Қандастар Ассамблея

Ш. Кудайбердиев был горячим поклонником и русской классической литературы

09.07.2013 4265
В истории обогащения казахской национальной культуры и литературы образами классической поэзии Востока исключительно большое значение имел вольный перевод Шакаримом поэмы Физули «Лейли и Меджнун», написанной на один из самых трагических и любимых на Востоке сюжетов. Созданный в традициях «назира» дастан «Лейли и Меджнун» Шакарима представляет собой оригинальное произведение, наполненное лирическим чувством. В нем встречаются изящные психологические характеристики, общая атмосфера описываемых событий в дастане романтична, возвышенна. Ш. Кудайбердиев был горячим поклонником и русской классической литературы. Огромна заслуга поэта в популяризации творчества Пушкина в Казахстане. Шакариму с юности было знакомо имя русского поэта, он узнал о нем от Абая Кунанбаева, который впервые перевел некоторые фрагменты из «Евгения Онегина» и положил их на музыку. Продолжая эту благородную традицию, Шакарим осуществил поэтические переводы романа «Дубровский» и повести «Метель», опубликованные в середине 20-х годов XX в. Стихотворный перевод прозаических произведений — довольно распространенное в Казахстане явление, вызванное к жизни богатейшими многовековыми поэтическими традициями казахского народа. Бережно относясь к содержанию пушкинского произведения, Шакарим счел возможным ввести в ткань своего переложения романа казахские реалии. Законы стихотворной формы отличны от тех, которым подчиняются прозаические тексты, поэтому, естественно, что и в структурном, композиционном отношении переложение Шакарима далеко не всегда совпадает с оригиналом, так, например, в казахском тексте отсутствует присущее «Дубровскому» разделение на главы, повествование предваряется большим авторским стихотворным вступлением и т. д. Интересна история одного стихотворения Ш. Кудайбердие-ва, посвященного Л. Толстому. Когдав 1901 г. Святейший синод отлучил Толстого от церкви, в далеком от Ясной Поляны Казахстане Шакарим слагает трогательные строки в поддержку великого еретика: «Всей душой он возлюбил справедливости дорогу, он владелец дум глубоких ...», «духовенство все не стоит и мизинца Льва Толстого», «ученик я Льва Толстого». Имя русского классика упоминается и в других стихотворениях Шакарима, преклонявшегося перед бескопромиссностью писателя в отстаивании гуманистических идеалов. Эти благородные идеалы воодушевляли и творчество самого Шакарима Кудайбердиева, верившего в силу поэтического слова, в способность его преображать человеческую душу и противостоять интенсивному потоку времени. Слово поэта преодолело десятилетия насильственного отторжения и забвения, и нынешнему поколению читателей предстоит вновь прислушаться к нему: ... Но разве и я не настоящий царь? Мои войска — ряды стихов моих. Стихи бессмертны и теперь, как встарь. И все переживет правдивый стих. , ... Своим потомкам стих я передам — Одним на радость и на смех другим. — Хоть не придется повстречаться нам, — Пусть знают, как я скорбью был томим. Творчество Шакарима Кудайбердиева, талантливого писателя и продолжателя реалистических традиций великого Абая, послужит благородному делу духовного обогащения нашего общества, утверждению его гуманистических и нравственных идеалов. Трудами казахских писателей XIX века были заложены основы реалистической литературы, сделан большой шаг к реализму, основоположником которого явился Абай Кунанбаев. Творчество казахских прогрессивных писателей XIX века, заключая реалистическое художественное отражение жизни во многих ее проявлениях, было глубоко национально по форме. В период становления реализма как литературного направления шел и процесс формирования казахского литературного языка, основоположником которого стал Абай Кунанбаев. В период развития казахской реалистической литературы XIX века формировались и развивались ее взаимоотношения с литературами народов, входивших в состав Российского государства, наметились тенденции приобщения к художественным ценностям народов зарубежных стран. Достижения казахской реалистической литературы XIX века были творчески восприняты поэтами и писателями, жившими в наступившем, наполненном социальными взрывами, бурном XX веке.

В истории обогащения казахской национальной культуры и литературы образами классической поэзии Востока исключительно большое значение имел вольный перевод Шакаримом поэмы Физули «Лейли и Меджнун», написанной на один из самых трагических и любимых на Востоке сюжетов. Созданный в традициях «назира» дастан «Лейли и Меджнун» Шакарима представляет собой оригинальное произведение, наполненное лирическим чувством. В нем встречаются изящные психологические характеристики, общая атмосфера описываемых событий в дастане романтична, возвышенна.

Ш. Кудайбердиев был горячим поклонником и русской классической литературы. Огромна заслуга поэта в популяризации творчества Пушкина в Казахстане. Шакариму с юности было знакомо имя русского поэта, он узнал о нем от Абая Кунанбаева, который впервые перевел некоторые фрагменты из «Евгения Онегина» и положил их на музыку. Продолжая эту благородную традицию, Шакарим осуществил поэтические переводы романа «Дубровский» и повести «Метель», опубликованные в середине 20-х годов XX в.

Стихотворный перевод прозаических произведений — довольно распространенное в Казахстане явление, вызванное к жизни богатейшими многовековыми поэтическими традициями казахского народа.

Бережно относясь к содержанию пушкинского произведения, Шакарим счел возможным ввести в ткань своего переложения романа казахские реалии. Законы стихотворной формы отличны от тех, которым подчиняются прозаические тексты, поэтому, естественно, что и в структурном, композиционном отношении переложение Шакарима далеко не всегда совпадает с оригиналом, так, например, в казахском тексте отсутствует присущее «Дубровскому» разделение на главы, повествование предваряется большим авторским стихотворным вступлением и т. д.

Интересна история одного стихотворения Ш. Кудайбердие-ва, посвященного Л. Толстому. Когдав 1901 г. Святейший синод отлучил Толстого от церкви, в далеком от Ясной Поляны Казахстане Шакарим слагает трогательные строки в поддержку великого еретика: «Всей душой он возлюбил справедливости дорогу, он владелец дум глубоких ...», «духовенство все не стоит и мизинца Льва Толстого», «ученик я Льва Толстого». Имя русского классика упоминается и в других стихотворениях Шакарима, преклонявшегося перед бескопромиссностью писателя в отстаивании гуманистических идеалов.

Эти благородные идеалы воодушевляли и творчество самого Шакарима Кудайбердиева, верившего в силу поэтического слова, в способность его преображать человеческую душу и противостоять интенсивному потоку времени. Слово поэта преодолело десятилетия насильственного отторжения и забвения, и нынешнему поколению читателей предстоит вновь прислушаться к нему:
... Но разве и я не настоящий царь?
Мои войска — ряды стихов моих.
Стихи бессмертны и теперь, как встарь.
И все переживет правдивый стих. ,
... Своим потомкам стих я передам
— Одним на радость и на смех другим.
— Хоть не придется повстречаться нам,
— Пусть знают, как я скорбью был томим.
Творчество Шакарима Кудайбердиева, талантливого писателя и продолжателя реалистических традиций великого Абая, послужит благородному делу духовного обогащения нашего общества, утверждению его гуманистических и нравственных идеалов.

Трудами казахских писателей XIX века были заложены основы реалистической литературы, сделан большой шаг к реализму, основоположником которого явился Абай Кунанбаев. Творчество казахских прогрессивных писателей XIX века, заключая реалистическое художественное отражение жизни во многих ее проявлениях, было глубоко национально по форме. В период становления реализма как литературного направления шел и процесс формирования казахского литературного языка, основоположником которого стал Абай Кунанбаев.

В период развития казахской реалистической литературы XIX века формировались и развивались ее взаимоотношения с литературами народов, входивших в состав Российского государства, наметились тенденции приобщения к художественным ценностям народов зарубежных стран.

Достижения казахской реалистической литературы XIX века были творчески восприняты поэтами и писателями, жившими в наступившем, наполненном социальными взрывами, бурном XX веке.

Ұқсас материалдар