Культура Казахстана

04.12.2012 4519
  Культура Казахстана   Мухтар Ауэзов, Халижан Бекхожин   Годы сна   В дореволюционное время наука и просвещение были недоступны для казахского народа.   Познание казахского народа в области науки сводилось к тому, что он видел и что мог наблюдать долгие годы.   Даже простое исчисление не было доступно в полной мере. Количество скота считали по пальцам, а если слишком большие были табуны, говорили просто: "долина вся заполнена скотом".   Как выжженные солнцем, оголенные, бескрайние степи, шли однообразные и унылые века. Посмотрите на озеро в бурю. Хмурый день гонит по нему волны, и на поверхности его появляются тысячи белых пузырьков и вновь исчезают в гневной пучине. Точно так же время от времени, как пузырь, вздуется на степи юрта кочевника, постоит некоторое время и вновь исчезнет, гонимая в другие, более приветливые места по серебряным волнам ковыля.   В юртах коротал свои годы человек, судьба которого была загадочной, а дни скучны и неприветливы. Жил человек, любил, размножался, и возник таким образом народ, связанный между собою бесчисленным множеством родов.   Кочевал этот народ вдали от сокровищ наук и не мог найти торной дороги к знанию.   Казахи говорили: "Если родится джигит - хорошо, пусть следует по стопам предков; если он узнает то, что знали они, — хорошо, больше не надо".   Когда же сын своими познаниями обгонял отца — это считалось непростительным грехом.   Далекие времена невзгод и лишений сам народ называл годами беспробудного, кошмарного сна. А годы, когда он впервые вкусил плоды просвещения и науки, названы народом годами пробуждения.   Долго спал народ, с головой укрывшись туырлыком[1]. Спокойным ли был этот сон? Нет, покоя не было. Жесткой, как камень, была постель, под головой лежал шенгель, кошмарные виделись сны, и с глухим стоном, беспокойно ворочался степной народ с боку на бок. Сквозь тяжелый сон неустанно работала мысль его, зарождались благие мечты и думы.   Беспощадные удары веков терзали и давили его грудь.   Неугасимая мечта народа выливалась в тяжелый скорбный напев, проникающий в глубины человеческих сердец. Песни скорби летели по степи из конца в конец. В день своего пробуждения народ еще не овладел богатым кладом науки и знаний, но к ним в песнях своих уносился он крылатой мечтой, ибо богата была фантазия народа.   По народным легендам, фантастическим сказкам, песням и эпическим поэмам искал народ дорогу к знанию. Он мечтал о таком небесном коне, который бы далекие пространства сделал малыми; народ мечтал на таком коне прискакать к сердцевине земли. Народная фантазия породила легендарного тулпара, который в шесть прыжков одолевал шестимесячное пространство. Народный эпос воспевал бесстрашных героев, ратовавших за счастье народа и в любой момент готовых выступить на защиту его. Народ мечтой стремился отобрать у природы то, что она веками ревностно скрывала от него. Воспевались в поэмах мудрецы, улавливающие неслышный звук, прокладывающие пути во внутрь семипластовой земли, чтобы добыть несметные сокровища.   —    Изобрети крылья, чтобы парить в небе. Пробейся через огненное море, достань дно у бездонных глубин. Всякое дерзание умножает достижения, — говаривал народ, мечтая о технике и лучших днях на этой огромной земле.   Понимал народ, что он обойден волшебным даром науки, и это глубоко волновало его. Потому-то, как золотые самородки, оберегал он устное творчество, вещавшее о светлых днях пробуждения.   Как первенец, как светлый серп молодого месяца, зарождался в степи волнующий кюй. В нем все — радости и дерзания, горе и скорбь, борьба и победа — вся жизнь.   О своем тяжелом положении много сложил народ красноречивых изречений и мудрых высказываний.   Свидетели многих людских поколений, даровитые представители своего времени — народные акыны в импровизациях отразили думы и чаяния угнетенного народа. Как правило, все песни акынов начинались с "аройна"[2] на протяжении двух веков темой их была скорбь по науке и знанию.   В страшные годы, когда казахскую степь сковали цепями невежества, народ-титан все же мечтал о целостности домашнего очага, о будущем благе подрастающего поколения. Ни на один миг не забывал народ о своих скудных познаниях в области науки. Он завидовал тем странам и народам, которые культурой и техникой обогнали его и оставили далеко позади. Но он не падал духом. В нем с каждым годом возрастала жажда, накапливались несбывшиеся чаяния. Были у народа такие сыны, которые в эпоху лишений и бедствий вступали в единоборство со временем, звали народ к просвещению, и голоса их звучали настойчиво, неустанно, как сладкие звуки флейты и кобыза.   Народы, познавшие тайну знанья, Воздвигли красивые светлые зданья, —   восклицал Алтынсарин Ибрай, до глубины души взволнованный при виде больших европейских городов.   Он был честным и верным сыном казахского народа. С горечью говорил он: "О, мой бесценный народ, без знанья и культуры ты обречен на горе и страданья!". Свои надежды он возлагал на молодое подрастающее поколенье:   Тянитесь, дети, к знанью с рвеньем, То, что познали в мыслях вы, Нельзя считать успокоеньем.   Неусыпно и постоянно будил он молодежь, звал в прекрасный мир просвещения.   Он не ограничился одним красноречием, а сразу приступил к делу. Алтынсарин Ибрай открыл в аулах школы, составил учебники. Он впервые отказался от арабского алфавита, предложив взамен его русской алфавит. Он обучал детей русскому алфавиту. Но Алтынсарин Ибрай, будучи человеком просвещенным, все же был одинок; он обучал десятки ребят, а многие тысячи оставались в плену невежества и темноты. Большинство аулов не знало грамоты и продолжало кочевать по широкой степи.   Итак, основная масса казахского народа оставалась в низинах веков; и только единицам удавалось где бегом, где ползком перевалить хребет познаний.   Была середина XIX века. Народ продолжал кочевать по неясным тропам, испокон веков проложенным далекими предками и последующими поколениями.   Тогда среди казахского народа появился великий Абай. Он был выше своей среды на целую голову и, как зоркий беркут, вглядывался на Восток и Запад. Он знал, что живут там народы с высокой культурой, просвещенные, овладевающие мощной техникой. Поэт звал свой народ к культуре, просвещению, технике. Он верил в то, что будущее будет светлым и радостным. Он первый дерзнул сказать, что для народа стали узки и коротки тропы, проторенные отжившими свой век поколениями. Он обращался к своему современнику с пламенными словами:   Не блуждай, дороги старой не найти, Выходи на светлые пути! Без науки, без упорного труда Даже скот не сможем возрастить. Одинокий голос поэта, в силу целого ряда причин, не был услышан народом. Тогда великий поэт в целом ряде песен начал умолять народ, чтобы добыть драгоценный плод науки; он обрушил свой гневный голос на тех, кто оставался глух и нем к его призыву.   Его девизом было знанье. Он первый открыл тяжелый тундук[3] казахской юрты, и живительные лучи западной культуры хлынули в эту юрту. Столь велик был Абай. Понимая безысходность и тяжелые переживания порабощенного народа, он гневно вопрошал:   "Неужели мы обречены на вечные страдания и постоянную отсталость от других народов земного шара? Или, наконец, придут для казахского народа чудесные дни, озаренные наукой, образованием?!"   Он — великий поэт — ушел из жизни, лелея мечту о науке, образовании.   И его мечта все же стала мечтой народа. Как ни труден был путь к просвещению, но желание было превыше всего. Для душевных стремлений нет преград! Через многие препятствия шел народ к цели, овладевая наукой. Не раз внешние враги, как голодные шакалы, врывались в казахские степи, нанося опустошения, а богачи, как пиявки, высасывали из народа богатырскую силу. Все это вместе взятое угнетало народную мысль, закрывая на тяжелые замки двери к просвещению.   Молодое поколение тянулось к учебе, как ни скручивала его эпоха кнута и мракобесия. Правда, уже были среди казахов образованные люди, но они принадлежали к имущим классам и по идеологии своей стояли далеко от народа. Получив образование, они превратились в идейных палачей своего народа, послушных приспешников самодержавия. Они рыли на пути духовного развития своей нации глубокие рвы.   И невероятно трудно было получить образование казаху, выходцу из народной гущи. Их были единицы. Один из них — даровитый поэт Султан Махмуд Торайгыров. Его детские годы протекали в нищете и лишениях, как и у других беднейших детей. Только неиссякаемая энергия, настойчивый характер, непреклонная воля позволили ему вырваться из аула и пойти кремнистым путем в поисках счастья. В поисках его он исколесил немало городов. Он побывал в Павлодаре, Омске, Семипалатинске, Троицке, Томске. Ему удалось поступить в русскую школу и, влача нищенское существование, с трудом добывать знания. Но и во время учебы его волновала не столько личная удача, сколько судьба всего казахского народа.   На хмурое небо народа родного, Как яркое солнце взберусь. Трудна к просвещенью и свету дорога, Но в царство невежества я не вернусь,   — писал поэт, пускаясь в славный путь против мутного и сильного течения того времени. Он, как молодой сокол, расправил крылья, чтобы достичь сияющих высот человеческой мысли.   За эпохой минула эпоха. Казахский народ позабыл далекие и трудные кочевья, он миновал опасные грозные перевалы эпохи безвременья и пришел к великому Октябрю.   Бурный камень в землю врос. Много мы пролили слез. В нас враги пускали стрелы, Но спасал от смерти росс.   Великий русский народ вывел к свету и знанию свой родной казахский народ, который долгое время томился в мрачной темнице мракобесия и невежества. Казахи под руководством и с помощью русского народа сбросили с себя двойное иго и вышли на свободную дорогу. Многомиллионные народы, слившись воедино, в далекое невозвратное прошлое бескультурье народов. Великий Октябрь зажег над ними неугасающее солнце науки. Ярко освещает оно торную широкую дорогу идут по этой дороге, руководимые бессмертными идеями Ленина и Сталина. Ушло к человеческому счастью - вершинам науки, всестороннему образованию, высотам мировой культуры. Казахский народ, как и все народы нашей родины, идет по новому историческому пути. Он продвигается вперед не робким, предосторожным шагом минувших веков, а как неутомимый в беге степной скакун, спешит к заветной цели. И каждый, кто теперь постигает высокий смысл наук, говорит про себя: "Когда-то нас угнетало бескультурье; недостаток знаний, техническая отсталость клеймили нас. Теперь же мы наверстаем упущенное!"   Осуществилась мечта многих веков; стал явью чудесный сон. Наступила пора истинного процветания. Беспощадно мстя невежеству прошлого, достойные сыны и дочери казахского народа соревнуются в быстрейшем и глубоком овладении наукой. Они не "ползком взбираются" к вершинам культуры, как это было ранее, а единой колонной выступают в боевой поход.   Город красоты и культуры   Казахские дети по окончании школ в аулах и районах, как правило, стремятся в города для дальнейшего повышения своего образования. И города с исключительной сердечностью зовут к себе поколение, освобожденное Октябрем, и юное поколение, воспитанное в годы советской власти. Особенно у казахской молодежи велика тяга к науке.   В Казахстане более сотни районных и свыше десятка областных городов. В каждом из них имеются средние школы и техникумы или же высшие учебные заведения. А сколько ребят и юношей учится в этих городах! Не ограничиваясь учебными заведениями только нашей республики, казахская молодежь едет за знаниями в такие города, как Москва, Ленинград, Ташкент, Казань, Томск, Саратов, Омск и другие. Все же подавляющее большинство казахской молодежи учится в учебных заведениях любимой и родной столицы Алма-Ата.   Этот чудесный, поистине сказочный город раскинулся у склона Ала-Тау, которые вершинами своими упираются в небо. Склоны гор обильно заросли лесом и фруктовыми деревьями. В городе прямые широкие, асфальтированные улицы, затененные с обеих сторон рядами высоких деревьев. Здания — светлые и многоэтажные — выстроились ровными квадратами. В садах заливаются соловьи, и склоняются гибкие ветви под тяжестью вызревших плодов. На клумбах и газонах, благоухая, пылают цветы. По арыкам, тщательно выстланных камнями, течет светлая вода.   И казах, ранее сторонившийся города, кочевавший в стороне от больших селений, ныне всей душой рвется в этот замечательный город. Подобно бесчисленным весенним ручейкам, со всей степи стекаются в Алма-Ата люди разных профессий. Приглядитесь к казахской общественности, и вы увидите среди них убеленных сединами стариков, женщин и боевую радостную молодежь. Это не только казахи, это люди разных национальностей.   Алма-Ата — столица Казахской Советской Социалистической Республики — является крупнейшим культурным центром и центром национальной науки и культуры. И она, как и другие города республики, может служить ярким примером еще небывалого расцвета казахского народа.   Здесь около сотни неполных и средних школ, пятнадцать техникумов, девять высших учебных заведений; помимо этого, здесь много разнообразных курсов, производственных учебных комбинатов, научно-исследовательских институтов. В школах города обучается 46.912 детей, в вузах — около 12 тысяч студентов. По последней переписи, один из трех жителей города является учащимся. Таким образом, Алма-Ата можно безошибочно назвать кузницей кадров. Вузы Алма-Ата ежегодно выпускают сотни молодых специалистов с высшим образованием, это — журналисты, педагоги, ветеринары, агрономы, инженеры различных специальностей. Они в большинстве своем едут в степи, чтобы преобразовывать их. В горные долины, в аулы, селенья и города казахской республики несут они пылающие факелы знаний.   Сейчас в Алма-Ата более 70 профессоров, около 200 доцентов, не менее 500 научных работников по различным отраслям народного хозяйства и многосотенная армия преподавателей-педагогов.   В Алма-Ата много типографий, издательств, библиотек и театров и целый ряд других культурно-просветительных организаций.   Обладательницей и хранилищем духовных богатств Алма-Ата стала лишь в эпоху Сталина. Теперешняя столица Алма-Ата насчитывает 245.000 жителей. Улицы ее, обрамленные высокими зданиями, наполнены бурным людским потоком. Молодежь спешит по улицам, весело разговаривая об учебе, науке и искусстве. Заканчивая среднее образование, молодежь не останавливается на перепутье, стараясь получить высшее специальное образование. Ведь в любое учебное заведение открыты двери.   —Я буду врачом! —Я — агрономом! —Я стану журналистом!   Вот какими желаниями живет наша советская молодежь. Ее желания вполне реальны и осуществимы. Все преграды с ее пути сметены Великим Октябрем, остается выбрать специальность по своим наклонностям и овладеть наукой.   Старейшая кузница кадров   Среди многочисленных дворцов наук республики главенствующее место занимает старейший вуз — Государственный педагогический институт имени Абая. Общественность Казахстана прекрасно знает, какую огромную роль сыграл этот вуз в области культурного процветания Казахстана. Помещается он в здании бывшей гимназии. Однако от гимназии осталось одно здание — и больше ничего. Возросшая культурная потребность поставила перед республикой необходимую задачу — как можно больше дать людей с высшим образованием, в особенности преподавательского состава. Партия и правительство и лично товарищ Сталин придают большое значение развитию национальной культуры и научно-просветительным мероприятиям. Еще в 1928 году Центральный Комитет партии и Советов Народных Комиссаров Союза вынес постановление об организации этого института. С тех пор работает институт на благо и процветание социалистической науки. КазПИ — вуз, первенец Казахстана. Он заложил прочный фундамент, на котором в дальнейшем возникли другие учебные заведения республики.   Долгие годы скорбила степь о просвещенных людях, в особенности большая нужда ощущалась в народных учителях. КазПИ был призван восполнить этот пробел, удовлетворить потребность народа. Поэтому роль педагогического института особенно велика и более значительна, нежели роль других институтов, хотя они столь же необходимы нашей республике. КазПИ воспитывает и готовит преподавателей. В аудиториях института впервые заговорили по-казахски великие люди — Платон, Сократ, Архимед, Руссо, Ньютон, Дарвин, Бальзак, Толстой, Пушкин и др. В институте изучаются казахский язык, казахская литература и история.   Нелегко было организовать первый вуз. Огромного труда стоило укомплектовать кадры научно-преподавательского персонала и составить программу и учебный план, отвечающие марксистско-ленинским методам воспитания. Пользуясь нехваткой научных работников, в ряды их проникли буржуазные националисты, которые с кафедры института пытались привить молодежи свои контрреволюционные идеи. Партия и правительство очистили преподавательский состав вуза от вредительских элементов.   Одиннадцать лет существует КазПИ. Если подробно описать его историю, получится солидная книга. Не одну тысячу специалистов выпустил институт за свое малолетнее существование.   В 1928 году, т.е. в год открытия, в институте обучалось 119 студентов, из них 76 казахов. Уже в 1933 году институт насчитывал 515 студентов, в том числе 228 казахов. Следует заметить, что КазПИ один из тех вузов, куда с большой охотой идут девушки. Если в 1928 году их училось 32, то в прошлом году эта цифра возросла до 322.   В момент организации институт имел три факультета — языка и культуры, физико-математический и естествоведческий. Сейчас в КазПИ пять факультетов. Во всех этих факультетах хорошо укомплектованы кафедры по отдельным предметам, имеющим особенное значение в пределах Казахстана. Особенно крупное значение имеют кафедры языка, литературы и истории. Кафедра языка проделала большую научную работу в области лингвистики и систематизации истории казахского языка, а также в создании казахской научной грамматики. Научные работники кафедры товарищи С.Аманжолов и С.Кенесбаев - молодые советские ученые, кандидаты филологических наук. Написанные ими учебники по казахской лингвистике известны всему Казахстану и являются крупнейшим подспорьем в изучении языковедения.   Особенно за последнее время в институте очень хорошо были подобраны преподаватели и профессора. В 1928 году институт имел всего 20 преподавателей, причем некоторые из них оказались людьми чуждыми, и их изгнали из института. Сейчас в КазПИ 75 преподавателей, из которых 21 казахские ученые. По ученым званиям преподавательский состав представляет из себя следующую картину: 7 профессоров, 15 доцентов, некоторые из них имеют степени доктоpa и кандидата наук. Преподавательский состав в преобладающем большинстве молодые люди, недавно окончившие советские вузы. Немало среди них и бывших воспитанников КазПИ, как, например, товарищи Толыбеков, Кенесбаев, Тажибаев, уже известные своими научными работами. Они пользуются уважением и авторитетом среди студенчества.   В институте немало прекрасных преподавателей, имена которых с гордостью называют студенты, — это товарищи Маркович, Сильченко, Линчевский.   Тов. Маркович — человек, целиком посвятивший себя науке, подлинный советский ученый. Об одном из сильнейших и старейших преподавателей, тов. Линчевском, студенты говорят с особенной теплотой. Его лекции слушаются с большим наслаждением. Он мастер доказательств и убедительных фактических примеров. Александр Харлампович Линчевский своей образной речью, пересыпанной поговорками и пословицами, умеет заинтересовать студентов и в доходчивой форме подать им самый сложный материал.   Один из старейших работников института, связанный с ним почти со дня его основания, — преподаватель тов. Сильченко. Он проделал колоссальную работу как заведующий учебной частью института и как опытный преподаватель литературы. Студенты, оканчивающие институт, уносят с собой самые лучшие воспоминания о тов. Сильченко. Сейчас он занят кропотливым трудом по научному исследованию казахской литературы и готовится к защите диссертации для получения научной степени.   В институте немало таких преподавателей.   Кабинеты и лаборатории КазПИ хорошо оборудованы соответствующими приборами и экспонатами. Имеются показательные лаборатории, в особенности химическая, оборудование которой представляет огромную ценность. Достаточно сказать, что оборудованием своим она не уступает старейшим вузам страны. Хорошо укомплектован пособиями кабинет марксизма-ленинизма, в библиотеке его имеются труды Маркса, Энгельса, Ленина, Сталина, работы Канта, Фейербаха, Плеханова и других. В аудиториях и кабинетах проходит огромная работа. Даже после занятий до глубокой полночи тут занимаются студенты; тут же постоянно находятся научные работники, которые дают студентам необходимую консультацию. В кабинете марксизма-ленинизма вы встретите не только студентов различных факультетов, изучающих марксизм, но и самих преподавателей института. Библиотека института насчитывает 175 тысяч всевозможных книг. Эти книги — ближайшие помощники студенчества, неиссякаемые источники науки. При институте имеется факультет заочного образования, на котором обучается около тысячи студентов. Кто они, эти студенты? Большая часть их преподаватели аульных и районных школ - наша советская молодежь, желающая повысить свое образование.   В здании КазПИ помещается еще одно учебное заведение, являющееся его младшим братом, — это учительский институт, который можно считать вполне самостоятельной единицей. Кроме того, при КазПИ имеется подготовительное отделение наподобие рабфака.   Аспирантура — один из сложнейших участков работы института. Аспиранты — смена и пополнение славной армии работников науки и просвещения, и прежде всего они надежные кадры для самого института.   Сейчас КазПИ имеет двадцать аспирантов; этого, конечно, недостаточно, но по качеству это люди больших дерзаний, и на них возлагаются большие надежды. Через год — другой они станут руководителями кафедр, профессорами, опытными преподавателями. Даже и теперь они ведут преподавательскую практику, как, например, товарищи А.Токмагамбетов. Г.Мусабаев, М.Габдуллин, и приступают к самостоятельной научно-исследовательской работе. Своими первыми работами они уже зарекомендовали себя как способные и талантливые люди.   КазПИ — учебный комбинат больших возможностей, и недаром интеллигенция Казахстана, так же как и студенты, тесно связана с ним. Научные работники, педагоги, пропагандисты, писатели и работники искусств охотно приходят в институт. Дискуссии по вопросам литературы, научные конференции, доклады по марксизму-ленинизму, научные собрания — все эти мероприятия проходят в здании института.   Не увидите вы в стенах института малограмотную, починовничьи самолюбивую и хвастливую толпу, которую в свое время зло и уничтожающе высмеял Абай.   Их ум, надменный и пустой, Займет ли Салтыков, Толстой? Иль толмачем, иль адвокатом Выходит в жизнь из них любой.   Теперешняя советская молодежь, заполняющая аудитории КазПИ, прилагает свое усердие и энергию во имя интересов народа и во имя расцвета новой, социалистической культуры.   Среди студенчества есть немало очень одаренных юношей и девушек, которые заметно выделяются и обещают многое. Они, вне всяких сомнений, будут учеными в полном смысле этого слова. Из этой славной плеяды следует назвать студентов: Жармагамбетова, Даирбекова, Жубаева, Уварова, Казаханова, Кулумбетова, Тобылбаева и Тихоновскую. Им присуждены стипендии имени товарища Сталина. Это выдающееся событие было радостью и гордостью всего института.   Вот они, истинные сыны и дочери народа, смело шагающие по дороге просвещения. Большая творческая работа ждет их, развеяна вековая тьма, преграждающая путь к всесильной науке.   Не только Казахский педагогический институт является крупным очагом науки и культуры. Есть в Казахстане целая сеть разнообразных высших и специальных учебных заведений не меньшего значения. Это — медицинский, горно-металлургический, сельскохозяйственный, зоотехнический и ряд других научно-исследовательских институтов.   И во всех институтах учатся десятки тысяч молодых людей, впитывая в себя знания, готовясь стать не только специалистами своего дела, но и научными творческими работниками, могущими вести сложнейшую исследовательную работу. Из них бьет ключом неиссякаемая энергия, они призваны для смелых открытий, достойных нашей великой героической эпохи.   Что могли получить учащиеся от тогдашних наставников — хальфе, хазретов, ишанов и мулл за свое двадцатилетнее пребывание в медресе?   Какие семена посеяли эти "мудрецы" в народе?   Ничего не стоили их хваленые медресе в Бухаре, лекции в Мекке, вместе с "Аль Азхари" в Каире.   Если мы соберем все знанья, которые можно было получить в Каире, Египте, Бухаре и Стамбуле, и попробуем срав-нить с нынешними познаниями советского студента, то легко убедимся — прославленные медресе не могли дать того, что дают книги, собранные в богатейшей библиотеке КазПИ. Очень метко в своих стихах осмеял Абай бесполезное пятнадцати — двадцатилетнее, так называемое, "ученье".   Неправильно книгу читает мулла. Чалма у него, как осенняя мгла, Слепы его мысли. Он хочет казаться Умней и сильнее степного орла.   Или в другом стихотворении:   Не увлекайся, чем попало. Хоть знаний будет слишком мало, Клади в фундамент мирозданья Кирпич во что бы то ни стало.   В данном случае Абай высмеивает хвастливых недоучек своей эпохи, думающих о несвершенных делах своих.   Если взять послеоктябрьский бурный темп развития техники и науки у народов Казахстана, то даже враги наши вынуждены замолчать, потому что эти достижения ослепят их.   Мы показали в данном очерке только КазПИ — один из крупнейших вузов в нашей республике. А их, как мы уже говорили, немало. Все они организованы для дальнейшего расцвета культуры народов Казахстана.   Питомцы КазПИ   Степь, истосковавшаяся по культуре, так же как и по воде, наконец-то утолила свою вековую жажду. В степи расцвели благоухающие цветы науки. И самые яркие из них были выращены в приветливых аудиториях Казахского педагогического института.   Питомцы КазПИ разбросаны по самым далеким аулам необъятной степи и там, среди народа, ведут свое скромное, но великое дело. Они обучают ребят грамоте, заведуют полными средними школами, а иные из них преподают в институтах, работают пропагандистами и сеют в народе великие идеи ленинизма. Многие ныне работают на разнообразных участках культурного фронта, занимают ответственные посты партийных и хозяйственных работников.   Так, например, бывший студент КазПИ тов. Абдыкалыков — ныне нарком просвещения КазССР, тов. Талалаев - секретарь обкома КП(б)К Восточного Казахстана, тов. Артыков — секретарь Алма-Атинского JIKCMK. А сколько бывших студентов КазПИ выдвинуто на руководящую работу в аулах и районах!   Иные воспитанники КазПИ стали крупными научными работниками и работниками искусств. Особенно большое пополнение дал институт в среду писателей. Если мы не будем пока говорить о молодых, начинающих писателях, и тогда это пополнение будет значительно. Среди них такие известные писатели и поэты, как Таир Жароков, Абдильда Тажибаев, Есмагамбет Исмаилов, Хажим Жумалиев, Али Исмамбетов, Кадыр Хасанов. Эти товарищи в свое время окончили КазПИ, а сейчас плодотворно работают на литературном поприще.   Основная цель КазПИ — дать республике высококвалифицированных педагогов. В этом направлении проделана титаническая работа, институт вправе гордиться ею. Институт ежегодно пополняет ряды педагогов с высшим образованием. Среди них имеются знатные люди, имена которых известны всему Казахстану.   В мае 1939 года Верховный Совет СССР наградил орденами и медалями лучших преподавателей нашей необъятной родины. Это знаменательное событие еще выше подняло звание народного учителя. Общую радость разделили и педагоги Казахстана, лучшие из них также получили награды. Среди награжденных — старейший народный учитель, один из видных писателей республики, Испандиар Кубеев, получивший орден Ленина, и молодой учитель Павлодара тов. Рахметов. Как мы видим, в числе награжденных и старики, и молодежь, вложившие свой труд в дело просвещения казахского народа. Высокую награду получили также бывшие питомцы КазПИ. Медалями "За трудовую отвагу" награждены товарищи Загира Кулепова и Хан Валиев. Они только недавно вышли из стен КазПИ и за два — три года практики сумели стать отличными преподавателями.   Таких людей, преданных своему делу, являющихся самоотверженными бойцами на культурном фронте, немало работает в далеких степных аулах, на железнодорожных станциях и в городах нашей республики.     О чем говорят цифры   Благодаря мудрому руководству партии и правительства, претворяя в жизнь национальную политику Ленина — Сталина, Казахстан стал культурной республикой. За двадцать лет своего славного существования он поднял эту культуру, национальную по форме, социалистическую по содержанию, на небывалую высоту.   Двадцатилетние достижения Казахстана столь велики, что с ними ни в коей мере не могут сравниться все достижения прошлых веков, несмотря на то, что еще задолго до революции казахский народ стремился к науке и знанию. Только в эпоху Сталина сбылись вековые чаяния народа. Свидетельство этому цифры. Обратимся к ним.   В 1914—1915 годах в Казахстане было 2.011 школ, из них 53 средних и неполных средних. В те годы казахские школы отсутствовали совершенно.   В 1920—1921 годах, т.е. после организации Казахской ССР, было открыто 2.410 школ, из них 590 казахских. В 1927-1928 годах работало 3.944 школы и в 1.527 из них обучали на казахском языке. В нынешнем учебном году в Казахстане уже насчитывается 8.381 школа, из них неполных средних 2.244 и 1.443 казахских школы.   Колоссально выросло количество учащихся в школах. Если в 1914—1915 годах по всей территории нынешнего Казахстана насчитывалось 105.239 учащихся, то сейчас их 1.132.326 человек.   Дореволюционный Казахстан не имел ни одного вуза. Первое высшее учебное заведение основано в 1928 году, и обучалось в нем 119 студентов. Это был педагогический институт. В 1932-1933 годах число вузов уже достигает десяти, в них обучается 2.659 студентов.   Сейчас в Казахстане 19 высших учебных заведений, в них обучается 8.432 студента. Кроме того, имеются 120 техникумов с 26.331 студентом; тогда как до революции на территории нынешнего Казахстана было 7 учебных заведений наподобие ремесленных школ с 302 учащимися. В одиннадцати рабфаках Казахстана ныне обучается 2.574 человека.   Эти показатели являются ярким свидетельством бурного развития учебно-просветительного дела в Казахской республике. Они говорят о том, что казахский народ, абсолютно лишенный знаний до революции, в нашу эпоху стал просвещенным и культурным народом. Мы еще не назвали количества заочных институтов, курсов и ликбезов для взрослых, а они занимают немалое место в учебно-просветительной работе Казахстана.   В последние годы партия и правительство решительно взялись за ликвидацию неграмотности. Двадцатилетие Казахстана армия культармейцев встречает под боевым лозунгом: превратить Казахстан в республику сплошной грамотности.   Наряду с учебно-просветительными организациями в Казахстане много других культурных учреждений. Организовано 514 детсадов, которые обслуживают 17.903 ребенка. До революции имелось в этих краях 146 библиотек, причем пи одна из них не была казахской. Сейчас в Казахстане 3.304 книгохранилищ-библиотек, в которых собрана литература на казахском и русском языках. 5.237 клубов также являются важнейшими очагами социалистической культуры. До революции в Казахстане было два музея и два театра. Сейчас музеев 25, театров — 38.   В городах, которые впоследствии вошли в состав Казахской республики, до революции насчитывалось около 20 кинотеатров, а сейчас в Казахстане их — 1.275.   До революции на территории нынешнего Казахстана издавалось 11 газет и 3 журнала, тогда как ныне издается 322 газеты и 28 журналов.   Все эти цифры говорят о культурном росте советского Казахстана. Казахский народ отныне может гордиться своей наукой, техникой и общей культурой. Все эти достижения являются результатом мудрой национальной политики Ленина — Сталина, они являются результатом отеческой заботы великого вождя, сердечного друга казахского народа, мудрейшего Иосифа Виссарионовича Сталина.     [1] Высушенная кожа. [2] Исторический запев [3] Кошма, прикрывающая дымоход в юрте

 

Культура Казахстана

 

Мухтар Ауэзов, Халижан Бекхожин

 

Годы сна

 

В дореволюционное время наука и просвещение были недоступны для казахского народа.

 

Познание казахского народа в области науки сводилось к тому, что он видел и что мог наблюдать долгие годы.

 

Даже простое исчисление не было доступно в полной мере. Количество скота считали по пальцам, а если слишком большие были табуны, говорили просто: "долина вся заполнена скотом".

 

Как выжженные солнцем, оголенные, бескрайние степи, шли однообразные и унылые века. Посмотрите на озеро в бурю. Хмурый день гонит по нему волны, и на поверхности его появляются тысячи белых пузырьков и вновь исчезают в гневной пучине. Точно так же время от времени, как пузырь, вздуется на степи юрта кочевника, постоит некоторое время и вновь исчезнет, гонимая в другие, более приветливые места по серебряным волнам ковыля.

 

В юртах коротал свои годы человек, судьба которого была загадочной, а дни скучны и неприветливы. Жил человек, любил, размножался, и возник таким образом народ, связанный между собою бесчисленным множеством родов.

 

Кочевал этот народ вдали от сокровищ наук и не мог найти торной дороги к знанию.

 

Казахи говорили: "Если родится джигит - хорошо, пусть следует по стопам предков; если он узнает то, что знали они, — хорошо, больше не надо".

 

Когда же сын своими познаниями обгонял отца — это считалось непростительным грехом.

 

Далекие времена невзгод и лишений сам народ называл годами беспробудного, кошмарного сна. А годы, когда он впервые вкусил плоды просвещения и науки, названы народом годами пробуждения.

 

Долго спал народ, с головой укрывшись туырлыком[1]. Спокойным ли был этот сон? Нет, покоя не было. Жесткой, как камень, была постель, под головой лежал шенгель, кошмарные виделись сны, и с глухим стоном, беспокойно ворочался степной народ с боку на бок. Сквозь тяжелый сон неустанно работала мысль его, зарождались благие мечты и думы.

 

Беспощадные удары веков терзали и давили его грудь.

 

Неугасимая мечта народа выливалась в тяжелый скорбный напев, проникающий в глубины человеческих сердец. Песни скорби летели по степи из конца в конец. В день своего пробуждения народ еще не овладел богатым кладом науки и знаний, но к ним в песнях своих уносился он крылатой мечтой, ибо богата была фантазия народа.

 

По народным легендам, фантастическим сказкам, песням и эпическим поэмам искал народ дорогу к знанию. Он мечтал о таком небесном коне, который бы далекие пространства сделал малыми; народ мечтал на таком коне прискакать к сердцевине земли. Народная фантазия породила легендарного тулпара, который в шесть прыжков одолевал шестимесячное пространство. Народный эпос воспевал бесстрашных героев, ратовавших за счастье народа и в любой момент готовых выступить на защиту его. Народ мечтой стремился отобрать у природы то, что она веками ревностно скрывала от него. Воспевались в поэмах мудрецы, улавливающие неслышный звук, прокладывающие пути во внутрь семипластовой земли, чтобы добыть несметные сокровища.

 

—    Изобрети крылья, чтобы парить в небе. Пробейся через огненное море, достань дно у бездонных глубин. Всякое дерзание умножает достижения, — говаривал народ, мечтая о технике и лучших днях на этой огромной земле.

 

Понимал народ, что он обойден волшебным даром науки, и это глубоко волновало его. Потому-то, как золотые самородки, оберегал он устное творчество, вещавшее о светлых днях пробуждения.

 

Как первенец, как светлый серп молодого месяца, зарождался в степи волнующий кюй. В нем все — радости и дерзания, горе и скорбь, борьба и победа — вся жизнь.

 

О своем тяжелом положении много сложил народ красноречивых изречений и мудрых высказываний.

 

Свидетели многих людских поколений, даровитые представители своего времени — народные акыны в импровизациях отразили думы и чаяния угнетенного народа. Как правило, все песни акынов начинались с "аройна"[2] на протяжении двух веков темой их была скорбь по науке и знанию.

 

В страшные годы, когда казахскую степь сковали цепями невежества, народ-титан все же мечтал о целостности домашнего очага, о будущем благе подрастающего поколения. Ни на один миг не забывал народ о своих скудных познаниях в области науки. Он завидовал тем странам и народам, которые культурой и техникой обогнали его и оставили далеко позади. Но он не падал духом. В нем с каждым годом возрастала жажда, накапливались несбывшиеся чаяния. Были у народа такие сыны, которые в эпоху лишений и бедствий вступали в единоборство со временем, звали народ к просвещению, и голоса их звучали настойчиво, неустанно, как сладкие звуки флейты и кобыза.

 

Народы, познавшие тайну знанья,

Воздвигли красивые светлые зданья, —

 

восклицал Алтынсарин Ибрай, до глубины души взволнованный при виде больших европейских городов.

 

Он был честным и верным сыном казахского народа. С горечью говорил он: "О, мой бесценный народ, без знанья и культуры ты обречен на горе и страданья!". Свои надежды он возлагал на молодое подрастающее поколенье:

 

Тянитесь, дети, к знанью с рвеньем,

То, что познали в мыслях вы,

Нельзя считать успокоеньем.

 

Неусыпно и постоянно будил он молодежь, звал в прекрасный мир просвещения.

 

Он не ограничился одним красноречием, а сразу приступил к делу. Алтынсарин Ибрай открыл в аулах школы, составил учебники. Он впервые отказался от арабского алфавита, предложив взамен его русской алфавит. Он обучал детей русскому алфавиту. Но Алтынсарин Ибрай, будучи человеком просвещенным, все же был одинок; он обучал десятки ребят, а многие тысячи оставались в плену невежества и темноты. Большинство аулов не знало грамоты и продолжало кочевать по широкой степи.

 

Итак, основная масса казахского народа оставалась в низинах веков; и только единицам удавалось где бегом, где ползком перевалить хребет познаний.

 

Была середина XIX века. Народ продолжал кочевать по неясным тропам, испокон веков проложенным далекими предками и последующими поколениями.

 

Тогда среди казахского народа появился великий Абай. Он был выше своей среды на целую голову и, как зоркий беркут, вглядывался на Восток и Запад. Он знал, что живут там народы с высокой культурой, просвещенные, овладевающие мощной техникой. Поэт звал свой народ к культуре, просвещению, технике. Он верил в то, что будущее будет светлым и радостным. Он первый дерзнул сказать, что для народа стали узки и коротки тропы, проторенные отжившими свой век поколениями. Он обращался к своему современнику с пламенными словами:

 

Не блуждай, дороги старой не найти,

Выходи на светлые пути!

Без науки, без упорного труда

Даже скот не сможем возрастить.

Одинокий голос поэта, в силу целого ряда причин, не был услышан народом. Тогда великий поэт в целом ряде песен начал умолять народ, чтобы добыть драгоценный плод науки; он обрушил свой гневный голос на тех, кто оставался глух и нем к его призыву.

 

Его девизом было знанье. Он первый открыл тяжелый тундук[3] казахской юрты, и живительные лучи западной культуры хлынули в эту юрту. Столь велик был Абай. Понимая безысходность и тяжелые переживания порабощенного народа, он гневно вопрошал:

 

"Неужели мы обречены на вечные страдания и постоянную отсталость от других народов земного шара? Или, наконец, придут для казахского народа чудесные дни, озаренные наукой, образованием?!"

 

Он — великий поэт — ушел из жизни, лелея мечту о науке, образовании.

 

И его мечта все же стала мечтой народа. Как ни труден был путь к просвещению, но желание было превыше всего. Для душевных стремлений нет преград! Через многие препятствия шел народ к цели, овладевая наукой. Не раз внешние враги, как голодные шакалы, врывались в казахские степи, нанося опустошения, а богачи, как пиявки, высасывали из народа богатырскую силу. Все это вместе взятое угнетало народную мысль, закрывая на тяжелые замки двери к просвещению.

 

Молодое поколение тянулось к учебе, как ни скручивала его эпоха кнута и мракобесия. Правда, уже были среди казахов образованные люди, но они принадлежали к имущим классам и по идеологии своей стояли далеко от народа. Получив образование, они превратились в идейных палачей своего народа, послушных приспешников самодержавия. Они рыли на пути духовного развития своей нации глубокие рвы.

 

И невероятно трудно было получить образование казаху, выходцу из народной гущи. Их были единицы. Один из них — даровитый поэт Султан Махмуд Торайгыров. Его детские годы протекали в нищете и лишениях, как и у других беднейших детей. Только неиссякаемая энергия, настойчивый характер, непреклонная воля позволили ему вырваться из аула и пойти кремнистым путем в поисках счастья. В поисках его он исколесил немало городов. Он побывал в Павлодаре, Омске, Семипалатинске, Троицке, Томске. Ему удалось поступить в русскую школу и, влача нищенское существование, с трудом добывать знания. Но и во время учебы его волновала не столько личная удача, сколько судьба всего казахского народа.

 

На хмурое небо народа родного,

Как яркое солнце взберусь.

Трудна к просвещенью и свету дорога,

Но в царство невежества я не вернусь,

 

— писал поэт, пускаясь в славный путь против мутного и сильного течения того времени. Он, как молодой сокол, расправил крылья, чтобы достичь сияющих высот человеческой мысли.

 

За эпохой минула эпоха. Казахский народ позабыл далекие и трудные кочевья, он миновал опасные грозные перевалы эпохи безвременья и пришел к великому Октябрю.

 

Бурный камень в землю врос.

Много мы пролили слез.

В нас враги пускали стрелы,

Но спасал от смерти росс.

 

Великий русский народ вывел к свету и знанию свой родной казахский народ, который долгое время томился в мрачной темнице мракобесия и невежества. Казахи под руководством и с помощью русского народа сбросили с себя двойное иго и вышли на свободную дорогу. Многомиллионные народы, слившись воедино, в далекое невозвратное прошлое бескультурье народов. Великий Октябрь зажег над ними неугасающее солнце науки. Ярко освещает оно торную широкую дорогу идут по этой дороге, руководимые бессмертными идеями Ленина и Сталина. Ушло к человеческому счастью - вершинам науки, всестороннему образованию, высотам мировой культуры. Казахский народ, как и все народы нашей родины, идет по новому историческому пути. Он продвигается вперед не робким, предосторожным шагом минувших веков, а как неутомимый в беге степной скакун, спешит к заветной цели. И каждый, кто теперь постигает высокий смысл наук, говорит про себя: "Когда-то нас угнетало бескультурье; недостаток знаний, техническая отсталость клеймили нас. Теперь же мы наверстаем упущенное!"

 

Осуществилась мечта многих веков; стал явью чудесный сон. Наступила пора истинного процветания. Беспощадно мстя невежеству прошлого, достойные сыны и дочери казахского народа соревнуются в быстрейшем и глубоком овладении наукой. Они не "ползком взбираются" к вершинам культуры, как это было ранее, а единой колонной выступают в боевой поход.

 

Город красоты и культуры

 

Казахские дети по окончании школ в аулах и районах, как правило, стремятся в города для дальнейшего повышения своего образования. И города с исключительной сердечностью зовут к себе поколение, освобожденное Октябрем, и юное поколение, воспитанное в годы советской власти. Особенно у казахской молодежи велика тяга к науке.

 

В Казахстане более сотни районных и свыше десятка областных городов. В каждом из них имеются средние школы и техникумы или же высшие учебные заведения. А сколько ребят и юношей учится в этих городах! Не ограничиваясь учебными заведениями только нашей республики, казахская молодежь едет за знаниями в такие города, как Москва, Ленинград, Ташкент, Казань, Томск, Саратов, Омск и другие. Все же подавляющее большинство казахской молодежи учится в учебных заведениях любимой и родной столицы Алма-Ата.

 

Этот чудесный, поистине сказочный город раскинулся у склона Ала-Тау, которые вершинами своими упираются в небо. Склоны гор обильно заросли лесом и фруктовыми деревьями. В городе прямые широкие, асфальтированные улицы, затененные с обеих сторон рядами высоких деревьев. Здания — светлые и многоэтажные — выстроились ровными квадратами. В садах заливаются соловьи, и склоняются гибкие ветви под тяжестью вызревших плодов. На клумбах и газонах, благоухая, пылают цветы. По арыкам, тщательно выстланных камнями, течет светлая вода.

 

И казах, ранее сторонившийся города, кочевавший в стороне от больших селений, ныне всей душой рвется в этот замечательный город. Подобно бесчисленным весенним ручейкам, со всей степи стекаются в Алма-Ата люди разных профессий. Приглядитесь к казахской общественности, и вы увидите среди них убеленных сединами стариков, женщин и боевую радостную молодежь. Это не только казахи, это люди разных национальностей.

 

Алма-Ата — столица Казахской Советской Социалистической Республики — является крупнейшим культурным центром и центром национальной науки и культуры. И она, как и другие города республики, может служить ярким примером еще небывалого расцвета казахского народа.

 

Здесь около сотни неполных и средних школ, пятнадцать техникумов, девять высших учебных заведений; помимо этого, здесь много разнообразных курсов, производственных учебных комбинатов, научно-исследовательских институтов. В школах города обучается 46.912 детей, в вузах — около 12 тысяч студентов. По последней переписи, один из трех жителей города является учащимся. Таким образом, Алма-Ата можно безошибочно назвать кузницей кадров. Вузы Алма-Ата ежегодно выпускают сотни молодых специалистов с высшим образованием, это — журналисты, педагоги, ветеринары, агрономы, инженеры различных специальностей. Они в большинстве своем едут в степи, чтобы преобразовывать их. В горные долины, в аулы, селенья и города казахской республики несут они пылающие факелы знаний.

 

Сейчас в Алма-Ата более 70 профессоров, около 200 доцентов, не менее 500 научных работников по различным отраслям народного хозяйства и многосотенная армия преподавателей-педагогов.

 

В Алма-Ата много типографий, издательств, библиотек и театров и целый ряд других культурно-просветительных организаций.

 

Обладательницей и хранилищем духовных богатств Алма-Ата стала лишь в эпоху Сталина. Теперешняя столица Алма-Ата насчитывает 245.000 жителей. Улицы ее, обрамленные высокими зданиями, наполнены бурным людским потоком. Молодежь спешит по улицам, весело разговаривая об учебе, науке и искусстве. Заканчивая среднее образование, молодежь не останавливается на перепутье, стараясь получить высшее специальное образование. Ведь в любое учебное заведение открыты двери.

 

—Я буду врачом!

—Я — агрономом!

—Я стану журналистом!

 

Вот какими желаниями живет наша советская молодежь. Ее желания вполне реальны и осуществимы. Все преграды с ее пути сметены Великим Октябрем, остается выбрать специальность по своим наклонностям и овладеть наукой.

 

Старейшая кузница кадров

 

Среди многочисленных дворцов наук республики главенствующее место занимает старейший вуз — Государственный педагогический институт имени Абая. Общественность Казахстана прекрасно знает, какую огромную роль сыграл этот вуз в области культурного процветания Казахстана. Помещается он в здании бывшей гимназии. Однако от гимназии осталось одно здание — и больше ничего. Возросшая культурная потребность поставила перед республикой необходимую задачу — как можно больше дать людей с высшим образованием, в особенности преподавательского состава. Партия и правительство и лично товарищ Сталин придают большое значение развитию национальной культуры и научно-просветительным мероприятиям. Еще в 1928 году Центральный Комитет партии и Советов Народных Комиссаров Союза вынес постановление об организации этого института. С тех пор работает институт на благо и процветание социалистической науки. КазПИ — вуз, первенец Казахстана. Он заложил прочный фундамент, на котором в дальнейшем возникли другие учебные заведения республики.

 

Долгие годы скорбила степь о просвещенных людях, в особенности большая нужда ощущалась в народных учителях. КазПИ был призван восполнить этот пробел, удовлетворить потребность народа. Поэтому роль педагогического института особенно велика и более значительна, нежели роль других институтов, хотя они столь же необходимы нашей республике. КазПИ воспитывает и готовит преподавателей. В аудиториях института впервые заговорили по-казахски великие люди — Платон, Сократ, Архимед, Руссо, Ньютон, Дарвин, Бальзак, Толстой, Пушкин и др. В институте изучаются казахский язык, казахская литература и история.

 

Нелегко было организовать первый вуз. Огромного труда стоило укомплектовать кадры научно-преподавательского персонала и составить программу и учебный план, отвечающие марксистско-ленинским методам воспитания. Пользуясь нехваткой научных работников, в ряды их проникли буржуазные националисты, которые с кафедры института пытались привить молодежи свои контрреволюционные идеи. Партия и правительство очистили преподавательский состав вуза от вредительских элементов.

 

Одиннадцать лет существует КазПИ. Если подробно описать его историю, получится солидная книга. Не одну тысячу специалистов выпустил институт за свое малолетнее существование.

 

В 1928 году, т.е. в год открытия, в институте обучалось 119 студентов, из них 76 казахов. Уже в 1933 году институт насчитывал 515 студентов, в том числе 228 казахов. Следует заметить, что КазПИ один из тех вузов, куда с большой охотой идут девушки. Если в 1928 году их училось 32, то в прошлом году эта цифра возросла до 322.

 

В момент организации институт имел три факультета — языка и культуры, физико-математический и естествоведческий. Сейчас в КазПИ пять факультетов. Во всех этих факультетах хорошо укомплектованы кафедры по отдельным предметам, имеющим особенное значение в пределах Казахстана. Особенно крупное значение имеют кафедры языка, литературы и истории. Кафедра языка проделала большую научную работу в области лингвистики и систематизации истории казахского языка, а также в создании казахской научной грамматики. Научные работники кафедры товарищи С.Аманжолов и С.Кенесбаев - молодые советские ученые, кандидаты филологических наук. Написанные ими учебники по казахской лингвистике известны всему Казахстану и являются крупнейшим подспорьем в изучении языковедения.

 

Особенно за последнее время в институте очень хорошо были подобраны преподаватели и профессора. В 1928 году институт имел всего 20 преподавателей, причем некоторые из них оказались людьми чуждыми, и их изгнали из института. Сейчас в КазПИ 75 преподавателей, из которых 21 казахские ученые. По ученым званиям преподавательский состав представляет из себя следующую картину: 7 профессоров, 15 доцентов, некоторые из них имеют степени доктоpa и кандидата наук. Преподавательский состав в преобладающем большинстве молодые люди, недавно окончившие советские вузы. Немало среди них и бывших воспитанников КазПИ, как, например, товарищи Толыбеков, Кенесбаев, Тажибаев, уже известные своими научными работами. Они пользуются уважением и авторитетом среди студенчества.

 

В институте немало прекрасных преподавателей, имена которых с гордостью называют студенты, — это товарищи Маркович, Сильченко, Линчевский.

 

Тов. Маркович — человек, целиком посвятивший себя науке, подлинный советский ученый. Об одном из сильнейших и старейших преподавателей, тов. Линчевском, студенты говорят с особенной теплотой. Его лекции слушаются с большим наслаждением. Он мастер доказательств и убедительных фактических примеров. Александр Харлампович Линчевский своей образной речью, пересыпанной поговорками и пословицами, умеет заинтересовать студентов и в доходчивой форме подать им самый сложный материал.

 

Один из старейших работников института, связанный с ним почти со дня его основания, — преподаватель тов. Сильченко. Он проделал колоссальную работу как заведующий учебной частью института и как опытный преподаватель литературы. Студенты, оканчивающие институт, уносят с собой самые лучшие воспоминания о тов. Сильченко. Сейчас он занят кропотливым трудом по научному исследованию казахской литературы и готовится к защите диссертации для получения научной степени.

 

В институте немало таких преподавателей.

 

Кабинеты и лаборатории КазПИ хорошо оборудованы соответствующими приборами и экспонатами. Имеются показательные лаборатории, в особенности химическая, оборудование которой представляет огромную ценность. Достаточно сказать, что оборудованием своим она не уступает старейшим вузам страны. Хорошо укомплектован пособиями кабинет марксизма-ленинизма, в библиотеке его имеются труды Маркса, Энгельса, Ленина, Сталина, работы Канта, Фейербаха, Плеханова и других. В аудиториях и кабинетах проходит огромная работа. Даже после занятий до глубокой полночи тут занимаются студенты; тут же постоянно находятся научные работники, которые дают студентам необходимую консультацию. В кабинете марксизма-ленинизма вы встретите не только студентов различных факультетов, изучающих марксизм, но и самих преподавателей института. Библиотека института насчитывает 175 тысяч всевозможных книг. Эти книги — ближайшие помощники студенчества, неиссякаемые источники науки.

При институте имеется факультет заочного образования, на котором обучается около тысячи студентов. Кто они, эти студенты? Большая часть их преподаватели аульных и районных школ - наша советская молодежь, желающая повысить свое образование.

 

В здании КазПИ помещается еще одно учебное заведение, являющееся его младшим братом, — это учительский институт, который можно считать вполне самостоятельной единицей. Кроме того, при КазПИ имеется подготовительное отделение наподобие рабфака.

 

Аспирантура — один из сложнейших участков работы института. Аспиранты — смена и пополнение славной армии работников науки и просвещения, и прежде всего они надежные кадры для самого института.

 

Сейчас КазПИ имеет двадцать аспирантов; этого, конечно, недостаточно, но по качеству это люди больших дерзаний, и на них возлагаются большие надежды. Через год — другой они станут руководителями кафедр, профессорами, опытными преподавателями. Даже и теперь они ведут преподавательскую практику, как, например, товарищи А.Токмагамбетов. Г.Мусабаев, М.Габдуллин, и приступают к самостоятельной научно-исследовательской работе. Своими первыми работами они уже зарекомендовали себя как способные и талантливые люди.

 

КазПИ — учебный комбинат больших возможностей, и недаром интеллигенция Казахстана, так же как и студенты, тесно связана с ним. Научные работники, педагоги, пропагандисты, писатели и работники искусств охотно приходят в институт. Дискуссии по вопросам литературы, научные конференции, доклады по марксизму-ленинизму, научные собрания — все эти мероприятия проходят в здании института.

 

Не увидите вы в стенах института малограмотную, починовничьи самолюбивую и хвастливую толпу, которую в свое время зло и уничтожающе высмеял Абай.

 

Их ум, надменный и пустой,

Займет ли Салтыков, Толстой?

Иль толмачем, иль адвокатом

Выходит в жизнь из них любой.

 

Теперешняя советская молодежь, заполняющая аудитории КазПИ, прилагает свое усердие и энергию во имя интересов народа и во имя расцвета новой, социалистической культуры.

 

Среди студенчества есть немало очень одаренных юношей и девушек, которые заметно выделяются и обещают многое. Они, вне всяких сомнений, будут учеными в полном смысле этого слова. Из этой славной плеяды следует назвать студентов: Жармагамбетова, Даирбекова, Жубаева, Уварова, Казаханова, Кулумбетова, Тобылбаева и Тихоновскую. Им присуждены стипендии имени товарища Сталина. Это выдающееся событие было радостью и гордостью всего института.

 

Вот они, истинные сыны и дочери народа, смело шагающие по дороге просвещения. Большая творческая работа ждет их, развеяна вековая тьма, преграждающая путь к всесильной науке.

 

Не только Казахский педагогический институт является крупным очагом науки и культуры. Есть в Казахстане целая сеть разнообразных высших и специальных учебных заведений не меньшего значения. Это — медицинский, горно-металлургический, сельскохозяйственный, зоотехнический и ряд других научно-исследовательских институтов.

 

И во всех институтах учатся десятки тысяч молодых людей, впитывая в себя знания, готовясь стать не только специалистами своего дела, но и научными творческими работниками, могущими вести сложнейшую исследовательную работу. Из них бьет ключом неиссякаемая энергия, они призваны для смелых открытий, достойных нашей великой героической эпохи.

 

Что могли получить учащиеся от тогдашних наставников — хальфе, хазретов, ишанов и мулл за свое двадцатилетнее пребывание в медресе?

 

Какие семена посеяли эти "мудрецы" в народе?

 

Ничего не стоили их хваленые медресе в Бухаре, лекции в Мекке, вместе с "Аль Азхари" в Каире.

 

Если мы соберем все знанья, которые можно было получить в Каире, Египте, Бухаре и Стамбуле, и попробуем срав-нить с нынешними познаниями советского студента, то легко убедимся — прославленные медресе не могли дать того, что дают книги, собранные в богатейшей библиотеке КазПИ. Очень метко в своих стихах осмеял Абай бесполезное пятнадцати — двадцатилетнее, так называемое, "ученье".

 

Неправильно книгу читает мулла.

Чалма у него, как осенняя мгла,

Слепы его мысли. Он хочет казаться

Умней и сильнее степного орла.

 

Или в другом стихотворении:

 

Не увлекайся, чем попало.

Хоть знаний будет слишком мало,

Клади в фундамент мирозданья

Кирпич во что бы то ни стало.

 

В данном случае Абай высмеивает хвастливых недоучек своей эпохи, думающих о несвершенных делах своих.

 

Если взять послеоктябрьский бурный темп развития техники и науки у народов Казахстана, то даже враги наши вынуждены замолчать, потому что эти достижения ослепят их.

 

Мы показали в данном очерке только КазПИ — один из крупнейших вузов в нашей республике. А их, как мы уже говорили, немало. Все они организованы для дальнейшего расцвета культуры народов Казахстана.

 

Питомцы КазПИ

 

Степь, истосковавшаяся по культуре, так же как и по воде, наконец-то утолила свою вековую жажду. В степи расцвели благоухающие цветы науки. И самые яркие из них были выращены в приветливых аудиториях Казахского педагогического института.

 

Питомцы КазПИ разбросаны по самым далеким аулам необъятной степи и там, среди народа, ведут свое скромное, но великое дело. Они обучают ребят грамоте, заведуют полными средними школами, а иные из них преподают в институтах, работают пропагандистами и сеют в народе великие идеи ленинизма. Многие ныне работают на разнообразных участках культурного фронта, занимают ответственные посты партийных и хозяйственных работников.

 

Так, например, бывший студент КазПИ тов. Абдыкалыков — ныне нарком просвещения КазССР, тов. Талалаев - секретарь обкома КП(б)К Восточного Казахстана, тов. Артыков — секретарь Алма-Атинского JIKCMK. А сколько бывших студентов КазПИ выдвинуто на руководящую работу в аулах и районах!

 

Иные воспитанники КазПИ стали крупными научными работниками и работниками искусств. Особенно большое пополнение дал институт в среду писателей. Если мы не будем пока говорить о молодых, начинающих писателях, и тогда это пополнение будет значительно. Среди них такие известные писатели и поэты, как Таир Жароков, Абдильда Тажибаев, Есмагамбет Исмаилов, Хажим Жумалиев, Али Исмамбетов, Кадыр Хасанов. Эти товарищи в свое время окончили КазПИ, а сейчас плодотворно работают на литературном поприще.

 

Основная цель КазПИ — дать республике высококвалифицированных педагогов. В этом направлении проделана титаническая работа, институт вправе гордиться ею. Институт ежегодно пополняет ряды педагогов с высшим образованием. Среди них имеются знатные люди, имена которых известны всему Казахстану.

 

В мае 1939 года Верховный Совет СССР наградил орденами и медалями лучших преподавателей нашей необъятной родины. Это знаменательное событие еще выше подняло звание народного учителя. Общую радость разделили и педагоги Казахстана, лучшие из них также получили награды. Среди награжденных — старейший народный учитель, один из видных писателей республики, Испандиар Кубеев, получивший орден Ленина, и молодой учитель Павлодара тов. Рахметов. Как мы видим, в числе награжденных и старики, и молодежь, вложившие свой труд в дело просвещения казахского народа. Высокую награду получили также бывшие питомцы КазПИ. Медалями "За трудовую отвагу" награждены товарищи Загира Кулепова и Хан Валиев. Они только недавно вышли из стен КазПИ и за два — три года практики сумели стать отличными преподавателями.

 

Таких людей, преданных своему делу, являющихся самоотверженными бойцами на культурном фронте, немало работает в далеких степных аулах, на железнодорожных станциях и в городах нашей республики.

 

 

О чем говорят цифры

 

Благодаря мудрому руководству партии и правительства, претворяя в жизнь национальную политику Ленина — Сталина, Казахстан стал культурной республикой. За двадцать лет своего славного существования он поднял эту культуру, национальную по форме, социалистическую по содержанию, на небывалую высоту.

 

Двадцатилетние достижения Казахстана столь велики, что с ними ни в коей мере не могут сравниться все достижения прошлых веков, несмотря на то, что еще задолго до революции казахский народ стремился к науке и знанию. Только в эпоху Сталина сбылись вековые чаяния народа. Свидетельство этому цифры. Обратимся к ним.

 

В 1914—1915 годах в Казахстане было 2.011 школ, из них 53 средних и неполных средних. В те годы казахские школы отсутствовали совершенно.

 

В 1920—1921 годах, т.е. после организации Казахской ССР, было открыто 2.410 школ, из них 590 казахских. В 1927-1928 годах работало 3.944 школы и в 1.527 из них обучали на казахском языке. В нынешнем учебном году в Казахстане уже насчитывается 8.381 школа, из них неполных средних 2.244 и 1.443 казахских школы.

 

Колоссально выросло количество учащихся в школах. Если в 1914—1915 годах по всей территории нынешнего Казахстана насчитывалось 105.239 учащихся, то сейчас их 1.132.326 человек.

 

Дореволюционный Казахстан не имел ни одного вуза. Первое высшее учебное заведение основано в 1928 году, и обучалось в нем 119 студентов. Это был педагогический институт. В 1932-1933 годах число вузов уже достигает десяти, в них обучается 2.659 студентов.

 

Сейчас в Казахстане 19 высших учебных заведений, в них обучается 8.432 студента. Кроме того, имеются 120 техникумов с 26.331 студентом; тогда как до революции на территории нынешнего Казахстана было 7 учебных заведений наподобие ремесленных школ с 302 учащимися. В одиннадцати рабфаках Казахстана ныне обучается 2.574 человека.

 

Эти показатели являются ярким свидетельством бурного развития учебно-просветительного дела в Казахской республике. Они говорят о том, что казахский народ, абсолютно лишенный знаний до революции, в нашу эпоху стал просвещенным и культурным народом. Мы еще не назвали количества заочных институтов, курсов и ликбезов для взрослых, а они занимают немалое место в учебно-просветительной работе Казахстана.

 

В последние годы партия и правительство решительно взялись за ликвидацию неграмотности. Двадцатилетие Казахстана армия культармейцев встречает под боевым лозунгом: превратить Казахстан в республику сплошной грамотности.

 

Наряду с учебно-просветительными организациями в Казахстане много других культурных учреждений. Организовано 514 детсадов, которые обслуживают 17.903 ребенка. До революции имелось в этих краях 146 библиотек, причем пи одна из них не была казахской. Сейчас в Казахстане 3.304 книгохранилищ-библиотек, в которых собрана литература на казахском и русском языках. 5.237 клубов также являются важнейшими очагами социалистической культуры. До революции в Казахстане было два музея и два театра. Сейчас музеев 25, театров — 38.

 

В городах, которые впоследствии вошли в состав Казахской республики, до революции насчитывалось около 20 кинотеатров, а сейчас в Казахстане их — 1.275.

 

До революции на территории нынешнего Казахстана издавалось 11 газет и 3 журнала, тогда как ныне издается 322 газеты и 28 журналов.

 

Все эти цифры говорят о культурном росте советского Казахстана. Казахский народ отныне может гордиться своей наукой, техникой и общей культурой. Все эти достижения являются результатом мудрой национальной политики Ленина — Сталина, они являются результатом отеческой заботы великого вождя, сердечного друга казахского народа, мудрейшего Иосифа Виссарионовича Сталина.

 

 



[1] Высушенная кожа.

[2] Исторический запев

[3] Кошма, прикрывающая дымоход в юрте

Ұқсас материалдар