Қандастар Ассамблея

Зоны ужаса

05.12.2012 1789
  Зоны ужаса Мне довелось немало слышать и читать об изуверстве расистов в Южно - Африканском Союзе. "Теория" и практика этих рабовладельцев XX века вызывают глубокое негодование у всех честных людей мира. В большинстве случаев с разоблачением и резким осуждением этой политики выступает прогрессивная общественность. Должен признаться поэтому, что я был несколько удивлен, обнаружив в американском журнале "Юнайтед Стейтс ньюс энд Уорлд рипорт" весьма откровенную статью о расовой дискриминации в Южно - Африканском Союзе под выразительным заглавием "Трагедия Южной Африки". Автор статьи- Дэвид Рид, один из редакторов журнала, проживший много лет в Африке и недавно вновь посетивший ЮАС, чтобы познакомиться с новейшими "достижениями" в области "тотальной и бескомпромиссной" расовой сегрегации. Когда читаешь этот рассказ очевидца, кровь буквально стынет в жилах. Почему же все-таки, спрашивал я себя, такой журнал, как "Юнайтед Стейтс ньюс" рассказывает правду о Южно - Африканском Союзе? Ответ я нашел в редакционном примечании к статье, в котором говорится, что Рид рисует картину, "оставляющую далеко позади все, что когда - либо встречалось в этом смысле в Соединенных Штатах". Вот, оказывается, в чем дело! Редактор "Юнайтед Стейтс ньюс" полагает, что рассказами о средневековых ужасах, творящихся в наши дни в Южной Африке, ему удастся отвлечь внимание от разгула расизма в Соединенных Штатах! Мне рассказывали о том, как на Конференции народов Африки в Аккре американские агенты пытались представить США как страну, где уважаются принципы равноправия, демократии и т. п. Так американские монополии рассчитывают прикрыть свои колонизаторские устремления, изобразить США поборниками свободы и независимости. Но весь мир знает, что на юге Америки свирепствует жестокий расистский террор. Негры фактически лишены политических и гражданских прав. И поныне справедливо крылатое название Америки, данное Марком Твеном, - "Соединенные Линчующие Штаты". Кое в чем южноафриканские расисты обогнали своих североамериканских единомышленников. Мне думается, губернатор штата Арканзас мистер Фобус не без зависти следит за тем, что творят белые господа Черной Африки. Так называемый апартеид (поселение по расовым группам и в первую очередь изоляция африканцев) - это политика поистине дикого, разнузданного произвола. Белые, цветные, черные отделены друг от друга непроницаемыми перегородками. Африканец не может ехать с белым в одном автобусе или трамвае, есть в одном ресторане, жить в одной гостинице, посещать один кинотеатр, лежать в одной больнице,, учиться в одной школе или университете. На общественных пляжах полиция обязана обеспечивать соблюдение промежутка не меньше, чем в полкилометра для купальщиков различных рас. "Люди полагают, - заявил Риду один из правительственных чиновников ЮАС, - что если они равны перед богом, то они должны быть также равны в обычных человеческих отношениях. Это бессмыслица". Но, как видно из той же статьи Рида, люди разного цвета кожи не равны и перед богом! Правительство ЮАС пытается распространить сегрегацию и на церковь. Существует только один вход, куда могут войти вместе с белыми черные и цветные люди. Это вход в магазин, в кассу, ибо только деньги, которые держали в руках негры, "не имеют запаха" для белых господ. Однако материальное положение миллионов африканцев таково, что они навряд ли бывают частыми гостями в магазинах. Пожалуй, нигде расовые и социальные противоречия, обусловившие трагедию Южной Африки, не проявляются так резко, как в "городе золота" - Йоханнесбурге. Рядом со сверкающими витринами универсальных магазинов, с роскошными особняками жмутся к земле негритянские трущобы, почти полумиллионное население которых влачит голодное, нищенское существование. На проживание в негритянских районах Йоханнесбурга требуется специальное разрешение; отдельный пропуск нужен африканцу на право входа в город, если он там работает; если негру необходимо остаться в городе на ночь, то и в этом случае ему требуется особое разрешение. Каждый африканец обязан постоянно иметь при себе паспорт объемом в 96 страниц, в котором работодатель ежемесячно должен делать пометку. Если африканец забыл свой паспорт дома или если какой -  нибудь из его многочисленных пропусков не в порядке, его могут арестовать. "Паспортные облавы" на африканцев проводятся в Йоханнесбурге и других городах чуть ли не ежедневно. Пойманный "нарушитель" отнюдь не всегда предстает перед судом. Чаще всего таких людей, бесследно исчезнувших для семьи, используют на принудительных работах у богатого белого фермера. Они превращаются в его рабов. Хозяин платит им три цента в час. Когда истекает срок работ, нередко оказывается, что нищенского заработка не хватает, чтобы расплатиться за жилье, одежду и прочее. Тогда подписывается новый договор на новый срок. Другим поставщиком негритянских рабов для ферм служат так называемые фермерские тюрьмы. Группы белых фермеров строят также тюрьмы в своих районах в складчину. Правительство укомплектовывает тюрьмы административным персоналом и заполняет их заключенными африканцами. Заключенных сдают в "аренду" фермерам, которые вносят арендную плату в государственную казну. В свою каннибальскую деятельность расисты пытаются внести "плановое начало". В ЮАС осуществляется сейчас программа создания "расовых районов", рассчитанная на 15 - 20 лет. Задумано это с тем, чтобы полностью территориально изолировать белых от черных и цветных. 50 тысяч негров уже выселены насильно из Софиятауна - района трущоб в Йоханнесбурге. В назначенный день туда явилось 2 тысячи полицейских. Они выбросили из лачуг пожитки негров. Особые команды, вооруженные топорами, взобрались на крыши и разрушили эти ветхие жилища. Такие же организованные погромы власти ЮАС намерены провести в других городах страны. По всей стране проводится "расовая классификация". Суть ее сводится к тому, чтобы навсегда отнести к той или иной расовой категории каждого из 14 миллионов жителей Южно - Африканского Союза, заклеймить "черных" и "цветных" клеймом неполноценности, приниженности перед белым угнетателем. В Кейптауне и других городах ЮАС регистрационные бюро занимаются "исследованием" цвета кожи, волос, глаз, изучением родословной каждого жителя на предмет определения его расовой принадлежности. Если чиновники решат, что такой - то гражданин, до сих пор числившийся белым, "похож" на негра или цветного, они могут "понизить" его по шкале апартеида. Это значит, что он должен будет переселиться в гетто для черных, дети его смогут посещать только "племенные школы", он никогда не сможет получить работу, резервированную для белых, он станет бесправным рабом. Скотская сущность расизма, пожалуй, ни в чем не проявляется так ярко, как в гнусном законе "об аморальности". "Аморальной" здесь считается всякая любовная связь между представителями разных рас. Нарушителей этого изуверского закона подвергают тяжкому телесному наказанию и тюремному заключению сроком до семи лет. Когда задумываешься над тем, что происходит в Южно - Африканском Союзе и в южных штатах США, ясно видишь, что расизм калечит не только жизнь миллионов черных. Он отравляет своим ядом сознание белых, сеет бациллы ненависти, взаимного недоверия, разъединяет людей, а значит, делает их более слабыми. Об одной из таких жертв расизма рассказывается в статье уже упоминавшегося Рида. Некий житель Кейптауна, считавшийся белым, женился на белой женщине. 24 года спустя ему сообщили о факте, которого он сам не знал: в метрических документах он был обозначен как "смешанный". Прежде всего он лишился работы, далее, рассказывает он, произошло следующее: "Когда моя жена узнала об этом, она упала в обморок. Потом она рыдала и говорила: ты опозорил меня, уйди! Семейная атмосфера сразу оказалась отравленной ненавистью, в конце концов мне пришлось уйти из дому. Вскоре после этого жена подала заявление о разводе. Все стало невыносимым, я хотел отравиться, принял огромную дозу снотворного. Но меня спасли. В конце разбора дела о разводе жена лишилась чувств. Проболев три года, она умерла". Разум человечества не может мириться с произволом расистских мракобесов! Африка перестает быть в наши дни заповедником колонизаторов. Народы Черного континента один за другим избавляются от колониального рабства. Над землей, исполосованной как спина угнетенного негра кровавыми расовыми барьерами, веет ветер свободы! Мухтар Ауезов    

 

Зоны ужаса

Мне довелось немало слышать и читать об изуверстве расистов в Южно - Африканском Союзе. "Теория" и практика этих рабовладельцев XX века вызывают глубокое негодование у всех честных людей мира. В большинстве случаев с разоблачением и резким осуждением этой политики выступает прогрессивная общественность. Должен признаться поэтому, что я был несколько удивлен, обнаружив в американском журнале "Юнайтед Стейтс ньюс энд Уорлд рипорт" весьма откровенную статью о расовой дискриминации в Южно - Африканском Союзе под выразительным заглавием "Трагедия Южной Африки". Автор статьи- Дэвид Рид, один из редакторов журнала, проживший много лет в Африке и недавно вновь посетивший ЮАС, чтобы познакомиться с новейшими "достижениями" в области "тотальной и бескомпромиссной" расовой сегрегации.

Когда читаешь этот рассказ очевидца, кровь буквально стынет в жилах. Почему же все-таки, спрашивал я себя, такой журнал, как "Юнайтед Стейтс ньюс" рассказывает правду о Южно - Африканском Союзе? Ответ я нашел в редакционном примечании к статье, в котором говорится, что Рид рисует картину, "оставляющую далеко позади все, что когда - либо встречалось в этом смысле в Соединенных Штатах". Вот, оказывается, в чем дело! Редактор "Юнайтед Стейтс ньюс" полагает, что рассказами о средневековых ужасах, творящихся в наши дни в Южной Африке, ему удастся отвлечь внимание от разгула расизма в Соединенных Штатах!

Мне рассказывали о том, как на Конференции народов Африки в Аккре американские агенты пытались представить США как страну, где уважаются принципы равноправия, демократии и т. п. Так американские монополии рассчитывают прикрыть свои колонизаторские устремления, изобразить США поборниками свободы и независимости. Но весь мир знает, что на юге Америки свирепствует жестокий расистский террор. Негры фактически лишены политических и гражданских прав. И поныне справедливо крылатое название Америки, данное Марком Твеном, - "Соединенные Линчующие Штаты".

Кое в чем южноафриканские расисты обогнали своих североамериканских единомышленников. Мне думается, губернатор штата Арканзас мистер Фобус не без зависти следит за тем, что творят белые господа Черной Африки. Так называемый апартеид (поселение по расовым группам и в первую очередь изоляция африканцев) - это политика поистине дикого, разнузданного произвола. Белые, цветные, черные отделены друг от друга непроницаемыми перегородками. Африканец не может ехать с белым в одном автобусе или трамвае, есть в одном ресторане, жить в одной гостинице, посещать один кинотеатр, лежать в одной больнице,, учиться в одной школе или университете. На общественных пляжах полиция обязана обеспечивать соблюдение промежутка не меньше, чем в полкилометра для купальщиков различных рас. "Люди полагают, - заявил Риду один из правительственных чиновников ЮАС, - что если они равны перед богом, то они должны быть также равны в обычных человеческих отношениях. Это бессмыслица". Но, как видно из той же статьи Рида, люди разного цвета кожи не равны и перед богом! Правительство ЮАС пытается распространить сегрегацию и на церковь.

Существует только один вход, куда могут войти вместе с белыми черные и цветные люди. Это вход в магазин, в кассу, ибо только деньги, которые держали в руках негры, "не имеют запаха" для белых господ. Однако материальное положение миллионов африканцев таково, что они навряд ли бывают частыми гостями в магазинах.

Пожалуй, нигде расовые и социальные противоречия, обусловившие трагедию Южной Африки, не проявляются так резко, как в "городе золота" - Йоханнесбурге. Рядом со сверкающими витринами универсальных магазинов, с роскошными особняками жмутся к земле негритянские трущобы, почти полумиллионное население которых влачит голодное, нищенское существование.

На проживание в негритянских районах Йоханнесбурга требуется специальное разрешение; отдельный пропуск нужен африканцу на право входа в город, если он там работает; если негру необходимо остаться в городе на ночь, то и в этом случае ему требуется особое разрешение. Каждый африканец обязан постоянно иметь при себе паспорт объемом в 96 страниц, в котором работодатель ежемесячно должен делать пометку. Если африканец забыл свой паспорт дома или если какой -  нибудь из его многочисленных пропусков не в порядке, его могут арестовать. "Паспортные облавы" на африканцев проводятся в Йоханнесбурге и других городах чуть ли не ежедневно. Пойманный "нарушитель" отнюдь не всегда предстает перед судом. Чаще всего таких людей, бесследно исчезнувших для семьи, используют на принудительных работах у богатого белого фермера. Они превращаются в его рабов. Хозяин платит им три цента в час. Когда истекает срок работ, нередко оказывается, что нищенского заработка не хватает, чтобы расплатиться за жилье, одежду и прочее. Тогда подписывается новый договор на новый срок.

Другим поставщиком негритянских рабов для ферм служат так называемые фермерские тюрьмы. Группы белых фермеров строят также тюрьмы в своих районах в складчину. Правительство укомплектовывает тюрьмы административным персоналом и заполняет их заключенными африканцами. Заключенных сдают в "аренду" фермерам, которые вносят арендную плату в государственную казну.

В свою каннибальскую деятельность расисты пытаются внести "плановое начало". В ЮАС осуществляется сейчас программа создания "расовых районов", рассчитанная на 15 - 20 лет. Задумано это с тем, чтобы полностью территориально изолировать белых от черных и цветных. 50 тысяч негров уже выселены насильно из Софиятауна - района трущоб в Йоханнесбурге. В назначенный день туда явилось 2 тысячи полицейских. Они выбросили из лачуг пожитки негров. Особые команды, вооруженные топорами, взобрались на крыши и разрушили эти ветхие жилища. Такие же организованные погромы власти ЮАС намерены провести в других городах страны.

По всей стране проводится "расовая классификация". Суть ее сводится к тому, чтобы навсегда отнести к той или иной расовой категории каждого из 14 миллионов жителей Южно - Африканского Союза, заклеймить "черных" и "цветных" клеймом неполноценности, приниженности перед белым угнетателем. В Кейптауне и других городах ЮАС регистрационные бюро занимаются "исследованием" цвета кожи, волос, глаз, изучением родословной каждого жителя на предмет определения его расовой принадлежности. Если чиновники решат, что такой - то гражданин, до сих пор числившийся белым, "похож" на негра или цветного, они могут "понизить" его по шкале апартеида. Это значит, что он должен будет переселиться в гетто для черных, дети его смогут посещать только "племенные школы", он никогда не сможет получить работу, резервированную для белых, он станет бесправным рабом.

Скотская сущность расизма, пожалуй, ни в чем не проявляется так ярко, как в гнусном законе "об аморальности". "Аморальной" здесь считается всякая любовная связь между представителями разных рас. Нарушителей этого изуверского закона подвергают тяжкому телесному наказанию и тюремному заключению сроком до семи лет.

Когда задумываешься над тем, что происходит в Южно - Африканском Союзе и в южных штатах США, ясно видишь, что расизм калечит не только жизнь миллионов черных. Он отравляет своим ядом сознание белых, сеет бациллы ненависти, взаимного недоверия, разъединяет людей, а значит, делает их более слабыми.

Об одной из таких жертв расизма рассказывается в статье уже упоминавшегося Рида. Некий житель Кейптауна, считавшийся белым, женился на белой женщине. 24 года спустя ему сообщили о факте, которого он сам не знал: в метрических документах он был обозначен как "смешанный". Прежде всего он лишился работы, далее, рассказывает он, произошло следующее: "Когда моя жена узнала об этом, она упала в обморок. Потом она рыдала и говорила: ты опозорил меня, уйди! Семейная атмосфера сразу оказалась отравленной ненавистью, в конце концов мне пришлось уйти из дому. Вскоре после этого жена подала заявление о разводе. Все стало невыносимым, я хотел отравиться, принял огромную дозу снотворного. Но меня спасли. В конце разбора дела о разводе жена лишилась чувств. Проболев три года, она умерла".

Разум человечества не может мириться с произволом расистских мракобесов! Африка перестает быть в наши дни заповедником колонизаторов. Народы Черного континента один за другим избавляются от колониального рабства. Над землей, исполосованной как спина угнетенного негра кровавыми расовыми барьерами, веет ветер свободы!

Мухтар Ауезов