас критичности ко всему.   2)         В начале о том, что есть: по каз. лит-ре, что дает студенчеству Ун-т по каз. литературе?   Курсы минимум по программе общевузовской. Фольклор, XVIII-XIX вв., XX в. Советская литература. Спецкурсы: 1) Абаеведение; 2) Торайгыров; 3) История киргизской литературы; 4) Лекции о Махамбете...   3)         Университет рождает курс наук... Здесь творческая наука. Нигде в другом научном учреждении, вузе казахская литература не изучается так, как здесь. Отсюда выходят преподаватели несущие знания в школы, в массы молодых поколений студенчества, где призваны на материале истории казахской литературы способствовать формированию социалистического сознания молодого поколения. Отсюда выходят научные работники через аспирантуру, выходят критики, историки литературы. Отсюда выходят писатели, журналисты, деятели искусства Казахстана. Поэтому то здесь, после средней школы, ждет студенчество научной постановки курса, соответствующего содержанию программы Университета.   Каждое значительное исследование здесь закладывает основу нового в науке, не только важного для Казахстана. Здесь разрабатывается раздел Всеобщей истории литературы народов СССР - т. е. истории, создание которой ставит огромной важности задачи перед историками, историками общ. мысли, историками литературы, искусства неоднократными указаниями ЦК ВКП(б) (цитата).   4)         Такие ставит перед собой задачи Ун-т. И может ли он стоять в стороне от этих задач? Кто же, как не Ун-т должен ставить перед собой и решать эти проблемы. Особенно может ли Ун-т быть в стороне, когда своим ростом год от году он уже стал на путь решения этих проблем, стал своими действиями: 1) открыв казахские отделения филфака, журфака; 2) создав кафедру каз. яз. и литературы; 3) И этими двумя фактами привлекая ежегодно все большее количество вновь поступающих студентов казахов в стены самого Университета. Посмотрите на цифры роста студенчества этих казахских отделений начиная хотя бы с 1942/43 года (цифры)...   5)         Это значит, что сейчас мы имеем такой контингент слушателей наших лекций по читаемым нами курсам каз. литературы, что он еще больше должен поощрять, стимулировать поиски, усовершенствование каждого из нас все больше работать, все напряженные и успешнее. Выращивая все большее число, все более возможных талантов будущих марксистско-ленинский теоретически вооруженных исследователей, мы множим силы талантов и тем успешнее, чем лучше подготовим себе смену или многочисленное достойное пополнение.   6)         О чем же говорит все сказанное в сумме своей? Прежде всего об огромном благородном и важном назначении наших курсов. Мы работаем не повторяя материалы разработанные, в стандартных вузовских пособиях, работаем часто творчески. Но тут и следует в первую очередь глубоко осознать нашу ответственность в этой нашей миссии.   7)         Надо прежде всего снова напомнить об ответственейшей задаче, которую ставит перед литераторами ЦК в своих решениях, инструктивных указаниях, идейно теоретических требованиях.   8) Между тем мы имеем недостатки колоссальные, их надо осознать в свете требований и критических указаний ЦК.   9) Были решения о Татарии - ... Указаны националистические ошибки истории КССР. Есть решения ЦККП(б)К ... Критические оценки бригады ЦК, комиссии по обследованию работы Института яз. и литературы ожидаемые днями решения ЦК КП(б)К все в сумме обнаружило массы идейно- теоретических вытекающих отсюда и политических ошибок, извращений антинаучных концепций в изучении истории казахской литературы. Есть моменты аполитичности, безидейности, есть случаи идеализации феодально-родового прошло-неверное понимание характера и сути народности, патриотизма. Есть механизм необоснованного переноса и уподобления оппозиционности царизму казахских акынов, как явление идентичное оппозиционности русской рев. - демократической литературы. В итоге все эти недостатки, ошибки, извращения определяют не дозрелость, идеологическую нево-оруженность основными методами марксистско-ленинской пауки, который мы занимаемся. Есть в этой недоработанности науки двоякие условия.   10)       Одно - молодость науки, молодость и малочисленность научных кадров. Усугубляется отсутствием разработанной гражданской истории отчего спорна любая эпоха. Сомнительна в исторической невыясненности, противоречии любая личность. Курсы должны опираться на учебные пособия, их нет. Только разрабатываются, но недокончены, не изданы, и студенты не имеют ничего кроме личных записей лекций. Могущие помочь студенчеству монографии по отдельным разделам также составлены не достаточно глубоко научно. Много в диссертациях, защищаемых в стенах университета ошибочных по своим идейно-политическим концепциям положений. Наряду с вполне зрелыми ряд недоработанных с ошибочными установками случаев.   11)       По мысли и ожиданиям научно-преподавательского состава университета единственно отвечающим научно-теоретическим требованиям пособием для студенчества университета должно бы стать многотомное (4-х томное) исследование, "Истории казахской литературы". Пока написан только 1-том, фольклор. Пишется второй том. Однако в первой редакции первого тома по фольклору много недостатков идейно-теоретического, методологически научного порядка. Ошибки, недостатки имевшие место в диссертациях перенесены составителями тех же глав в 1 том. Перенесены ошибки учебников, народность литературы (истинная и мнимая).   12)       Не занимались разработкой большого развернутого курса советского периода... (Нужно учить студентов самостоятельной работе через семинары... Особенно нужно изучать в семинарах советскую литературу, а этого у нас пока нет).   13)       Необходимо в дальнейшем остановиться конкретно на каждом из читаемых нами курсов в Университете, остановиться с точки зрения тех воспитательно-идейных задач, идейно-политических задач, которые ставят перед всеми ВУЗами страны в преподавании общественных наук решения, указания ЦК ВКП и решения ЦК КП (б)К в отношении исследования казахской литературы. Начну с курса фольклора читаемого мною в Каз. гос. Ун-те. Исследуя казахский фольклор необходимо всегда помнить то, что говорил Вл. И. Ленин, помнить о той его мысли, что все, например, в сказочным материале "нужно просмотреть под социально-политическим углом зрения", что на этом материале можно было бы написать прекрасное исследование о чаяниях и ожиданиях народных. Изучая русские сказки например, он указывал на то, что нужно было бы обратить внимание наших историков литературы. "Это доподлинное народное творчество, такое нужное и важное для изучения народной психологии в наши дни", - говорил Ленин.   Резко ставит проблему социально-экономической обусловленности фольклора и один из старых марксистов Лафарг, изучавший народные песни и обычаи в 1886 г. Лафарг выясняет ценность свадебных песен и обрядов различных стран и народов как прекрасный источник сведений по истории быта и социальных отношений.   Эти указания стали столь важными для всей советской фольклористики, потому что раннюю историю очень многих народов (в частности многих бесписьменных в прошлом народов союза, как например казахов) мы можем познавать зачастую лишь на основании фольклорных материалов. Вот почему во всех советских литературоведческих вузах изучается фольклор. Вот почему считается важным не только для литературоведения, но и для исторической науки в целом собирание и изучение фольклора.   О значении народного творчества и о высоком назначении носителя и творца народных песен, выражающих отношение советского народа к революции, к социализму - говорили с исключительным вниманием т. Сталин, великий пролетарский писатель A.M. Горький. Певец сталинской эпохи, прославленный на весь мир (однако безвестный и почти безымянный акын в дореволюционном прошлом Казахстана) сам Джамбул достигнутым им на склоне лет счастьем, великим всенародным признанием его творчества, его даровамин свидетельствует о том, насколько велико внимание к народному творчеству в нашей стране и отсюда должно быть внимание нашей науки, советской фольклористики к нему.   Из всех высказываний классиков марксизма-ленинизма, из мыслей и указаний вождей пролетарской революции по народному творчеству мы должны делать для своего предмета один обобщающий вывод о том, что "фольклор всегда являлся и является отражением и орудием классовой борьбы и потому не отличается от художественной литературы и в отношении общественной функции, как отражения и орудия классовой борьбы".   А между тем до последних лет в составе материалов курса казахского фольклора числились главы политически ошибочные, исторически не состоятельные. На этот факт указало решение ЦК ВКП в отношении Татарии. Там, и у нас, как у ряда других народностей советского Востока имела место идеализация героя ханско-феодального эпоса Едиге.   Наши ошибки в оценке Едиге из фольклористики перешли и в соответствующие разделы по "Истории КазССР"   В нашем курсе по фольклору и в учебниках средней школы по фольклору мы односторонне, ошибочно в идейно-теоретическом смысле увлекались признаком народности в образцах, памятниках прошлого. Не следовало упускать из виду что есть народность истинная и мнимая.   Если фольклор служил орудием классовой борьбы, то несомненно, что господствующие классы ханов, феодалов, баев и родовых старейшин, правителей и духовенства, особенно в бесписьменном прошлом казахского народа старались использовать и использовали все популярные виды фольклора для внедрения в сознание масс свое классово чуждое народным понятиям, реакционное миросозерцание. В любом из видов, жанров казахского фольклора, начиная от обрядовых песен, сказок, кончая героическим эпосом историческими или лироэпическими песнями, мы должны путем глубокого научно-критического марксистского анализа раскрывать, разоблачать все идейно реакционное, идеологически чуждое подлинно народному, прогрессивному. Социально классовый, социально экономический смысл истинно народных творений рожденных чаяниями, ожиданиями народных масс еще мы обязаны изучать не только изолированно на одном казахском материале, а на материале и других народностей Союза. И в этих видах литературы мы должны раскрывать одинаковую сущность, одинаковое художественное выражение народной воли, мыслей, борьбы и народных судеб сходных на почве истории других народностей, в частности в фольклоре русского народа и соседних с казахами, сходных по языку и быту народностей Средней Азии. Сопоставление, сравнительно-историческое изучение должно освободить нас от той изолированной подачи фактов казахского фольклора. Изолированное исследование зачастую нас вело к одностороннему любованию, к чрезмерному подчеркиванию самобытности, неповторимости казахского фольклора. Отсюда только один шаг до идеализации казахской старины, обособленной отдаленной нашим освещением материала, от сходного, близкого и общинного со всеми народами пути и судеб в бесправном прошлом всех угнетенных народных масс.   Установление сходных, родственных чаяний, парных общих черт народной психологии и на материале фольклора, даже прошлого, все более сближает, роднит народы и такая обоснованная научная концепция в своей классовой идеологической направленности будет лучше способствовать укреплению интернационального социалистического мировоззрения нашего юношества, студенчества.   Особо выдающееся значение должно иметь идейно-политическое освещение, изучение раздела советского фольклора в курсе казахского фольклора.   Все этапы социалистической революции в нашей стране начиная с Октября, гражданской войны и кончая Великой Отечественной войной отраженные в песнетворчестве советского народа, также образы великих вождей революции воспетые советскими акынами, глубокое чувство дружбы и братства народов великого Союза, возникшие на основе ленинско-сталинской национальной политики, преданность интересам родины, великое и возвышенное чувство советского патриотизма в народном изображении, воплощение этих отличительных черт советских поколений - все это в целом должно в своем полноценном, глубоко научном, обоснованном изучении завершить идейно-воспитательное назначение курса казахского фольклора.   Очень много требований необходимо предъявить к курсу Истории казахской литературы XVIII-гo ХІХ-го столетия. Литература этого длительного периода чрезвычайно разнообразна, много различна по своему идейно-политическому, художественно-историческому материалу. Здесь мы имеем отражение ханско-феодальной идеологии господствующей родовой верхушки в творчестве Бухара-жырау, поэзию национально-освободительной борьбы (Махамбет), сложную, противоречивую в значительной доле, пессимистически безысходную и частично реакционно отсталую по своей идеологии поэзию 50-х годов.   Сюда же вливается новой, жизнеутверждающей, мощной и прогрессивной струей творчество казахских просветителей Алтынсарина, Абая и затем конец века включает в себя творчество поэтов дворянско-аристократического, эстетствующего направления типа Шангерея и т. д.   В идейно-теоретическом, научно-историческом построении данного курса необходимо сточки зрения марксистско-ленинского литературоведения внести следующие основные, причем исправляющие, неверные ошибочные концепции наших учебников средней школы, принципиальные положения. Во-первых, в оценке антиколониальных, оппозиционных царизму мотивов в творчестве казахских акынов необходимо устранить антинаучное, преувеличенно поверхностное и механическое перенесение оценки идейно-революционного качества русской передовой классической литературы на явления казахской поэзии.   Нужно помнить, что один признак оппозиционности царизму еще не обеспечивает глубины идей народных и тем более революционных на казахской почве. Русская литература от декабристов, Пушкина, и дальше через Белинского, Герцена, Чернышевского и еще ближе через Плеханова. Ленина, Горького - оппозиционность царизму совмещает в себе по непрерывно восходящей линии, нарастающую идею гуманизма, общечеловеческих идеалов свободы, революционно-демократической борьбы, несет в себе великие идеи раскрепощения народных масс от неравенства, эксплуатации к вершинам социализма.   А казахские поэты акыны, отрицая царизм и выражая порой идеи заступничества за народные массы, не несли в сумме своего творчества высокие прогрессивные идеи, они не могли иметь их в силу отсталости, темноты, классово-исторической ограниченности их среды, общества. Нужно глубоко вскрывать в данном моменте стороны бескультурия, идейной ограниченности, а порой исторической отсталости их мировоззрения на фактах их творчества. Только при такой научно критической оценке и анализе будет обеспечено правильное идейно теоретическое объяснение литературных явлений, это и будет истинно критическим качественным одолением материала вместо односторонних восхвалений, наивного комментирования и голой популяризации.   Во вторых, в оценке творчества поэтов 60-х годов, поэтов, так называемой эпохи скорби, необходимо строго критически вскрывать классовую природу их пессимизма, религиозной мистики, отрицания всякого возможного воздействия... и причин идеализации ими ханского феодального прошлого. Здесь для историка казахской литературы должны стать руководящим принципом исследования высказывания тов. Сталина по национальному вопросу. Его определения природы и сущности грузинского монархического национализма прошлого века должны быть применены к поэтам, выражавшим в своем творчестве, наряду с мотивами отрицания царизма, также идеализацию прошлого, и тем самым, ставшим идеологом феодально-ханского национализма.   В третьих, в оценке творчества поэтов просветителей необходимо так же критически более глубокое, разностороннее объяснение характера и социально-классового смысла их наследия. Особо необходимо наряду с анализом исторически прогрессивной, положительной роли их деятельности также указывать на фактах самой литературы на имеющиеся противоречия, ошибочные позиции в вопросах истории, религии, культуры и в определении задач и общественных устремлений их эпохи... Здесь сугубо важно широко освещать благотворное влияние русской классической литературы и передовых общественных идей тогдашней России на окраины, на творческое формирование указанных поэтов. А противоречия, ошибочные позиции, моменты классовой исторической ограниченности, их нужно вскрывать, основываясь на ленинской теории отражения в применении ее к таким писателям как Герцен, Некрасов, Толстой и т. д. В объяснении же дворянко-аристократической, реакционно-эстетской природы творчества таких поэтов как Шангирей, отражающего отчасти, влияния дворянской эстетствующей поэзии Фета, Полонского и др. Нужно руководствоваться замечаниями Ленина о Фете как "о законченном,... у которого даже не за что зацепиться", как выражался В.И. Ленин.   По курсу "Истории казахской литературы начала ХХ-го века" еще более важно вскрывать исторические корни, классово политическую, реакционную, а впоследствии контрреволюционную сущность буржуазного национализма. Здесь так же руководящей методологической, идейно теоретической основой исследования творчества поэтов должно стать ленинско-сталинское учение о национальном вопросе. Природа и корни буржуазного национализма на окраине России, в частности в джадидизме в среде татарской, казахской нарождающейся буржуазии аналогична содержанию грузинского буржуазного национализма разоблаченного еще задолго до Октябрьской революции тов. Сталиным.   Касаясь демократических идей, воспринятых отдельными казахскими поэтами этой эпохи от русской революционной демократии, революционной литературы, необходимо на фактах литературы находить и указывать на первоисточники этих идей на их полноценное художественное воплощение па почве передовой, русской революционной и нарождавшейся еще тогда пролетарской литературе.   В противовес учебникам средних школ, трактующим односторонне апологетически демократические мотивы в творчестве С. Махмуда Торайгырова, дальнейшее наше изучение его наследия должно строго критически раскрывать националистические заблуждения и реакционно-политические мотивы его творчества в период участия его в контрреволюционно-националистическом движении Алаш орды в 1917 году. Дальнейшее исправление извращений и политических ошибок допущенных в учебнике и в курсе университета по данному разделу в лекциях...   1947 Мухтар Ауезов           сан �!��0���� �ечальник народа, поет Джамбул. Одновременно с этим, в том же состязании он поет о своем презрении к баям, чиновникам, к ханжам-муллам, к волостным и биям.       С такими истинно народными, идейно высокими качествами своих песен дожил Джамбул до Октября. Он узрел из далека, понял сердцем величие образа Ленина и Сталина. Это были те истинные великаны человечества, герои, заступники народов, которые жили доселе лишь в его мечтах, еще не названные и не воспетые акыном. И дальше, как превосходил он Кулмамбета в воспевании подвигов народных героев, так же и еще восторженнее и радостнее запел он о вождях, истинных любимцах трудового люда.   Имя Сталина для акына в его обобщающем восприятии стало одновременно воплощением и именем социализма, именем обновленной истории великой эпохи и счастья человечества. Другой основной мотив творчества Джамбула в наше время, составляло гневное изобличение врагов его родины, врагов народа, осмеивание недостатков и пороков в любой среде. Здесь Джамбул так же прекрасно пользовался приемами быстрой импровизации в состязаниях, приемами острых и смелых выпадов на всяких носителей зла и пороков. Не однажды и раньше осмеивал он управителей типа Манке (цитата) переводчиков, чиновников в лице Исы (цитата). Горько осмеивал ханжество богатого, но жадного хаджи Сауырбая, обворовавшего даже в пути в Мекку своего больного спутника (цитата).   Всю правдивую, гневную и острую свою сатиру из состязательных песен Джамбул легко обратил после, против всех тех, кто мешает на пути новой жизни возрожденных народов Союза.   "Песня должна вызвать или смех, или слезы, иначе это холостой выстрел", - говорил Джамбул. Смех и иронию в состязаниях акын избирал своим верным оружием очень часто. Так же смех - остроумие, меткое смешное сопоставление он употреблял во всех случаях жизни, почти до самой своей смерти. В этом качестве он не имел себе равного среди акынов, своих современников. Оставаясь акыном короткой, остроумной схватки с противником, в состязании - Джамбул легко и быстро слагал так же и шутки - остроты в куплетах порой невинных, но неотразимых в своей правдивости. Так, в последние годы своей жизни он шутил и над своей старостью, и над тем, как заметно стареют отдельные ученики акына.   В шутках, остротах, акын не делал исключения никому. Его меткие, шутливые удары не щадили и акынов друзей, и близких сородичей, также сыновей и снох его. Не только находчиво смешными, но исключительно образно-поэтическими были эти его шутки сопоставления. Здесь акын блистательно проявлял свой замечательный дар образного видения или осмысления всех явлений действительности. Такое искусство акына, как факт высокого мастерства, находило свое место и в состязательных, коротких но горячих схватках, и так же долгих восторженных песнях толгау, посвященных Джамбулом возвышенному, героическому или какому-либо радостному событию.   И эта счастливая особенность Джамбула петь зачастую образно убедительными, образно насыщенными тирадами, выгодно отличавшими его песни от песен противников в айтысах, помогли ему так же легко и мастерски воспевать образы вождей, особенно образ Сталина с исключительно богатыми сопоставлениями, с богатейшим живописным орнаментом словесной ткани.   Так вдохновенно использовал Джамбул столетний опыт песнетворчества, мастерство даровитого акына, черпая мотивы и содержание своих бессмертных новых песен из новой счастливой эпохи в истории народов, из эпохи сталинской.   Мухтар Ауезов 1948  

 

Тезисы к докладу “история казахской литературы”

 

1)         Решения указаний ЦК - требуют от нас критичности ко всему.

 

2)         В начале о том, что есть: по каз. лит-ре, что дает студенчеству Ун-т по каз. литературе?

 

Курсы минимум по программе общевузовской. Фольклор, XVIII-XIX вв., XX в. Советская литература. Спецкурсы: 1) Абаеведение; 2) Торайгыров; 3) История киргизской литературы; 4) Лекции о Махамбете...

 

3)         Университет рождает курс наук... Здесь творческая наука. Нигде в другом научном учреждении, вузе казахская литература не изучается так, как здесь. Отсюда выходят преподаватели несущие знания в школы, в массы молодых поколений студенчества, где призваны на материале истории казахской литературы способствовать формированию социалистического сознания молодого поколения. Отсюда выходят научные работники через аспирантуру, выходят критики, историки литературы. Отсюда выходят писатели, журналисты, деятели искусства Казахстана. Поэтому то здесь, после средней школы, ждет студенчество научной постановки курса, соответствующего содержанию программы Университета.

 

Каждое значительное исследование здесь закладывает основу нового в науке, не только важного для Казахстана. Здесь разрабатывается раздел Всеобщей истории литературы народов СССР - т. е. истории, создание которой ставит огромной важности задачи перед историками, историками общ. мысли, историками литературы, искусства неоднократными указаниями ЦК ВКП(б) (цитата).

 

4)         Такие ставит перед собой задачи Ун-т. И может ли он стоять в стороне от этих задач? Кто же, как не Ун-т должен ставить перед собой и решать эти проблемы. Особенно может ли Ун-т быть в стороне, когда своим ростом год от году он уже стал на путь решения этих проблем, стал своими действиями: 1) открыв казахские отделения филфака, журфака; 2) создав кафедру каз. яз. и литературы; 3) И этими двумя фактами привлекая ежегодно все большее количество вновь поступающих студентов казахов в стены самого Университета. Посмотрите на цифры роста студенчества этих казахских отделений начиная хотя бы с 1942/43 года (цифры)...

 

5)         Это значит, что сейчас мы имеем такой контингент слушателей наших лекций по читаемым нами курсам каз. литературы, что он еще больше должен поощрять, стимулировать поиски, усовершенствование каждого из нас все больше работать, все напряженные и успешнее. Выращивая все большее число, все более возможных талантов будущих марксистско-ленинский теоретически вооруженных исследователей, мы множим силы талантов и тем успешнее, чем лучше подготовим себе смену или многочисленное достойное пополнение.

 

6)         О чем же говорит все сказанное в сумме своей? Прежде всего об огромном благородном и важном назначении наших курсов. Мы работаем не повторяя материалы разработанные, в стандартных вузовских пособиях, работаем часто творчески. Но тут и следует в первую очередь глубоко осознать нашу ответственность в этой нашей миссии.

 

7)         Надо прежде всего снова напомнить об ответственейшей задаче, которую ставит перед литераторами ЦК в своих решениях, инструктивных указаниях, идейно теоретических требованиях.

 

8) Между тем мы имеем недостатки колоссальные, их надо осознать в свете требований и критических указаний ЦК.

 

9) Были решения о Татарии - ... Указаны националистические ошибки истории КССР. Есть решения ЦККП(б)К ... Критические оценки бригады ЦК, комиссии по обследованию работы Института яз. и литературы ожидаемые днями решения ЦК КП(б)К все в сумме обнаружило массы идейно- теоретических вытекающих отсюда и политических ошибок, извращений антинаучных концепций в изучении истории казахской литературы. Есть моменты аполитичности, безидейности, есть случаи идеализации феодально-родового прошло-неверное понимание характера и сути народности, патриотизма. Есть механизм необоснованного переноса и уподобления оппозиционности царизму казахских акынов, как явление идентичное оппозиционности русской рев. - демократической литературы. В итоге все эти недостатки, ошибки, извращения определяют не дозрелость, идеологическую нево-оруженность основными методами марксистско-ленинской пауки, который мы занимаемся. Есть в этой недоработанности науки двоякие условия.

 

10)       Одно - молодость науки, молодость и малочисленность научных кадров. Усугубляется отсутствием разработанной гражданской истории отчего спорна любая эпоха. Сомнительна в исторической невыясненности, противоречии любая личность. Курсы должны опираться на учебные пособия, их нет. Только разрабатываются, но недокончены, не изданы, и студенты не имеют ничего кроме личных записей лекций. Могущие помочь студенчеству монографии по отдельным разделам также составлены не достаточно глубоко научно. Много в диссертациях, защищаемых в стенах университета ошибочных по своим идейно-политическим концепциям положений. Наряду с вполне зрелыми ряд недоработанных с ошибочными установками случаев.

 

11)       По мысли и ожиданиям научно-преподавательского состава университета единственно отвечающим научно-теоретическим требованиям пособием для студенчества университета должно бы стать многотомное (4-х томное) исследование, "Истории казахской литературы". Пока написан только 1-том, фольклор. Пишется второй том. Однако в первой редакции первого тома по фольклору много недостатков идейно-теоретического, методологически научного порядка. Ошибки, недостатки имевшие место в диссертациях перенесены составителями тех же глав в 1 том. Перенесены ошибки учебников, народность литературы (истинная и мнимая).

 

12)       Не занимались разработкой большого развернутого курса советского периода... (Нужно учить студентов самостоятельной работе через семинары... Особенно нужно изучать в семинарах советскую литературу, а этого у нас пока нет).

 

13)       Необходимо в дальнейшем остановиться конкретно на каждом из читаемых нами курсов в Университете, остановиться с точки зрения тех воспитательно-идейных задач, идейно-политических задач, которые ставят перед всеми ВУЗами страны в преподавании общественных наук решения, указания ЦК ВКП и решения ЦК КП (б)К в отношении исследования казахской литературы. Начну с курса фольклора читаемого мною в Каз. гос. Ун-те. Исследуя казахский фольклор необходимо всегда помнить то, что говорил Вл. И. Ленин, помнить о той его мысли, что все, например, в сказочным материале "нужно просмотреть под социально-политическим углом зрения", что на этом материале можно было бы написать прекрасное исследование о чаяниях и ожиданиях народных. Изучая русские сказки например, он указывал на то, что нужно было бы обратить внимание наших историков литературы. "Это доподлинное народное творчество, такое нужное и важное для изучения народной психологии в наши дни", - говорил Ленин.

 

Резко ставит проблему социально-экономической обусловленности фольклора и один из старых марксистов Лафарг, изучавший народные песни и обычаи в 1886 г. Лафарг выясняет ценность свадебных песен и обрядов различных стран и народов как прекрасный источник сведений по истории быта и социальных отношений.

 

Эти указания стали столь важными для всей советской фольклористики, потому что раннюю историю очень многих народов (в частности многих бесписьменных в прошлом народов союза, как например казахов) мы можем познавать зачастую лишь на основании фольклорных материалов. Вот почему во всех советских литературоведческих вузах изучается фольклор. Вот почему считается важным не только для литературоведения, но и для исторической науки в целом собирание и изучение фольклора.

 

О значении народного творчества и о высоком назначении носителя и творца народных песен, выражающих отношение советского народа к революции, к социализму - говорили с исключительным вниманием т. Сталин, великий пролетарский писатель A.M. Горький. Певец сталинской эпохи, прославленный на весь мир (однако безвестный и почти безымянный акын в дореволюционном прошлом Казахстана) сам Джамбул достигнутым им на склоне лет счастьем, великим всенародным признанием его творчества, его даровамин свидетельствует о том, насколько велико внимание к народному творчеству в нашей стране и отсюда должно быть внимание нашей науки, советской фольклористики к нему.

 

Из всех высказываний классиков марксизма-ленинизма, из мыслей и указаний вождей пролетарской революции по народному творчеству мы должны делать для своего предмета один обобщающий вывод о том, что "фольклор всегда являлся и является отражением и орудием классовой борьбы и потому не отличается от художественной литературы и в отношении общественной функции, как отражения и орудия классовой борьбы".

 

А между тем до последних лет в составе материалов курса казахского фольклора числились главы политически ошибочные, исторически не состоятельные. На этот факт указало решение ЦК ВКП в отношении Татарии. Там, и у нас, как у ряда других народностей советского Востока имела место идеализация героя ханско-феодального эпоса Едиге.

 

Наши ошибки в оценке Едиге из фольклористики перешли и в соответствующие разделы по "Истории КазССР"

 

В нашем курсе по фольклору и в учебниках средней школы по фольклору мы односторонне, ошибочно в идейно-теоретическом смысле увлекались признаком народности в образцах, памятниках прошлого. Не следовало упускать из виду что есть народность истинная и мнимая.

 

Если фольклор служил орудием классовой борьбы, то несомненно, что господствующие классы ханов, феодалов, баев и родовых старейшин, правителей и духовенства, особенно в бесписьменном прошлом казахского народа старались использовать и использовали все популярные виды фольклора для внедрения в сознание масс свое классово чуждое народным понятиям, реакционное миросозерцание. В любом из видов, жанров казахского фольклора, начиная от обрядовых песен, сказок, кончая героическим эпосом историческими или лироэпическими песнями, мы должны путем глубокого научно-критического марксистского анализа раскрывать, разоблачать все идейно реакционное, идеологически чуждое подлинно народному, прогрессивному. Социально классовый, социально экономический смысл истинно народных творений рожденных чаяниями, ожиданиями народных масс еще мы обязаны изучать не только изолированно на одном казахском материале, а на материале и других народностей Союза. И в этих видах литературы мы должны раскрывать одинаковую сущность, одинаковое художественное выражение народной воли, мыслей, борьбы и народных судеб сходных на почве истории других народностей, в частности в фольклоре русского народа и соседних с казахами, сходных по языку и быту народностей Средней Азии. Сопоставление, сравнительно-историческое изучение должно освободить нас от той изолированной подачи фактов казахского фольклора. Изолированное исследование зачастую нас вело к одностороннему любованию, к чрезмерному подчеркиванию самобытности, неповторимости казахского фольклора. Отсюда только один шаг до идеализации казахской старины, обособленной отдаленной нашим освещением материала, от сходного, близкого и общинного со всеми народами пути и судеб в бесправном прошлом всех угнетенных народных масс.

 

Установление сходных, родственных чаяний, парных общих черт народной психологии и на материале фольклора, даже прошлого, все более сближает, роднит народы и такая обоснованная научная концепция в своей классовой идеологической направленности будет лучше способствовать укреплению интернационального социалистического мировоззрения нашего юношества, студенчества.

 

Особо выдающееся значение должно иметь идейно-политическое освещение, изучение раздела советского фольклора в курсе казахского фольклора.

 

Все этапы социалистической революции в нашей стране начиная с Октября, гражданской войны и кончая Великой Отечественной войной отраженные в песнетворчестве советского народа, также образы великих вождей революции воспетые советскими акынами, глубокое чувство дружбы и братства народов великого Союза, возникшие на основе ленинско-сталинской национальной политики, преданность интересам родины, великое и возвышенное чувство советского патриотизма в народном изображении, воплощение этих отличительных черт советских поколений - все это в целом должно в своем полноценном, глубоко научном, обоснованном изучении завершить идейно-воспитательное назначение курса казахского фольклора.

 

Очень много требований необходимо предъявить к курсу Истории казахской литературы XVIII-гo ХІХ-го столетия. Литература этого длительного периода чрезвычайно разнообразна, много различна по своему идейно-политическому, художественно-историческому материалу. Здесь мы имеем отражение ханско-феодальной идеологии господствующей родовой верхушки в творчестве Бухара-жырау, поэзию национально-освободительной борьбы (Махамбет), сложную, противоречивую в значительной доле, пессимистически безысходную и частично реакционно отсталую по своей идеологии поэзию 50-х годов.

 

Сюда же вливается новой, жизнеутверждающей, мощной и прогрессивной струей творчество казахских просветителей Алтынсарина, Абая и затем конец века включает в себя творчество поэтов дворянско-аристократического, эстетствующего направления типа Шангерея и т. д.

 

В идейно-теоретическом, научно-историческом построении данного курса необходимо сточки зрения марксистско-ленинского литературоведения внести следующие основные, причем исправляющие, неверные ошибочные концепции наших учебников средней школы, принципиальные положения. Во-первых, в оценке антиколониальных, оппозиционных царизму мотивов в творчестве казахских акынов необходимо устранить антинаучное, преувеличенно поверхностное и механическое перенесение оценки идейно-революционного качества русской передовой классической литературы на явления казахской поэзии.

 

Нужно помнить, что один признак оппозиционности царизму еще не обеспечивает глубины идей народных и тем более революционных на казахской почве. Русская литература от декабристов, Пушкина, и дальше через Белинского, Герцена, Чернышевского и еще ближе через Плеханова. Ленина, Горького - оппозиционность царизму совмещает в себе по непрерывно восходящей линии, нарастающую идею гуманизма, общечеловеческих идеалов свободы, революционно-демократической борьбы, несет в себе великие идеи раскрепощения народных масс от неравенства, эксплуатации к вершинам социализма.

 

А казахские поэты акыны, отрицая царизм и выражая порой идеи заступничества за народные массы, не несли в сумме своего творчества высокие прогрессивные идеи, они не могли иметь их в силу отсталости, темноты, классово-исторической ограниченности их среды, общества. Нужно глубоко вскрывать в данном моменте стороны бескультурия, идейной ограниченности, а порой исторической отсталости их мировоззрения на фактах их творчества. Только при такой научно критической оценке и анализе будет обеспечено правильное идейно теоретическое объяснение литературных явлений, это и будет истинно критическим качественным одолением материала вместо односторонних восхвалений, наивного комментирования и голой популяризации.

 

Во вторых, в оценке творчества поэтов 60-х годов, поэтов, так называемой эпохи скорби, необходимо строго критически вскрывать классовую природу их пессимизма, религиозной мистики, отрицания всякого возможного воздействия... и причин идеализации ими ханского феодального прошлого. Здесь для историка казахской литературы должны стать руководящим принципом исследования высказывания тов. Сталина по национальному вопросу. Его определения природы и сущности грузинского монархического национализма прошлого века должны быть применены к поэтам, выражавшим в своем творчестве, наряду с мотивами отрицания царизма, также идеализацию прошлого, и тем самым, ставшим идеологом феодально-ханского национализма.

 

В третьих, в оценке творчества поэтов просветителей необходимо так же критически более глубокое, разностороннее объяснение характера и социально-классового смысла их наследия. Особо необходимо наряду с анализом исторически прогрессивной, положительной роли их деятельности также указывать на фактах самой литературы на имеющиеся противоречия, ошибочные позиции в вопросах истории, религии, культуры и в определении задач и общественных устремлений их эпохи... Здесь сугубо важно широко освещать благотворное влияние русской классической литературы и передовых общественных идей тогдашней России на окраины, на творческое формирование указанных поэтов. А противоречия, ошибочные позиции, моменты классовой исторической ограниченности, их нужно вскрывать, основываясь на ленинской теории отражения в применении ее к таким писателям как Герцен, Некрасов, Толстой и т. д. В объяснении же дворянко-аристократической, реакционно-эстетской природы творчества таких поэтов как Шангирей, отражающего отчасти, влияния дворянской эстетствующей поэзии Фета, Полонского и др. Нужно руководствоваться замечаниями Ленина о Фете как "о законченном,... у которого даже не за что зацепиться", как выражался В.И. Ленин.

 

По курсу "Истории казахской литературы начала ХХ-го века" еще более важно вскрывать исторические корни, классово политическую, реакционную, а впоследствии контрреволюционную сущность буржуазного национализма. Здесь так же руководящей методологической, идейно теоретической основой исследования творчества поэтов должно стать ленинско-сталинское учение о национальном вопросе. Природа и корни буржуазного национализма на окраине России, в частности в джадидизме в среде татарской, казахской нарождающейся буржуазии аналогична содержанию грузинского буржуазного национализма разоблаченного еще задолго до Октябрьской революции тов. Сталиным.

 

Касаясь демократических идей, воспринятых отдельными казахскими поэтами этой эпохи от русской революционной демократии, революционной литературы, необходимо на фактах литературы находить и указывать на первоисточники этих идей на их полноценное художественное воплощение па почве передовой, русской революционной и нарождавшейся еще тогда пролетарской литературе.

 

В противовес учебникам средних школ, трактующим односторонне апологетически демократические мотивы в творчестве С. Махмуда Торайгырова, дальнейшее наше изучение его наследия должно строго критически раскрывать националистические заблуждения и реакционно-политические мотивы его творчества в период участия его в контрреволюционно-националистическом движении Алаш орды в 1917 году. Дальнейшее исправление извращений и политических ошибок допущенных в учебнике и в курсе университета по данному разделу в лекциях...

 

1947

Мухтар Ауезов

 

 

 

 

 

сан �!��0���� �ечальник народа, поет Джамбул. Одновременно с этим, в том же состязании он поет о своем презрении к баям, чиновникам, к ханжам-муллам, к волостным и биям.

 

 

 

С такими истинно народными, идейно высокими качествами своих песен дожил Джамбул до Октября. Он узрел из далека, понял сердцем величие образа Ленина и Сталина. Это были те истинные великаны человечества, герои, заступники народов, которые жили доселе лишь в его мечтах, еще не названные и не воспетые акыном. И дальше, как превосходил он Кулмамбета в воспевании подвигов народных героев, так же и еще восторженнее и радостнее запел он о вождях, истинных любимцах трудового люда.

 

Имя Сталина для акына в его обобщающем восприятии стало одновременно воплощением и именем социализма, именем обновленной истории великой эпохи и счастья человечества. Другой основной мотив творчества Джамбула в наше время, составляло гневное изобличение врагов его родины, врагов народа, осмеивание недостатков и пороков в любой среде. Здесь Джамбул так же прекрасно пользовался приемами быстрой импровизации в состязаниях, приемами острых и смелых выпадов на всяких носителей зла и пороков. Не однажды и раньше осмеивал он управителей типа Манке (цитата) переводчиков, чиновников в лице Исы (цитата). Горько осмеивал ханжество богатого, но жадного хаджи Сауырбая, обворовавшего даже в пути в Мекку своего больного спутника (цитата).

 

Всю правдивую, гневную и острую свою сатиру из состязательных песен Джамбул легко обратил после, против всех тех, кто мешает на пути новой жизни возрожденных народов Союза.

 

"Песня должна вызвать или смех, или слезы, иначе это холостой выстрел", - говорил Джамбул. Смех и иронию в состязаниях акын избирал своим верным оружием очень часто. Так же смех - остроумие, меткое смешное сопоставление он употреблял во всех случаях жизни, почти до самой своей смерти. В этом качестве он не имел себе равного среди акынов, своих современников. Оставаясь акыном короткой, остроумной схватки с противником, в состязании - Джамбул легко и быстро слагал так же и шутки - остроты в куплетах порой невинных, но неотразимых в своей правдивости. Так, в последние годы своей жизни он шутил и над своей старостью, и над тем, как заметно стареют отдельные ученики акына.

 

В шутках, остротах, акын не делал исключения никому. Его меткие, шутливые удары не щадили и акынов друзей, и близких сородичей, также сыновей и снох его. Не только находчиво смешными, но исключительно образно-поэтическими были эти его шутки сопоставления. Здесь акын блистательно проявлял свой замечательный дар образного видения или осмысления всех явлений действительности. Такое искусство акына, как факт высокого мастерства, находило свое место и в состязательных, коротких но горячих схватках, и так же долгих восторженных песнях толгау, посвященных Джамбулом возвышенному, героическому или какому-либо радостному событию.

 

И эта счастливая особенность Джамбула петь зачастую образно убедительными, образно насыщенными тирадами, выгодно отличавшими его песни от песен противников в айтысах, помогли ему так же легко и мастерски воспевать образы вождей, особенно образ Сталина с исключительно богатыми сопоставлениями, с богатейшим живописным орнаментом словесной ткани.

 

Так вдохновенно использовал Джамбул столетний опыт песнетворчества, мастерство даровитого акына, черпая мотивы и содержание своих бессмертных новых песен из новой счастливой эпохи в истории народов, из эпохи сталинской.

 

Мухтар Ауезов

1948

 

Ұқсас материалдар