Қандастар Ассамблея

Правление Августа (31 г. до н. э. — 14 г. н. э.)

14.11.2013 2838
Второй триумвират был не частной сделкой, как первый, а государственным учреждением, облеченным обширными полномочиями: по постановлению народного собрания на триумвиров было возложено устроение государства — triumviri rei publicae constituendae causa. По устранении обоих товарищей вся учредительная власть сосредоточилась в руках одного Октавиана, он воспользовался этой чрезвычайной властью лишь для того, чтобы вознаградить и пристроить своих солдат, а затем сложил её с себя и удовольствовался званием imperator perpetuns, то есть положением главнокомандующего в провинциях. На следующий же год он сделался цензором вместе с Агриппой и получил звание princeps senatus («первый в сенате»). Определив таким образом своё отношение к сенату, Октавиан сложил с себя и звание пожизненного главнокомандующего и лишь по настоянию сената вновь принял эту власть сроком на 10 лет, по прошествии которых она была продолжена на такой же срок. С проконсульской властью он постепенно соединил власть прочих республиканских магистратур — трибунскую власть (с 23 г. н. э.), власть цензора (praefectura morum) и главного понтифика. Его власть имела, таким образом, двойственный характер: она слагалась из республиканской магистратуры по отношению к римлянам и военного империума по отношению к провинциям. Октавиан был в одном лице, так сказать, президентом сената и императором. Оба эти элемента сливались в почётном титуле Августа — «почитаемого», который ему был присвоен сенатом в 27 году. В этом титуле заключается и религиозный оттенок. Впрочем, и в этом отношении Август проявлял большую умеренность. Он дозволил назвать шестой месяц его именем, но не хотел допустить в Риме своего обожествления, довольствуясь лишь обозначением divi filius («сын божественного»). Только вне Рима он разрешал строить в честь его храмы, и то лишь в соединении с Римом (Roma et Augustus), и учреждать особую жреческую коллегию — Августалы. Власть Августа ещё так существенно отличается от власти последующих императоров, что обозначается в истории особым термином — принципат. Характер принципата как дуалистичной власти выступает особенно ясно при рассмотрении отношений Августа к сенату. У Гая Юлия Цезаря проявлялось по отношению к сенату покровительственное высокомерие и некоторое пренебрежение. Август не только восстановил сенат и помог многим отдельным сенаторам вести образ жизни, соответствующий их высокому положению, — он прямо разделил с сенатом власть. Все провинции были разделены на сенатские и императорские. В первый разряд попали все окончательно замирённые области — их правители, в звании проконсулов, по-прежнему назначались по жребию в сенате и оставались под его контролем, но обладали лишь гражданской властью и не имели в своём распоряжении войск. Провинции, в которых стояли войска и где могла вестись война, были оставлены под непосредственной властью Августа и назначаемых им легатов, в звании пропреторов. Сообразно с этим была разделена и финансовая администрация империи: эрарий (aerarium) остался по-прежнему в ведении сената, но наряду с ним возникла императорская казна (fiscus), куда шли доходы с императорских провинций. Проще было отношение Августа к народному собранию. Комиции формально существуют и при Августе, но их избирательная власть переходит к императору, юридически — наполовину, фактически — целиком. Судебная власть комиций отходит к судебным учреждениям или к императору как представителю трибуната, а их законодательная деятельность — к сенату. До какой степени комиции утрачивают своё значение при Августе, видно из того, что они незаметно исчезли при его преемнике, оставив след лишь в теории народного верховенства как основы императорской власти — теории, пережившей Римскую и Византийскую империи и перешедшей, вместе с римским правом, к Средним векам. Внутренняя политика Августа носила консервативно-национальный характер. Цезарь широко раскрыл провинциалам доступ в Рим. Август же заботился о том, чтобы принимать в гражданство и в сенат лишь вполне доброкачественные элементы. Для Цезаря, а в особенности для Марка Антония, предоставление права гражданства бывало источником дохода. Но Август, по его собственным словам, скорее был готов допустить, чтобы «казна потерпела ущерб, нежели понизить честь римского гражданства», — согласно с этим он у многих даже отнял дарованное им ранее право римского гражданства. Эта политика вызвала новые законодательные меры по отпущению на волю рабов, которое прежде было предоставлено вполне на усмотрение господина. «Полная свобода» (magna et justa libertas), с которой по-прежнему было связано право гражданства, по закону Августа могла быть дарована лишь при известных условиях и под контролем особой комиссии из сенаторов и всадников. При несоблюдении этих условий освобождение давало лишь латинское право гражданства, а рабы, подвергавшиеся позорящим наказаниям, попадали лишь в разряд провинциальных подданных. Август позаботился о том, чтобы численность граждан была известна, и возобновил почти уже вышедший из употребления ценз. В 28 году граждан, способных носить оружие, оказалось 4 063 000, а 19 лет спустя — 4 163 000. Август сохранил укоренившийся обычай содержать обедневших граждан за государственный счёт и выводить граждан в колонии. Но предметом особенных его забот был сам Рим — его благоустройство и украшение. Он хотел возродить также и духовную силу народа, крепкий семейный быт и простоту нравов. Он реставрировал пришедшие в ветхость храмы и издал законы с целью положить предел распущенности нравов, поощрять браки и воспитание детей (Leges Juliae и Papia Poppeae, 9 г. н. э.). Особые податные привилегии даны были тем, кто имел трёх сыновей (jus trium liberorum). Памятуя слова Горация, что законы немощны, когда не получают силы от нравов, Август сам хотел быть образцом древнеримской доблести. Властитель мира жил в скромном доме на Палатине, который впоследствии стал холмом дворцов. Образ жизни Августа и привычка соответствовали республиканскому идеалу — он не носил иной одежды, кроме той, которая была соткана «хозяйкой дома» императрицей Ливией Августой. В судьбе провинций происходит при нём крутой поворот: из поместий Рима они становятся частями государственного тела (membra partesque imperii). Проконсулам, которые прежде посылались в провинцию для кормления (то есть управления), назначается теперь определённое жалованье и срок их пребывания в провинции удлиняется. Прежде провинции были только предметом поборов в пользу Рима. Теперь, наоборот, из Рима им выдаются субсидии. Август отстраивает провинциальные города, погашает их долги, приходит к ним на помощь во время бедствий. Государственная администрация находится ещё в зачатке — император имеет мало средств для сбора информации о ситуации в провинциях и потому считает нужным лично знакомиться с положением дела. Август посетил все провинции, кроме Африки и Сардинии, и многие годы провёл в их объезде. Он устроил почтовое сообщение для нужд администрации — в центре империи (на Форуме) была поставлена колонна, от которой считались расстояния по многочисленным дорогам, шедшим из Рима к окраинам. Республика не знала постоянной армии — солдаты присягали полководцу, призвавшему их под знамёна на год, а позднее — «до окончания похода». С Августа власть главнокомандующего становится пожизненной, армия — постоянной. Служба в войсках определяется в 20 лет, после чего «ветеран» получает право на почётный отпуск и на обеспечение деньгами или землёй. Войско, не нужное внутри государства, располагается вдоль границ. В Риме стоит отборный отряд в 6000 человек, набранный из римских граждан (преторианцы), 3000 преторианцев расположены в Италии. Остальные войска расставлены по границам. Из образовавшихся во время гражданских войн в огромном числе легионов Август сохранил 25 (3 погибли при поражении Вара). Из них в верхней и нижней Германии (области по левому берегу Рейна) стояли 8 легионов, в придунайских областях — 6, в Сирии — 4, в Египте и в Африке — по 2 и в Испании — 3. В каждом легионе числилось 5000 солдат. Военная диктатура, не укладываясь более в рамки республиканских учреждений и не ограничиваясь провинциями, водворяется в Риме — перед ней сенат утрачивает своё правительствующее значение и совсем исчезает народное собрание. Место комиций занимают легионы — они служат орудием власти, но они же всегда готовы быть и источником власти для того, кому благоприятствуют. Наследник Цезаря Август взял на себя задачу сделать в Германии то, что было сделано в Галлии его дядей — покорением воинственных и подвижных племён, обеспечить Риму крепкую границу и безопасность с севера. С двух сторон — с запада, по направлению к Эльбе, и с юга, по направлению к Дунаю — приёмные сыновья императора Друз Старший и Тиберий вели римские легионы в сердце Германии. Но план удался только наполовину: поражение Публия Вара (9 г. н. э.) в Тевтобургском лесу заставило Рим отказаться от мысли о распространении своего владычества до Эльбы и ограничиться Рейном. На юге, где германцы ещё не поселились массами, удалось довести границу до Дуная и образовать новые провинции: Рецию (с Винделицией) и Норик. Более ожесточённым было сопротивление, которое римляне встретили далее на востоке — в Паннонии, где воевал уже Август, и в Далмации, куда римляне проникали из Иллирии. Решительная победа Тиберия в далматинско-паннонской войне (9 г. н. э.) обеспечила за Римом границу по Дунаю от его истока до устья и организацию трёх новых провинций — Паннонии, Иллирии и Мёзии, ещё ранее покорённой проконсулом Македонии. Август замкнул третий концентрический круг римского владычества и на юге. Египет, теснимый Сирией, держался Рима и этим избежал аннексии Сирией, а потом сохранял независимость благодаря своей царице Клеопатре, сумевшей очаровать Цезаря и Марка Антония. Постаревшей царице не удалось достигнуть того же по отношению к хладнокровному Августу, и Египет стал римской провинцией. Точно также и в западной части Северной Африки римское владычество окончательно утвердилось при Августе, который покорил Мавретанию и отдал её нумидийскому царю Юбе, Нумидию же присоединил к провинции Африка. Римские пикеты охраняли от кочевников пустыни занятые культурой области по всей линии от Марокко до Киренаики на границах Египта. ru.wikipedia.org

Второй триумвират был не частной сделкой, как первый, а государственным учреждением, облеченным обширными полномочиями: по постановлению народного собрания на триумвиров было возложено устроение государства — triumviri rei publicae constituendae causa. По устранении обоих товарищей вся учредительная власть сосредоточилась в руках одного Октавиана, он воспользовался этой чрезвычайной властью лишь для того, чтобы вознаградить и пристроить своих солдат, а затем сложил её с себя и удовольствовался званием imperator perpetuns, то есть положением главнокомандующего в провинциях. На следующий же год он сделался цензором вместе с Агриппой и получил звание princeps senatus («первый в сенате»).

Определив таким образом своё отношение к сенату, Октавиан сложил с себя и звание пожизненного главнокомандующего и лишь по настоянию сената вновь принял эту власть сроком на 10 лет, по прошествии которых она была продолжена на такой же срок. С проконсульской властью он постепенно соединил власть прочих республиканских магистратур — трибунскую власть (с 23 г. н. э.), власть цензора (praefectura morum) и главного понтифика. Его власть имела, таким образом, двойственный характер: она слагалась из республиканской магистратуры по отношению к римлянам и военного империума по отношению к провинциям. Октавиан был в одном лице, так сказать, президентом сената и императором. Оба эти элемента сливались в почётном титуле Августа — «почитаемого», который ему был присвоен сенатом в 27 году. В этом титуле заключается и религиозный оттенок.

Впрочем, и в этом отношении Август проявлял большую умеренность. Он дозволил назвать шестой месяц его именем, но не хотел допустить в Риме своего обожествления, довольствуясь лишь обозначением divi filius («сын божественного»). Только вне Рима он разрешал строить в честь его храмы, и то лишь в соединении с Римом (Roma et Augustus), и учреждать особую жреческую коллегию — Августалы. Власть Августа ещё так существенно отличается от власти последующих императоров, что обозначается в истории особым термином — принципат. Характер принципата как дуалистичной власти выступает особенно ясно при рассмотрении отношений Августа к сенату. У Гая Юлия Цезаря проявлялось по отношению к сенату покровительственное высокомерие и некоторое пренебрежение. Август не только восстановил сенат и помог многим отдельным сенаторам вести образ жизни, соответствующий их высокому положению, — он прямо разделил с сенатом власть. Все провинции были разделены на сенатские и императорские. В первый разряд попали все окончательно замирённые области — их правители, в звании проконсулов, по-прежнему назначались по жребию в сенате и оставались под его контролем, но обладали лишь гражданской властью и не имели в своём распоряжении войск. Провинции, в которых стояли войска и где могла вестись война, были оставлены под непосредственной властью Августа и назначаемых им легатов, в звании пропреторов.

Сообразно с этим была разделена и финансовая администрация империи: эрарий (aerarium) остался по-прежнему в ведении сената, но наряду с ним возникла императорская казна (fiscus), куда шли доходы с императорских провинций. Проще было отношение Августа к народному собранию. Комиции формально существуют и при Августе, но их избирательная власть переходит к императору, юридически — наполовину, фактически — целиком. Судебная власть комиций отходит к судебным учреждениям или к императору как представителю трибуната, а их законодательная деятельность — к сенату. До какой степени комиции утрачивают своё значение при Августе, видно из того, что они незаметно исчезли при его преемнике, оставив след лишь в теории народного верховенства как основы императорской власти — теории, пережившей Римскую и Византийскую империи и перешедшей, вместе с римским правом, к Средним векам.

Внутренняя политика Августа носила консервативно-национальный характер. Цезарь широко раскрыл провинциалам доступ в Рим. Август же заботился о том, чтобы принимать в гражданство и в сенат лишь вполне доброкачественные элементы. Для Цезаря, а в особенности для Марка Антония, предоставление права гражданства бывало источником дохода. Но Август, по его собственным словам, скорее был готов допустить, чтобы «казна потерпела ущерб, нежели понизить честь римского гражданства», — согласно с этим он у многих даже отнял дарованное им ранее право римского гражданства. Эта политика вызвала новые законодательные меры по отпущению на волю рабов, которое прежде было предоставлено вполне на усмотрение господина. «Полная свобода» (magna et justa libertas), с которой по-прежнему было связано право гражданства, по закону Августа могла быть дарована лишь при известных условиях и под контролем особой комиссии из сенаторов и всадников. При несоблюдении этих условий освобождение давало лишь латинское право гражданства, а рабы, подвергавшиеся позорящим наказаниям, попадали лишь в разряд провинциальных подданных.

Август позаботился о том, чтобы численность граждан была известна, и возобновил почти уже вышедший из употребления ценз. В 28 году граждан, способных носить оружие, оказалось 4 063 000, а 19 лет спустя — 4 163 000. Август сохранил укоренившийся обычай содержать обедневших граждан за государственный счёт и выводить граждан в колонии. Но предметом особенных его забот был сам Рим — его благоустройство и украшение. Он хотел возродить также и духовную силу народа, крепкий семейный быт и простоту нравов. Он реставрировал пришедшие в ветхость храмы и издал законы с целью положить предел распущенности нравов, поощрять браки и воспитание детей (Leges Juliae и Papia Poppeae, 9 г. н. э.). Особые податные привилегии даны были тем, кто имел трёх сыновей (jus trium liberorum).

Памятуя слова Горация, что законы немощны, когда не получают силы от нравов, Август сам хотел быть образцом древнеримской доблести. Властитель мира жил в скромном доме на Палатине, который впоследствии стал холмом дворцов. Образ жизни Августа и привычка соответствовали республиканскому идеалу — он не носил иной одежды, кроме той, которая была соткана «хозяйкой дома» императрицей Ливией Августой.

В судьбе провинций происходит при нём крутой поворот: из поместий Рима они становятся частями государственного тела (membra partesque imperii). Проконсулам, которые прежде посылались в провинцию для кормления (то есть управления), назначается теперь определённое жалованье и срок их пребывания в провинции удлиняется. Прежде провинции были только предметом поборов в пользу Рима. Теперь, наоборот, из Рима им выдаются субсидии. Август отстраивает провинциальные города, погашает их долги, приходит к ним на помощь во время бедствий. Государственная администрация находится ещё в зачатке — император имеет мало средств для сбора информации о ситуации в провинциях и потому считает нужным лично знакомиться с положением дела. Август посетил все провинции, кроме Африки и Сардинии, и многие годы провёл в их объезде. Он устроил почтовое сообщение для нужд администрации — в центре империи (на Форуме) была поставлена колонна, от которой считались расстояния по многочисленным дорогам, шедшим из Рима к окраинам.

Республика не знала постоянной армии — солдаты присягали полководцу, призвавшему их под знамёна на год, а позднее — «до окончания похода». С Августа власть главнокомандующего становится пожизненной, армия — постоянной. Служба в войсках определяется в 20 лет, после чего «ветеран» получает право на почётный отпуск и на обеспечение деньгами или землёй. Войско, не нужное внутри государства, располагается вдоль границ. В Риме стоит отборный отряд в 6000 человек, набранный из римских граждан (преторианцы), 3000 преторианцев расположены в Италии. Остальные войска расставлены по границам. Из образовавшихся во время гражданских войн в огромном числе легионов Август сохранил 25 (3 погибли при поражении Вара). Из них в верхней и нижней Германии (области по левому берегу Рейна) стояли 8 легионов, в придунайских областях — 6, в Сирии — 4, в Египте и в Африке — по 2 и в Испании — 3. В каждом легионе числилось 5000 солдат. Военная диктатура, не укладываясь более в рамки республиканских учреждений и не ограничиваясь провинциями, водворяется в Риме — перед ней сенат утрачивает своё правительствующее значение и совсем исчезает народное собрание. Место комиций занимают легионы — они служат орудием власти, но они же всегда готовы быть и источником власти для того, кому благоприятствуют.

Наследник Цезаря Август взял на себя задачу сделать в Германии то, что было сделано в Галлии его дядей — покорением воинственных и подвижных племён, обеспечить Риму крепкую границу и безопасность с севера. С двух сторон — с запада, по направлению к Эльбе, и с юга, по направлению к Дунаю — приёмные сыновья императора Друз Старший и Тиберий вели римские легионы в сердце Германии. Но план удался только наполовину: поражение Публия Вара (9 г. н. э.) в Тевтобургском лесу заставило Рим отказаться от мысли о распространении своего владычества до Эльбы и ограничиться Рейном. На юге, где германцы ещё не поселились массами, удалось довести границу до Дуная и образовать новые провинции: Рецию (с Винделицией) и Норик. Более ожесточённым было сопротивление, которое римляне встретили далее на востоке — в Паннонии, где воевал уже Август, и в Далмации, куда римляне проникали из Иллирии. Решительная победа Тиберия в далматинско-паннонской войне (9 г. н. э.) обеспечила за Римом границу по Дунаю от его истока до устья и организацию трёх новых провинций — Паннонии, Иллирии и Мёзии, ещё ранее покорённой проконсулом Македонии.

Август замкнул третий концентрический круг римского владычества и на юге. Египет, теснимый Сирией, держался Рима и этим избежал аннексии Сирией, а потом сохранял независимость благодаря своей царице Клеопатре, сумевшей очаровать Цезаря и Марка Антония. Постаревшей царице не удалось достигнуть того же по отношению к хладнокровному Августу, и Египет стал римской провинцией. Точно также и в западной части Северной Африки римское владычество окончательно утвердилось при Августе, который покорил Мавретанию и отдал её нумидийскому царю Юбе, Нумидию же присоединил к провинции Африка. Римские пикеты охраняли от кочевников пустыни занятые культурой области по всей линии от Марокко до Киренаики на границах Египта.

ru.wikipedia.org

Ұқсас материалдар