Қандастар Ассамблея

О словотворчестве и кальках

01.03.2014 3489
На сегодня в казахском культурно-языковом пространстве наблюдается бум словотворчества. Долгие годы бездумного калькирования или заимствования без изменений слов

На сегодня в казахском культурно-языковом пространстве наблюдается бум словотворчества. Долгие годы бездумного калькирования или заимствования без изменений слов привели к образованию огромного количества неадаптированных к звуковой базе лексических единиц, порой зачастую необоснованных, это, во-первых. Во-вторых, самое огорчительное, были приостановлены и забыты в сознаний языкового коллектива механизмы адаптации чужих слов. Такой механизм работает во всех здоровых от внутренних и внешних болезней языках и способствует укреплению их иммунитета. Например, бөкебай - пуховой, болыскей - польский, әмірқан - американский, резеңке - резинка и т.д. И, в-третьих, серьезно пострадало терминотворчество. Ведь назвать явление и предмет на своем языке это не просто механический перевод слова, это поиск соответствия сем (значений, смыслов), словообраза, и мн. др. Другими словами это активная работа мозга, постоянная включенность языкового сознания народа в процесс познания. Называя на своем языке предметы, явления, сущности, качества, отношения и т.д. этноязыковой коллектив систематизирует и упорядочивает в своем сознаний знания об объективном мире и посредством того же языка аккумулирует, кумулирует и трансформирует их, т.е. хранит и передает от одного поколения другому. Т.о. для сохранения развития не только самого языка, но и его носителя – народа тоже очень важно называть вещи «собственными» именами, а значит мыслить на нем. Поэтому мы за национальную, а не интернациональную терминологию. А вот качество новых терминов и их соответствие традициям национального терминообразования и нормам речи казахского языка это уже другой вопрос. Но, к сожалению, на сегодня процесс национального словотворчества и терминотворчества переживает некоторый кризис под названием "калькирование". И связан он с остатками мощного влияния русского языка за период советского времени.

 

            Для того, чтобы уметь распознавать кальки, нужно воспитать в себе чувство языка. Оно формируется не сразу, а с опытом, в процессе длительной речевой деятельности, при чем разносторонней, т.е. нужно научиться навыкам вербального общения не только на разговорном, но и на книжном языке. Человек с развитым чувством языка сразу замечает не родное слово. Потому как вместе с чисто лингвистическими знаниями язык формирует и развивает у него культурные знания: фразеологизмы, паремиологизмы, крылатые выражения, прецедентные тексты, стереотипы, эталоны и т.д.

 

Например, казахи о двух одинаковых вещах, предметах, объектах говорят образно "егіз қозыдай", буквально: как близнецы ягнята, а русские "как две капли воды". Так, вот, в прессе советского периода появился скалькированный фразеологизм "егіз тамшыдай", буквально: как капли близнецы. Слово егіз (близнецы) употребляется только со словами, относящимися к людям и окоту. Как могут быть близнецами капли?

 

            Или, например, пожеланиях никогда не говорят "оставайся всегда красивым и молодым", что не режет слух русскоязычному. Казах этому может обидеться. "А что, я, упаси Аллах, шайтан что ли, ведь только он не стареет. Я человек. Или же ты желаешь мне смерти, ведь только тогда я останусь молодым" - так может он негодавать по этому поводу. А если пожелать "Ақ басты ақсақал, сары тісті әже болыңыз!" (буквально: Будьте старцем (почтительное) с седой головой, бабушкой (әже - так называют внуки свою бабушку) с пожелтевшими зубами), то это куда приятнее. Это означает для казаха состариться в почете среди своих внуков, в заботе и ласке.

 

Кстати, слово жанұя тоже неудачная калька. Такого слова в казахском языке вообще нет. Это скорее всего "творчество" не знающих язык. Понятие семья передается в казахском языке исконными словами отбасы, үй-іші, үйелмен. Тогда как говорить о месте, где гнездится душа (жанұя, буквально: гнездо души) вообще сакральная, табуированная тема для мусульман, коими являются и казахи. Ни в одной художественной литературе по сей день это слово не употреблялось, а также в неофициальной речи оно полностью отсутствуют. По крайней мере по сей день мне не встречался ни один казах, который на вопрос "как твоя семья" ответил бы: "жанұям аман". Обычно, говорят: "үй-іші, шүкір, аман". Также не говорят "жанұяңмен кел", а вместо этого "отбасыңмен, бала-шағаңмен кел". Все это доказывает искусственность данного слова. И прижилось оно не в живой речи, а в книжной. Оно стало канцеляризмом, "модной болезнью" СМИ.

 

            Таким образом, чтобы распознать кальку нужно знать язык не только на уровне общения, но и глубоко на когнитивном, культурном уровне.

 

Фазылжанова Анар -

кандидат филологических наук,

Институт языкознания имени Ахмета Байтурсынулы

Ұқсас материалдар