Қандастар Ассамблея

Литература и кино

05.12.2012 10314
  Литература и кино Киноискусство всех стран с истории своего зарождения черпало необычайно много из классического наследия мировой литературы, черпает и сейчас все новое, оригинальное, выдающееся, художественно высокоценное из литературы современной. Эта связь нерушимая, вечная. Литературный герой, излюбленный поколениями, народами, герой, волновавший читателя своей необычной судьбой, борьбой, удлиняет свою жизнь на экране, представ перед читателем, ставшим уже зрителем, видимый и слышимый ему до каждого своего затаенного вздоха. Кино дополняет и обогащает литературу, часто опережает ее. Только кино пока более достойно воспроизвело для миллионов на языке искусства великие образы Ленина, Кирова, Чапаева и др. Более достойно, чем в других видах искусства и в литературе, в том числе воспроизвело оно и галерею образов великих исторических личностей — Александра Невского, Сунорова. Необычайно ускоренными темпами идет развитие кино-искусства. Оно успело сделать очень многое за короткий период своей юной истории. Черпая непосредственно из жизни темы боевой злободневности, — оно уже накопило огромный опыт, высокую творческую культуру. Литература имеет неисчерпаемые богатства, которые можно и должно воспроизвести на экране. Взять хотя бы памятники классической художественной литературы, сколько прелестей и величия таят в себе чудесные творения народов Союза в их эпосе! Переводы на языки многих народностей Союза таких шедевров мирового эпоса, как "Давид Сасунский", "Жангар", "Манас" и др., доказали, что в создании исковых ценностей мирового фольклора, эпоса участвовали творчески все народы. И веб эти величественные памятники литературы, ставшие ныне достоянном нашей социалистической культуры, ждут своего воплощения на экране. Не за горами то время, когда киноискусство поведает миру на своем языке, заново одухотворив и оживив мощные героические образы Манаса, Жангара, Кобланды, Алпамыса, Кёр-Оглы, Давида Сасунского и многих других, оживит пленительные лирические образы Баян-Слу, Лейли—Меджнун, Ай-Чурек. Киноискусство настоятельно требует активной помощи писателей. Особенно это важно в национальных республиках, в частности в Казахстане, где развитие кино еще отстает. Казахский писатель, безусловно, несет ответственность за развитие молодого кино своей республики. Между тем нужно признать, что кино в Казахстане находится в самой зачаточной стадии своего развития, и приходится сказать с горькой досадой, что эта стадия стала противоестественно длительной. Существуют различные объяснения причин отставания, и среди них одно мнение требует решительного опровержения, как заведомо ошибочное. Сторонники этого мнения полагают, что киноискусство успешнее развивается в той республике, где сильнее развита литература. Нам кажется, что это определение не делает чести ни кино, ни литературе и, главное, оно неверно по существу. Хорошо, когда кино опирается на лучшие образцы литературы, на ее апробированные, безусловные ценности, но не менее хорошо и законно, когда киноискусство само без литературных предпосылок создает присущие литературе жанры в параллельных, но самостоятельных творениях самого кино. Оно творит и кинопоэму, киноновеллу, кинооперу и может творить и киноэпос. Разве является только результатом развития монгольской литературы появление картины "Сухэ-Батор"? Разве только литературные предпосылки, а не последовательные этапы развития самого кино создали трилогию о Максиме, произведение высокоценного, поучительного прежде всего для литературы? А если бы кино обратилось с настоящей глубокой заинтересованностью и свойственными ему активными поисками, какая народность не смогла бы предоставить в помощь замечательные, неповторимые художественно высокоценные сюжеты хотя бы из числа вековых накоплений духовной культуры данного народа? Нет, не отставание литературы – причина отставания кино. Кино слабо развивается гам, где ему уделяют надостаточно внимания и, в первую очередь, писатели. Есть еще и другая ошибочная практика – называть темы картин из жизни республик, из их истории – темами местными. Отсюда, очевидно, следует вывод, что эти темы ограничены масштабами только данной республики, данной народности. А между тем не существует местных народных произведений, местных художественных ценностей. Народное, подлинно художественное в истории культуры, в литературе одной народности тем самым народно, художественно ценно и в масштабе общесоюзном. Советское кино создало на материале республик, на так называемом местном материале, интереснейшие кинопроизведения. Вот за продолжение этих уже созданных традиций, за еще большее углубление их, за решение проблемных, важнейших задач кино именно на материале жизни братских пародов Союза должны бороться писатели и художники, смелые новаторы в области кино. Мы должны воплотить в кино все своеобразное, свежее, поэтически драгоценное из жизни своего народа, своей республики, самобытно, художественно поведать о нем зрителю всего Советского Союза. Мы, казахские писатели, хотим активно участвовать в создании картин полноценных, проблемных не только в масштабе союзного, но и мирового экрана. Объединенными творческими поисками, смелыми дерзаниями писатели и кинорежиссеры должны стремиться к созданию художественных фильмов на материале истории литературы и многообразной, боевой современности, фильмов общесоюзного значения. Наши картины должны влить в историю кино свежие струи, какие привносят в мировой фольклор, например, советские народные акыны, в мировую музыку — казахская народная музыка, в современную советскую литературу — казахская поэзия, драматургия, проза. Кино справедливо гордится своей органической связью с народным творчеством. Оно всегда легче, лучше находило внутренний контакт, как наиболее народное искусство с народными истоками. Говоря об эпической культуре казахского народа, мы не имеем в виду только картины на материале казахского эпоса. Даже показ современного человека, вплоть до современных героев фронта и тыла, может быть преподан в особом стиле киноэпоса. История казахского народа необычна и величественна. Путь от пастуха кочевого феодально-родового аула — до инженера, врача, ученого, от просватанной невесты, третьей, четвертой жены баястарика — до поста народного комиссара; от робкого мальчика, которого мать прятала при появлении царского стражника, до Героя Советского Союза — вот какой путь прошел в жизни современный казах, советский человек. Какой диапазон внутреннего мира, психики этого человека! Ведь даже не эпос, а лишь сказочные трансформации равноценны таким необычайным сдвигам, переменам, перерождению личности... И самое главное, что этот процесс совершился не с одним человеком, а со всем народом, страной, со всей его материально-технической культурой и даже с его естественно-географической средой отчасти. И в этом смысле увлекательно было бы киносказание о каком-нибудь вновь рожденном городе, промышленном центре — Караганде, возникшей в бескрайних степях, дремавших в вековой тишине и неподвижности, о Балхаше — мировом медном гиганте, родившемся на безлюдном песчаном побережье степного озера, о городе Карсакпае, Джезказгане, о Голодной степи, ставшей базой белого золота — хлопка и т. д. Мы не имеем, конечно, в виду создания всех казахских картин по одному стилю, типу и подобию. Это само по себе превратилось бы скоро в новый шаблон. Жизнь народа, его духовная культура, его действенная история бесконечно многообразны и в каждой грани своей могут предоставить мыслящему, ищущему писателю или режиссеру неисчерпаемо разнообразные данные для высокоценного, проблемного, глубокого по мысли и художественной сути произведения. Киноэпос, киносказание — только одно из возможных исканий того нового, с чем как с полноценным вкладом могло бы прийти в общую сокровищницу казахское советское кино. Мысль художника, однажды ставшая на благодарный путь смелых, дерзновенных исканий, может обнаружить и воссоздать еще много-много не менее значительного, оригинального. А на этом пути к его услугам нетронутые кино, разнообразнейшие накопленные богатства казахского народа — его музыка и музыкальное творчество, его акыны, его хозяйственный уклад, обычаи, нравы. В каждом из перечисленных моментов художник кино найдет благодарный, своеобычный, интереснейший материал и объекты, способствующие созданию не шаблонного, бледного фильма, а фильма сочного, интересного. Только такого воплощения ожидают от ближайшего будущего молодого казахского кино исторические темы: об Абае, Сырыме, Исатае, Кенесары, Амангельды. Темы о выдающихся творческих личностях: Абае, Чокане, Биржане, Курмангазы, Джамбуле, темы эпоса, преданий, прекрасных легенд о Коркуте, Асан-Кайгы, Алдар-Косе, темы лирических и поэтических сказаний о Баяне, Кыз-Жибек, Кан-Шаим. Мы не за кино эпигонское, посредственно приемлемое, бесцветное по сути. Сколько бы ни было создано фильмов, какие бы злободневно-боевые темы не затрагивали эти картины, они не создают ни истории кино, ни культуры его. Казахстан — мощная передовая, равноправно культурная республика в семье братских республик Советского Союза не удовлетворится средними, серыми, посредственными кино-произведениями. И несмотря на временное отставание кино-производства в нашей республике, мы, деятели фронта литературы, киноискусства и представители общественности, обязаны сказать наше решительное слово за создание казахского кино, оригинального, полновесно художественного, проблемного. Мухтар Ауезов  

 

Литература и кино

Киноискусство всех стран с истории своего зарождения черпало необычайно много из классического наследия мировой литературы, черпает и сейчас все новое, оригинальное, выдающееся, художественно высокоценное из литературы современной. Эта связь нерушимая, вечная.

Литературный герой, излюбленный поколениями, народами, герой, волновавший читателя своей необычной судьбой, борьбой, удлиняет свою жизнь на экране, представ перед читателем, ставшим уже зрителем, видимый и слышимый ему до каждого своего затаенного вздоха. Кино дополняет и обогащает литературу, часто опережает ее. Только кино пока более достойно воспроизвело для миллионов на языке искусства великие образы Ленина, Кирова, Чапаева и др. Более достойно, чем в других видах искусства и в литературе, в том числе воспроизвело оно и галерею образов великих исторических личностей — Александра Невского, Сунорова.

Необычайно ускоренными темпами идет развитие кино-искусства. Оно успело сделать очень многое за короткий период своей юной истории. Черпая непосредственно из жизни темы боевой злободневности, — оно уже накопило огромный опыт, высокую творческую культуру.

Литература имеет неисчерпаемые богатства, которые можно и должно воспроизвести на экране. Взять хотя бы памятники классической художественной литературы, сколько прелестей и величия таят в себе чудесные творения народов Союза в их эпосе! Переводы на языки многих народностей Союза таких шедевров мирового эпоса, как "Давид Сасунский", "Жангар", "Манас" и др., доказали, что в создании исковых ценностей мирового фольклора, эпоса участвовали творчески все народы. И веб эти величественные памятники литературы, ставшие ныне достоянном нашей социалистической культуры, ждут своего воплощения на экране. Не за горами то время, когда киноискусство поведает миру на своем языке, заново одухотворив и оживив мощные героические образы Манаса, Жангара, Кобланды, Алпамыса, Кёр-Оглы, Давида Сасунского и многих других, оживит пленительные лирические образы Баян-Слу, Лейли—Меджнун, Ай-Чурек.

Киноискусство настоятельно требует активной помощи писателей. Особенно это важно в национальных республиках, в частности в Казахстане, где развитие кино еще отстает. Казахский писатель, безусловно, несет ответственность за развитие молодого кино своей республики. Между тем нужно признать, что кино в Казахстане находится в самой зачаточной стадии своего развития, и приходится сказать с горькой досадой, что эта стадия стала противоестественно длительной.

Существуют различные объяснения причин отставания, и среди них одно мнение требует решительного опровержения, как заведомо ошибочное. Сторонники этого мнения полагают, что киноискусство успешнее развивается в той республике, где сильнее развита литература. Нам кажется, что это определение не делает чести ни кино, ни литературе и, главное, оно неверно по существу. Хорошо, когда кино опирается на лучшие образцы литературы, на ее апробированные, безусловные ценности, но не менее хорошо и законно, когда киноискусство само без литературных предпосылок создает присущие литературе жанры в параллельных, но самостоятельных творениях самого кино. Оно творит и кинопоэму, киноновеллу, кинооперу и может творить и киноэпос. Разве является только результатом развития монгольской литературы появление картины "Сухэ-Батор"? Разве только литературные предпосылки, а не последовательные этапы развития самого кино создали трилогию о Максиме, произведение высокоценного, поучительного прежде всего для литературы? А если бы кино обратилось с настоящей глубокой заинтересованностью и свойственными ему активными поисками, какая народность не смогла бы предоставить в помощь замечательные, неповторимые художественно высокоценные сюжеты хотя бы из числа вековых накоплений духовной культуры данного народа? Нет, не отставание литературы – причина отставания кино. Кино слабо развивается гам, где ему уделяют надостаточно внимания и, в первую очередь, писатели.

Есть еще и другая ошибочная практика – называть темы картин из жизни республик, из их истории – темами местными. Отсюда, очевидно, следует вывод, что эти темы ограничены масштабами только данной республики, данной народности. А между тем не существует местных народных произведений, местных художественных ценностей. Народное, подлинно художественное в истории культуры, в литературе одной народности тем самым народно, художественно ценно и в масштабе общесоюзном.

Советское кино создало на материале республик, на так называемом местном материале, интереснейшие кинопроизведения. Вот за продолжение этих уже созданных традиций, за еще большее углубление их, за решение проблемных, важнейших задач кино именно на материале жизни братских пародов Союза должны бороться писатели и художники, смелые новаторы в области кино.

Мы должны воплотить в кино все своеобразное, свежее, поэтически драгоценное из жизни своего народа, своей республики, самобытно, художественно поведать о нем зрителю всего Советского Союза.

Мы, казахские писатели, хотим активно участвовать в создании картин полноценных, проблемных не только в масштабе союзного, но и мирового экрана. Объединенными творческими поисками, смелыми дерзаниями писатели и кинорежиссеры должны стремиться к созданию художественных фильмов на материале истории литературы и многообразной, боевой современности, фильмов общесоюзного значения. Наши картины должны влить в историю кино свежие струи, какие привносят в мировой фольклор, например, советские народные акыны, в мировую музыку — казахская народная музыка, в современную советскую литературу — казахская поэзия, драматургия, проза.

Кино справедливо гордится своей органической связью с народным творчеством. Оно всегда легче, лучше находило внутренний контакт, как наиболее народное искусство с народными истоками. Говоря об эпической культуре казахского народа, мы не имеем в виду только картины на материале казахского эпоса. Даже показ современного человека, вплоть до современных героев фронта и тыла, может быть преподан в особом стиле киноэпоса.

История казахского народа необычна и величественна. Путь от пастуха кочевого феодально-родового аула — до инженера, врача, ученого, от просватанной невесты, третьей, четвертой жены баястарика — до поста народного комиссара; от робкого мальчика, которого мать прятала при появлении царского стражника, до Героя Советского Союза — вот какой путь прошел в жизни современный казах, советский человек. Какой диапазон внутреннего мира, психики этого человека! Ведь даже не эпос, а лишь сказочные трансформации равноценны таким необычайным сдвигам, переменам, перерождению личности... И самое главное, что этот процесс совершился не с одним человеком, а со всем народом, страной, со всей его материально-технической культурой и даже с его естественно-географической средой отчасти. И в этом смысле увлекательно было бы киносказание о каком-нибудь вновь рожденном городе, промышленном центре — Караганде, возникшей в бескрайних степях, дремавших в вековой тишине и неподвижности, о Балхаше — мировом медном гиганте, родившемся на безлюдном песчаном побережье степного озера, о городе Карсакпае, Джезказгане, о Голодной степи, ставшей базой белого золота — хлопка и т. д.

Мы не имеем, конечно, в виду создания всех казахских картин по одному стилю, типу и подобию. Это само по себе превратилось бы скоро в новый шаблон. Жизнь народа, его духовная культура, его действенная история бесконечно многообразны и в каждой грани своей могут предоставить мыслящему, ищущему писателю или режиссеру неисчерпаемо разнообразные данные для высокоценного, проблемного, глубокого по мысли и художественной сути произведения. Киноэпос, киносказание — только одно из возможных исканий того нового, с чем как с полноценным вкладом могло бы прийти в общую сокровищницу казахское советское кино. Мысль художника, однажды ставшая на благодарный путь смелых, дерзновенных исканий, может обнаружить и воссоздать еще много-много не менее значительного, оригинального. А на этом пути к его услугам нетронутые кино, разнообразнейшие накопленные богатства казахского народа — его музыка и музыкальное творчество, его акыны, его хозяйственный уклад, обычаи, нравы. В каждом из перечисленных моментов художник кино найдет благодарный, своеобычный, интереснейший материал и объекты, способствующие созданию не шаблонного, бледного фильма, а фильма сочного, интересного. Только такого воплощения ожидают от ближайшего будущего молодого казахского кино исторические темы: об Абае, Сырыме, Исатае, Кенесары, Амангельды. Темы о выдающихся творческих личностях: Абае, Чокане, Биржане, Курмангазы, Джамбуле, темы эпоса, преданий, прекрасных легенд о Коркуте, Асан-Кайгы, Алдар-Косе, темы лирических и поэтических сказаний о Баяне, Кыз-Жибек, Кан-Шаим.

Мы не за кино эпигонское, посредственно приемлемое, бесцветное по сути. Сколько бы ни было создано фильмов, какие бы злободневно-боевые темы не затрагивали эти картины, они не создают ни истории кино, ни культуры его. Казахстан — мощная передовая, равноправно культурная республика в семье братских республик Советского Союза не удовлетворится средними, серыми, посредственными кино-произведениями. И несмотря на временное отставание кино-производства в нашей республике, мы, деятели фронта литературы, киноискусства и представители общественности, обязаны сказать наше решительное слово за создание казахского кино, оригинального, полновесно художественного, проблемного.

Мухтар Ауезов

 

Ұқсас материалдар