Қандастар Ассамблея

Философия И. Г. Фихте

24.10.2013 3366
И. Г. Фихте (1762-1814) исходит из Канта, особенно из его этического учения и идеи о примате практического разума (т. е. нравственной деятельности) над теоретическим разумом, или познанием, воли над разумом. Фихте развивает эту идею, отбрасывая кантовскую "вещь в себе", приписывая субъекту абсолютную мощь и выводя весь объективный мир из деятельности "я". Это позиция субъективного идеализма с опасностью солипсизма; чтобы избежать ее, Фихте различает "я" и "Я": первое - это сознание отдельного эмпирического субъекта, а второе - надындивидуальный, мировой дух, который создает и "я", и "не-я", т. е. природу. Что здесь плодотворного? Во-первых, с "Я" Фихте связывает активное, деятельное общечеловеческое начало в его историческом развитии, т. е. историю человечества в целом. И на фоне этой истории исследуется диалектика субъекта и объекта, конечного и бес-конечного, практического и теоретического. Во-вторых, отталкиваясь от кантовских "антиномий разума", показано, хотя и в абстрактной форме, что противоречия свойственны не только нашему познающему сознанию (точка зрения Канта), по и самой реальности и являются источником ее развития через бесконечную смену триад с их "тезисом", "антитезисом" и "синтезом". И в-третьих - разработка проблемы этической свободы личности. Кантовский "категорический императив" Фихте истолковывает как повеление людям предпринимать самые решительные действия во имя реализации своей свободы; достичь ее не-смотря на все препятствия - нравственный долг человека, но при непременной обязанности уважать свободу других. У Фихте акцент был сделан на диалектике субъекта. Диалектика объекта (т.е. природы) - в поле внимания Ф. Ф. Й. Шеллинга (1775-1854), попытавшегося философски осмыслить достижения естествознания на рубеже XVIII-XIX вв. (здесь рассматривается лишь один из периодов в эволюции взглядов этого философа). Природа у него предстает как "динамический процесс", где действуют внутренне взаимосвязанные и противоположно направленные "силы". Этот "принцип полярности" (наглядное выражение - полюсы магнита) объясняет единство всей природы (она есть поле действия "сил") и вместе с тем подводит к пониманию природы как системы восходящих ступеней, где низшая выступает как основа для высшей, а высшая, вбирая в себя низшую, не сводится к ней, а выступает как нечто качественно новое и более высокое. Так Шеллинг устраняет механистический редукционизм, о котором речь шла выше. Носитель этих полярных "сил" - Абсолют, понимаемый как тождество, или неразличимость субъективного и объективного, бесконечного и конечного. Различие здесь между субъектом и объектом - это различие внутри - Абсолюта, или мирового разума: объект - это продукт его бессознательного творчества, а субъект - его осознанные проявления. Так Шеллинг приходит к диалектике бессознательного и сознательного, в разработку которой он внес существенный вклад. Прослеживая ее в мире природы, он пытается, хотя и в мистико-идеалистической форме, философски осмыслить биологическую целесообразность и "снять" механическую картину мира более сложной, органической (природа у него не механизм, а иерархический "всеобщий организм"). Особенно же плодотворно приложение указанной диалектики к миру человеческому. Здесь действуют сознательные существа, но результаты их действий оказываются для них неожиданными, а подчас и порабощающими их, хотя сами они стремятся к свободе. Так Шеллинг подходит к идее объективной исторической необходимости, ставит проблему отчуждения. Он критикует тезис "мнения правят миром", говорит о действии в истории скрытой закономерности, стремится исторически подойти к свободе, увязать ее с практической деятельностью людей. Соединить свободу и необходимость и тем самым устранить отчуждение, считает Шеллинг, возможно лишь путем познания необходимости. Орудием такого познания у него выступает искусство, а не рационалистическая наука,- художник, сочетая в своем творчестве сознательный замысел и бессознательное вдохновение, как бы приобщается, хотя лишь косвенно и неполно, не только к сознательному, но и бессознательному, скрытому и глубинному аспекту творчества Абсолюта. Так, хотя и мистифицированно, ставится проблема природы творчества во-обще и художественного в особенности. studentik.net

И. Г. Фихте (1762-1814) исходит из Канта, особенно из его этического учения и идеи о примате практического разума (т. е. нравственной деятельности) над теоретическим разумом, или познанием, воли над разумом. Фихте развивает эту идею, отбрасывая кантовскую "вещь в себе", приписывая субъекту абсолютную мощь и выводя весь объективный мир из деятельности "я". Это позиция субъективного идеализма с опасностью солипсизма; чтобы избежать ее, Фихте различает "я" и "Я": первое - это сознание отдельного эмпирического субъекта, а второе - надындивидуальный, мировой дух, который создает и "я", и "не-я", т. е. природу.
Что здесь плодотворного? Во-первых, с "Я" Фихте связывает активное, деятельное общечеловеческое начало в его историческом развитии, т. е. историю человечества в целом. И на фоне этой истории исследуется диалектика субъекта и объекта, конечного и бес-конечного, практического и теоретического. Во-вторых, отталкиваясь от кантовских "антиномий разума", показано, хотя и в абстрактной форме, что противоречия свойственны не только нашему познающему сознанию (точка зрения Канта), по и самой реальности и являются источником ее развития через бесконечную смену триад с их "тезисом", "антитезисом" и "синтезом". И в-третьих - разработка проблемы этической свободы личности. Кантовский "категорический императив" Фихте истолковывает как повеление людям предпринимать самые решительные действия во имя реализации своей свободы; достичь ее не-смотря на все препятствия - нравственный долг человека, но при непременной обязанности уважать свободу других.
У Фихте акцент был сделан на диалектике субъекта. Диалектика объекта (т.е. природы) - в поле внимания Ф. Ф. Й. Шеллинга (1775-1854), попытавшегося философски осмыслить достижения естествознания на рубеже XVIII-XIX вв. (здесь рассматривается лишь один из периодов в эволюции взглядов этого философа).
Природа у него предстает как "динамический процесс", где действуют внутренне взаимосвязанные и противоположно направленные "силы". Этот "принцип полярности" (наглядное выражение - полюсы магнита) объясняет единство всей природы (она есть поле действия "сил") и вместе с тем подводит к пониманию природы как системы восходящих ступеней, где низшая выступает как основа для высшей, а высшая, вбирая в себя низшую, не сводится к ней, а выступает как нечто качественно новое и более высокое. Так Шеллинг устраняет механистический редукционизм, о котором речь шла выше.
Носитель этих полярных "сил" - Абсолют, понимаемый как тождество, или неразличимость субъективного и объективного, бесконечного и конечного. Различие здесь между субъектом и объектом - это различие внутри - Абсолюта, или мирового разума: объект - это продукт его бессознательного творчества, а субъект - его осознанные проявления. Так Шеллинг приходит к диалектике бессознательного и сознательного, в разработку которой он внес существенный вклад. Прослеживая ее в мире природы, он пытается, хотя и в мистико-идеалистической форме, философски осмыслить биологическую целесообразность и "снять" механическую картину мира более сложной, органической (природа у него не механизм, а иерархический "всеобщий организм"). Особенно же плодотворно приложение указанной диалектики к миру человеческому. Здесь действуют сознательные существа, но результаты их действий оказываются для них неожиданными, а подчас и порабощающими их, хотя сами они стремятся к свободе. Так Шеллинг подходит к идее объективной исторической необходимости, ставит проблему отчуждения. Он критикует тезис "мнения правят миром", говорит о действии в истории скрытой закономерности, стремится исторически подойти к свободе, увязать ее с практической деятельностью людей. Соединить свободу и необходимость и тем самым устранить отчуждение, считает Шеллинг, возможно лишь путем познания необходимости. Орудием такого познания у него выступает искусство, а не рационалистическая наука,- художник, сочетая в своем творчестве сознательный замысел и бессознательное вдохновение, как бы приобщается, хотя лишь косвенно и неполно, не только к сознательному, но и бессознательному, скрытому и глубинному аспекту творчества Абсолюта. Так, хотя и мистифицированно, ставится проблема природы творчества во-обще и художественного в особенности.

studentik.net