Қандастар Ассамблея

Базис комплектования войска в V—IV вв

16.09.2013 1881
Дионисий передает, что для набора необходимого количества воинов Сервий Туллий разделил их число между 193-мя центуриями и требовал от каждой столько людей, сколько приходилось на ее долю (IV.19.1). Этот пассаж свидетельствует, что по Сервианской конституции центурии были основой набора войска, выставляя число воинов не строго фиксированное, как полагает большинство исследователей, а определяемое потребностями войны. Обращает на себя внимание тот факт, что беженцев из латинских городов римляне распределяли по центуриям и привлекали их к военной службе “внутри стен Рима” (Dionys.VI.2.2-3). Следовательно, гражданство в Риме, как и военная служба были связаны с членством в центурии. Описывая ситуацию II в. до н.э., Полибий отмечает, что войска набирались по трибам (VI.20.1). Впрочем Дионисий также оговаривается, что Сервий стал осуществлять и набор войск, и взимание налогов на военные нужды и на другие надобности не по старым трем родовым трибам, а по четырем территориальным, введенным им (IV.14). Ливий также свидетельствует, что римляне в середине V в., не желая производить общего набора, выбрали по жребию 10 триб, и в них военные трибуны записали в войско всех юниоров (IV.46.I). Есть и другие сведения источников о постепенном нарастании роли триб со 2-й половины V в. Не говоря уже о выборах по трибам плебейских трибунов с 471 r. (Liv.II.60.4), традиция сообщает, что трибутное собрание решало вопрос о разделе захваченной земли (III.72.6; IV.48.2) и о переселении народа в Вейи (V.30.4-7). Возможно, оно выносило решения по некоторым судебным делам (IV.41.11; Dionys.VII.59.2), а также голосовало за проведение триумфа, что в то время не входило в его функции (Liv.III.63.8-9). По трибам также взимали военный налог “трибут”(Dionys.IV.14). Аппию Клавдию с его клиентами при переселении их в Рим выделяют землю в одном месте, где позднее была основана триба “Клаудиа”( Dionys.V.40.5). Камилл, готовясь уйти в изгнание, собирает в своем доме клиентов и друзей не по центурии, а по трибе (Liv.V.32.8). Таким образом, не вызывает сомнений, что территориальные трибы и трибутные комиции играли определенную роль в Риме, особенно со 2-й половины V в., но могли ли войска набираться по трибам? Такой точки зрения придерживался еще Б.Нибур, насчитывавший в сервианской центурии 30 человек, по одному от каждой трибы. Й.Фейт утверждал, что каждая городская триба выставляла 4 центурии: 3 тяжелой пехоты, одинаково вооруженной, и одну легковооруженных (рорариев), а учрежденные позднее сельские трибы должны были выставлять только рорариев. Но он сам вынужден признать, что в первое время (т.е. в V в. как минимум) употреблялись только центурии, а не трибы. Кроме того, остается неясной роль сельских триб, число которых возрастало постепенно, а также соотношение тяжелых и легких центурий: если по разрядам, то получается несоответствие с первоначальным делением общества на classis и infra classem. Возвращаясь к теории Нибура, отметим, что число людей в цензовых центуриях действительно было отнюдь не одинаковым, но оно явно превышало численность военной центурии и не соответствовало пропорциям, установленным Б. Нибуром на основе данных Поздней республики. Тем не менее версия о наборе по трибам получила распространение. Так, Э. Гьерстад отмечает наличие в Риме 17 сельских триб в 495 г. и сопоставляет их со 170 центуриями пехоты, делая оригинальный вывод о том, что каждая триба выставляла по 10 центурий из всех разрядов. Но необходимо иметь ввиду, что на протяжении V в. число триб возрастало, следовательно, их соотношение должно было нарушаться. Кроме того, ко времени Сервия можно с уверенностью говорить только о четырех городских трибах. Поэтому еще Т. Моммзен выдвинул гипотезу о том, что первоначальное сервианское войско выбиралось по 4 городским трибам, которые выставляли рекрутов для 1/4 войска, а с добавлением сельских триб — городские продолжали представлять равные части в каждом подразделении. По мнению К. Белоха, сначала центурии и трибы координировали между собой, но затем согласование было отменено, чтобы быть восстановленным в III в. во время реформы центуриатных комиций. По этой реформе каждая триба выставляла по 10 центурий. Поэтому, по мнению Белоха, Ливий (V.18.1; VI.21.5), описывает центуриатное собрание как трибутное. А У. Коли доводит эту теорию до абсурда, заявляя, что трибы и сервианские центурии всегда координировались. Й. Блайкен пытается решить эту проблему предположением о постепенном возрастании числа центурий до 193-х. Однако о таком возрастании ничего не известно в отличие от возрастания числа триб. Напротив, вероятно, со времени перехода к центуриатному строю число центурий оставалось неизменным с целью обеспечить политическое господство новому правящему слою — classis (Dionys.VIII.82.6; ср. IV.20-21). Опрометчиво также ограничивать воинский набор только городскими трибами, впрочем как и только сельскими. При жесткой координации количества триб и центурий римлянам приходилось бы прибегать к сложным перерасчетам каждый раз с учреждением новой трибы, на что справедливо обратила внимание Л.-Р. Тейлор. В этом случае остаются также не объяснимыми значительные колебания в численности реальных войск, которые варьировались от нескольких тысяч до десятков тысяч. В V-IV вв. до н.э. трибы являлись объединениями всех свободных граждан, проживающих в данной местности, поэтому они едва ли могут рассматриваться в качестве социально-политических ячеек общества. Тем более трибы не могли обеспечить тесное сплочение патрициев как сословия и их стабильное господство в войске и народном собрании. Отсюда, как представляется, столь упорное стремление плебеев усилить влияние трибутного собрания, а патрициев — сохранить полномочия центуриатных комиций. При координации триб и центурий элиминируется противоречие между трибутным и центуриатным собраниями; они становятся взаимозаменяемы, как это и произошло после реформы середины III в. Но в V-IV вв. такое противоречие существовало реально и заключалось прежде всего не в том, что трибутное собрание охватывало больший круг населения, а в том, что население было представлено пропорционально удельному весу социальных групп и сословий, которые имели равные голоса. Поэтому в нем плебеи, будучи более многочисленными, имели преимущество в отличие от центуриатного собрания, где неэквивалентное распределение центурий между classis и infra classem давало односторонее преимущество classis, в состав которого, как показано выше, в полном составе влилась и патрицианская куриатная община. Иначе говоря, в основе различий двух типов народных собраний лежит не социально-экономический, а сословно-политический принцип. Любопытна оговорка Ливия, что деление Сервием территории на трибы не имеет никакого отношения к разделению общества на центурии и числу их. Ливий имел ввиду городские трибы, однако и сельские тоже не совпадают с центуриями. Очевидно, причина кроется в том, что они являлись категориями разного порядка. Трибы — объединения территориальные, предназначенные для учета всех граждан, а центурии — военно-политические, консолидирующие народ в суверенную общину, в гражданский коллектив с четким распределением прав и обязанностей в соответствии с цензом. В этой связи заслуживает внимания гипотеза Р.Палмера. С одной стороны, он справедливо подчеркивает вторичность как сервианских, так и досервианских родовых триб, но с другой — его версия, что трибы служили территориями, на которых военные трибуны набирали войска, не выдерживает критики. Во-первых, он, как и многие другие, переносит во времена Ранней республики реалии эпохи Полибия, во-вторых, он практически отождествляет новые трибы с досервианскими, которые он также называет “ограниченными территориями для набора и защиты”, не видя их коренного отличия от сервианских, которые представляли собой территориальные деления формирующегося государства и состояли из соседских общин. Для прояснения вопроса представляет значительный интерес сообщение Дионисия о том, что после проведения ценза 496 г. годные к военной службе юниоры были отделены от старших и распределены по центуриям, после чего было образовано войско (V.75.3; см. также: VI.2.6). В другом месте он говорит, что децемвиры набрали способных носить оружие людей в каждой трибе и послали их для пополнения уже действующих центурий. Данные факты указывают, что центурии были структурными, но не постоянными единицами римского общества, а формировались после проведения ценза и на основе его (по Ливию, и после присяги, т.е. набора — VI.2.6). Следовательно, в зависимости от переоценки имущественного состояния общинник мог оказаться в другой центурии или даже перейти в другой разряд. Последнее подтверждает факт исключения цензорами диктатора Мамерка Эмилия из его трибы и перевод его в эрарии, самый низший разряд (Liv.IV.24.8). Есть также упоминание Псевдо-Аскония, что при потере гражданства и переводе человека в эрарии, т.е. вне ценза, плебеи исключались из именного списка своей центурии (Ps.-Ascon.P.103 Beiter). Это может означать, что только член центурии имел гражданские права, так как входил в цензовый разряд. Выше было показано, что существовали списки центурий, а не только общие цензовые, и формировались они на основе ценза, в период действия которого (около 5 лет) были постоянными. Поэтому римлянам не было необходимости формировать центурии каждый год. Не случайно источники упоминают, что во время 1-й сецессии оставшиеся патриции с клиентами занимали места, определенные для них (т.е. в соответствующих центуриях, заполняя оставленные плебеями места), а во время мятежа Гердония плебеи сразу занимали свои места в боевых порядках (Dionys. X.16.1). Существование воинских списков подтверждает и Дионисий (см. выше). Уолбэнк полагает, что набор по трибам, который описывал Полибий, представляет собой более позднее явление, а первоначальной базой набора были центурии. Но Д. Кинаст относит эту возможность только в IV в., когда, по его мнению, центурии стали paccмaтpивaтьcя как войско, а Л.-Р. Тейлор полагает, что трибы были не только основой для исчисления ценза, но и с самого начала предназначены для сбора трибута и набора войск . С мнением о трибах как базе для исчисления ценза и сбора трибута можно вполне согласиться. Более того, трибы действительно служили для определения у всех проживающих на ее территории независимо от сословия жителей ценза и выделения тех, кто обладал достаточным имуществом для вхождения в соответствующий разряд и уплачивал для этого трибут, название которого происходит от трибы. Но со вторым суждением исследовательницы согласиться трудно, тем более что она сама же опровергает мнение о координации количества центурий и триб. Вспомним, что Ларций, по Дионисию (V.75.3-5), в начале Республики провел ценз именно по трибам, но после этого отделил старших от молодых и распределил последних по центуриям, на основе которых уже формировалось войско. Поэтому и приведенный выше пассаж о наборе войска не из всего народа, а из 10 триб, на которые выпал жребий, может свидетельствовать в пользу не комплектования войска по трибам, а проведения ценза и призыва всех юниоров из этих триб, с последующим распределением по центуриям (ср. Liv.VI.27.6-8). Поэтому можно понять колебания Р. Палмера отмечавшего расхождения античных авторов между набором по трибам и по центуриям и делавшего вывод, что одно невозможно без другого. Он прав также, что в практически безденежной экономике военная служба была разновидностью трибута или налогового обложения. Но это не означает идентичности их базы. Проведение ценза, на наш взгляд, являлось опосредующим звеном между трибутной и центуриатной организациями, с помощью которого граждане отрывались от территории и консолидировались в мощную социально-политическую и военную систему. По Дж.Ботсфорду, центуриатное собрание не могло быть идентичным с войском и даже служить основой для набора, так как включало свободных от службы по возрасту, по физическому состоянию или цензу, хотя он согласен, что организация комиций развивалась из военной в политическую. Но он не учитывает, что центуриатное собрание обозначалось термином exercitus urbanus (centuriatus). А сведения о пополнении новым набором уже существующих центурий (Dionys.VIII.87.3), о выборах “когортами” на Марсовом поле центурионов (Liv.III.69.8) дают основания утверждать, что комплектование войск происходило по центуриям. Центурии формировались на основе ценза, проведенного по трибам, но из всех граждан данного разряда, а не только из членов соответствующих триб. Иначе говоря, все граждане из всех триб соответствующего разряда разделялись независимо (или с минимальным учетом — патриции с клиентами) от места жительства на число центурий, определенное данному разряду по Сервианской конституции. В центуриях могли стоять рядом друг с другом жители разных триб. Кстати, подобное деление было выгодно скорее патрициям, так как они распределялись со своими клиентами по всем центуриям classis и определяли исход голосования в комициях, плебеи же оказывались разъединенными, не имея организации типа куриатной. В этом, как уже говорилось в главе II, одна из причин стремления плебеев оформить свою организацию, где бы они были представлены компактно. Цензовые, или политические центурии разных разрядов различались по численности, но внутри каждого разряда они были примерно одинаковыми, что снимает сомнения ряда исследователей в их пригодности для военных целей. Мы разделяем также мнение, что политические центурии выставляли определенное количество очередников для набора военных центурий, идентичных между собой по составу, величина которого определялась потребностями войны. Это доказывается данными традиции как о разной численности набираемых войск (при одинаковом количестве центурий), так и оглашением новобранцев по спискам (Liv.II.28,6; Dionys.VI.23.2). Подводя итог, можно сказать, что система комплектования римских военных сил в V-IV вв. отражала уровень развития социально-политической структуры общества, характер и масштабы внутренних противоречий, влияющих на темпы и формы образования государства, которое проходило, в свою очередь, под сильным влиянием военной организации и прежде всего ее системы комплектования, подчинявшей себе административно-политическое деление общества и его органы управления, направленные главным образом на обеспечение условий для комплектования войск. Подчеркнем, что именно в войске происходило первоначальное объединение патрицианской общины и плебейской массы. Плебеи преобладали в войске, но были бессильны в центуриатных комициях, где (особенно в classis и всаднических центуриях) доминировали патриции благодаря равномерному, не связанному с территориальным делением распределению патрицианских родов по центуриям, а также плебейская зажиточная верхушка. Это вызывало усиление борьбы плебеев за создание параллельной политической системы в виде плебейских, а затем трибутных комиций и распространение их прерогатив на все общество. Этот процесс прошел через крупный этап в преобразовании системы комплектования войска во время войны с Вейями — так называемые “реформы Камилла” (конец V — начало IV в.). Введение круглогодичной военной службы (Liv.V.2.1-2; 4-5) нарушило сложившуюся систему комплектования сил по военным кампаниям и знаменовало начало превращения войска в постоянную армию с профессиональным оттенком. Введение платы воинам в 405 г. (IV.59.11), хотя и представляло первоначально простое возмещение воинам расходов, связанных с сверхсрочной службой (Liv.V.7.12-13), на практике нарушило основополагающий принцип центуриатной системы — добровольное и бесплатное пpaвo-oбязaннocть общинника нести военную службу и способствовало постепенному подрыву самой сути цензовой комплектации войска. В свою очередь, это споспешествовало профессионализации армии и дальнейшему отрыву ее от общества, что привело к коррозии центуриатной системы и постепенному переводу комплектования на трибутную основу (первые сведения о наборе войск по трибам относятся к консулу 275 г. М.Курию — Val.Max.VI.3.4; Nonius.P.28L), a структуры войска с центуриатной на манипулярную со 2-й половины IV в. Однако в V — первой половине IV в. войско базировалось на имущественном делении граждан и комплектовалось по центуриям —реальным военно-политическим и цензовым объединениям граждан, вошедших в сервианские разряды. Это обеспечивало наиболее тесную взаимосвязь между службой в войске и общественным состоянием гражданина, позволяло держать все общество в состоянии постоянной готовности к войне и благодаря простоте набора мгновенно реагировать на меняющуюся внешнеполитическую обстановку, выставляя в любое время гарантированный воинский контингент. Гибкая система комплектования военных сил охватывала все слои формирующегося римского гражданства, что позволяет рассматривать ее не только как политическую, но и как социальную и классообразующую организацию. roman-glory.com

Дионисий передает, что для набора необходимого количества воинов Сервий Туллий разделил их число между 193-мя центуриями и требовал от каждой столько людей, сколько приходилось на ее долю (IV.19.1). Этот пассаж свидетельствует, что по Сервианской конституции центурии были основой набора войска, выставляя число воинов не строго фиксированное, как полагает большинство исследователей, а определяемое потребностями войны. Обращает на себя внимание тот факт, что беженцев из латинских городов римляне распределяли по центуриям и привлекали их к военной службе “внутри стен Рима” (Dionys.VI.2.2-3). Следовательно, гражданство в Риме, как и военная служба были связаны с членством в центурии.

Описывая ситуацию II в. до н.э., Полибий отмечает, что войска набирались по трибам (VI.20.1). Впрочем Дионисий также оговаривается, что Сервий стал осуществлять и набор войск, и взимание налогов на военные нужды и на другие надобности не по старым трем родовым трибам, а по четырем территориальным, введенным им (IV.14). Ливий также свидетельствует, что римляне в середине V в., не желая производить общего набора, выбрали по жребию 10 триб, и в них военные трибуны записали в войско всех юниоров (IV.46.I).

Есть и другие сведения источников о постепенном нарастании роли триб со 2-й половины V в. Не говоря уже о выборах по трибам плебейских трибунов с 471 r. (Liv.II.60.4), традиция сообщает, что трибутное собрание решало вопрос о разделе захваченной земли (III.72.6; IV.48.2) и о переселении народа в Вейи (V.30.4-7). Возможно, оно выносило решения по некоторым судебным делам (IV.41.11; Dionys.VII.59.2), а также голосовало за проведение триумфа, что в то время не входило в его функции (Liv.III.63.8-9). По трибам также взимали военный налог “трибут”(Dionys.IV.14). Аппию Клавдию с его клиентами при переселении их в Рим выделяют землю в одном месте, где позднее была основана триба “Клаудиа”( Dionys.V.40.5). Камилл, готовясь уйти в изгнание, собирает в своем доме клиентов и друзей не по центурии, а по трибе (Liv.V.32.8). Таким образом, не вызывает сомнений, что территориальные трибы и трибутные комиции играли определенную роль в Риме, особенно со 2-й половины V в., но могли ли войска набираться по трибам?

Такой точки зрения придерживался еще Б.Нибур, насчитывавший в сервианской центурии 30 человек, по одному от каждой трибы. Й.Фейт утверждал, что каждая городская триба выставляла 4 центурии: 3 тяжелой пехоты, одинаково вооруженной, и одну легковооруженных (рорариев), а учрежденные позднее сельские трибы должны были выставлять только рорариев. Но он сам вынужден признать, что в первое время (т.е. в V в. как минимум) употреблялись только центурии, а не трибы. Кроме того, остается неясной роль сельских триб, число которых возрастало постепенно, а также соотношение тяжелых и легких центурий: если по разрядам, то получается несоответствие с первоначальным делением общества на classis и infra classem. Возвращаясь к теории Нибура, отметим, что число людей в цензовых центуриях действительно было отнюдь не одинаковым, но оно явно превышало численность военной центурии и не соответствовало пропорциям, установленным Б. Нибуром на основе данных Поздней республики.

Тем не менее версия о наборе по трибам получила распространение. Так, Э. Гьерстад отмечает наличие в Риме 17 сельских триб в 495 г. и сопоставляет их со 170 центуриями пехоты, делая оригинальный вывод о том, что каждая триба выставляла по 10 центурий из всех разрядов. Но необходимо иметь ввиду, что на протяжении V в. число триб возрастало, следовательно, их соотношение должно было нарушаться. Кроме того, ко времени Сервия можно с уверенностью говорить только о четырех городских трибах. Поэтому еще Т. Моммзен выдвинул гипотезу о том, что первоначальное сервианское войско выбиралось по 4 городским трибам, которые выставляли рекрутов для 1/4 войска, а с добавлением сельских триб — городские продолжали представлять равные части в каждом подразделении. По мнению К. Белоха, сначала центурии и трибы координировали между собой, но затем согласование было отменено, чтобы быть восстановленным в III в. во время реформы центуриатных комиций. По этой реформе каждая триба выставляла по 10 центурий. Поэтому, по мнению Белоха, Ливий (V.18.1; VI.21.5), описывает центуриатное собрание как трибутное. А У. Коли доводит эту теорию до абсурда, заявляя, что трибы и сервианские центурии всегда координировались. Й. Блайкен пытается решить эту проблему предположением о постепенном возрастании числа центурий до 193-х. Однако о таком возрастании ничего не известно в отличие от возрастания числа триб. Напротив, вероятно, со времени перехода к центуриатному строю число центурий оставалось неизменным с целью обеспечить политическое господство новому правящему слою — classis (Dionys.VIII.82.6; ср. IV.20-21). Опрометчиво также ограничивать воинский набор только городскими трибами, впрочем как и только сельскими. При жесткой координации количества триб и центурий римлянам приходилось бы прибегать к сложным перерасчетам каждый раз с учреждением новой трибы, на что справедливо обратила внимание Л.-Р. Тейлор. В этом случае остаются также не объяснимыми значительные колебания в численности реальных войск, которые варьировались от нескольких тысяч до десятков тысяч.

В V-IV вв. до н.э. трибы являлись объединениями всех свободных граждан, проживающих в данной местности, поэтому они едва ли могут рассматриваться в качестве социально-политических ячеек общества. Тем более трибы не могли обеспечить тесное сплочение патрициев как сословия и их стабильное господство в войске и народном собрании. Отсюда, как представляется, столь упорное стремление плебеев усилить влияние трибутного собрания, а патрициев — сохранить полномочия центуриатных комиций. При координации триб и центурий элиминируется противоречие между трибутным и центуриатным собраниями; они становятся взаимозаменяемы, как это и произошло после реформы середины III в. Но в V-IV вв. такое противоречие существовало реально и заключалось прежде всего не в том, что трибутное собрание охватывало больший круг населения, а в том, что население было представлено пропорционально удельному весу социальных групп и сословий, которые имели равные голоса. Поэтому в нем плебеи, будучи более многочисленными, имели преимущество в отличие от центуриатного собрания, где неэквивалентное распределение центурий между classis и infra classem давало односторонее преимущество classis, в состав которого, как показано выше, в полном составе влилась и патрицианская куриатная община. Иначе говоря, в основе различий двух типов народных собраний лежит не социально-экономический, а сословно-политический принцип.

Любопытна оговорка Ливия, что деление Сервием территории на трибы не имеет никакого отношения к разделению общества на центурии и числу их. Ливий имел ввиду городские трибы, однако и сельские тоже не совпадают с центуриями. Очевидно, причина кроется в том, что они являлись категориями разного порядка. Трибы — объединения территориальные, предназначенные для учета всех граждан, а центурии — военно-политические, консолидирующие народ в суверенную общину, в гражданский коллектив с четким распределением прав и обязанностей в соответствии с цензом.

В этой связи заслуживает внимания гипотеза Р.Палмера. С одной стороны, он справедливо подчеркивает вторичность как сервианских, так и досервианских родовых триб, но с другой — его версия, что трибы служили территориями, на которых военные трибуны набирали войска, не выдерживает критики. Во-первых, он, как и многие другие, переносит во времена Ранней республики реалии эпохи Полибия, во-вторых, он практически отождествляет новые трибы с досервианскими, которые он также называет “ограниченными территориями для набора и защиты”, не видя их коренного отличия от сервианских, которые представляли собой территориальные деления формирующегося государства и состояли из соседских общин.

Для прояснения вопроса представляет значительный интерес сообщение Дионисия о том, что после проведения ценза 496 г. годные к военной службе юниоры были отделены от старших и распределены по центуриям, после чего было образовано войско (V.75.3; см. также: VI.2.6). В другом месте он говорит, что децемвиры набрали способных носить оружие людей в каждой трибе и послали их для пополнения уже действующих центурий. Данные факты указывают, что центурии были структурными, но не постоянными единицами римского общества, а формировались после проведения ценза и на основе его (по Ливию, и после присяги, т.е. набора — VI.2.6). Следовательно, в зависимости от переоценки имущественного состояния общинник мог оказаться в другой центурии или даже перейти в другой разряд. Последнее подтверждает факт исключения цензорами диктатора Мамерка Эмилия из его трибы и перевод его в эрарии, самый низший разряд (Liv.IV.24.8). Есть также упоминание Псевдо-Аскония, что при потере гражданства и переводе человека в эрарии, т.е. вне ценза, плебеи исключались из именного списка своей центурии (Ps.-Ascon.P.103 Beiter). Это может означать, что только член центурии имел гражданские права, так как входил в цензовый разряд. Выше было показано, что существовали списки центурий, а не только общие цензовые, и формировались они на основе ценза, в период действия которого (около 5 лет) были постоянными. Поэтому римлянам не было необходимости формировать центурии каждый год. Не случайно источники упоминают, что во время 1-й сецессии оставшиеся патриции с клиентами занимали места, определенные для них (т.е. в соответствующих центуриях, заполняя оставленные плебеями места), а во время мятежа Гердония плебеи сразу занимали свои места в боевых порядках (Dionys. X.16.1). Существование воинских списков подтверждает и Дионисий (см. выше).

Уолбэнк полагает, что набор по трибам, который описывал Полибий, представляет собой более позднее явление, а первоначальной базой набора были центурии. Но Д. Кинаст относит эту возможность только в IV в., когда, по его мнению, центурии стали paccмaтpивaтьcя как войско, а Л.-Р. Тейлор полагает, что трибы были не только основой для исчисления ценза, но и с самого начала предназначены для сбора трибута и набора войск . С мнением о трибах как базе для исчисления ценза и сбора трибута можно вполне согласиться. Более того, трибы действительно служили для определения у всех проживающих на ее территории независимо от сословия жителей ценза и выделения тех, кто обладал достаточным имуществом для вхождения в соответствующий разряд и уплачивал для этого трибут, название которого происходит от трибы. Но со вторым суждением исследовательницы согласиться трудно, тем более что она сама же опровергает мнение о координации количества центурий и триб.

Вспомним, что Ларций, по Дионисию (V.75.3-5), в начале Республики провел ценз именно по трибам, но после этого отделил старших от молодых и распределил последних по центуриям, на основе которых уже формировалось войско. Поэтому и приведенный выше пассаж о наборе войска не из всего народа, а из 10 триб, на которые выпал жребий, может свидетельствовать в пользу не комплектования войска по трибам, а проведения ценза и призыва всех юниоров из этих триб, с последующим распределением по центуриям (ср. Liv.VI.27.6-8). Поэтому можно понять колебания Р. Палмера отмечавшего расхождения античных авторов между набором по трибам и по центуриям и делавшего вывод, что одно невозможно без другого. Он прав также, что в практически безденежной экономике военная служба была разновидностью трибута или налогового обложения. Но это не означает идентичности их базы. Проведение ценза, на наш взгляд, являлось опосредующим звеном между трибутной и центуриатной организациями, с помощью которого граждане отрывались от территории и консолидировались в мощную социально-политическую и военную систему.

По Дж.Ботсфорду, центуриатное собрание не могло быть идентичным с войском и даже служить основой для набора, так как включало свободных от службы по возрасту, по физическому состоянию или цензу, хотя он согласен, что организация комиций развивалась из военной в политическую. Но он не учитывает, что центуриатное собрание обозначалось термином exercitus urbanus (centuriatus). А сведения о пополнении новым набором уже существующих центурий (Dionys.VIII.87.3), о выборах “когортами” на Марсовом поле центурионов (Liv.III.69.8) дают основания утверждать, что комплектование войск происходило по центуриям.

Центурии формировались на основе ценза, проведенного по трибам, но из всех граждан данного разряда, а не только из членов соответствующих триб. Иначе говоря, все граждане из всех триб соответствующего разряда разделялись независимо (или с минимальным учетом — патриции с клиентами) от места жительства на число центурий, определенное данному разряду по Сервианской конституции. В центуриях могли стоять рядом друг с другом жители разных триб. Кстати, подобное деление было выгодно скорее патрициям, так как они распределялись со своими клиентами по всем центуриям classis и определяли исход голосования в комициях, плебеи же оказывались разъединенными, не имея организации типа куриатной. В этом, как уже говорилось в главе II, одна из причин стремления плебеев оформить свою организацию, где бы они были представлены компактно.

Цензовые, или политические центурии разных разрядов различались по численности, но внутри каждого разряда они были примерно одинаковыми, что снимает сомнения ряда исследователей в их пригодности для военных целей. Мы разделяем также мнение, что политические центурии выставляли определенное количество очередников для набора военных центурий, идентичных между собой по составу, величина которого определялась потребностями войны. Это доказывается данными традиции как о разной численности набираемых войск (при одинаковом количестве центурий), так и оглашением новобранцев по спискам (Liv.II.28,6; Dionys.VI.23.2).

Подводя итог, можно сказать, что система комплектования римских военных сил в V-IV вв. отражала уровень развития социально-политической структуры общества, характер и масштабы внутренних противоречий, влияющих на темпы и формы образования государства, которое проходило, в свою очередь, под сильным влиянием военной организации и прежде всего ее системы комплектования, подчинявшей себе административно-политическое деление общества и его органы управления, направленные главным образом на обеспечение условий для комплектования войск. Подчеркнем, что именно в войске происходило первоначальное объединение патрицианской общины и плебейской массы. Плебеи преобладали в войске, но были бессильны в центуриатных комициях, где (особенно в classis и всаднических центуриях) доминировали патриции благодаря равномерному, не связанному с территориальным делением распределению патрицианских родов по центуриям, а также плебейская зажиточная верхушка. Это вызывало усиление борьбы плебеев за создание параллельной политической системы в виде плебейских, а затем трибутных комиций и распространение их прерогатив на все общество.

Этот процесс прошел через крупный этап в преобразовании системы комплектования войска во время войны с Вейями — так называемые “реформы Камилла” (конец V — начало IV в.). Введение круглогодичной военной службы (Liv.V.2.1-2; 4-5) нарушило сложившуюся систему комплектования сил по военным кампаниям и знаменовало начало превращения войска в постоянную армию с профессиональным оттенком. Введение платы воинам в 405 г. (IV.59.11), хотя и представляло первоначально простое возмещение воинам расходов, связанных с сверхсрочной службой (Liv.V.7.12-13), на практике нарушило основополагающий принцип центуриатной системы — добровольное и бесплатное пpaвo-oбязaннocть общинника нести военную службу и способствовало постепенному подрыву самой сути цензовой комплектации войска. В свою очередь, это споспешествовало профессионализации армии и дальнейшему отрыву ее от общества, что привело к коррозии центуриатной системы и постепенному переводу комплектования на трибутную основу (первые сведения о наборе войск по трибам относятся к консулу 275 г. М.Курию — Val.Max.VI.3.4; Nonius.P.28L), a структуры войска с центуриатной на манипулярную со 2-й половины IV в.

Однако в V — первой половине IV в. войско базировалось на имущественном делении граждан и комплектовалось по центуриям —реальным военно-политическим и цензовым объединениям граждан, вошедших в сервианские разряды. Это обеспечивало наиболее тесную взаимосвязь между службой в войске и общественным состоянием гражданина, позволяло держать все общество в состоянии постоянной готовности к войне и благодаря простоте набора мгновенно реагировать на меняющуюся внешнеполитическую обстановку, выставляя в любое время гарантированный воинский контингент. Гибкая система комплектования военных сил охватывала все слои формирующегося римского гражданства, что позволяет рассматривать ее не только как политическую, но и как социальную и классообразующую организацию.

roman-glory.com

Ұқсас материалдар