Қандастар Ассамблея

Два направления в медицине

13.09.2013 2932
 В медицине Древнего Рима имелось два направления: материалистический и идеалистический.  Материалистические тенденции. Мировоззрение древних римлян в значительной степени испытывало влияние древнегреческий философии. Атомистическое учение, созданное выдающимися греческими философами-материалистами Левкиппом, Демокритом и Эпикурои, вошло в философию древнего Рима и нашло свое отражение в произведениях виднейшего представителя римского эпикуреизма – поэта Тита Лукреция Кара. Его поэма “De retum natura” в шести книгах явилась энциклопедией того времени и отразила передовые воззрения римлян в области философии, естествознания, медицины, психологии и истории. “Ею восхищались Цицерон и Вергилий, на нее раздраженно набрасывались отцы церкви, справедливо подозревая в Лукреции страшную для себя опасность. Эта поэма определила многие черты мировоззрения Ньютона и Ломоносова, приводила в восторг Герцена, глубоко интересовала молодого Маркса…” – писал в 1947 г. в предисловии к русскому изданию поэмы С. И. Вавилов. В поэме “О природе вещей” Лукреций подходит к вопросам медицины и естествознания с точки зрения атомистического учения. В популярной форме он говорит о сложном строении живых организмов из мельчайших движущихся частиц – атомов, высказывает мысль о постепенном развитии растительного и животного мира, о различиях организмов и передаче признаков по наследству, о вымирании неприспособленных и выживании приспособленных организмов. Он дает характеристику некоторым заболеваниям и весьма точно описывает отдельные симптомы. В шестой книге поэмы Лукреций излагает общие положения о заразных болезнях, разбирая причины их возникновения:  1090 Ну, а теперь, отчего происходят болезни, откуда Может внезапно прийти и повеять поветрием смертным Мора нежданного мощь, и людей и стада поражая, Как указал я уже, из которых одни животворны, Но и немало таких, что приводят к болезни и смерти, К нам долетая. Когда они вместе сойдутся случайно И небеса возмутят, зараженным становится воздух. Весь этот гибельный мор. Все повальные эти болезни Или приходят извне и, подобно туманам и тучам, 1100 Сверху чрез небо идут, иль из самой земли возникают, Вместе сбираясь, когда загнивает промокшая почва… Новая эта беда иль зараза, явившись внезапно, Может иль на воду пасть, иль на самых хлебах оседает, Или на пище другой для людей и на пастьбах скотины, Иль продолжает висеть, оставаясь в воздухе самом; Мы же, вдыхая в себя этот гибельно смешанный воздух, Необходимо должны вдохнуть и болезнь и заразу.  Говоря о “гибельно смешанном воздухе”, который при вдыхании несет в организм человека семена “болезни и смерти”, Лукреций дает представление о миазматической концепции возникновения болезни (последующее открытие микробов сделает эту гипотезу несостоятельной). В то же время, обращая внимание на возможность распространение заразы через воду, пищу и другие предметы, он намечает первые, пока еще неясные контуры контагиозной концепции передачи заразного начала. Она найдет свое дальнейшее, весьма глубокое развитие в трудах выдающегося итальянского ученого эпохи возрождения – Джироламо Фракасторо, и в частности в его трактате “О контагии, контагиозных болезнях и лечении”. Учение Эпикура и передовые взгляды Лукреция оказали большое влияние на Аслепиада из Вифинии – видного римского врача, грека по рождению. Развитие материалистического направления в медицине Древнего Рима тесно связано с основанной им методической школой. Успеху и славе Асклепида способствовало его простое и согласное с природой правило “Tuto, celeriter et incunde curare” (лечить безопасно, быстро и приятно). Такая система выгодно отличалась от методов врачевания “живодера” Архагата, греческого врача предыдущего столетия. По представлениям Асклепиада, болезнь являлась результатом “застоя частиц” в порах и каналах тела и расстройства движения соков и пневмы. Согласно этим воззрениям большое значение имели правильные потоотделение и дыхание кожных покровов. Поэтому лечение Асклепиада было направлено на восстановление нарушенных функций и состояло из простых и естественных мероприятий: разумной диеты, соблюдение чистоты кожи, водолечения, массажа, ванн и движения в самых различных вариантах. Асклепиад советовал своим пациентам ходить пешком и ездить верхом на лошадях, путешествовать в кибитке и на корабле – словом, находиться в постоянном движении. Парализованных, он советовал носить на коврах и раскачивать. Главную задачу своего лечения Асклепиад видел в том, чтобы расширить поры и привести в движение застоявшиеся частицы. Каждый метод его лечения был детально разработан и применялся строго индивидуально. Медикаменты назначались крайне редко. Асклепиад был твердо убежден, что человек, имеющий достаточные познания в медицине, никогда не заболеет. Сам он был первым примером этому, потому что никогда не болел и умер в глубокой старости в результате несчастного случая. Система Асклепида оказала большое влияние на дальнейшее развитие древнеримской медицины. Систематическое описание лекарственных средств, известных со времен императоров Клавдия и Нерона, дал римский врач, родом из Киликии – Диоскорид. Его трактат “De materia medica” (О лекарственных средствах), первоначально составленный на греческом языке и известный в Европе в арабском переводе, вплоть до XVI в. пользовался широким признанием и сыграл значительную роль в разработке растений. Из методической школы, основанной Асклепидом, вышел один из выдающихся представителей медицины Древнего мира – Соран из Эфеса. Он составил самое обширное во всей древней литературе сочинение по родовспоможению, гинекологии и болезням раннего детского возраста. Соран учился в Александрии и, по всей вероятности, испытал большое влияние известного в этой области медицины врача александрийской школы Адриана. Соран описал операцию эмбриотомии, приемы предупреждения разрыва промежности при родах, перевязку пуповины, поворот плода на ножку и головку, разнообразные приемы исследования: простукивание, прощупывание, выслушивание звуков в области расположения плода, исследование пульса, мокроты, мочи. В процессе родовспоможения он старался максимально отойти от грубых и насильственных приемов, уделял большое внимание лечению женских болезней и уходу за детьми в раннем возрасте: диетике младенцев, правилам кормления и ухода. В последующие эпохи сочинения Сорана из Эфеса получили широкое распространение в странах Европы и вплоть до XVIII в. считались основным источником знаний по родовспоможению, гинекологии, гинекологии и лечению болезней раннего детского возраста. Обширную информацию о римской медицине до Галена дает энциклопедический труд Авла Корнелия Цельса, родившегося на рубеже I в. до н. э. Будучи широко образованным человеком и богатым рабовладельцем, он привлек большой штат переводчиков и создал обширный энциклопедический свод, в который входило более 20 книг по различным отраслям знаний: философии, риторике, праву, медицине, сельскому хозяйству и военному делу. Значительная часть этого выдающегося труда погибла. До нас дошли только книги VI – XIII под общим названием “De medicina”. В них изложены известные в то время знания по диетике, гигиене, патологии, терапии и хирургии. При создании своего многотомного руководства Цельс подробно проанализировал и обобщил многочисленные труды греческих, александрийских и индийских врачей. Так, приведенное им описание четырех признаков воспаления (покраснение, припухлость, боль, жар), по всей вероятности, заимствовано из древнеиндийских рукописей. Благодаря Цельсу мы знаем о работах выдающихся врачей Древнего мира, сочинения которых не сохранились. Особое место Цельс уделил хирургии. Без его энциклопедического свода наши знания о деятельности хирургов александрийской школы были бы значительно беднее. Цельс сам занимался врачебной практикой: он лечил рабов, считая их лечение более выгодным, чем потеря обученного и знающего свое дело специалиста. Трактат Цельса внес существенный вклад в развитие научной медицинской терминологии. Язык его сочинений – классический. По мнению Плиния Старшего, это – золотая латынь в отличие от варварской латыни средних веков. Плиний Старший – видный представитель энциклопедического направления в римской прозе, писатель, ученый и государственный деятель. Из многочисленных трудов Плиния сохранились лишь “Historia naturalis” (Естественная история) в 37 книгах. В ней обобщены знания того времени по астрономии, географии, истории, зоологии, ботанике, сельскому хозяйству, медицине, минералогии. Обзору медицинских знаний посвящены книги XXIII – XXVII его труда. Лекарства животного происхождения описаны в книгах XXVIII – XXXII. Наряду со строго научными знаниями Плиний изложил и представления парадосографов и даже народные поверья. Это соответствует традиции книжного энциклопедического знания, характерного для поздней античности. Так, в книге VII собраны сведения об аномалиях человеческой природы: о рождениях двойняшек и тройняшек, о младенцах-уродах и даже о передаче признаков по наследству в “четвертом колене”. Плиний пересказал также суеверия и предрассудки того времени: описал птицу-феникс и гиппокентавра, которого, как он утверждает, видел сам в бальзамированном виде. Книжное энциклопедическое знание, широко распространенное в Римской империи в I – II вв. н. э., постепенно уступило место компилярным трудам. Это свидетельствует о снижении уровня научных знаний и постепенном нарастании теологической направленности. ancient.gerodot.ru

 В медицине Древнего Рима имелось два направления: материалистический и идеалистический.

 Материалистические тенденции.

Мировоззрение древних римлян в значительной степени испытывало влияние древнегреческий философии. Атомистическое учение, созданное выдающимися греческими философами-материалистами Левкиппом, Демокритом и Эпикурои, вошло в философию древнего Рима и нашло свое отражение в произведениях виднейшего представителя римского эпикуреизма – поэта Тита Лукреция Кара. Его поэма “De retum natura” в шести книгах явилась энциклопедией того времени и отразила передовые воззрения римлян в области философии, естествознания, медицины, психологии и истории.

“Ею восхищались Цицерон и Вергилий, на нее раздраженно набрасывались отцы церкви, справедливо подозревая в Лукреции страшную для себя опасность. Эта поэма определила многие черты мировоззрения Ньютона и Ломоносова, приводила в восторг Герцена, глубоко интересовала молодого Маркса…” – писал в 1947 г. в предисловии к русскому изданию поэмы С. И. Вавилов.

В поэме “О природе вещей” Лукреций подходит к вопросам медицины и естествознания с точки зрения атомистического учения. В популярной форме он говорит о сложном строении живых организмов из мельчайших движущихся частиц – атомов, высказывает мысль о постепенном развитии растительного и животного мира, о различиях организмов и передаче признаков по наследству, о вымирании неприспособленных и выживании приспособленных организмов. Он дает характеристику некоторым заболеваниям и весьма точно описывает отдельные симптомы. В шестой книге поэмы Лукреций излагает общие положения о заразных болезнях, разбирая причины их возникновения: 

1090

Ну, а теперь, отчего происходят болезни, откуда

Может внезапно прийти и повеять поветрием смертным

Мора нежданного мощь, и людей и стада поражая,

Как указал я уже, из которых одни животворны,

Но и немало таких, что приводят к болезни и смерти,

К нам долетая. Когда они вместе сойдутся случайно

И небеса возмутят, зараженным становится воздух.

Весь этот гибельный мор. Все повальные эти болезни

Или приходят извне и, подобно туманам и тучам,

1100

Сверху чрез небо идут, иль из самой земли возникают,

Вместе сбираясь, когда загнивает промокшая почва…

Новая эта беда иль зараза, явившись внезапно,

Может иль на воду пасть, иль на самых хлебах оседает,

Или на пище другой для людей и на пастьбах скотины,

Иль продолжает висеть, оставаясь в воздухе самом;

Мы же, вдыхая в себя этот гибельно смешанный воздух,

Необходимо должны вдохнуть и болезнь и заразу.

 Говоря о “гибельно смешанном воздухе”, который при вдыхании несет в организм человека семена “болезни и смерти”, Лукреций дает представление о миазматической концепции возникновения болезни (последующее открытие микробов сделает эту гипотезу несостоятельной). В то же время, обращая внимание на возможность распространение заразы через воду, пищу и другие предметы, он намечает первые, пока еще неясные контуры контагиозной концепции передачи заразного начала. Она найдет свое дальнейшее, весьма глубокое развитие в трудах выдающегося итальянского ученого эпохи возрождения – Джироламо Фракасторо, и в частности в его трактате “О контагии, контагиозных болезнях и лечении”.

Учение Эпикура и передовые взгляды Лукреция оказали большое влияние на Аслепиада из Вифинии – видного римского врача, грека по рождению. Развитие материалистического направления в медицине Древнего Рима тесно связано с основанной им методической школой. Успеху и славе Асклепида способствовало его простое и согласное с природой правило “Tuto, celeriter et incunde curare” (лечить безопасно, быстро и приятно). Такая система выгодно отличалась от методов врачевания “живодера” Архагата, греческого врача предыдущего столетия.

По представлениям Асклепиада, болезнь являлась результатом “застоя частиц” в порах и каналах тела и расстройства движения соков и пневмы. Согласно этим воззрениям большое значение имели правильные потоотделение и дыхание кожных покровов. Поэтому лечение Асклепиада было направлено на восстановление нарушенных функций и состояло из простых и естественных мероприятий: разумной диеты, соблюдение чистоты кожи, водолечения, массажа, ванн и движения в самых различных вариантах. Асклепиад советовал своим пациентам ходить пешком и ездить верхом на лошадях, путешествовать в кибитке и на корабле – словом, находиться в постоянном движении. Парализованных, он советовал носить на коврах и раскачивать. Главную задачу своего лечения Асклепиад видел в том, чтобы расширить поры и привести в движение застоявшиеся частицы. Каждый метод его лечения был детально разработан и применялся строго индивидуально. Медикаменты назначались крайне редко.

Асклепиад был твердо убежден, что человек, имеющий достаточные познания в медицине, никогда не заболеет. Сам он был первым примером этому, потому что никогда не болел и умер в глубокой старости в результате несчастного случая.

Система Асклепида оказала большое влияние на дальнейшее развитие древнеримской медицины.

Систематическое описание лекарственных средств, известных со времен императоров Клавдия и Нерона, дал римский врач, родом из Киликии – Диоскорид. Его трактат “De materia medica” (О лекарственных средствах), первоначально составленный на греческом языке и известный в Европе в арабском переводе, вплоть до XVI в. пользовался широким признанием и сыграл значительную роль в разработке растений.

Из методической школы, основанной Асклепидом, вышел один из выдающихся представителей медицины Древнего мира – Соран из Эфеса. Он составил самое обширное во всей древней литературе сочинение по родовспоможению, гинекологии и болезням раннего детского возраста. Соран учился в Александрии и, по всей вероятности, испытал большое влияние известного в этой области медицины врача александрийской школы Адриана.

Соран описал операцию эмбриотомии, приемы предупреждения разрыва промежности при родах, перевязку пуповины, поворот плода на ножку и головку, разнообразные приемы исследования: простукивание, прощупывание, выслушивание звуков в области расположения плода, исследование пульса, мокроты, мочи.

В процессе родовспоможения он старался максимально отойти от грубых и насильственных приемов, уделял большое внимание лечению женских болезней и уходу за детьми в раннем возрасте: диетике младенцев, правилам кормления и ухода.

В последующие эпохи сочинения Сорана из Эфеса получили широкое распространение в странах Европы и вплоть до XVIII в. считались основным источником знаний по родовспоможению, гинекологии, гинекологии и лечению болезней раннего детского возраста.

Обширную информацию о римской медицине до Галена дает энциклопедический труд Авла Корнелия Цельса, родившегося на рубеже I в. до н. э. Будучи широко образованным человеком и богатым рабовладельцем, он привлек большой штат переводчиков и создал обширный энциклопедический свод, в который входило более 20 книг по различным отраслям знаний: философии, риторике, праву, медицине, сельскому хозяйству и военному делу. Значительная часть этого выдающегося труда погибла. До нас дошли только книги VI – XIII под общим названием “De medicina”. В них изложены известные в то время знания по диетике, гигиене, патологии, терапии и хирургии.

При создании своего многотомного руководства Цельс подробно проанализировал и обобщил многочисленные труды греческих, александрийских и индийских врачей. Так, приведенное им описание четырех признаков воспаления (покраснение, припухлость, боль, жар), по всей вероятности, заимствовано из древнеиндийских рукописей. Благодаря Цельсу мы знаем о работах выдающихся врачей Древнего мира, сочинения которых не сохранились.

Особое место Цельс уделил хирургии. Без его энциклопедического свода наши знания о деятельности хирургов александрийской школы были бы значительно беднее. Цельс сам занимался врачебной практикой: он лечил рабов, считая их лечение более выгодным, чем потеря обученного и знающего свое дело специалиста.

Трактат Цельса внес существенный вклад в развитие научной медицинской терминологии. Язык его сочинений – классический. По мнению Плиния Старшего, это – золотая латынь в отличие от варварской латыни средних веков.

Плиний Старший – видный представитель энциклопедического направления в римской прозе, писатель, ученый и государственный деятель. Из многочисленных трудов Плиния сохранились лишь “Historia naturalis” (Естественная история) в 37 книгах. В ней обобщены знания того времени по астрономии, географии, истории, зоологии, ботанике, сельскому хозяйству, медицине, минералогии. Обзору медицинских знаний посвящены книги XXIII – XXVII его труда. Лекарства животного происхождения описаны в книгах XXVIII – XXXII.

Наряду со строго научными знаниями Плиний изложил и представления парадосографов и даже народные поверья. Это соответствует традиции книжного энциклопедического знания, характерного для поздней античности. Так, в книге VII собраны сведения об аномалиях человеческой природы: о рождениях двойняшек и тройняшек, о младенцах-уродах и даже о передаче признаков по наследству в “четвертом колене”. Плиний пересказал также суеверия и предрассудки того времени: описал птицу-феникс и гиппокентавра, которого, как он утверждает, видел сам в бальзамированном виде.

Книжное энциклопедическое знание, широко распространенное в Римской империи в I – II вв. н. э., постепенно уступило место компилярным трудам. Это свидетельствует о снижении уровня научных знаний и постепенном нарастании теологической направленности.

ancient.gerodot.ru

Ұқсас материалдар