Қандастар Ассамблея

Некоторые вопросы развития казахского литературного языка

05.12.2012 6720
  Некоторые вопросы развития казахского литературного языка Гениальные труды И.В. Сталина по языкознанию открывают широкие перспективы перед работниками всех отраслей науки, указывают новые пути изучения языка художественной литературы, в том числе и казахского литературного языка. Перед казахскими литературоведами и лингвистами стоят сейчас большие и ответственные задачи. Мы не можем забывать о том, что так называемое "новое учение" Марра о языке нанесло огромный ущерб не только языкознанию, но и литературоведению. Это относится также и к вопросам изучения и исследования фольклора всех братских народов, а также к изучению истории казахского литературного языка. Товарищ Сталин учит, что язык народа формируется в течение многих веков, что историю развития каждого языка необходимо изучать в связи с историей народа. Пути формирования и развития казахского литературного языка, особенно в послеоктябрьский период, еще раз подтверждают глубочайшую справедливость положений товарища Сталина. Прежде чем говорить о развитии казахского литературного языка в прошлом веке, мы хотим остановиться на высказывании товарища Сталина о языке Пушкина и на исторической оценке, которую он дал ему. Товарищ Сталин указывает, что структура пушкинского языка с его грамматическим строем и основным словарным фондом сохранилась во всем существенном, как основа современного русского языка. Конечно, из словарного состава русского языка выпало большое количество устарелых слов, изменилось смысловое значение некоторых слов, улучшился грамматический строй языка. Но язык великого народа со времени смерти Пушкина не претерпел какой-либо ломки. Глубоко знаменательно, что из всех великих русских писателей прошлого товарищ Сталин называет именно Пушкина. По словам Горького, Пушкин научил нас, как использовать народный язык. Пушкинский словарный запас был обширен. Исследователи языка Пушкина насчитывают не менее 15 тысяч слов в его словаре. Такое богатство пушкинского языка объясняется тесной связью великого поэта со своим народом, с жизнью русского общества. Большое значение имеет и то, что Пушкин творил во многих жанрах. Оценка товарищем Сталиным языка Пушкина является критерием и для оценки языка классиков других народов. Здесь мы имеем в виду Шевченко, Церетели, Чавчавадзе, Налбандяна, Абовяна, Ахундова, Хетагурова, Абая, Тукая и других. Все они использовали в своих произведениях богатства родного языка. У них у всех народный язык облекался в литературную форму. Однако следует заметить, что эти писатели, при всем их глубоком значении для языка своего народа, не смогли оставить такого же богатого наследия, как великий Пушкин. Культурный уровень их народов был ниже культурного уровня русского народа времен Пушкина. В эпоху победы социализма в нашей стране и строительства коммунистического общества развитие казахского литературного языка происходит в условиях использования всех богатств народного языка, а также языков братских народов и в первую очередь языка великого русского народа. Говоря о развитии казахского литературного языка, необходимо охарактеризовать деятельность нашего классика Абая, который еше задолго до революции развивал и обогащал казахский литературный язык. В силу исторических условий Абай в своих произведениях не мог использовать богатство казахского языка в такой степени, как Пушкин использовал богатство русского языка. Все же в своих произведениях Абай сумел дать широкое и богатое представление о словарном запасе языка, формах народного поэтического творчества. В казахском обществе и эпоху Абая было распространено влияние других языков. Они входили в казахский язык в качестве диалектов и жаргонов. Мы имеем в виду иранские и арабские слова и речения, которые начали смешиваться с казахским письменным языком и отражали панисламистские и пантюркистские идеи, выражали реакционное, религиозное мировоззрение. Эти жаргонные слова господствующих классов применялись в официальных документах и использовались в письменной литературе поэтами-книжниками. Они привносились в литературу людьми, получившими религиозное образование в схоластических медрессе Казани, Стамбула, Бухары, Мекки. В эпоху Абая на условном литературном языке "тюрки" создавались произведения, насыщенные пантюркистскими идеями. У авторов этих произведений были вполне определенные политические задачи — отторгнуть казахский и другие тюркские народы от России, от культуры русского народа, способствовать колонизаторской империалистической политике Англии. Политические цели панисламистов и пантюркистов в области языка совпадали с идеями буржуазных националистов. По форме литература на языке "тюрки" отличалась пестротой, пышностью, цветистостью, типичной для языка царедворцев и духовенства. В начале своей поэтической деятельности Абай злоупотреблял жаргонными словами и цветистыми художественными формами, которые явно противоречили содержанию его стихов. Но постепенно поэт освобождался от этих форм. Он писал: Я пишу без Азрет-Али и без айдахаров , У нас нет серебряных девушек с золотыми подбородками. Как видим, Абай не только отвергает религиозное содержание поэзии, но и высмеивает современных ему поэтов-книжников, которые писали на смешанном арабском в персидском языках, подражая вычурной образности арабской и персидской поэзии. В противоположность им зрелый Абай писал свои высокохудожественные, глубоко содержательные стихи на народном языке. Он сумел найти в языке своего народа подлинно художественные средства для создания полнокровных образов. Это было особенностью и величием его таланта. Но вместе с тем нельзя согласиться с теми казахскими учеными-языковедами, которые утверждают, что "казахский литературный язык начинается только с Абая". В этой связи прежде всего вспомним слова товарища Сталина о формировании и развитии языка. Товарищ Сталин подчеркивает, что язык "является продуктом целого ряда эпох, на протяжении которых он оформляется, обогащается, развивается, шлифуется". Что же касается литературного языка, то он есть язык народный, оформившийся как язык литературы. Стало быть, литературный язык не создается только одним писателем какой-нибудь эпохи. Можно ли забывать о языке эпоса, о больших и малых бытовых, обрядовых и исторических поэмах казахского народа, о высокохудожественных песнях, живших в народе на протяжении столетий еще задолго до Абая? Можно ли говорить, что только произведения Абая заложили основу литературного языка, общего для всех казахов, тем более до Октябрьской социалистической революции, когда все богатство языка различных казахских областей и краев еще не успело слиться, оформиться в одном общем словарном фонде? Некоторые товарищи доказывают, что казахский литературный язык оформился в недрах одного только Северо-Вос-точного Казахстана, где протекала творческая жизнь Алтын- сарина и Абая. Приходится отметить, с глубоким сожалением, что этой ошибочной точки зрения придерживается и такой знаток казахского языка, как профессор Аманжолов. Между тем, если мы рассмотрим словарь Абая, познакомимся с его усилиями создать литературный язык, то обнаружим всю несостоятельность утверждения, будто Абай писал только на языке Северо-Восточного Казахстана. Абай брал бытовые слова из языка того края, где он жил. Но это бесспорно. Это еще не значит, что Абай создавал свой словарь только на основе словаря среды, в которой он вращался, только на основе устной, бытовой речи. Абай, пользуясь словарным фондом своего родного края, хорошо знал устную поэзию всего казахского народа. Пословицы и поговорки, мифы и сказания, большие и малые поэмы и былины казахского народа были хорошо известны поэту. Он рос, усваивая, практически применяя изречения старинных народных певцов, дошедшие до него если не в письменной, то, во всяком случае, в устной форме. В этой связи мы приведем одно воспоминание о поэте его современника. Этот человек спросил Абая: "Кто из известных нам казахских поэтов является самым крупным?". Абай ответил, что среди казахов он не знал лучшего поэта, чем Марабай, и в подтверждение своих слов привел пример из поэмы "Таргын": Хотя и стою перед тобой, Но не склоню пред тобой головы, супостат! Марабай был поэтом Шингырлауского района, нынешней Западно-Казахстанской области. Абай, несомненно, знал и поэму "Кыз-Жибек". А поэма эта, судя по особенностям ее сложения в своеобразным бытовым зарисовкам, возникла, очевидно, в среде казахов, населявших просторы между СырДарьей и Аральским морем. Абай в своих творениях называет поэтов Букара, Шортанбая, Дулата и других, о которых он высказывает критические суждения. Это были поэты феодально-патриархальной, отсталой идеологии. На всем пути своей творческой деятельности Абаю приходилось вести последовательную борьбу с реакционными воззрениями этих поэтов. Абай знал особенности языка этих своих предшественников. А они писали не только на языке казахов северо-восточных районов тогдашнего Казахстана. Букар, происходивший из Арки, за свою долгую жизнь добирался и до Туркестана. В одном из своих "толгау" ("стихов-размышлений") он говорит: Сосна - это дарах, Растущий в безводье, А щука - разбойница среди рыб. Слово "дарах" совершенно несвойственно казахам из Арки. Оно бытует среди южных сырдарьинских казахов, которые позаимствовали его из узбекского и иранского языков: там слово "дарах" означает - дерево. Следовательно, и язык Букара, и его словарь создавались из многих слов многих казахских земель. Не могли не доходить до Абая и песни, созданные на состязаниях акынов, вышедших из среды алатауских и алтайских казахов. Известно, что акын Тубек, чьи изречения хорошо знал Абай, не раз побывал в пределах Ала-Тау, вступая в песенные состязания с Суюмбаем, Джамбулом и другими. Опираясь на эти примеры, мы приходим к бесспорному выводу: наряду с усвоением бытовых слов, употреблявшихся жителями Северо-Восточного Казахстана, Абай обогащал свой словарь словесными ценностями, создаваемыми народом во всех областях Казахстана. Поэтическая лексика, вся система образно-поэтического мышления Абая отличаются необычайным разнообразием и небывалой на казахской почве культурой благодаря тому, что Абай глубоко воспринял идейно-культурные, художественные, поэтические традиции русской классической поэзии. В словарном составе языка Абая немного русских слов. Но свои мысли и чувства он воплощал в словесно-образную ткань, близко роднившую его с пушкинским и лермонтовским стихом. Следовательно, Абай не только заложил основы казахского литературного языка, но и сумел развить созданный до него литературный язык, как общенародный литературный язык, обогатить и отшлифовать его. Вместе с тем, он был поэтом, который, сообразно возможностям своего времени, широко использовал языковые богатства многих краев Казахстана для создания единого казахского литературного языка. Конечно, в словаре Абая есть устаревшие для нашего времени слова. Многие слова сейчас применяются в ином значении, нежели в его время, получили новый смысл. Но в целом язык Абая хранился как основа современного казахского языка. Неизбежно встает вопрос: в какой именно период казахский литературный язык окончательно сложился и оформился как народный литературный язык? Ответ может быть только один: этим периодом является период социалистической революции, т.е. период, когда зародилась, растет и всесторонне развивается наша подлинно народная литература. Мы не говорим уже о большой идейной широте и богатом содержании литературы советского периода. Ее корни питаются социалистической культурой нашего возрожденного и уже иного, чем в пору Абая, народа. Во времена Абая словарь казахского языка был беден научными, техническими, философскими, социологическими и политическими понятиями. Хотя и можно найти в словаре Абая некоторые термины, заимствованные из русского языка, но их слишком мало. В ваше время словарь казахского языка пополнился неизмеримо, наше поколение в этом отношении несравненно богаче Абая. (К великому сожалению, до сих пор не составлены словари, отражающие все эти новые языковые богатства.) Казахские советские писатели вошли в литературу, окончив советскую школу. Их поколение не только знакомо с лучшими образцами великой русской литературы, но, можно сказать, воспитано на ней. Одни из нас владеют русским языком в большей, другие - в меньшей мере. Но нет ни одного казахского писателя, который не мог бы воспринять содержание любой русской книги. Духовная родина современных казахских писателей - Советская Россия. Личная культура каждого писателя, его обоснование и творческий рост всей своей сущностью нераз¬рывно связаны с русской культурой. Для многих из наших писателей русский язык является таким же родным языком, как и казахский. Хотя произведения свои казахские литераторы создают на своем родном языке, они знакомятся с мировой литературой, с литературой русского, других братских народов через посредство русского языка. Нельзя не учитывать ввиду этого, что в мыслях, чувствованиях, в речи, в метафорах, в выборе слов каждого казахского советского писателя сильно сказывается влияние русского языка и русской литературы. Второй наш родной язык - русский язык - если не в отношении словаря, то в отношении построения образа, предложения играет огромную роль. Иногда мастерство писателя, пишущего на казахском языке, определяется воспитанием на основе не только казахского, но и русского литературного языка. Современный казахский писатель свой словарный запас прежде всего черпает из фонда слов казахского языка. Если же он берет слова русского языка, то выбирает такие, которые приняты и органически усвоены его народом, стали его родными словами. Правильное использование русского языка и русской литературной языковой культуры заключается не в механическом заимствовании отдельных слов, а в усвоении и умелом применении мастерства и художественных особенностей русской литературы на родном языке. Это своеобразная форма изучения и освоения русского литературного языка. Внимательный читатель часто будет встречать в литературных произведениях сегодняшних видных казахских поэтов, прозаиков и драматургов изложение мысли на казахском языке, как на русском, сравнения, звучащие по-русски, и т.д. Такая особенность присуща одному казахскому писателю в меньшей, другому в большей мере. Но нет среди них ни одного, кто бы не вступил на этот путь. Когда наши писатели, всесторонне развивая литературный язык своего народа, используют ресурсы великого русского языка, они делают это на основе безграничной дружбы братских народов, единства их стремлений. Язык дореволюционной казахской литературы был гораздо беднее, чем казахский литературный язык советского времени. Даже если говорить о бытовых словах, и тут лексика выросла и расширилась несравненно. Родились разносторонние жанры литературы - романы, повести, рассказы, очерки. Создана драматургия. Несравненно выросла журналистика. Развиваются литературоведение и лингвистика. Благодаря огромным изменениям в жизни казахского народа, которые нашли свое отражение в языке, благодаря изучению нашими писателями русской литературы, казахский язык обогатился. Много нового в этом смысле в произведениях Таира Жарокова и особенно мастера удачных метафор Гали Орманова. Интересны новые сравнения в произведениях Жумагали Саина, Абу Сарсембаева. Нередко ими уместно применяются pycкие слова, когда нет точного эквивалента их на казахском языке. Другое творческое нововведение связано с синтаксисом. Наши писатели заимствуют из русской художественной литературы построение сложных предложений. К сожалению, критика языка литературных произведений отстает от его развития. Историки литературы и языковеды не занимаются конкретным научным исследованием языка. Нередко мы наблюдаем в этой области неглубокие, поверхностные, формальные исследования. Часто можно встретить восхваление текстов, состоящих из коротких предложений. Слов нет, короткие предложения имеют свои достоинства. Однако умение успешно применять сложные предложения, перенятые из великой русской литературы, дает возможность с большей широтой передавать глубокое содержание мысли. Таким образом, можно утверждать, что в казахской литературе используются как словарь русского языка, так и принципы построения предложений. Казахские поэты и писатели должны также уметь вводить в свои произведения научные и технические термины. Наша письменная литература не должна избегать и тех слов, которые вошли в казахский литературный язык из других языков соседних братских республик. Например, казахи Джетысуйской области, в силу долголетнего непосредственного общения, применяют в разговорной речи много киргизских слов. В силу того же непосредственного общения в Приуралье казахами заимствованы и натурализированы многие татарские слова. Приведем такой пример: казахи до сих пор не знают значения слова "Жамбыл". Когда спрашивают, что означает имя нашего великого акына Джамбул (Жамбыл), то обычно отвечают, что это имя ему дано по названию горы Жамбыл. А на узбекском языке слово "жамбыл" означает название душистого цветка. Когда-то на горе Жамбыл росли эти цветы. По-видимому, от них и гора получила свое название. В статьях многих русских литературоведов и языковедов о современном русском литературном языке утверждается необходимость более полного использования лексики русского языка. Если с этой позиции рассматривать современный казахский литературный язык, то придется констатировать, что в нашей письменной литературе, в наших трудах недостаточно еще используются богатства казахского языка. Казахский язык прежде был разобщенным, разнородным и только после социалистической революции обретает единство. Наша задача - собрать словарный материал казахского языка во всех областях республики и использовать его полностью. Это необходимо сделать потому, что процесс формирования казахского языка, языка единой нации, произошел только после Октября. Только при социализме пали преграды между разрозненными областями, районами, отдаленными уголками страны и образовалась единая социалистическая нация с единым языком ранее разобщенных окраин. Еще преждевременно говорить о преимуществе языковых богатств какой-нибудь одной области и тем более неправильны утверждения о"провинциализме"другой. Такова историческая стадия формирования литературного языка у нас. На этом вопросе мы остановились подробней потому, что он характерен не только для казахского литературного языка, а является вопросом, общим и для ряда других союзных и автономных наших республик. В этой связи необходимо отметить недостаток опыта таких писателей, как Аскар Токмагамбетов, Абдильда Тажибаев, Калмакан Абдыкадыров. Боясь, что в других областях республики не поймут их, они не используют в своих произведениях особенности и богатства языка Сыр-Дарьинской области. По той же причине Таир Жароков, Габдул Сланов, Абу Сарсембаев, Хамит Ергалиев уклоняются от использования словарных запасов прикаспийских районов республики, связанных с рыболовством. Писатели южных и северных, восточных и западных областей Казахстана должны сделать общим достоянием все богатства казахского языка. В деле собирания языка большую роль должны сыграть и газеты. Каждая областная газета обязана широко пользоваться старыми и новыми словами, народными выражениями, встречающимися в своей области, но еще не вошедшими в словарный фонд письменной литературы. Нужно, чтобы центральная, республиканская печать широко использо¬вала опыт и достижения областных газет. В этом вопросе на первом месте должны стоять газета "Социалистик Казахстан" и журналы "Коммунист", "Эдебиет жэне искусство" и другие. Ошибаются те товарищи, которые рассматривают различия в языке отдельных областей Казахстана - районов Ала-Тау и Сыр-Дарьи - как диалекты, и только язык населения северных и восточных областей Казахстана считают "основой казахского литературного языка". На деле получается так, что люди, утверждающие это, не борются за обогащение казахского литературного языка и не помогают ему стать всенародным литературным языком. Стремление не допускать в литературный язык слов, которыми пользуется население целого края, можно расценивать только как недооценку обогащения и расширения родного языка. Развитие нашего языка еще не достигло желаемого уровня. Когда мы ратуем за то, чтобы воссоединить запас слов, употребляемых казахским населением всех областей республики, это не значит, что мы стоим за использование слов, имеющих хождение лишь среди небольших групп населения. Речь идет о словах, которые употребляются, самое меньшее, в целом районе или даже области. Такие слова должны войти в сокровищницу казахского литературного языка. Наши литературоведы, критики и особенно языковеды должны внимательно следить за успехами писателей, изучать, обобщать их творческий опыт, критиковать за бедность языка и отмечать успехи в обобщении современного литературного казахского языка. Всем ходом своего развития казахский литературный язык становится все более стройным, красивым, богатым и разнообразным единым языком. Мухтар Ауезов  

 

Некоторые вопросы развития казахского литературного языка

Гениальные труды И.В. Сталина по языкознанию открывают широкие перспективы перед работниками всех отраслей науки, указывают новые пути изучения языка художественной литературы, в том числе и казахского литературного языка. Перед казахскими литературоведами и лингвистами стоят сейчас большие и ответственные задачи. Мы не можем забывать о том, что так называемое "новое учение" Марра о языке нанесло огромный ущерб не только языкознанию, но и литературоведению. Это относится также и к вопросам изучения и исследования фольклора всех братских народов, а также к изучению истории казахского литературного языка.

Товарищ Сталин учит, что язык народа формируется в течение многих веков, что историю развития каждого языка необходимо изучать в связи с историей народа. Пути формирования и развития казахского литературного языка, особенно в послеоктябрьский период, еще раз подтверждают глубочайшую справедливость положений товарища Сталина.

Прежде чем говорить о развитии казахского литературного языка в прошлом веке, мы хотим остановиться на высказывании товарища Сталина о языке Пушкина и на исторической оценке, которую он дал ему.

Товарищ Сталин указывает, что структура пушкинского языка с его грамматическим строем и основным словарным фондом сохранилась во всем существенном, как основа современного русского языка. Конечно, из словарного состава русского языка выпало большое количество устарелых слов, изменилось смысловое значение некоторых слов, улучшился грамматический строй языка. Но язык великого народа со времени смерти Пушкина не претерпел какой-либо ломки.

Глубоко знаменательно, что из всех великих русских писателей прошлого товарищ Сталин называет именно Пушкина.

По словам Горького, Пушкин научил нас, как использовать народный язык. Пушкинский словарный запас был обширен. Исследователи языка Пушкина насчитывают не менее 15 тысяч слов в его словаре. Такое богатство пушкинского языка объясняется тесной связью великого поэта со своим народом, с жизнью русского общества. Большое значение имеет и то, что Пушкин творил во многих жанрах.

Оценка товарищем Сталиным языка Пушкина является критерием и для оценки языка классиков других народов. Здесь мы имеем в виду Шевченко, Церетели, Чавчавадзе, Налбандяна, Абовяна, Ахундова, Хетагурова, Абая, Тукая и других. Все они использовали в своих произведениях богатства родного языка. У них у всех народный язык облекался в литературную форму.

Однако следует заметить, что эти писатели, при всем их глубоком значении для языка своего народа, не смогли оставить такого же богатого наследия, как великий Пушкин. Культурный уровень их народов был ниже культурного уровня русского народа времен Пушкина.

В эпоху победы социализма в нашей стране и строительства коммунистического общества развитие казахского литературного языка происходит в условиях использования всех богатств народного языка, а также языков братских народов и в первую очередь языка великого русского народа.

Говоря о развитии казахского литературного языка, необходимо охарактеризовать деятельность нашего классика Абая, который еше задолго до революции развивал и обогащал казахский литературный язык.

В силу исторических условий Абай в своих произведениях не мог использовать богатство казахского языка в такой степени, как Пушкин использовал богатство русского языка.

Все же в своих произведениях Абай сумел дать широкое и богатое представление о словарном запасе языка, формах народного поэтического творчества. В казахском обществе и эпоху Абая было распространено влияние других языков.

Они входили в казахский язык в качестве диалектов и жаргонов. Мы имеем в виду иранские и арабские слова и речения, которые начали смешиваться с казахским письменным языком и отражали панисламистские и пантюркистские идеи, выражали реакционное, религиозное мировоззрение. Эти жаргонные слова господствующих классов применялись в официальных документах и использовались в письменной литературе поэтами-книжниками. Они привносились в литературу людьми, получившими религиозное образование в схоластических медрессе Казани, Стамбула, Бухары, Мекки. В эпоху Абая на условном литературном языке "тюрки" создавались произведения, насыщенные пантюркистскими идеями. У авторов этих произведений были вполне определенные политические задачи — отторгнуть казахский и другие тюркские народы от России, от культуры русского народа, способствовать колонизаторской империалистической политике Англии. Политические цели панисламистов и пантюркистов в области языка совпадали с идеями буржуазных националистов.

По форме литература на языке "тюрки" отличалась пестротой, пышностью, цветистостью, типичной для языка царедворцев и духовенства. В начале своей поэтической деятельности Абай злоупотреблял жаргонными словами и цветистыми художественными формами, которые явно противоречили содержанию его стихов. Но постепенно поэт освобождался от этих форм. Он писал:

Я пишу без Азрет-Али и без айдахаров ,

У нас нет серебряных девушек

с золотыми подбородками.

Как видим, Абай не только отвергает религиозное содержание поэзии, но и высмеивает современных ему поэтов-книжников, которые писали на смешанном арабском в персидском языках, подражая вычурной образности арабской и персидской поэзии. В противоположность им зрелый Абай писал свои высокохудожественные, глубоко содержательные стихи на народном языке. Он сумел найти в языке своего народа подлинно художественные средства для создания полнокровных образов. Это было особенностью и величием его таланта.

Но вместе с тем нельзя согласиться с теми казахскими учеными-языковедами, которые утверждают, что "казахский литературный язык начинается только с Абая". В этой связи прежде всего вспомним слова товарища Сталина о формировании и развитии языка. Товарищ Сталин подчеркивает, что язык "является продуктом целого ряда эпох, на протяжении которых он оформляется, обогащается, развивается, шлифуется". Что же касается литературного языка, то он есть язык народный, оформившийся как язык литературы. Стало быть, литературный язык не создается только одним писателем какой-нибудь эпохи. Можно ли забывать о языке эпоса, о больших и малых бытовых, обрядовых и исторических поэмах казахского народа, о высокохудожественных песнях, живших в народе на протяжении столетий еще задолго до Абая?

Можно ли говорить, что только произведения Абая заложили основу литературного языка, общего для всех казахов, тем более до Октябрьской социалистической революции, когда все богатство языка различных казахских областей и краев еще не успело слиться, оформиться в одном общем словарном фонде?

Некоторые товарищи доказывают, что казахский литературный язык оформился в недрах одного только Северо-Вос-точного Казахстана, где протекала творческая жизнь Алтын- сарина и Абая. Приходится отметить, с глубоким сожалением, что этой ошибочной точки зрения придерживается и такой знаток казахского языка, как профессор Аманжолов. Между тем, если мы рассмотрим словарь Абая, познакомимся с его усилиями создать литературный язык, то обнаружим всю несостоятельность утверждения, будто Абай писал только на языке Северо-Восточного Казахстана. Абай брал бытовые слова из языка того края, где он жил. Но это бесспорно. Это еще не значит, что Абай создавал свой словарь только на основе словаря среды, в которой он вращался, только на основе устной, бытовой речи. Абай, пользуясь словарным фондом своего родного края, хорошо знал устную поэзию всего казахского народа. Пословицы и поговорки, мифы и сказания, большие и малые поэмы и былины казахского народа были хорошо известны поэту. Он рос, усваивая, практически применяя изречения старинных народных певцов, дошедшие до него если не в письменной, то, во всяком случае, в устной форме. В этой связи мы приведем одно воспоминание о поэте его современника. Этот человек спросил Абая: "Кто из известных нам казахских поэтов является самым крупным?". Абай ответил, что среди казахов он не знал лучшего поэта, чем Марабай, и в подтверждение своих слов привел пример из поэмы "Таргын":

Хотя и стою перед тобой,

Но не склоню пред тобой головы,

супостат!

Марабай был поэтом Шингырлауского района, нынешней Западно-Казахстанской области. Абай, несомненно, знал и поэму "Кыз-Жибек". А поэма эта, судя по особенностям ее сложения в своеобразным бытовым зарисовкам, возникла, очевидно, в среде казахов, населявших просторы между СырДарьей и Аральским морем. Абай в своих творениях называет поэтов Букара, Шортанбая, Дулата и других, о которых он высказывает критические суждения. Это были поэты феодально-патриархальной, отсталой идеологии. На всем пути своей творческой деятельности Абаю приходилось вести последовательную борьбу с реакционными воззрениями этих поэтов. Абай знал особенности языка этих своих предшественников. А они писали не только на языке казахов северо-восточных районов тогдашнего Казахстана. Букар, происходивший из Арки, за свою долгую жизнь добирался и до Туркестана. В одном из своих "толгау" ("стихов-размышлений") он говорит:

Сосна - это дарах,

Растущий в безводье,

А щука - разбойница среди рыб.

Слово "дарах" совершенно несвойственно казахам из Арки. Оно бытует среди южных сырдарьинских казахов, которые позаимствовали его из узбекского и иранского языков: там слово "дарах" означает - дерево. Следовательно, и язык Букара, и его словарь создавались из многих слов многих казахских земель.

Не могли не доходить до Абая и песни, созданные на состязаниях акынов, вышедших из среды алатауских и алтайских казахов. Известно, что акын Тубек, чьи изречения хорошо знал Абай, не раз побывал в пределах Ала-Тау, вступая в песенные состязания с Суюмбаем, Джамбулом и другими.

Опираясь на эти примеры, мы приходим к бесспорному выводу: наряду с усвоением бытовых слов, употреблявшихся жителями Северо-Восточного Казахстана, Абай обогащал свой словарь словесными ценностями, создаваемыми народом во всех областях Казахстана.

Поэтическая лексика, вся система образно-поэтического мышления Абая отличаются необычайным разнообразием и небывалой на казахской почве культурой благодаря тому, что Абай глубоко воспринял идейно-культурные, художественные, поэтические традиции русской классической поэзии. В словарном составе языка Абая немного русских слов. Но свои мысли и чувства он воплощал в словесно-образную ткань, близко роднившую его с пушкинским и лермонтовским стихом.

Следовательно, Абай не только заложил основы казахского литературного языка, но и сумел развить созданный до него литературный язык, как общенародный литературный язык, обогатить и отшлифовать его. Вместе с тем, он был поэтом, который, сообразно возможностям своего времени, широко использовал языковые богатства многих краев Казахстана для создания единого казахского литературного языка.

Конечно, в словаре Абая есть устаревшие для нашего времени слова. Многие слова сейчас применяются в ином значении, нежели в его время, получили новый смысл. Но в целом язык Абая хранился как основа современного казахского языка.

Неизбежно встает вопрос: в какой именно период казахский литературный язык окончательно сложился и оформился как народный литературный язык? Ответ может быть только один: этим периодом является период социалистической революции, т.е. период, когда зародилась, растет и всесторонне развивается наша подлинно народная литература. Мы не говорим уже о большой идейной широте и богатом содержании литературы советского периода. Ее корни питаются социалистической культурой нашего возрожденного и уже иного, чем в пору Абая, народа. Во времена Абая словарь казахского языка был беден научными, техническими, философскими, социологическими и политическими понятиями. Хотя и можно найти в словаре Абая некоторые термины, заимствованные из русского языка, но их слишком мало.

В ваше время словарь казахского языка пополнился неизмеримо, наше поколение в этом отношении несравненно богаче Абая. (К великому сожалению, до сих пор не составлены словари, отражающие все эти новые языковые богатства.)

Казахские советские писатели вошли в литературу, окончив советскую школу.

Их поколение не только знакомо с лучшими образцами великой русской литературы, но, можно сказать, воспитано на ней. Одни из нас владеют русским языком в большей, другие - в меньшей мере. Но нет ни одного казахского писателя, который не мог бы воспринять содержание любой русской книги.

Духовная родина современных казахских писателей - Советская Россия. Личная культура каждого писателя, его обоснование и творческий рост всей своей сущностью нераз¬рывно связаны с русской культурой.

Для многих из наших писателей русский язык является таким же родным языком, как и казахский. Хотя произведения свои казахские литераторы создают на своем родном языке, они знакомятся с мировой литературой, с литературой русского, других братских народов через посредство русского языка. Нельзя не учитывать ввиду этого, что в мыслях, чувствованиях, в речи, в метафорах, в выборе слов каждого казахского советского писателя сильно сказывается влияние русского языка и русской литературы. Второй наш родной язык - русский язык - если не в отношении словаря, то в отношении построения образа, предложения играет огромную роль. Иногда мастерство писателя, пишущего на казахском языке, определяется воспитанием на основе не только казахского, но и русского литературного языка.

Современный казахский писатель свой словарный запас прежде всего черпает из фонда слов казахского языка. Если же он берет слова русского языка, то выбирает такие, которые приняты и органически усвоены его народом, стали его родными словами. Правильное использование русского языка и русской литературной языковой культуры заключается не в механическом заимствовании отдельных слов, а в усвоении и умелом применении мастерства и художественных особенностей русской литературы на родном языке. Это своеобразная форма изучения и освоения русского литературного языка. Внимательный читатель часто будет встречать в литературных произведениях сегодняшних видных казахских поэтов, прозаиков и драматургов изложение мысли на казахском языке, как на русском, сравнения, звучащие по-русски, и т.д.

Такая особенность присуща одному казахскому писателю в меньшей, другому в большей мере. Но нет среди них ни одного, кто бы не вступил на этот путь.

Когда наши писатели, всесторонне развивая литературный язык своего народа, используют ресурсы великого русского языка, они делают это на основе безграничной дружбы братских народов, единства их стремлений. Язык дореволюционной казахской литературы был гораздо беднее, чем казахский литературный язык советского времени. Даже если говорить о бытовых словах, и тут лексика выросла и расширилась несравненно. Родились разносторонние жанры литературы - романы, повести, рассказы, очерки. Создана драматургия. Несравненно выросла журналистика. Развиваются литературоведение и лингвистика.

Благодаря огромным изменениям в жизни казахского народа, которые нашли свое отражение в языке, благодаря изучению нашими писателями русской литературы, казахский язык обогатился.

Много нового в этом смысле в произведениях Таира Жарокова и особенно мастера удачных метафор Гали Орманова. Интересны новые сравнения в произведениях Жумагали Саина, Абу Сарсембаева. Нередко ими уместно применяются pycкие слова, когда нет точного эквивалента их на казахском языке.

Другое творческое нововведение связано с синтаксисом. Наши писатели заимствуют из русской художественной литературы построение сложных предложений.

К сожалению, критика языка литературных произведений отстает от его развития. Историки литературы и языковеды не занимаются конкретным научным исследованием языка. Нередко мы наблюдаем в этой области неглубокие, поверхностные, формальные исследования. Часто можно встретить восхваление текстов, состоящих из коротких предложений. Слов нет, короткие предложения имеют свои достоинства. Однако умение успешно применять сложные предложения, перенятые из великой русской литературы, дает возможность с большей широтой передавать глубокое содержание мысли.

Таким образом, можно утверждать, что в казахской литературе используются как словарь русского языка, так и принципы построения предложений. Казахские поэты и писатели должны также уметь вводить в свои произведения научные и технические термины.

Наша письменная литература не должна избегать и тех слов, которые вошли в казахский литературный язык из других языков соседних братских республик. Например, казахи Джетысуйской области, в силу долголетнего непосредственного общения, применяют в разговорной речи много киргизских слов. В силу того же непосредственного общения в Приуралье казахами заимствованы и натурализированы многие татарские слова.

Приведем такой пример: казахи до сих пор не знают значения слова "Жамбыл". Когда спрашивают, что означает имя нашего великого акына Джамбул (Жамбыл), то обычно отвечают, что это имя ему дано по названию горы Жамбыл. А на узбекском языке слово "жамбыл" означает название душистого цветка. Когда-то на горе Жамбыл росли эти цветы. По-видимому, от них и гора получила свое название.

В статьях многих русских литературоведов и языковедов о современном русском литературном языке утверждается необходимость более полного использования лексики русского языка.

Если с этой позиции рассматривать современный казахский литературный язык, то придется констатировать, что в нашей письменной литературе, в наших трудах недостаточно еще используются богатства казахского языка.

Казахский язык прежде был разобщенным, разнородным и только после социалистической революции обретает единство.

Наша задача - собрать словарный материал казахского языка во всех областях республики и использовать его полностью. Это необходимо сделать потому, что процесс формирования казахского языка, языка единой нации, произошел только после Октября. Только при социализме пали преграды между разрозненными областями, районами, отдаленными уголками страны и образовалась единая социалистическая нация с единым языком ранее разобщенных окраин. Еще преждевременно говорить о преимуществе языковых богатств какой-нибудь одной области и тем более неправильны утверждения о"провинциализме"другой.

Такова историческая стадия формирования литературного языка у нас. На этом вопросе мы остановились подробней потому, что он характерен не только для казахского литературного языка, а является вопросом, общим и для ряда других союзных и автономных наших республик.

В этой связи необходимо отметить недостаток опыта таких писателей, как Аскар Токмагамбетов, Абдильда Тажибаев, Калмакан Абдыкадыров. Боясь, что в других областях республики не поймут их, они не используют в своих произведениях особенности и богатства языка Сыр-Дарьинской области. По той же причине Таир Жароков, Габдул Сланов, Абу Сарсембаев, Хамит Ергалиев уклоняются от использования словарных запасов прикаспийских районов республики, связанных с рыболовством.

Писатели южных и северных, восточных и западных областей Казахстана должны сделать общим достоянием все богатства казахского языка.

В деле собирания языка большую роль должны сыграть и газеты. Каждая областная газета обязана широко пользоваться старыми и новыми словами, народными выражениями, встречающимися в своей области, но еще не вошедшими в словарный фонд письменной литературы. Нужно, чтобы центральная, республиканская печать широко использо¬вала опыт и достижения областных газет. В этом вопросе на первом месте должны стоять газета "Социалистик Казахстан" и журналы "Коммунист", "Эдебиет жэне искусство" и другие.

Ошибаются те товарищи, которые рассматривают различия в языке отдельных областей Казахстана - районов Ала-Тау и Сыр-Дарьи - как диалекты, и только язык населения северных и восточных областей Казахстана считают "основой казахского литературного языка". На деле получается так, что люди, утверждающие это, не борются за обогащение казахского литературного языка и не помогают ему стать всенародным литературным языком.

Стремление не допускать в литературный язык слов, которыми пользуется население целого края, можно расценивать только как недооценку обогащения и расширения родного языка.

Развитие нашего языка еще не достигло желаемого уровня. Когда мы ратуем за то, чтобы воссоединить запас слов, употребляемых казахским населением всех областей республики, это не значит, что мы стоим за использование слов, имеющих хождение лишь среди небольших групп населения.

Речь идет о словах, которые употребляются, самое меньшее, в целом районе или даже области. Такие слова должны войти в сокровищницу казахского литературного языка.

Наши литературоведы, критики и особенно языковеды должны внимательно следить за успехами писателей, изучать, обобщать их творческий опыт, критиковать за бедность языка и отмечать успехи в обобщении современного литературного казахского языка.

Всем ходом своего развития казахский литературный язык становится все более стройным, красивым, богатым и разнообразным единым языком.

Мухтар Ауезов

 

Ұқсас материалдар