Қандастар Ассамблея

Любовь

23.10.2013 1454
Любовь Это было настоящее испытание. Когда мы с моей супругой Наташей только стали встречаться, ее окружение почему-то оказалось настроено против меня. Ей говорили: «Это же мачо на коне с плетью. Как можно быть с ним вместе?» А я не отступал. Брал на себя невыполнимые обязательства, например, обещал бросить курить. Мы познакомились летом 91-го года. Я тогда приехал с ялтинского конкурса, где одержал победу. Прихожу в общежитие Гнесинки, захожу в комнату к знакомым девчонкам, а у них еще две новенькие сидят. Это были Наташа со своей подругой. Они из Эстонии приехали поступать на певиц. И сразу я почувствовал такую неимоверную теплоту, глубину души, исходящие от Наташи, что стало не по себе. В ее взгляде можно было утонуть и раствориться. Конечно, я пытался ей понравиться. Пижонился как-то. А потом услышал, как она поет, и понял: все, пропал. Мы романтично встречались год, с поцелуями и цветами, но в близкие отношения не вступали. Мне было важно сблизиться с ней духовно. Я завоевывал Наташу. Но, когда все начиналось, я еще встречался с другой девушкой. С ней были непростые отношения, я стал уставать от ее капризов, и в итоге нам пришлось расстаться. Тем более я встретил Наташу — чистого, душевного человека. Мы стали жить вместе, но родителям я ничего не говорил до тех пор, пока не родилась дочка Лия. Дело в том, что папа и мама — мусульмане, и поначалу могли возникнуть сложности из-за того, что мы с Наташей принадлежим к разным вероисповеданиям. Она — католичка. Но, когда мы поставили родителей перед фактом, отец попросил Наташу, чтобы она разрешила посвятить себя в мусульманство. Вроде как формально, для успокоения родственников. Она согласилась, и после этого мы прошли брачный обряд никах — над нами прочитали молитвы. А свадьбы у нас вообще не было. Мы до сих пор не расписаны. Во-первых, потому, что настоящему браку штампы не нужны. А во-вторых, Наташа не хочет менять эстонское гражданство, паспорт, прописку. Нам обоим, наверное, очень повезло. Мне — с Наташей, а ей — со мной. Я же легкий человек. Люблю играть в ребенка. Нравится, когда мне чешут спинку, берут меня «под крыло», потому что с детства привык к «сюси-пуси». Быт весь на Наташе, я иногда только мусор выношу. Мы записывали Наташин альбом (ее сценический псевдоним — Селена), готовились к его серьезной раскрутке, но тут она забеременела Акимом. Еще одна награда Бога! Карьеру решили отложить на время. Добрая душа Когда еще был студентом, работал над своим внешним видом, хотел быть стильным. Это давалось нелегко. Многие считали меня странным пижоном, который все время чем-то недоволен. То есть я не был «любимцем публики». Понимали меня немногие. Была одна девушка, которая всем пыталась объяснить, что это только внешняя моя оболочка, за которой — талант, добрая душа. Когда же я выиграл конкурс в Ялте, все посмотрели на меня другими глазами. Оно и понятно: победителей всегда любят. Что удивительно: я не планировал становиться известным, так как понимал, что музыка, которую я пишу, — не на потребу широкой публике, она особенная, эстетская. Но судьба вывела меня на сцену. А законы музыкального рынка предполагают сочинять шлягеры. Я же в некоторых своих песнях постарался соединить простоту восприятия и особенность звучания: «Я — это ты», «Лия» и другие. Меня до сих пор иногда смущает выход на публику. Легче работать в студии, репетировать. Так хочется иногда пожить жизнью обычного человека! Однажды покупал машину на рынке, думал, все будет спокойно. А покупка превратилась в «шоу». Очень неуютно себя чувствуешь в таких ситуациях. Источник :biografia.kz

Любовь

Это было настоящее испытание. Когда мы с моей супругой Наташей только стали встречаться, ее окружение почему-то оказалось настроено против меня. Ей говорили: «Это же мачо на коне с плетью. Как можно быть с ним вместе?» А я не отступал. Брал на себя невыполнимые обязательства, например, обещал бросить курить. Мы познакомились летом 91-го года. Я тогда приехал с ялтинского конкурса, где одержал победу. Прихожу в общежитие Гнесинки, захожу в комнату к знакомым девчонкам, а у них еще две новенькие сидят. Это были Наташа со своей подругой. Они из Эстонии приехали поступать на певиц. И сразу я почувствовал такую неимоверную теплоту, глубину души, исходящие от Наташи, что стало не по себе. В ее взгляде можно было утонуть и раствориться. Конечно, я пытался ей понравиться. Пижонился как-то. А потом услышал, как она поет, и понял: все, пропал. Мы романтично встречались год, с поцелуями и цветами, но в близкие отношения не вступали. Мне было важно сблизиться с ней духовно. Я завоевывал Наташу. Но, когда все начиналось, я еще встречался с другой девушкой. С ней были непростые отношения, я стал уставать от ее капризов, и в итоге нам пришлось расстаться. Тем более я встретил Наташу — чистого, душевного человека. Мы стали жить вместе, но родителям я ничего не говорил до тех пор, пока не родилась дочка Лия. Дело в том, что папа и мама — мусульмане, и поначалу могли возникнуть сложности из-за того, что мы с Наташей принадлежим к разным вероисповеданиям. Она — католичка. Но, когда мы поставили родителей перед фактом, отец попросил Наташу, чтобы она разрешила посвятить себя в мусульманство. Вроде как формально, для успокоения родственников. Она согласилась, и после этого мы прошли брачный обряд никах — над нами прочитали молитвы. А свадьбы у нас вообще не было. Мы до сих пор не расписаны. Во-первых, потому, что настоящему браку штампы не нужны. А во-вторых, Наташа не хочет менять эстонское гражданство, паспорт, прописку. Нам обоим, наверное, очень повезло. Мне — с Наташей, а ей — со мной. Я же легкий человек. Люблю играть в ребенка. Нравится, когда мне чешут спинку, берут меня «под крыло», потому что с детства привык к «сюси-пуси». Быт весь на Наташе, я иногда только мусор выношу. Мы записывали Наташин альбом (ее сценический псевдоним — Селена), готовились к его серьезной раскрутке, но тут она забеременела Акимом. Еще одна награда Бога! Карьеру решили отложить на время.

Добрая душа

Когда еще был студентом, работал над своим внешним видом, хотел быть стильным. Это давалось нелегко. Многие считали меня странным пижоном, который все время чем-то недоволен. То есть я не был «любимцем публики». Понимали меня немногие. Была одна девушка, которая всем пыталась объяснить, что это только внешняя моя оболочка, за которой — талант, добрая душа. Когда же я выиграл конкурс в Ялте, все посмотрели на меня другими глазами. Оно и понятно: победителей всегда любят. Что удивительно: я не планировал становиться известным, так как понимал, что музыка, которую я пишу, — не на потребу широкой публике, она особенная, эстетская. Но судьба вывела меня на сцену. А законы музыкального рынка предполагают сочинять шлягеры. Я же в некоторых своих песнях постарался соединить простоту восприятия и особенность звучания: «Я — это ты», «Лия» и другие. Меня до сих пор иногда смущает выход на публику. Легче работать в студии, репетировать. Так хочется иногда пожить жизнью обычного человека! Однажды покупал машину на рынке, думал, все будет спокойно. А покупка превратилась в «шоу». Очень неуютно себя чувствуешь в таких ситуациях.


Источник :biografia.kz